YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Уголовное право. Общая и Особенная части: Курс лекций (В.Т. Батычко) arrow 2. Преступления против жизни
2. Преступления против жизни

2. Преступления против жизни

   Жизнь человека представляет собой важнейшее, от природы ему данное благо, основополагающую социальную ценность. При совершении преступлений против жизни наступают последствия, которые не поддаются восстановлению или возмещению: утрата жизни необратима. Первой заповедью Христа, как известно, является заповедь “Не убий”, т.е. не посягай на жизнь другого человека. Это подчеркивает особую общественную опасность преступлений против жизни. Не случайно именно за особо тяжкие преступления против жизни ст. 20 Конституции Российской Федерации в качестве исключительной меры наказания впредь до ее отмены допускает установление федеральным законом смертной казни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.
   В последние годы особая опасность преступлений против жизни обусловливается также неблагоприятными тенденциями в их динамике и низкими показателями раскрываемости неочевидных (в первую очередь так называемых заказных) убийств.
   Непосредственным объектом данной группы преступлений является жизнь человека, понимаемая в биологическом смысле (как физиологический процесс). При этом не имеют значения национальная и расовая принадлежность человека, его происхождение, возраст и состояние здоровья, социальное положение, род занятий и т.п. Таким образом, жизнь человека составляет объект уголовно-правовой охраны от посягательств, предусмотренных в главе 16 УК, даже в том случае, когда в силу различных причин конкретный индивид может не быть (перестать быть) личностью и даже в обычном понимании - социальным существом (например, дикарь из глухого уголка Тропической Африки).
   Необходимо также понимать, что речь идет о жизни другого человека, так как не существует уголовной ответственности за посягательство на собственную жизнь.
   В уголовно-правовом смысле жизнь существует тогда, когда человек родился и еще не умер (в медицине начало жизни связывается с моментом зачатия, т.е. оплодотворения мужской половой клеткой женской яйцеклетки). В науке уголовного права и правоприменительной практике согласно общепринятой точке зрения условным моментом начала жизни признается начало физиологических родов, что вовсе не равнозначно началу самостоятельного внеутробного существования ребенка (отделением от утробы матери, началом дыхания и т.п.).
   Более спорным, до сих пор вызывающим оживленную дискуссию вопросом является вопрос о моменте смерти. Утвержденная приказом Минздрава России от 4 апреля 2003 года № 73 Инструкция по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий исходит из того, что процесс умирания человека проходит четыре стадии: агонию, клиническую смерть, смерть мозга и биологическую смерть. В соответствии с этим нормативным актом “констатация смерти человека наступает при смерти мозга или биологической смерти человека (необратимой гибели человека)”. При констатации смерти мозга человека реанимационные мероприятия прекращаются, если в течение 30 минут жизненно важные функции организма не восстановлены. При наличии признаков биологической смерти (посмертные изменения во всех органах и системах, которые носят постоянный, необратимый, трупный характер) реанимационные мероприятия вообще не проводятся. Таким образом, момент смерти означает либо смерть мозга при неэффективности реанимационных мероприятий, либо наступление биологической смерти.
   Преступления против жизни включают: убийство (ст. 105 УК РФ); убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ); убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ); убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК РФ); причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ); доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ). Таким образом, за исключением двух последних составов преступлений, именно убийство образует основную группу преступлений против жизни.
   Неосторожное лишение жизни одним человеком другого УК не относит к убийству, связывая это понятие не только с последствиями в виде наступления смерти потерпевшего, но и с умышленной виной субъекта. Такой подход в полной мере соответствует традиции русского дореволюционного уголовного права. Следовательно, убийство - это противоправное умышленное лишение жизни другого человека.
   С объективной стороны все виды убийства выражаются в лишении потерпевшего жизни (материальный состав). Без наступления смерти человека это преступление не может признаваться оконченным. Обычно убийство совершается путем активного поведения - действия (удар ножом в жизненно важную область тела, сталкивание с высоты, утопление, удушение, отравление пищи и т.п.). Однако вполне возможны и опосредованные способы причинения смерти потерпевшему, исключающие непосредственное физическое воздействие виновного на тело человека (путем применения радиоактивных источников).
   Между деянием и смертью потерпевшего должна быть установлена причинная связь. Это означает, что смерть человека должна явиться необходимым и закономерным результатом действий (бездействия) виновного, а не случайным его последствием.
   Убийство всегда выражается в противоправном лишении жизни другого человека (не самоубийстве и не пособничестве ему). Просьба об убийстве со стороны другого лица (например, безнадежно больного, испытывающего невыносимые физические страдания человека) не исключает ответственность за это преступление. Так, согласно ст. 45 Основ законодательства РФ от 22 июля 1993 года “Об охране здоровья граждан” медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии - удовлетворения просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Лицо, которое сознательно осуществляет эвтаназию, несет ответственность за убийство.
   Способ совершения убийства, как правило, не влияет на квалификацию содеянного. Однако некоторые способы убийства учитываются в качестве отягчающего обстоятельства (особая жестокость, общеопасный способ - пункты “д”, “е” ч. 2 ст. 105 УК РФ).
   Обстоятельством, снижающим степень общественной опасности убийства (ст. 106 и 108 УК РФ), выступает обстановка совершения преступления (убийство матерью новорожденного ребенка сразу же после родов; убийство при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление).
   Субъективная сторона преступлений против жизни характеризуется, как уже было отмечено, умышленной виной. Единственное из них преступление, совершаемое по неосторожности, предусмотрено ст. 109 УК РФ.
   При умысле на убийство лицо осознает, что совершает деяние, в результате которого наступит смерть другого человека, реально предвидит это последствие и желает (прямой умысел) либо сознательно допускает наступление смерти или относится к ней безразлично (косвенный умысел). Мотивы и цели действий виновного могут быть самыми разнообразными - от стремления пресечь посягательство в ситуации необходимой обороны до расправы с потерпевшим из-за ревности или из корыстных побуждений. Конкретные мотивы, цели и эмоциональное состояние виновного учитываются при квалификации как смягчающие (ст. 106, 107, 108 УК РФ) или как отягчающие (ч. 2 ст. 105 УК РФ) ответственность обстоятельства либо не признаются ни теми, ни другими (ч. 1 ст. 105 УК РФ).
   Субъектом убийства по ст. 105 УК РФ может быть лицо, достигшее возраста 14 лет, за остальные преступления против жизни ответственность наступает с 16 лет.
   Все убийства можно разделить на три группы: 1) убийство без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105 УК РФ); 2) убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ); Ъ) убийство при смягчающих обстоятельствах (ст. 106, 107, 108 УК РФ).
   От убийства следует отличать преступления, которые хотя и посягают на жизнь человека, однако не только (и не столько) на нее, а потому они не относятся к преступлениям против жизни человека и, соответственно, к убийству. Таковы предусмотренные ст.277, 295, 317 УК РФ посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, а также геноцид (ст. 357 УК РФ). Имея много сходного с убийством, указанные преступления отличаются от него своими видовым и непосредственным объектами, а также конструкцией объективной стороны (подробно составы данных преступлений рассматриваются в последующих темах).
   Убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ). Данный вид убийства, именуемый иногда “простым”, образует умышленное причинение смерти другому человеку при отсутствии как отягчающих, так и смягчающих обстоятельств. Теория и практика относят к числу убийств, квалифицируемых по ч. 1 ст. 105 УК РФ, убийства из мести (на бытовой почве), из ревности, в ссоре или драке (при отсутствии хулиганских побуждений), из трусости, зависти, сострадания к безнадежно больному человеку или по просьбе потерпевшего и другие случаи, не охватываемые ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. 106, 107 и 108 УК РФ.
   Убийство при отягчающих обстоятельствах (ч.2 ст.105 УК РФ). В зависимости от целого ряда обстоятельств, относящихся к объективным либо субъективным признакам убийства и его субъекту, в законе указано 12 пунктов (“а” - “м”), определяющих виды так называемого квалифицированного убийства. Содержание этих обстоятельств раскрывается в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года “О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)”. Их перечень исчерпывающий, поэтому органы предварительного следствия и суд не вправе дополнять его какими-то иными обстоятельствами, относящимися к разряду отягчающих наказание (ст.63 УК РФ).
   Если убийство совершено при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных в двух и более пунктах ч.2 ст. 105 УК РФ, содеянное надлежит квалифицировать по всем этим пунктам, хотя наказание по каждому пункту в отдельности при этом не назначается.
   В названном постановлении Пленума Верховного Суда РФ отмечено, что не может квалифицироваться по ч. 2 ст. 105 УК РФ убийство, совершенное в состоянии аффекта, а также убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, при наличии обстоятельств, предусмотренных в пп. “а”, “г”, “е” этой статьи, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости.
   Все отягчающие обстоятельства, перечисленные в ч. 2 ст. 105 УК РФ изложены законодателем в определенной последовательности в зависимости от того к какому элементу состава преступления они относятся. Так, отягчающие обстоятельства, относящиеся к объекту преступления, закреплены в пп. “а” - “г”; относящиеся к объективной стороне - пп. “д” и “е”; отосщиеся к субъекту преступления - п. “ж”; относящиеся к субъективной стороне - пп. “з” - “м”.
   Убийство двух или более лиц (п. “а” ч. 2 ст. 105 УК РФ). В соответствии со сложившейся судебной практикой этот вид убийства налицо, если действия виновного, который лишил жизни нескольких потерпевших, охватывались единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно. Это означает, что два или более человека были убиты виновным сразу, без разрыва во времени. Лишь в некоторых случаях, когда субъект действует под влиянием одного и того же мотива (например, ревнивец-муж лишает жизни поочередно жену и ее любовника), возможен разрыв во времени между каждым из убийств. В этом случае умысел виновного может быть только прямым; при одновременном убийстве двух лиц умысел может быть как прямым, так и косвенным.
   Если лицо, не имея единого умысла на убийство нескольких человек, поочередно совершает убийство каждого из них, то его действия образуют совокупность преступлений и квалифицируются по соответствующим частям ст.105 УК РФ (если вменяется ч. 2 этой статьи, то и по ее пунктам).
   Убийство одного человека и покушение на жизнь другого не может рассматриваться как оконченное преступление по п. “а” ч. 2 ст. 105 УК РФ. Как указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 года, содеянное в этом случае необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 105 или ч. 2 ст.105 УК РФ (в части фактически причиненной смерти) и ст.30, п. “а” ч. 2 ст. 105 УК РФ.
   Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. “б” ч. 2 ст. 105 УК РФ). Этот вид убийства предполагает, что виновный действует с целью воспрепятствования правомерной деятельности потерпевшего по выполнению своего служебного или общественного долга, а также по мотиву мести за такую деятельность. Поэтому вовсе не обязательно, чтобы убийство имело место непосредственно в процессе осуществления потерпевшим служебных обязанностей или выполнения общественного долга.
   Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года, выполнение служебной деятельности нельзя сводить лишь к реализации полномочий должностного лица. Это деятельность любого лица, входящая в круг его служебных обязанностей, которые вытекают из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от форм собственности, деятельность которых не противоречит действующему законодательству.
   Выполнение общественного долга - это как осуществление гражданами специально возложенных на них общественных обязанностей, так и совершение других действий в интересах общества или отдельных лиц (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о подготавливаемом или совершенном преступлении, дача показаний свидетелем или потерпевшим и т. п.).
   Под близкими потерпевшего понимаются как его близкие родственники (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабушка, внуки, а также супруг), так и иные лица, жизнь и благополучие которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств дороги потерпевшему (например, невеста, сожитель, любовница, друг и др.).
   Буквально п. “б” ч. 2 ст. 105 УК РФ охватывает только оконченное убийство близких лица, осуществляющего свою служебную деятельность или выполняющего общественный долг. Поэтому покушение на их убийство с целью заставить, например, должностное лицо не совершать законных действий по службе должно квалифицироваться по ст. 30 и п. “б” ч. 2 ст. 105 УК РФ.
   Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. “в” ч. 2 ст. 105 УК РФ). Фактически в данном случае речь идет о трех самостоятельных отягчающих обстоятельствах убийства - совершении его в связи с похищением человека (ст. 126 УК РФ), захватом заложника (ст. 206 УК РФ) и заведомой беспомощностью потерпевшего.
   Потерпевшим при убийстве, сопряженном с похищением человека либо захватом заложника, может выступать как само похищаемое (захватываемое) лицо, так и иные лица, лишенные жизни в связи с совершением данных преступлений (например, лица, препятствующие захвату). Содеянное при этом квалифицируется по совокупности как убийство (п. “в” ч. 2 ст. 105 УК РФ) и преступление, предусмотренное ст. 126 или 206 УК РФ.
   Беспомощное состояние, как указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 года, означает, что потерпевший в силу определенных физиологических и иных причин (физического или психического состояния) лишен возможности защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, а тот, в свою очередь, осознает это и рассчитывает воспользоваться таким состоянием жертвы. Так, по п. “в” ч. 2 ст. 105 УК РФ может квалифицироваться убийство потерпевшего, находящегося в обмороке, бессознательном состоянии, тяжелобольного, престарелого или страдающего психическим расстройством человека, малолетнего ребенка. Вместе с тем судебная практика исходит из того, что для вменения этого пункта ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо установить, что, имея умысел на убийство, виновный целенаправленно использует такое состояние потерпевшего, при котором тот не может оказать ему сопротивление. Поэтому, например, убийство, совершенное после связывания потерпевшего, если оно являлось составной частью объективной стороны данного преступления, не может квалифицироваться как убийство с использованием беспомощного состояния потерпевшего.
   В свою очередь, само по себе нахождение потерпевшего в состоянии алкогольного опьянения не может свидетельствовать о его беспомощном состоянии и служить основанием для квалификации действий виновного по п. “в” ч. 2 ст. 105 УК РФ. Для этого требуется, чтобы виновный рассчитывал именно на такое состояние потерпевшего, вынашивая умысел на его убийство.
   Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. “г” ч. 2 ст. 105 УК РФ). В данном случае ответственность за убийство усиливается ввиду того, что лишается жизни не только женщина, но и ее плод - зародыш будущей человеческой жизни. Это убийство предполагает обязательную осведомленность (заведомость) виновного о беременности потерпевшей. При этом продолжительность беременности, а также источник знания о ней не меняет квалификации содеянного. Не имеет юридического значения и то, погиб или нет в результате посягательства на жизнь женщины плод.
   Если виновный ошибочно считает, что потерпевшая беременна, то посягательство на ее жизнь по направленности умысла охватывается п. “г” ч. 2 ст. 105 УК РФ. Однако в силу того, что фактически не совершено убийство женщины, находящейся в состоянии беременности, такие случаи правильнее квалифицировать со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ (покушение на убийство).
   Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. “д” ч. 2 ст. 105 УК РФ). Всякое убийство - жестокое преступление, однако в данном случае закон указывает на особую жестокость. Это, безусловно, оценочное понятие, которое требует детального рассмотрения как признака, присущего убийству.
   Прежде всего, необходимо отметить, что Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 года указывает, что понятие особой жестокости необходимо связывать как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, которые свидетельствуют о проявлении виновным особой жестокости. Так, особо жестокий, мучительный для потерпевшего способ совершения убийства налицо, когда перед лишением жизни или в процессе этого к нему применяются пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.п.).
   Но не только сам по себе способ убийства свидетельствует об особой жестокости. Закон связывает этот признак и с иными обстоятельствами, отражающими особую изощренность лишения жизни потерпевшего. Так, особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный осознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.
   Убийство с особой жестокостью не обязательно предполагает, что виновный специально действовал с целью причинить потерпевшему (или его близким) особые страдания. Однако необходимо установить, что он осознавал особую жестокость своего деяния.
   Не образуют признака особой жестокости уничтожение трупа или его расчленение с целью сокрытия совершенного преступления (убийства). Однако такие действия должны влечь ответственность по ст. 244 УК РФ как надругательство над телами умерших. Кроме того, не может рассматриваться как особая жестокость совершенный виновным акт каннибализма.
   Убийство, совершенное общеопасным способом (п. “е” ч. 2 ст. 105 УК РФ). Для квалификации убийства по этому признаку необходимо, чтобы, осуществляя умысел на убийство определенного лица, виновный осознавал, что он применяет такой способ причинения смерти, который опасен для жизни не только потерпевшего, но и хотя бы еще одного лица. Прежде всего, это означает, что в процессе преступного посягательства используются специфические орудия и средства, создающие угрозу жизни сразу нескольким (по крайней мере двоим) людям (например, использование взрывчатых, ядовитых, радиоактивных веществ, огнестрельного оружия, поджог). При этом умыслом виновного должно охватываться, что он посягает на жизнь потерпевшего именно общеопасным способом.
   Таким образом, само по себе использование в процессе убийства источников повышенной опасности не может означать наличие рассматриваемого признака (например, использование взрывного устройства в безлюдном месте, выстрел из снайперской винтовки подготовленным лицом). Однако беспорядочная стрельба в многолюдном месте с целью убийства конкретного человека, безусловно, свидетельствует об общеопасном способе.
   Если здоровью посторонних лиц причинен вред, то действия виновного надлежит дополнительно квалифицировать по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное или неосторожное причинение соответствующего вреда здоровью.
   Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. “ж” ч. 2 ст. 105 УК РФ). Этот квалифицирующий признак означает, что лишение жизни потерпевшего осуществляется в любой форме соучастия, предусмотренной ст. 35 УК РФ. Групповой способ значительно облегчает совершение убийства безотносительно к тому, было ли оно заранее оговорено или совершено несколькими лицами без предварительного сговора. Вместе с тем необходимо учитывать, что преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора, а группой лиц по предварительному сговору - если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном его совершении. Это означает, что субъектами убийства непременно выступают соисполнители, т.е. лица, которые непосредственно участвовали в лишении жизни потерпевшего (оказывали на него физическое воздействие). Как указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 года, в качестве исполнителей убийства следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение этого преступления, и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, однако не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них.
   Если наряду с исполнителем убийства в совершении этого преступления участвовали организатор, подстрекатель или пособник, деяние квалифицируется следующим образом: исполнителя - по ст. 105 УК РФ, остальных соучастников (если они одновременно не являлись исполнителями преступления) - по ст. 33 и 105 УК РФ.
   Убийство, совершенное организованной группой, т. е. устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (не обязательно убийства), квалифицируется только по п. “ж” ч. 2 ст. 105 УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ. Это объясняется тем, что все участники организованной группы независимо от фактически выполняемой каждым из них в процессе убийства роли признаются соисполнителями совместно совершаемых преступлений.
   Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ). Данный вид убийства в соответствии с разъяснением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года прежде всего охватывает лишение жизни потерпевшего, продиктованное стремлением виновного получить какую-либо материальную выгоду для себя или других лиц (деньги, вещи, имущественные права, право на недвижимость и т.п.) или обусловленное намерением избавиться от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).
   Вовсе не обязательно, чтобы корыстные побуждения получили удовлетворение в результате убийства. Важно, чтобы посягательство на жизнь потерпевшего обусловливалось этим мотивом, чтобы он возник до совершения убийства.
   Убийство по найму, как это следует из вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда РФ, предполагает, что виновный соглашается лишить жизни потерпевшего за материальное или иное вознаграждение. Поэтому в своей основе наемное убийство также предполагает корыстные побуждения, однако наряду с этим согласие убить человека может быть продиктовано не только материальным вознаграждением, но и, например, предоставлением свободы.
   Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по ст. 33 и п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ.
   Не должны квалифицироваться по п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ случаи убийства, совершенного в связи с неуплатой потерпевшим обусловленной суммы или в связи с тем, что потерпевший не отдает долг. В таких ситуациях виновный понимает, что в результате совершения преступления должник не сможет удовлетворить его материальные интересы и он не получит никакой материальной выгоды. В основе этого убийства лежат не корыстные побуждения, а месть, и потому ссылка на п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ была бы ошибочной. Точно так же убийство из мести (ч.1 ст. 105 УК), а не из корыстных побуждений налицо при лишении жизни собственником имущества вора, застигнутого на месте совершения преступления.
   Если убийство совершено при разбойном нападении, сопряжено с вымогательством или бандитизмом, то содеянное образует совокупность преступлений и квалифицируется по п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ и соответственно по ст. 162, 163 и 209 УК РФ.
   Убийство из хулиганских побуждений (п. “и” ч. 2 ст. 105 УК РФ). Хулиганские побуждения - это такие, которые проистекают из явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам. При этом субъект стремится демонстративно противопоставить себя окружающим людям и общественному порядку, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. Зачастую убийство из хулиганских побуждений является продолжением ранее совершенных хулиганских действий, агрессивной реакцией по явно пустяковому поводу, используемому как предлог для убийства (например, если потерпевший отказал в сигарете, не пожелал ответить на обращение). Нередко такого рода убийство совершается без всякого повода, видимой причины, что, однако, не дает основания считать его “безмотивным” преступлением. В основе этого преступления всегда лежит откровенное отрицание норм, составляющих основу общественной жизни.
   Не всякое демонстративно совершенное в общественном месте убийство рассматривается как совершенное из хулиганских побуждений. На это специально обращено внимание в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 года. В соответствии с этим убийство из ревности, мести и других побуждений, возникающих на почве личных отношений, вне зависимости от места его совершения не должно влечь ответственность по п. “и” ч. 2 ст. 105 УК РФ. Не может квалифицироваться по этой статье также убийство в ссоре или драке, если зачинщиком их явился потерпевший либо поводом к конфликту послужило его правомерное поведение. Виновный в этих случаях действует не из хулиганских побуждений, так как его противоправное деяние спровоцировал потерпевший.
   Если лицом, помимо убийства из хулиганских побуждений, до или после него совершены иные умышленные действия, образующие хулиганство, то содеянное следует квалифицировать по п. “и” ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. 213 УК РФ.
   Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. “к” ч. 2 ст. 105 УК РФ). Это убийство означает, что виновный преследует цель скрыть как уже оконченное, так и неоконченное преступное деяние, совершенное как им самим, так и другими лицами. О цели скрыть преступление можно говорить лишь до той поры, пока о преступлении не стало известно органам власти. Если же происходит убийство человека, уже сообщившего о подготавливаемом или совершенном преступлении, налицо убийство из мести в связи с выполнением потерпевшим своего общественного долга (п. “б” ч. 2 ст. 105 УК РФ).
   В данном случае не имеет значения, достиг ли убийца в действительности поставленной цели, т.е. сумел ли скрыть преступление с помощью совершенного убийства. Если виновный сам совершил преступление, которое стремился скрыть, то ответственность наступает по совокупности преступлений.
   Убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, зачастую (но не всегда) выступает как частный случай убийства “с целью скрыть другое преступление” (ст. 131, 132 УК РФ). Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что под таким убийством следует, в частности, понимать убийство в процессе изнасилования или с целью скрыть его, а также убийство, совершенное по мотивам мести за оказанное при изнасиловании (или попытке изнасилования) сопротивление.
   Учитывая, что при этом совершаются два самостоятельных преступления, содеянное должно квалифицироваться по п. “к” ч. 2 ст. 105 и ст. 131 или 132 УК РФ.
   Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. “л” ч. 2 ст. 105 УК РФ). Доминирующим мотивом этого вида убийства выступает стремление виновного подчеркнуть неполноценность потерпевшего в силу принадлежности его к той или иной национальности (расе) или конфессии (церкви) либо, наоборот, пропагандировать исключительность своей национальной (расовой, религиозной) принадлежности. Сюда же относится желание возбудить, спровоцировать соответствующую вражду или рознь (например, вызвать массовые беспорядки, дать повод для расправы). Так называемые ритуальные убийства, мотивом которых явились национальная, расовая или религиозная ненависть, квалифицируются по п. “л” ч. 2 ст. 105 УК РФ.
   Убийством данного вида охватывается не только лишение жизни потерпевшего другой национальности (расы) или вероисповедания, нежели виновный, но и принадлежащего к той же самой этнической группе или конфессии. В последнем случае виновный стремится спровоцировать обострение межнациональных (религиозных) отношений в определенном регионе или мстит потерпевшему за несогласие поддержать националистическую (религиозную) дискриминацию.
   Основанием для кровной мести всегда выступает кровная обида, являющаяся следствием, например, убийства, надругательства над женщиной, грубых оскорблений. Субъектом убийства из кровной мести могут быть лишь лица тех национальностей и народностей, у которых до настоящего времени сохранился данный обычай. По обычаям кровной мести могут быть лишены жизни не только сам обидчик, но и его родственники, однако в основе убийства должна обязательно лежать кровная, а не иная месть. Совершено данное преступление может быть на территории проживания коренного населения, а также за ее пределами независимо от времени возникновения кровной обиды.
   Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. “м” ч. 2 ст. 105 УК РФ). Развитие медицины привело к возможности успешного осуществления пересадки ряда жизненно важных органов и тканей человеческого организма (сердце, почки, печень, селезенка, роговица глаза и др.). В связи с этим появилась потребность в соответствующем донорском материале, что, в свою очередь, может вызвать совершение убийств с целью использования органов и тканей потерпевшего непосредственно для пересадки нуждающемуся лицу либо с целью последующей продажи заинтересованным организациям и лицам. Поэтому в законе предусмотрена повышенная ответственность за такое убийство.
   Субъектом этого преступления может быть как лицо, обладающее специальными знаниями (например, хирург), так и иное лицо, действующее с прямым умыслом и преследующее указанную цель. Однако если виновный совершил убийство, руководствуясь корыстными побуждениями, то его действия квалифицируются по п. “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ, а если действовал под влиянием иных мотивов (например, стремления спасти жизнь или улучшить здоровье близкого человека, обеспечить медицинский эксперимент) - по п. “м” ч. 2 ст. 105 УК РФ.
   Убийство, предусмотренное ст. 105 УК РФ, - наиболее опасное преступление против личности, относящееся к категории особо тяжких преступлений. Оно не охватывается составом других, в том числе особо тяжких преступлений (например, терроризма - ст. 205, бандитизма - ст. 209), и всегда квалифицируется по совокупности с ними.
   Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ). Особенностью убийства, предусмотренного ст. 106 УК РФ, является то, что закон связывает его с наличием как специфических объективных (время совершения преступления, условия психотравмирующей ситуации), так и субъективных (состояние психического расстройства виновной, не исключающее ее вменяемости) факторов. Именно их наличие и позволяет рассматривать умышленное причинение смерти матерью своему новорожденному ребенку в качестве менее опасной разновидности убийства, т. е. фактически как убийство при смягчающих обстоятельствах.
   Объективная сторона преступления состоит в действиях, которыми новорожденному ребенку причиняется смерть (например, нанесение смертельной раны в голову рождающемуся ребенку, удушение его после отделения от тела матери, помещение в условия, исключающие жизнедеятельность родившегося ребенка), либо в бездействии (например, отказ от кормления).
   Убийство ребенка при этом должно быть совершено только в относительно непродолжительный промежуток времени - во время начавшихся физиологических родов или сразу же после них. Состояние женщины во время родов оказывается в данном случае смягчающим обстоятельством.
   Самостоятельное значение закон придает наличию психотравмирующей ситуации, в которой оказывается роженица. Эта ситуация может возникнуть как в непосредственной связи с процессом родов, так и быть обусловленной иными причинами (в частности, отказом отца ребенка признать его своим, травлей женщины родственниками).
   Наконец, третья особенность рассматриваемого вида убийства характеризует непосредственно субъекта преступления - женщину, являющуюся матерью новорожденного ребенка. У нее должно быть установлено психическое расстройство, которое не исключает вменяемости.
   С субъективной стороны преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Это означает, что роженица осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность или неизбежность причинения смерти новорожденному ребенку и желает либо сознательно допускает эти последствия.
   Субъект - лицо (мать новорожденного ребенка), достигшее возраста 16 лет.
   Убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ). Это убийство рассматривается как убийство со смягчающими обстоятельствами, поскольку причинение смерти потерпевшему спровоцировано им самим и, кроме того, сильное душевное волнение (физиологический аффект) значительно снижает возможность виновного контролировать свои действия и руководить ими. В отличие от патологического аффекта сильное душевное волнение не исключает, а лишь смягчает ответственность.
   При анализе объективной стороны убийства, совершенного в состоянии аффекта, важно установить, что последний был вызван:
   а) насилием со стороны потерпевшего (в первую очередь физическим - побоями, причинением вреда здоровью, а также психическим - угрозой причинить вред здоровью и жизни);
   б) издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего (глумлением, циничным
унижением чести и личного достоинства человека, обвинением его в совершении преступления или аморального поступка, оскорблением национального, религиозного чувства и т. п.);
   в) иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего (грубое
самоуправство, неосторожное причинение вреда источником повышенной опасности, шантаж, т. е. угроза разгласить какие-либо компрометирующие лицо или его близких сведения, демонстративный отказ представителя власти выполнить служебный долг);
   г) длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Такая ситуация, в частности, возникает под влиянием обнаружившейся супружеской неверности, которая в силу очевидной ее аморальности и систематичности может обусловить длительную психотравмирующую ситуацию, способную вызвать состояние аффекта. В этих условиях очередная измена потерпевшего становится “последней каплей, переполнившей чашу терпения”, толкающей виновного на совершение убийства. Подобные случаи нередко встречаются в судебной практике.
   Для применения ст. 107 УК РФ необходимо, чтобы душевное волнение было: а) внезапно возникшим и б) сильным. При этом посягательство на жизнь потерпевшего является мгновенной реакцией на его упречное с позиции морали или права поведение, ибо значительный временной разрыв уже не может свидетельствовать о сохранении состояния “внезапно возникшего сильного душевного волнения”. Так, суд счел ошибочной квалификацию действий виновного как убийства, совершенного в состоянии аффекта, поскольку они были совершены на другой день после его избиения и продиктованы местью потерпевшему за ранее нанесенную им обиду.
   Субъективная сторона преступления характеризуется как прямым, так и косвенным умыслом.
   Субъект - лицо, достигшее возраста 16 лет.
   Часть 2 ст. 107 УК РФ предусматривает квалифицированный состав убийства в состоянии аффекта -убийство двух или более лиц. Имеется в виду, что виновный одновременно, действуя с прямым или косвенным умыслом, посягает на жизнь нескольких лиц, причастных к возникновению у него сильного душевного волнения, и убивает их. При этом убийство одного человека и покушение на жизнь другого не может рассматриваться как оконченное преступление по ч. 2 ст. 107 УК РФ: содеянное правильнее квалифицировать по совокупности ч. 1 ст. 107 и ст. 30, ч. 2 ст. 107 УК РФ.
   Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК РФ). В этой статье предусмотрена ответственность за два самостоятельных, хотя и очень близких вида убийства. В силу того, что противоправное лишение жизни человека происходит в особой обстановке, вызванной а) состоянием необходимой обороны от преступного посягательства (ч. 1) или б) задержанием лица, совершившего преступление (ч. 2), - закон признает это убийством при смягчающих обстоятельствах.
   Лишение жизни посягающего в состоянии необходимой обороны (если не были превышены ее пределы) не является преступлением и потому исключает уголовную ответственность (ст. 37 УК РФ). Иное дело - убийство при превышении пределов необходимой обороны: такое деяние является общественно опасным и противоправным, хотя наказание за него установлено наименее суровое по сравнению со всеми остальными видами убийств, предусмотренных УК РФ.
   Для уяснения объективных и субъективных признаков рассматриваемого преступления следует руководствоваться понятием необходимой обороны и пределов ее правомерности, а также исходить из понятия превышения пределов необходимой обороны, т.е. из положений ст. 37 УК РФ.
   В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Это означает, что превышение пределов необходимой обороны исключается, если имело место посягательство, угрожающее жизни обороняющегося или иных лиц.
   Кроме того, не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если оно из-за неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения (ч. 21 ст. 37 УК РФ).
   В то же время умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства, признаются превышением пределов необходимой обороны (ч. 2 ст. 37 УК РФ). Состав рассматриваемого преступления как раз и предполагает, что лицо, защищая свои собственные права и интересы, охраняемые законом права других людей, интересы общества или государства, без необходимости лишает потерпевшего (посягающего) жизни.
   Прежде всего, состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ, имеет место в тех случаях, когда: а) жизнь обороняющегося или других лиц не подвергалась реальной опасности вследствие противоправных действий нападающего либо б) когда отражение такой опасности было легко осуществимо другими способами (например, убийство того, кто совершает тайное (кража) или открытое (грабеж) посягательство на чужое имущество, причинение смерти безоружному хулигану при помощи огнестрельного оружия, нанесение смертельного удара заведомо более слабому лицу).
   В случаях, когда нападение еще не началось или когда оно прекратилось (окончено), т.е. отсутствует наличность посягательства, необходимая оборона исключена, а, следовательно, не может идти речь о превышении ее пределов. Виновный, лишивший жизни потерпевшего после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость, подлежит ответственности за убийство по ст. 105 УК РФ. Однако следует учитывать, что состояние необходимой обороны может иметь место и при наличии реальной угрозы нападения, а также тогда, когда защита последовала за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Таким образом, лицо, превысившее пределы необходимой обороны в данных ситуациях (причинившее смерть посягающему), подлежит ответственности по ч. 1 ст. 108 УК РФ.
   С субъективной стороны убийство при превышении пределов необходимой обороны предполагает вину только в форме умысла (прямого или косвенного). Такой вывод можно сделать с учетом положений ч. 3 ст. 37 УК РФ.
   Причинение нападающему при отражении его общественно опасного посягательства смерти по неосторожности не может влечь уголовной ответственности ввиду отсутствия состава преступления, предусмотренного как ч.1 ст. 108 УК РФ, так и ст. 109 УК РФ.
   Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, следует отграничивать от убийства, совершенного в состоянии аффекта. Для последнего характерно причинение вреда потерпевшему не с целью защиты и, следовательно, не в состоянии необходимой обороны. Кроме того, обязательным признаком убийства в состоянии аффекта является причинение вреда именно под влиянием сильного душевного волнения, тогда как для убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, этот признак не обязателен.
   Судебная практика твердо исходит из того, что если обороняющийся превысил пределы необходимой обороны, находясь при этом в состоянии сильного душевного волнения, вызванного фактом нападения, то он подлежит ответственности по ч. 1 ст. 108 УК РФ, а не по ст. 107 УК РФ.
   Убийство двух или более лиц, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, квалифицируется только по ч. 1 ст. 108 УК РФ.
   Часть 2 ст. 108 УК предусматривает ответственность за убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Состав этого преступления тесно взаимосвязан с таким обстоятельством, исключающим преступность деяния, как причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ).
   Объективная сторона этого убийства заключается в действиях, которыми лицу, совершившему преступление, без необходимости непосредственно причиняется смерть в процессе его задержания. Само по себе причинение вреда при задержании преступника для его доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным, - деяние правомерное (ч. 1 ст. 38 УК РФ). Однако превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, по закону (ч. 2 ст. 38 УК РФ) признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного этим лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда задерживаемому без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.
   В силу того, что целью задержания лица, совершившего преступление, по общему правилу является доставление его в органы власти и предание суду, превышением мер задержания будет причинение смерти задерживаемому, если тот не оказывал сопротивления и не был способен во время задержания причинить вред правоохраняемым интересам. При этом существенной роли не играет, что задерживаемым лицом было совершено тяжкое или даже особо тяжкое преступление, а само оно являлось неоднократно судимым.
   Убийство преступника, который пытается скрыться (убежать, уехать на автомобиле и т.п.), также следует рассматривать как превышение мер, необходимых для задержания, в силу тех же оснований - виновный должен предстать перед судом, а не быть убит из-за того, что стремится избежать уголовной ответственности.
   При оказании сопротивления задерживаемым лицом вопрос о том, является ли лишение его жизни превышением мер, необходимых для задержания, либо составляет правомерное причинение вреда, должен решаться с учетом требований ч. 2 ст. 38 УК РФ.
   Умышленное причинение смерти лицу, которое после совершения преступления не пытается скрыться и не оказывает сопротивления, может образовать состав убийства (ст. 105 УК РФ) либо (при наличии достаточных оснований) состав убийства, совершенного в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ).
   Субъективная сторона преступления - вина в форме умысла. Виновный осознает, что производит задержание лица, совершившего преступление, с превышением допустимых мер, предвидит возможность или неизбежность причинения задерживаемому смерти и желает (прямой умысел) либо сознательно допускает наступление этих последствий или относится к ним безразлично (косвенный умысел). Причинение смерти лицу, совершившему преступление, при его задержании по неосторожности либо в результате случайного стечения обстоятельств (непроизвольный выстрел, рикошет пули и т.п.) состава данного преступления не образует.
   Субъект преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 108 УК, - лицо, достигшее возраста 16 лет, независимо от рода профессиональной деятельности и наличия специальных навыков (в том числе сотрудник милиции, федеральной службы безопасности, частной охранной службы и др.).
   Причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ). Российский УК не относит причинение смерти другому лицу по неосторожности к разряду убийств. Однако это преступление, безусловно, относится к посягательствам на жизнь человека.
   Сфера причинения смерти по неосторожности - это, как правило, бытовые межличностные конфликты или производственные отношения, связанные с использованием различных источников повышенной опасности. Поэтому данное преступление следует отличать от других деяний, одним из возможных последствий которых является причинение смерти человеку по неосторожности (например, предусмотренных ст. 143, 215-217 УК РФ).
   Причинение смерти по неосторожности является результатом грубого нарушения нормальных правил предосторожности в быту, невнимательности, неосмотрительности лица.
   Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ, заключается в действиях или бездействии, нарушающих те или иные правила предосторожности, вследствие чего погибает человек. При этом смерть потерпевшего должна находиться в прямой причинной связи с деянием виновного (закономерно вызываться им). Так, виновным в совершении данного преступления был признан К., нанесший удар кулаком в лицо В., от которого тот упал, ударился головой о бетонный пол и от полученного ушиба головного мозга умер.
   Субъективная сторона преступления, как следует из названия статьи, предполагает вину в форме неосторожности. Причинение смерти по легкомыслию означает, что лицо предвидело возможность наступления смерти в результате своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на ее предотвращение.
   При причинении смерти по небрежности лицо не предвидит возможности ее наступления в результате своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия. Например, сиделка по недосмотру дает больному противопоказанное лекарство, вызывающее его смерть.
   Часть 2 ст. 109 УК РФ (квалифицированный состав) предусматривает повышенную ответственность за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, а ч. 3 этой статьи - за причинение смерти двум или более лицам.
   Следует отметить, что применение ч. 2 или 3 данной статьи может иметь место только, при условии, если содеянное не образует состав иного преступления, которое было совершено лицом в связи с ненадлежащим исполнением возложенных на него обязанностей либо сопряжено с причинением по неосторожности смерти человеку или нескольким людям (например, нарушения правил охраны труда - ч. 2 ст. 143 УК РФ; нарушения правил пожарной безопасности - ч. 2, 3 ст. 219 УК РФ; халатность - ч. 2, 3 ст. 293 УК РФ).
   Смерть одного потерпевшего и причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью другого квалифицируется по совокупности ч. 1 ст. 109 и ч. 1 ст. 118 УК РФ.
   Субъект - лицо, достигшее возраста 16 лет. В некоторых случаях (ч. 2 ст. 109 УК РФ) им является лицо определенной профессии.
   Доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ). Самоубийство само по себе является не уголовно-правовой проблемой, а относится к сфере нравственности и, как правило, осуждается моралью. В последние годы Россия по числу самоубийств (суицида) в расчете на 100 тыс. населения занимает одно из первых мест в мире. Хотя роль уголовного права в сокращении числа суицидов весьма скромна, можно отметить, что как по современному зарубежному, так и по русскому дореволюционному законодательству (ст. 462, 463 Уголовного уложения 1903 года) наказуемо склонение к самоубийству. Однако действующий российский УК предусматривает ответственность только за доведение другого лица до самоубийства.
   Объективная сторона этого преступления заключается в активных действиях (реже - бездействии) виновного, провоцирующих (причинно обусловливающих) самоубийство другого человека. Оконченным это преступление является не только при состоявшемся причинении себе смерти потерпевшим, но и при попытке самоубийства (покушении на него). Согласно закону способами доведения по самоубийства являются: а) угрозы; б) жестокое обращение с потерпевшим; в) систематическое унижение его человеческого достоинства.
   Угрозы могут касаться самых разных сторон жизни потерпевшего (например, оставить его без покровительства, лишить жилища и материальной помощи, разгласить нежелательные сведения, лишить жизни и т.п.). Под жестоким обращением с потерпевшим понимается фактическое причинение ему физических страданий - лишение пищи и воды (истязание голодом), избиение, отказ в медицинской помощи, изгнание из жилища, помещение в заведомо не приспособленное для проживания место и др. Систематическое унижение человеческого достоинства - это постоянные оскорбления, глумление над потерпевшим, распространение о нем ложных слухов и т.п.
   Ответственность по ст. 110 УК РФ исключается, если к самоубийству лицо побудили чьи-то правомерные действия (задержание по подозрению в совершении преступления, оглашение официальных сведений о лице, выдворение из неправомерно занятого помещения и т.п.).
   Между фактом самоубийства (покушением на него) и деянием виновного должна существовать причинная связь, т.е. должно быть установлено, что именно действия (бездействие) лица явились той непосредственной причиной, которая толкнула потерпевшего на самоубийство. Если же оно последовало в результате иных причин (например, стресса, вызванного осложнениями на работе, разрывом семейных отношений, психического заболевания), состав преступления отсутствует.
   Потерпевшим в данном случае выступает любое лицо, которое путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства доводится до самоубийства или покушения на него. Характерно, что по УК РСФСР 1960 года потерпевшим могло быть только лицо, находившееся от виновного в какой-либо зависимости (материальной или иной).
   Субъективная сторона доведения до самоубийства вызывает оживленные споры в теории уголовного права. Многие авторы исходят из того, что вина при совершении этого преступления чаще всего характеризуется неосторожностью или, по крайней мере, косвенным умыслом. Прямой умысел, следовательно, превращает содеянное в убийство.
   С таким выводом согласиться нельзя. Во-первых, виновный при доведении до самоубийства не совершает действий, которые непосредственно причиняют смерть потерпевшему; бездействуя, он также лично не прекращает жизнь другого человека - причинение себе смерти тут всегда опосредовано волеизъявлением этого человека. Потерпевший должен сам лишить себя жизни, и в этом принципиальное отличие доведения до самоубийства от убийства по объективной стороне. Во-вторых, согласно ч. 2 ст. 24 УК РФ деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в том случае, если это специально оговорено в соответствующей статье Особенной части Кодекса. Поскольку в ст. 110 УК РФ такое указание отсутствует, это означает, что вина в данном случае может быть только умышленной, т.е. в виде прямого или косвенного умысла. Виновный, следовательно, осознает, что одним из указанных в законе способов толкает потерпевшего к самоубийству, предвидит возможность или неизбежность лишения им себя жизни и желает (прямой умысел) или сознательно допускает такие последствия либо безразлично относится к ним (косвенный умысел). Субъект преступления - любое лицо, достигшее возраста 16 лет.

 
< Пред.   След. >