YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Уголовное право. Общая и Особенная части: Курс лекций (В.Т. Батычко) arrow 2. Преступления, посягающие на внешнюю безопасность
2. Преступления, посягающие на внешнюю безопасность

2. Преступления, посягающие на внешнюю безопасность

   Государственная измена (ст. 275 УК РФ). Закон относит к государственной измене шпионаж, выдачу государственной тайны либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. Эти способы и представляют собой объективную сторону государственной измены.
   Первым видом государственной измены является шпионаж. Его объективные признаки совпадают с описанными в диспозиции состава шпионажа как самостоятельного преступления (ст. 276 УК РФ) и заключаются в передаче, а равно собирании, похищении или хранении в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передаче или собирании по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности РФ.
   Следовательно, речь идет о двух разновидностях шпионажа, которые различаются главным образом по предмету (государственная тайна или иные сведения).
   Первая разновидность шпионажа. Предметом первой разновидности являются сведения, составляющие государственную тайну. Основные положения, касающиеся государственной тайны, содержатся в Законе РФ от 21 июля 1993 г. “О государственной тайне” (с изменениями от 6 октября 1997 г.). В ст. 2 Закона государственная тайна определяется как защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации. В ст. 5 Закона дается общая характеристика сведений, которые могут быть отнесены к государственной тайне. Это сведения:
   - в военной области (о содержании стратегических и оперативных планов; направлениях развития вооружения и военной техники; разработке, технологии, производстве ядерных боеприпасов и др.);
   - в области экономики, науки и техники (о содержании планов подготовки РФ и ее отдельных регионов к возможным военным действиям; мобилизационных мощностях промышленности по изготовлению и ремонту вооружения и военной техники; научно-исследовательских, опытно-конструкторских, проектных работах и технологиях, имеющих важное оборонное или экономическое значение и др.);
   - в области внешней политики и экономики;
   - в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности (о силах, средствах, источниках, методах, планах, результатах; лицах, сотрудничающих на конфиденциальной основе с соответствующими органами и др.).
   В соответствии со ст. 2 Закона носителями государственной тайны являются материальные объекты, в том числе физические поля, в которых сведения, составляющие государственную тайну, находят свое отображение в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов. Право относить конкретные сведения к государственной тайне предоставляется руководителям органов государственной власти, указанным в специальном перечне должностных лиц, наделенных полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, утверждаемой Президентом РФ. В то же время в ст. 7 Закона указываются сведения, которые не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию:
   - о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан;
   - о состоянии экологии, здравоохранения, демографии, образования, культуры;
   - о привилегиях, предоставляемых должностным лицам;
   - о размерах золотого запаса;
   - о фактах нарушения прав и свобод человека;
   - о состоянии здоровья высших должностных лиц;
   - о фактах нарушения законности органами власти и некоторые другие.
   Таким образом, признаками, на основании которых сведения относятся к государственной тайне, являются, во-первых, их важность, значимость для обеспечения безопасности государства; во-вторых, включение их в специальный перечень (засекречивание) на основе предусмотренной законом процедуры.
   Объективная сторона первой разновидности шпионажа, касающейся государственной тайны, состоит в совершении какого-либо из следующих действий: передача, собирание, похищение, хранение сведений.
   Передача — это сообщение сведений любым способом (устно, письменно, по радио и т. д.). Данный вид шпионажа окончен в момент получения сведений теми, кому они предназначались.
   Собирание — наиболее распространенный способ шпионажа. Конкретные методы собирания многообразны: личное наблюдение, копирование документов, подслушивание, покупка, расспросы и др.
   Похищение является разновидностью собирания, изъятие осуществляется действиями, типичными для какой-либо формы хищения (тайно, открыто, с применением насилия, путем обмана), причем владение может быть как постоянным, так и временным.
   Хранение — это обладание предметом, который находится в помещении или на территории, принадлежащей определенному лицу. При этом не имеет значения, был ли предмет размещен в данном месте самим хранителем или же с его согласия другим лицом.
   Собирание, похищение, хранение признаются шпионажем, если они совершались в целях передачи. В этом смысле их можно рассматривать как приготовление к передаче, но конструкция состава такова, что одни только перечисленные действия, независимо от передачи, представляют собой оконченное деяние. Однако поскольку собирание и похищение окончены, когда сведения фактически добыты, то возможны и приготовление к шпионажу (приискание или приспособление средств, при помощи которых будут собираться сведения, вербовка соучастников и т. д.), и покушение на него (например, неудавшаяся попытка похищения).
   Обязательным признаком состава является определенный получатель сведений — иностранное государство, иностранная организация или их представители, причем имеются в виду любые зарубежные организации (государственные, общественные, частные). Передача или собирание сведений для российских организаций или граждан без цели дальнейшей передачи их в другие страны (например, для использования в производственной деятельности и т. д.) не являются шпионажем, ибо при этом не создается угроза внешней безопасности. Такие действия могут квалифицироваться как разглашение государственной тайны (ст. 283 УК РФ), похищение документов (ст. 325 УК РФ) и т. п.
   Вторая разновидность шпионажа. Предметом второй разновидности шпионажа являются иные сведения, т. е. не составляющие государственную тайну, но предназначенные для использования в ущерб внешней безопасности России. Это могут быть любые, в том числе вообще несекретные, сведения, которые необходимы иностранному агенту для пребывания на территории России (о порядке получения документов, трудоустройства и т. д.), для вербовки российского гражданина, обладающего государственной тайной (о его моральном облике, вкусах, привычках), и т. д.
   Отличие данной разновидности шпионажа от первой заключается еще и в том, что способами действий являются только передача или собирание сведений, а также в том, что указанные действия совершаются по заданию иностранной разведки. Собирание иных сведений по собственной инициативе с дальнейшей передачей их иностранному государству не содержит признаков шпионажа, но при определенных условиях может рассматриваться как другой вид государственной измены — оказание иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности.
   Выдача государственной тайны. Второй вид государственной измены — выдача государственной тайны. Она очень близка к шпионажу, особенно в форме передачи сведений. Отличие же состоит в том, что выдачу осуществляет лицо, располагающее сведениями (по службе и т. д.), а при шпионаже сведения передаются иными лицами, которые, как правило, предварительно их собирают или похищают. Выдача считается оконченной, когда сведения получены теми, кому они предназначались.
   Иное оказание помощи иностранному государству. Последний вид государственной измены — иное оказание помощи иностранному государству или иностранной организации в проведении враждебной деятельности.
   Термин “иное” означает любое оказание помощи, кроме отдельно указанных в ст. 275 УК РФ шпионажа и выдачи государственной тайны, которые также представляют собой оказание помощи, но сформулированы в качестве самостоятельных видов преступления. В то же время этот термин без раскрытия конкретных способов страдает неопределенностью, что создает возможность расширительного толкования. Решающими критериями должны быть связь с враждебной деятельностью иностранного государства (организации) и причинение либо возможность причинения ущерба внешней безопасности РФ.
   Осуществляющими враждебную деятельность, бесспорно, следует признать государства, с которыми Россия находится в состоянии войны или вооруженного конфликта. Способом иного оказания помощи может быть переход на сторону врага, связанный с нахождением на территории, занятой противником (в том числе в результате перемещения), и совершением различных действий в его пользу, включая службу во вражеской армии, участие в карательных операциях и т. д. Переход может быть осуществлен и без пребывания на занятой врагом территории, когда помощь ему оказывается путем совершения диверсионных актов, распространения панических слухов, призывов не подчиняться властям, сдаваться в плен, дезертировать из армии и т. п.
   Сложнее определить способы иного оказания помощи в мирное время, когда другие государства не являются исконными противниками России. Однако понятие враждебной деятельности, хотя этимологически и связано словом “враг”, все же значительно шире и должно трактоваться как недружественное, противоречащее интересам России поведение другого государства, о чем свидетельствует наличие крупных разногласий или конфликтов по важным политическим вопросам, планирование или подготовка войны, приостановление или разрыв дипломатических отношений и т. д. Перечисленные и другие подобные обстоятельства свидетельствуют о враждебной деятельности в том смысле, как о ней говорится в ст. 275 УК РФ, только тогда, когда они причиняют (или могут причинить) вред внешней безопасности России. Иное оказание помощи может выражаться в различных способах содействия (предоставление убежища, устройство на работу, снабжение материалами и т. д.) иностранному разведчику, вооруженным группам либо сепаратистским движениям, действующим в интересах иностранных государств или организаций, т. е. в конечном счете, иностранным государствам в их враждебной деятельности против России. При отсутствии связи с зарубежными странами государственной измены нет и ответственность может наступать за другие преступления.
   Анализируемый вид измены признается оконченным с момента оказания фактической помощи.
   Субъектом государственной измены может быть только гражданин РФ. Иностранцы и лица без гражданства не подлежат ответственности по этой статье, так как они не могут совершить измену государству, гражданами которого не являются.
   В ч. 2 ст. 62 Конституции РФ установлено, что наличие гражданства другого государства не освобождает гражданина РФ от его обязанностей, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором. Поэтому шпионаж, совершенный лицом, являющимся одновременно гражданином России и другого государства (бипатридом), влечет ответственность за государственную измену (ст. 275 УК РФ).
   Вопрос о субъективной стороне преступления является дискуссионным. Все согласны с тем, что формой вины может быть только умысел, однако некоторые авторы считают, что он обязательно должен быть прямым, другие же — что возможен также и косвенный умысел. Спорной является, например, ситуация, когда виновный, передавший иностранному государству сведения, составляющие государственную тайну, осознавал, что причиняет вред внешней безопасности, но безразлично относился к такому результату, ибо единственной целью было получение вознаграждения.
   Безусловно, налицо государственная измена в виде шпионажа, однако с каким умыслом совершено преступление — прямым или косвенным? Этот спор не является чисто теоретическим: от того или иного решения зависит возможность ответственности за неоконченное преступление. Допустим, виновный, желая продать иностранному государству секретную информацию, приобрел подслушивающую аппаратуру, но не успел приступить к собиранию сведений. Указанные действия можно признать приготовлением к государственной измене (ст. 30 и ст. 275 УК РФ) лишь при условии, что вина выражалась в виде прямого умысла, ибо приготовление с косвенным умыслом невозможно. И здесь действительно прямой умысел, так как виновный предвидел, что собирает сведения, составляющие государственную тайну, желал их собирать для последующей передачи иностранному государству и понимал, что в случае передачи неизбежно будет причинен ущерб внешней безопасности.
   Мотивы и цели не имеют значения для квалификации: ими могут быть стремление причинить вред государству, выехать для жительства за границу, получить материальную выгоду и т. д.
   В примечании к ст. 275 УК РФ указывается, что лицо, совершившее преступление, предусмотренное этой статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления.
   Очевидно, что речь идет не о добровольном отказе в смысле ст. 31 УК РФ, а о деятельном раскаянии, поощрительной норме, которая освобождает от ответственности лиц, совершивших оконченное преступление (ч. 2 ст. 75 УК РФ). Поэтому для уяснения условий применения данного примечания необходимо учитывать момент окончания каждого из видов преступлений. Решающими критериями являются либо фактическое отсутствие вреда объектам, либо если какой-то вред наступил, то совершение действий, способствовавших предотвращению дальнейшего возможного вреда, которые могут осуществляться одним из двух способов: посредством сообщения органам власти или иным образом.
   Как указывалось выше, шпионаж окончен либо в момент передачи, либо при собирании, похищении или хранении сведений, составляющих государственную тайну; выдача окончена в момент получения сведений адресатом; иное оказание помощи при фактическом ее оказании. Если виновный только собрал, похитил или хранил сведения, но не передал их, то для освобождения от ответственности достаточно ликвидировать условия, при которых сведения могут стать достоянием иностранного государства, и т. д. (например, уничтожить их или вернуть на место, откуда они были похищены). Такое поведение подходит для применения понятия иного способствования предотвращению дальнейшего ущерба, т. е. сообщения органам власти о совершенных действиях в этом случае не нужно.
   При передаче или выдаче сведений способствование предотвращению ущерба может заключаться в их изъятии до того, как получатели сумели ими воспользоваться. Однако такая возможность возникает крайне редко, поэтому для освобождения от ответственности необходимо сообщение органам власти.
   При ином оказании помощи в проведении враждебной деятельности возможны различные действия по предотвращению дальнейшего ущерба, их характер зависит от того, каким образом была оказана помощь.
   Сообщение органам власти должно быть добровольным и своевременным. Добровольным оно считается, когда было сделано без принуждения и до того, как факт был обнаружен органами власти, о чем стало известно виновному. Мотивы же могут быть любыми (осознание недопустимости поступка, уговоры родственников, боязнь ответственности в будущем, обида на “заказчика”, не выполнившего какие-либо условия, и т. д.). Социальный смысл анализируемой нормы не в прощении раскаявшегося преступника, а в том, чтобы стимулировать определенное поведение и поощрить за помощь в предотвращении дальнейшего ущерба.
   Своевременность означает, что сообщение делается тогда, когда получившие его органы имеют объективную возможность предотвратить ущерб. Если виновный, например, выдал иностранному государству российского разведчика и того арестовали, то предотвратить наступивший ущерб уже невозможно. Аналогичным образом нельзя устранить ущерб от передачи государственного шифра, который фактически используется. Однако если был передан новый шифр, который еще не применялся, то сообщение о его передаче иностранному государству может предотвратить дальнейший ущерб, о котором говорится в ст. 275 УК РФ. Несвоевременное сообщение не освобождает от ответственности и может учитываться только в качестве смягчающего обстоятельства (п. “к” ст. 61 УК РФ).
   В примечании к ст. 275 УК РФ говорится о способствовании предотвращению ущерба, а не о фактическом его предотвращении. Следовательно, если была объективная возможность воспрепятствовать причинению ущерба, но органы власти, получившие сообщение, ею не воспользовались, виновный подлежит освобождению от ответственности.
   Следующее условие освобождения от ответственности — в действиях виновного не содержится иного состава преступления. Им может быть любое деяние (например, виновный завладел сведениями путем разбойного нападения). В подобных случаях ответственность наступает только за иное преступление, но исключается по ст. 275 УК РФ (разумеется, при наличии всех других необходимых условий).
   Преступление относится к категории особо тяжких деяний.
   Шпионаж (ст. 276 УК РФ). По объекту, предмету, объективной и субъективной стороне самостоятельный состав шпионажа идентичен со шпионажем как видом государственной измены (ст. 275 УК РФ). Отличие происходит по субъекту — при государственной измене им может быть только гражданин России, а при шпионаже по ст. 275 УК РФ — только иностранец или лицо без гражданства (апатрид).
   Необходимо отметить еще одно отличие между ответственностью российских граждан и иностранцев за передачу или собирание иных (кроме государственной тайны) сведений для использования их в ущерб внешней безопасности РФ. При совершении указанных действий не по заданию иностранной разведки, а по собственной инициативе российский гражданин может нести ответственность за государственную измену в виде иного оказания помощи в проведении враждебной деятельности; ответственность же иностранца вообще исключается ввиду отсутствия признаков шпионажа.
   На состав шпионажа распространяется примечание к ст. 275 УК РФ об условиях освобождения от уголовной ответственности.
   Преступление — особо тяжкое.

 
< Пред.   След. >