YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Уголовное право. Общая и Особенная части: Курс лекций (В.Т. Батычко) arrow 2. Характеристика отдельных видов преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
2. Характеристика отдельных видов преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления

2. Характеристика отдельных видов преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления

   Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ). Закон определяет злоупотребление должностными полномочиями как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов граждан. В 2002 г. по ст. 285 УК РФ было зарегистрировано 3,8 тыс. преступлений.
   Многие признаки данного состава преступления описаны в предыдущем вопросе, где давалась общая характеристика преступлений, включенных в гл. 30. Поэтому здесь, так же как и при изложении признаков других преступлений, рассматриваются, прежде всего, признаки, относящиеся к составу именно этого преступления.
   Основным объектом злоупотребления должностными полномочиями является нормальная деятельность конкретного звена публичного аппарата управления в лице государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений или же аппарата управления в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях РФ. Наряду с основным объектом имеются и дополнительные объекты для данного преступления, которые в зависимости от обстоятельств совершения преступления могут быть в виде конституционных прав и свобод человека и гражданина, имущественных и иных экономических интересов граждан, организаций или государства и др.
   Объективная сторона злоупотребления должностными полномочиями включает три обязательных признака:
   1) использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы;
   2) наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства;
   3) причинную связь между деянием и последствием.
   Преступление может быть совершено как путем действия, активного использования должностным лицом своих полномочий, так и путем бездействия, когда должностное лицо сознательно не исполняет своих обязанностей (например, попустительствует преступлению). Хотя при неисполнении должностным лицом обязанностей по службе трудно говорить об использовании полномочий; скорее, это будет неиспользование полномочий.
   Полномочия должностного лица определяются его компетенцией, установленной в соответствующих законах, положениях, уставах и других нормативных актах, в которых регламентируются права и обязанности лица, занимающего ту или иную должность. Поэтому под использованием служебных полномочий следует понимать только такое деяние лица, которое вытекало из его полномочий и было связано с осуществлением вопреки интересам службы прав и обязанностей, которыми это лицо наделено в силу занимаемой должности. Следовательно, не будет состава данного преступления, когда должностное лицо, добиваясь нужного ему решения, использует не свои полномочия, а служебные связи, авторитет занимаемой им должности и т. п.
   Деяние, совершенное вопреки интересам службы, — это деяние, не вызываемое служебной необходимостью. При этом интересы службы, вопреки которым должностное лицо использует в данном случае свои служебные полномочия, определяются не только потребностями функционирования конкретного государственного органа или органа местного самоуправления, государственного или муниципального учреждения, воинского формирования, но и интересами деятельности публичного аппарата управления в целом.
   Обязательным элементом объективной стороны злоупотребления должностными полномочиями является существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо государственных или общественных интересов, охраняемых законом.
   Субъектом злоупотребления должностными полномочиями может быть только должностное лицо.
   Субъективная сторона. Злоупотребление должностными полномочиями — преступление, совершаемое с прямым или косвенным умыслом. В отношении последствий умысел виновного часто бывает неконкретизированным, когда лицо предвидит размер вредных последствий лишь в общих чертах, но желает либо допускает любые из возможных последствий.
   Обязательным признаком субъективной стороны должностного злоупотребления является мотив, определенный в законе как корыстная или иная личная заинтересованность. Злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной заинтересованности следует считать такие неправомерные действия должностного лица, которые совершены с целью получить имущественную выгоду без незаконного безвозмездного обращения чужого имущества в свою собственность или собственность других лиц.
   Иная личная заинтересованность может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленном такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, месть, зависть, семейственность, желание приукрасить действительность, скрыть свою некомпетентность, уйти от ответственности за допущенные ошибки и недостатки, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т. п.
   При предъявлении обвинения должен быть конкретно указан соответствующий мотив личного характера, которым руководствовалось должностное лицо, совершая злоупотребление. Ссылка на то, что должностное лицо в своем решении руководствовалось узковедомственными или ложно понимаемыми государственными или общественными интересами, не может считаться достаточной для обвинения в должностном злоупотреблении.
   Квалифицированными видами злоупотребления должностными полномочиями является совершение этого деяния лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления (ч. 2 ст. 285 УК РФ), а также использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285 УК РФ).
   При квалификации по ч. 3 должен быть доказан умысел на причинение тяжких последствий: предвидение хотя бы возможности их наступления и желание или сознательное допущение (безразличное отношение) этого. Если при этом потерпевший лишается жизни или причиняется тяжкий вред его здоровью, ответственность наступает по совокупности ч. 3 ст. 285 и ст. 105 (111) УК РФ.
   При допущении неосторожной вины к тяжким последствиям по ч. 3 ст. 285 практически полностью стирается грань между злоупотреблением должностными полномочиями и халатностью как неосторожным преступлением.
   Одним из сложных теоретических и практических вопросов является разграничение злоупотребления должностными полномочиями, связанного с причинением материального ущерба государству, муниципальным органам, коммерческим и некоммерческим организациям любой формы собственности или гражданам, от хищения чужого имущества, совершенного должностным лицом с использованием служебного положения путем мошенничества, присвоения или растраты.
   Злоупотребление должностными полномочиями из корыстных побуждений не является хищением, если ущерб собственнику причинен не вследствие незаконного безвозмездного изъятия и (или) обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц, что характерно для хищения, а в результате использования имущества не по назначению, неоплаты оказанной услуги и т. п. Если злоупотребление должностными полномочиями было связано с изъятием и (или) обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц, оно не является хищением при условии, что такое изъятие (обращение) носило временный или возмездный характер (например, временное заимствование, незаконное приобретение имущества в кредит и т. п.). Наконец, если виновный не преследовал корыстной цели, злоупотребление должностными полномочиями, причинившее реальный материальный ущерб и связанное с изъятием чужого имущества, также не может рассматриваться как хищение.
   Деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 285 УК РФ, относится к числу преступлений средней тяжести, однако при наличии квалифицирующих обстоятельств, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 285 УК РФ, оно становится тяжким преступлением.
   Превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ). Превышение должностных полномочий определено как совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. В 2002 г. было зарегистрировано 5,4 тыс. преступлений по ст. 286 УК РФ.
   Основной объект превышения должностных полномочий не отличается от объекта преступного посягательства при злоупотреблении должностными полномочиями. Дополнительными объектами этого преступления могут быть здоровье, свобода, честь и достоинство личности, конституционные права и свободы человека и гражданина и другие ценности.
   Объем прав и полномочий представителя власти и других работников государственных и муниципальных органов и учреждений определяется их должностной компетенцией, которая закрепляется в различных нормативных актах (законах, уставах, положениях, инструкциях, приказах). Поэтому для того, чтобы установить, что должностное лицо совершило действия, явно выходящие за пределы его полномочий, необходимо выяснить, каким именно правовым актом они регулируются и какие конкретно положения этого акта были нарушены.
   В судебной практике наиболее характерными случаями превышения должностных полномочий признаются следующие:
   1) совершение должностным лицом действий, которые относятся к полномочиям другого должностного лица;
   2) совершение должностным лицом действий, которые могли быть совершены им самим только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе;
   3) совершение должностным лицом действий, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершить.
   Помимо действия, явно выходящего за пределы прав и полномочий, предоставленных законом должностному лицу, обязательными признаками объективной стороны превышения власти или служебных полномочий является наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, а также причинная связь между действиями и последствиями.
   Последствие преступного превышения должностных полномочий чаще всего выражается в причинении физического вреда личности, нарушении конституционных прав и свобод граждан, однако оно может быть связано и с причинением имущественного ущерба гражданам и юридическим лицам и с иными существенными нарушениями интересов общества и государства.
   Ответственность за превышение должностных полномочий наступает лишь в том случае, когда должностное лицо обладало какими-либо полномочиями по отношению к потерпевшему физическому лицу или к организации, права и интересы которых существенно нарушены действиями данного должностного лица.
   Субъективная сторона превышения должностных полномочий характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла (конкретизированного или неконкретизированного). Должностное лицо при этом сознает, что совершает действия, которые явно (т. е. бесспорно, очевидно) для него самого выходят за пределы имеющихся у него полномочий, предвидит последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан, организаций, общества или государства, желает наступления этих последствий или сознательно их допускает либо относится к ним безразлично.
   Мотивы и цели совершения преступления могут быть любыми (месть, карьеризм, иные личные побуждения, корысть, ложно понимаемые “интересы дела” и т. д.) и не имеют никакого значения для квалификации, хотя и учитываются при назначении наказания.
   Квалифицированным видом превышения должностных полномочий является совершение этого деяния лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления (ч. 2 ст. 286 УК РФ).
   Особо квалифицированным видом превышения власти или служебных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК РФ) закон считает деяние, предусмотренное ч. 1 или 2 данной статьи, если оно сопровождалось насилием или угрозой его применения, применением оружия или специальных средств, причинением тяжких последствий. Каждого из названных обстоятельств достаточно для квалификации по ч. 3, хотя нередко они наличествуют одновременно.
   Сам факт совершения должностным лицом незаконных действий с насилием или угрозой его применения, применением оружия или специальных средств является грубым посягательством против охраняемых законом прав граждан, интересов общества или государства и рассматривается как существенное их нарушение независимо от наступления каких-либо иных вредных последствий.
   Насилие при превышении должностных полномочий может выражаться в нанесении должностным лицом потерпевшему побоев, причинении вреда здоровью любой тяжести, истязании, лишении его жизни, незаконном лишении свободы. Угроза применения насилия при превышении должностных полномочий — это угроза совершения вышеназванных действий.
   Квалификацией по ч. 3 ст. 286 УК РФ охватываются причинение потерпевшему любого вреда здоровью, кроме случаев причинения тяжкого вреда здоровью, предусмотренных ч. 3 и 4 ст. 111 УК РФ, а также убийства. В последних случаях действия виновного должностного лица нужно квалифицировать по совокупности ч. 3 ст. 286 и ч. 3, 4 ст. 111 или 105 УК РФ.
   Убийство и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенные представителем власти или иным должностным лицом при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, квалифицируются только по ст. 108 или 114 УК РФ. Такое решение вытекает из положений ст. 37 УК РФ, где сказано, что право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения.
   Применение оружия или специальных средств как квалифицирующее обстоятельство превышения должностных полномочий имеет место в случаях, когда по делу установлено фактическое использование поражающих свойств этих предметов для физического воздействия на потерпевшего путем причинения ему смерти или вреда здоровью, а также для психического воздействия путем угрозы причинения такого вреда, если у потерпевшего имелись основания считать, что его жизни и здоровью грозила реальная опасность, и к тому же создавалась реальная опасность для его жизни или здоровья.
   Ответственности за превышение полномочий с применением оружия подлежит должностное лицо, применившее при превышении своих полномочий оружие любого назначения (боевое, служебное, гражданское, в том числе газовое оружие самообороны, спортивное или охотничье оружие) или специальные средства. К специальным средствам относятся: резиновые палки, наручники, слезоточивый газ, водометы и бронемашины, средства разрушения преград, служебные собаки и т. д., состоящие на вооружении органов милиции, внутренних войск, федеральных органов государственной охраны, органов федеральной службы безопасности, и др.
   При превышении должностных полномочий, сопровождавшемся применением оружия или специальных средств, необходимо, чтобы они применялись в нарушение установленных оснований и порядка их использования. Условия и пределы применения огнестрельного оружия или специальных средств определены в Федеральных законах “О милиции”, “О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации”, “О государственной охране”, “Об органах федеральной службы безопасности” и др.
   Тяжкие последствия превышения должностных полномочий принято понимать так же, как тяжкие последствия злоупотребления должностными полномочиями. Они в данном случае причиняются с прямым или косвенным умыслом. Возможны, однако, случаи, когда вина должностного лица, превысившего свои полномочия, по отношению к квалифицирующим тяжким последствиям является неосторожной.
   Деяние относится к преступлениям средней тяжести, при наличии квалифицирующих обстоятельств — к тяжким преступлениям.
   Служебный подлог (ст. 292 УК РФ). Закон определяет служебный подлог как внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности. Именно таким путем субъект совершает посягательство на нормальную деятельность публичного аппарата управления, что является объектом данного преступления. В 2002 г. было зарегистрировано 8,2 тыс. фактов служебного подлога.
   Центральным понятием для данной уголовно-правовой нормы является понятие официального документа, который является предметом преступления. Многие специалисты понимают под официальным документом лишь письменные акты, удостоверяющие конкретные факты или события, имеющие юридическое значение, составленные надлежащим образом и имеющие необходимые реквизиты. Однако в Федеральном законе от 20 февраля 1995 г. “Об информации, информатизации и защите информации” документированная информация (документ) определяется как “зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать” (ст. 2). Закон признает юридическую силу так называемого электронного документа: “Юридическая сила документа, хранимого, обрабатываемого и передаваемого с помощью автоматизированных информационных и телекоммуникационных систем, может подтверждаться электронной цифровой подписью” (п. 3 ст. 5). Поэтому следует согласиться с теми специалистами, которые допускают документ на любом материальном носителе.
   Предметом служебного подлога могут также стать документы, исходящие от частных лиц, различных коммерческих и некоммерческих организаций, не относящихся к государственным или муниципальным органам и учреждениям (расписки, обязательства, справки, договоры и т. п.), если эти документы оказываются в ведении (делопроизводстве) государственных или муниципальных структур.
   Таким образом, официальный документ в качестве предмета служебного подлога можно определить как документированную информацию, зафиксированную на любом материальном носителе, выдаваемую (исходящую) государственными органами, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными учреждениями, органами управления и должностными лицами Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ, а равно документированную информацию, выдаваемую частными лицами, коммерческими и иными организациями, находящуюся в ведении государственных и муниципальных органов и учреждений, для удостоверения фактов и событий, имеющих юридическое значение. В связи с этим официальные документы порождают для использующих их лиц определенные юридические последствия. Официальные документы должны содержать необходимые реквизиты в зависимости от характера документа и его материального носителя и быть подписаны соответствующим должностным лицом либо снабжены электронной цифровой подписью.
   Объективная сторона служебного подлога может быть выполнена одним из двух действий:
   1) внесение заведомо ложных сведений в официальные документы;
   2) внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание.
   Таким образом, подлог может быть материальным — внесение различных изменений в действительный документ и интеллектуальным — составление ложного по содержанию, но подлинного по форме документа. Преступление признается оконченным с момента совершения указанных действий независимо от того, повлекло ли это деяние какие-либо последствия, был ли использован данный подложный документ.
   Внесение заведомо ложных сведений в официальные документы— это запись не соответствующей действительности информации в подлинный документ, который при этом сохраняет все признаки и реквизиты настоящего. Это деяние может представлять и изготовление полностью поддельного как по форме, так и по содержанию документа. К данной разновидности подлога относится также пометка документа другим числом, не соответствующим фактической дате составления или выдачи документа, подделка подписи другого должностного лица и т. п.
   Внесение в официальный документ исправлений, искажающих их действительное содержание, может быть совершено путем подчистки, дописки и иными способами.
   Обязательным условием признания содеянного именно служебным подлогом является совершение соответствующих действий по отношению к официальным документам должностным лицом или служащим в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей (в рамках или с превышением служебной компетенции).
   Субъектом служебного подлога может быть не только должностное лицо, но и любой государственный служащий и служащий органа местного самоуправления. Государственным служащим является гражданин Российской Федерации, исполняющий в порядке, установленном федеральным законом, обязанности по государственной должности государственной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. Муниципальный служащий — это лицо, исполняющее обязанности по муниципальной должности муниципальной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет местного бюджета.
   Субъективная сторона служебного подлога характеризуется прямым умыслом. Виновный достоверно знает, что он вносит в официальные документы ложные сведения, и столь же сознательно совершает иные действия, составляющие сущность подлога. При этом он должен руководствоваться корыстными или иными личными побуждениями.
   Цель фальсификации должностным лицом или служащим официальных документов закон не оговаривает. Однако в тех случаях, когда подлог совершается с целью последующего использования ложных документов для совершения другого тяжкого или особо тяжкого преступления, содеянное должно быть квалифицировано по совокупности как служебный подлог и приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению.
   Использование должностным лицом или служащим изготовленных им заведомо фиктивных документов при совершении хищения чужого имущества путем мошенничества, присвоения или растраты надлежит квалифицировать по совокупности за хищение и служебный подлог. Точно так же по совокупности преступлений квалифицируются действия должностного лица или служащего, который использует подделанный им официальный документ для совершения или сокрытия любого другого преступления. Подлог не требует самостоятельной квалификации лишь тогда, когда он является конструктивным признаком другого преступления (например, контрабанды).
   Закон считает служебный подлог преступлением небольшой тяжести.
   Халатность (ст. 293 УК РФ). Федеральный закон 2003 г. существенно изменил признаки уголовно наказуемой халатности. В настоящее время халатность определяется как неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба. Крупный ущерб исчисляется суммой, превышающей 100 тыс. рублей.
   Объект и субъект халатности по своему содержанию ничем не отличаются от аналогичных понятий, используемых при характеристике других преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, и проанализированы выше.
   С объективной стороны халатность характеризуется, во-первых, бездействием должностного лица или ненадлежащим (ущербным) его действием по исполнению своих обязанностей; во-вторых, наступлением последствий, указанных в законе; в-третьих, причинной связью между ненадлежащим поведением по службе должностного лица и наступившими последствиями.
   При халатности ответственность должностного лица основана на том, что оно не сделало положенного по службе или сделало это несвоевременно, неполно, неточно, некачественно и т. п. В связи с этим прежде всего требуется абсолютно точно выяснить на основе соответствующих законов, иных нормативных актов, приказов, должностных инструкций, какие именно обязанности были в установленном порядке возложены на данное должностное лицо, что конкретно оно обязано было сделать. Одних общих утверждений о невыполнении субъектом своих обязанностей, об отсутствии с его стороны должного контроля за поведением других лиц, его невнимательности и в целом ненадлежащем исполнении обязанностей по службе без уточнения, в чем именно выражались эти упущения, недостаточно для обвинения в халатности.
   Причинная связь между бездействием должностного лица и каким-либо последствием имеется лишь в том случае, если установлено, что надлежащее выполнение должностных обязанностей исключило бы наступление вредных последствий.
   Субъективная сторона. Халатность — единственное преступление против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, совершаемое по неосторожности. Неосторожная вина может быть в виде легкомыслия либо небрежности. И в том и в другом случае необходимо обосновать, что должностное лицо не только должно было, но и могло в конкретной обстановке надлежаще выполнить свои обязанности и тем самым не допустить (предотвратить) вредные последствия. При этом учитываются как объективные внешние условия, в которых находилось данное должностное лицо, так и его субъективные возможности, связанные с профессиональной подготовленностью, опытом, уровнем образования, состоянием здоровья и т. п.
   Часть 2 ст. 293 УК РФ предусматривает квалифицированный состав халатности, когда невыполнение или ненадлежащее выполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного или недобросовестного отношения к службе повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека. Особо квалифицированный состав халатности (ч. 3 ст. 293 УК РФ) связан с причинением по неосторожности смерти двух или более лиц.
   Халатность относится к числу преступлений небольшой тяжести, а при наличии квалифицирующих и особо квалифицирующих обстоятельств — к преступлениям средней тяжести.
   От халатности как преступления против интересов службы следует отличать случаи неисполнения или недобросовестного исполнения профессиональных обязанностей, никак не связанных с должностными полномочиями субъекта, даже если они у него имеются. Поэтому, например, медицинские работники государственного учреждения здравоохранения (врач, хирург, медсестра), допустившие небрежность при проведении лечения, хирургической операции, лечебной процедуры, могут нести ответственность только за неосторожное преступление против личности.
   Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ) и халатность (ст. 293) — это составы общих преступлений против государственной власти и интересов службы, которые могут быть совершены в любых звеньях публичного аппарата управления, работниками этого аппарата. За исключением халатности, все преступления против интересов службы совершаются умышленно. Обязательным условием уголовной ответственности за злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий и халатность является причинение указанных в законе последствий.

 
< Пред.   След. >