YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Уголовное право. Общая и Особенная части: Курс лекций (В.Т. Батычко) arrow 3. Преступления в сфере правильного отправления правосудия должностными лицами органов правосудия
3. Преступления в сфере правильного отправления правосудия должностными лицами органов правосудия

3. Преступления в сфере правильного отправления правосудия должностными лицами органов правосудия

   Одна из фундаментальных основ правового государства— провозглашение и реальное осуществление основных прав и свобод человека и гражданина. Поэтому важнейшей задачей государства является борьба с преступностью. Однако создание правового государства не означает полную ее ликвидацию. Государство может признаваться правовым, если одни граждане совершают преступления против других граждан или против государства, но с понятием правового государства несовместимо совершение им самим и его представителями, наделенными властными полномочиями, преступлений против граждан.
   С этих позиций привлечение невиновного к уголовной ответственности, незаконное задержание или заключение под стражу, принуждение к даче показаний, фальсификация доказательств, вынесение неправосудного приговора посягают не только на интересы органов правосудия, но и на основные права и свободы граждан — например, закрепленные в Конституции РФ право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22), запрет применения пыток и других видов жестокого обращения (ст. 21), презумпцию невиновности (ст. 49). Следовательно, объектом данной группы преступлений, кроме нормальной работы органов правосудия, являются также права и свободы человека. Поэтому рассматриваемые составы следовало бы поместить в гл. 19.
   Помимо важности охраняемого объекта, опасность данного вида преступлений состоит в том, что должностные лица органов правопорядка используют полномочия, предоставленные им для защиты прав человека, прямо противоположным образом, т. е. для совершения преступных действий против тех, кто оказался в их власти (особенно когда речь идет о задержанных или арестованных). Их действия подрывают доверие населения к власти, веру в ее справедливость. Незаконные методы собирания доказательств, осуждение невиновных препятствуют наказанию подлинных преступников.
   Особенность рассматриваемых посягательств заключается еще и в том, что они совершаются внутри самой правоохранительной системы, которая, как показывают многочисленные публикации, крайне неохотно борется с этим явлением, спасая от ответственности “своих” преступников, а иногда даже оправдывая их действия тем, что они совершались из лучших побуждений, с целью повысить раскрываемость преступлений.
   Преступления данной группы совершаются различными действиями, но все они заключаются в грубых нарушениях процессуальных правил, характеризуются умышленной виной, а их субъектами выступают определенные должностные лица судебных и правоохранительных органов.
   Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ). В соответствии со ст. 49 Конституции РФ виновность в совершении преступления может быть установлена только вступившим в законную силу приговором суда. Однако рассмотрению дела в суде предшествует расследование, важным этапом которого является привлечение лица к уголовной ответственности. Это процессуальное действие осуществляется путем вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ч. 1 ст. 171 УПК РФ) либо обвинительного акта (ст. 225 УПК РФ) при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления лицу обвинения в совершении преступления.
   Объективная сторона заключается в привлечении невиновного лица к уголовной ответственности.
   Лицо считается невиновными, если отсутствуют фактические или юридические основания привлечения его к ответственности. К фактическим основаниям относятся событие преступления и доказанность участия в нем данного лица; к юридическим — наличие в содеянном состава преступления.
   Возможны ситуации, когда лицо, совершившее деяние, предусмотренное уголовным законом, по тем или иным причинам не подлежит привлечению к ответственности либо должно быть освобождено от нее. Вопрос о том, имеется ли в случае привлечения таких лиц состав, предусмотренный ст. 299 УК РФ, решается в зависимости от характера оснований, препятствующих уголовному преследованию. Если лицо, совершившее преступление, не подлежит ответственности за него ввиду истечения сроков давности, амнистии, декриминализации деяния и по некоторым другим нереабилитирующим основаниям, то привлечение такого лица не образует объективную сторону анализируемого состава. Однако его признаки имеются, когда к ответственности было привлечено лицо, которое вообще не может быть субъектом преступления (например, не достигшее возраста уголовной ответственности).
   Деяние считается оконченным при вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого.
   Способом совершения преступления может быть и бездействие, когда при вынесении постановления имелись данные о совершении преступления определенным лицом, однако после того, как выяснилась его невиновность, постановление не было отменено.
   С субъективной стороны преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Заведомость относится к невиновности привлекаемого и означает, что лицо, выносящее такое постановление, осознает, что привлекаемый невиновен, и желает, чтобы он был привлечен к уголовной ответственности. Установление субъективной стороны представляет сложность, так как привлечение невиновного может быть вызвано или объяснено ошибкой в оценке доказательств, толковании закона и т. д., когда признаки ст. 299 УК РФ отсутствуют. Об их наличии могут свидетельствовать осведомленность о совершении преступления другим лицом, доказанность алиби привлеченного, фальсификация следственных материалов и др.
   Субъект преступления специальный — лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, которые в соответствии с процессуальными нормами имеют право привлекать к уголовной ответственности. Другие работники правоохранительных органов, в том числе руководители (начальник отдела, вышестоящий прокурор и т. д.), умышленно способствовавшие привлечению невиновного к ответственности, рассматриваются как соучастники (ст. 33 и ст. 299 УК РФ).
   Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности может сочетаться с совершением других преступлений — незаконным задержанием и заключением под стражу, принуждением к даче показаний. В этих случаях содеянное квалифицируется по совокупности ст. 299, 301 или 302 УК РФ.
   Квалифицирующим обстоятельством по ч. 2 ст. 299 УК РФ является привлечение к ответственности, соединенное с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, т. е. деяний, перечисленных в ч. 4 или 5 ст. 15 УК РФ.
   Деяние, наказуемое по ч. 1 ст. 299 УК РФ, — преступление небольшой тяжести, а по ч. 2 — тяжкое.
   Незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ). Одной из задач уголовного судопроизводства является быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию. Для решения этой задачи ст. 21 УПК РФ возлагает на прокурора и органы расследования обязанность в каждом случае обнаружения признаков преступления осуществить уголовное преследование, т. е. принять предусмотренные законом меры по установлению события преступления и изобличению лиц, виновных в совершении преступления.
   Незаконное освобождение от уголовной ответственности подрывает основы борьбы с преступностью, противоречит принципу неотвратимости наказания и тем самым нарушает нормальную работу органов правосудия.
   Объективная сторона преступления заключается в незаконном освобождении от уголовной ответственности лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления.
   Способом освобождения является вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела либо о его прекращении, причем освобождение признается незаконным, когда имелись фактические и юридические основания для уголовного преследования лица, виновного в совершении преступления, и отсутствовали основания к прекращению дела.
   Преступление считается оконченным в момент вынесения соответствующего постановления.
   Иные способы оставления преступника безнаказанным (отказ принять заявление потерпевшего, провести проверку и т. д.) не образуют объективную сторону данного деяния и могут при наличии соответствующих условий расцениваться как преступление против интересов государственной службы либо должностной проступок.
   С субъективной стороны преступление совершается только с прямым умыслом: виновный осознает незаконность своих действий и желает освободить лицо, совершившее преступление, от уголовной ответственности.
   Субъект преступления — прокурор, следователь или лицо, производящее дознание, т. е. должностное лицо, имеющее право вынести указанное выше постановление. Судья не является субъектом данного состава, а незаконное освобождение от уголовной ответственности с его стороны может квалифицироваться как вид вынесения заведомо неправосудного судебного акта (ст. 305 УК РФ).
   Деяние относится к категории тяжких преступлений.
   Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (ст. 301 УК РФ). В соответствии со ст. 22 Конституции РФ арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению, а до него лицо может быть задержано на срок не более 48 часов.
   В ст. 301 УК РФ содержатся два состава — заведомо незаконное задержание (ч. 1) и заведомо незаконное заключение под стражу или содержание под стражей (ч. 2). Между ними имеются как сходство (в обоих случаях речь идет о незаконном лишении свободы), так и ряд отличий.
   В ч. 1 ст. 301 УК РФ имеется в виду задержание как уголовно-процессуальное действие в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, и объективная сторона заключается в незаконном лишении свободы на краткий срок.
   Основания, порядок и сроки задержания регулируются ст. 91 и 92 УПК РФ. Лицо, подозреваемое в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы, может быть задержано:
   - когда оно застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
   - когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо, как на совершившее преступление;
   - когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.
   При наличии иных данных, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если в суд направлено ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. О задержании составляется протокол, в течение 12 часов сообщается прокурору. Меру пресечения в виде содержания под стражей может применить только судья, поэтому без такого постановления судьи задержанный может содержаться под стражей не более 48 часов.
   Не образуют объективную сторону данного состава иные виды задержания — например, административное (за совершение проступка, для установления личности) или с целью обеспечить исполнение приговора. Нельзя также считать процессуальным задержанием поимку (захват) лица при (или после) совершении им преступления с целью доставления в орган милиции. Лицо считается задержанным с момента его доставления в орган дознания или к следователю, а если задержание производится на основании постановления об этом органа дознания или следователя, то с момента фактического задержания. В один из указанных моментов и следует считать состав незаконного задержания оконченным.
   Задержание является незаконным как при отсутствии фактических оснований, так и при нарушении процессуальной формы. В первом случае состав имеется бесспорно. В отношении же нарушений процессуальной формы в литературе высказаны различные взгляды. Одни авторы считают, что любые нарушения порядка задержания, предусмотренного законом, содержат признаки данного состава; по мнению других, при наличии законных оснований для задержания только грубое нарушение процессуальных норм свидетельствует о наличии состава незаконного задержания. Иные же случаи нарушения формальных требований расцениваются как должностной проступок. Последняя позиция представляется более обоснованной, так как при несущественном отступлении от порядка оформления задержания деяние может быть сочтено малозначительным (ч. 2 ст. 14 УК РФ).
   Объективная сторона незаконного заключения под стражу (ч. 2 ст. 301 УК РФ) состоит в противоправном применении этой меры пресечения. Основания, порядок и сроки заключения под стражу регламентируются ст. 108 и 109 УПК РФ.
   Заключение под стражу следует считать незаконным,
   - во-первых, когда отсутствуют фактические основания для применения этой меры пресечения (например, арестовано лицо, вообще не совершившее какого-либо преступления);
   - во-вторых, когда нарушен процессуальный порядок (без постановления судьи).
   Преступление в форме незаконного содержания под стражей может быть совершено путем бездействия — когда лицо продолжают содержать под стражей после того, как отпали фактические или юридические основания для этого (например, было вынесено постановление судьи об освобождении из-под стражи или истекли максимальные сроки содержания, предусмотренные ст. 109 УПК РФ).
   Моментом окончания преступления в виде заключения под стражу является вынесение постановления об аресте, а не фактическое заключение под стражу, так как процессуальный закон применением меры пресечения считает вынесение постановления об ее избрании. Такой вывод вытекает и из постановления Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г., в котором указано, что постановление о заключении под стражу, даже в случаях, когда оно не приведено в исполнение, затрагивает права и свободы гражданина, нарушает неприкосновенность личности, в том числе психическую, оказывает давление на сознание и поступки человека. При незаконном содержании под стражей преступление окончено в момент, когда человека не освободили, хотя отпали основания для дальнейшего содержания.
   Субъективная сторона обоих видов деяния заключается в прямом умысле, о чем свидетельствует признак заведомости, т. е. виновный осознает, что произведенное им задержание, заключение под стражу или содержание под стражей является незаконным, и желает его совершить.
   Субъектом заведомо незаконного задержания может быть должностное лицо, которое вправе принимать решение о задержании подозреваемого в преступлении, т. е. орган дознания, следователь или прокурор. Однако не являются субъектами данного состава работники милиции, не занимающиеся дознанием (постовые и т. д.), так как совершаемые ими действия (поимка, захват) не являются процессуальным задержанием. Эти сотрудники при наличии соответствующих условий могут нести ответственность за преступления против интересов государственной службы.
   Субъекты заведомо незаконного заключения под стражу или содержания под стражей — лица, которые вправе избирать или отменять эту меру пресечения, т. е. указанные выше субъекты незаконного задержания, а также судьи.
   Анализируемые деяния отличаются от состава незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ) по субъекту: за последнее преступление может отвечать только частное лицо.
   Квалифицирующим обстоятельством по ч. 3 ст. 301 УК РФ является наступление тяжких последствий. К ним относятся длительный срок нахождения под стражей лица, особенно невиновного, причинение тяжкого вреда здоровью, наступление смерти, в том числе в результате самоубийства.
   Деяние, наказуемое по ч. 1, — преступление небольшой тяжести, по ч. 2 — средней тяжести, по ч. 3 — тяжкое преступление.
   Принуждение к даче показаний (ст. 302 УК РФ). “Выбивание” признаний насильственными методами характерно для всех карательных систем от древних времен, средневековой инквизиции, советских политических процессов 30—50-х годов и до настоящего времени. Подобные методы применяются в целях расправы с политическими противниками, которой для маскировки придается внешне законная форма правосудия, из карьеристских побуждений, чтобы показать себя профессионалом, умеющим раскрывать преступления, и по другим мотивам. В результате принуждения нередко в совершении преступлений признаются те, кто их не совершал, а подлинные виновники остаются безнаказанными. Но дело не только в этом — закон признает преступным сам метод получения показаний, даже если они оказались правдивыми и привели к раскрытию преступления, ибо общество не заинтересовано в том, чтобы одно преступление раскрывалось путем совершения другого, подчас более тяжкого.
   При оценке опасности принуждения к даче показаний следует также учитывать, что в соответствии со ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Это положение конкретизировано в ч. 2 ст. 75 УПК РФ, которая к недопустимым доказательствам относит показания обвиняемого, подозреваемого, данные во время следствия в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные в суде.
   Объективная сторона принуждения состоит из двух тесно связанных между собой частей: требования дать определенные показания и применения незаконных принудительных мер к допрашиваемому лицу.
   Принуждение — это психическое или физическое воздействие, в результате которого допрашиваемый вынужден дать определенные показания вопреки своему желанию.
   В ч. 1 ст. 302 УК РФ в качестве способов принуждения указаны угрозы, шантаж и иные незаконные действия. Имеются в виду любые угрозы: применить насилие, ухудшить положение допрашиваемого (добиться увольнения с работы, арестовать, поместить в камеру к рецидивистам, лишить свиданий и т. д.). Шантаж — это угроза разгласить позорящие сведения.
   Более сложным является понятие иных незаконных действий, поскольку в ч. 1 ст. 302 УК РФ оно не конкретизировано. Безусловно, речь идет не о насилии, поскольку оно прямо предусмотрено в ч. 2 ст. 302; кроме того, иные незаконные действия нужно отличать от тактических и психологических приемов допроса, как допустимых, так и недопустимых, но не представляющих собой уголовно наказуемого принуждения. К иным незаконным в смысле ч. 1 ст. 302 УК РФ следует относить действия, аналогичные угрозе (психическому насилию), т. е. парализующие волю допрашиваемого или ограничивающие его возможность контролировать свои поступки (гипноз, дача наркотических средств или других одурманивающих веществ, включая большие дозы алкоголя). При этом не имеет значения, применялись ли эти средства с использованием обмана или же с согласия либо даже по просьбе допрашиваемого. Иным незаконным действием считается также противоправное ограничение свободы (задержание, запирание в помещении и т. д.).
   Тактические и психологические приемы допроса с целью получения правдивых показаний отличаются от принуждения тем, что они направлены не на подавление воли допрашиваемого, а на изменение его позиции. Следователь может разъяснить закон, который относит к смягчающим обстоятельствам активное способствование раскрытию преступления, использовать неосведомленность допрашиваемого об установленных обстоятельствах и имеющихся доказательствах, не оглашая до определенного момента их содержание.
   Некоторую сложность представляет оценка ситуаций, когда следователь применяет недопустимые тактические приемы, например, использует особенности характера допрашиваемого (раздражительность, вспыльчивость), вызывает в нем чувства зависти, мести. То же можно сказать и об обмане: ложном обещании освободить из-под стражи, прекратить дело или предоставить другие льготы, а также о введении в заблуждение о якобы имеющихся уликах и т. д. Подобные поступки не являются принуждением в смысле ст. 302 УК РФ, так как они не лишают допрашиваемого свободы выбора варианта поведения; они оцениваются с точки зрения норм общечеловеческой морали и профессиональной этики и могут влечь дисциплинарную ответственность. Уголовная же ответственность может последовать за злоупотребление должностными полномочиями или их превышение по ст. 285 или 286 УК РФ, но лишь при наличии указанных в них условий, в частности существенном нарушении прав и законных интересов гражданина (например, допрашиваемый признал себя виновным в преступлении, которого не совершал, был осужден за него и т. д.). Нарушения процессуальных норм, не являющиеся принуждением (допрос в отсутствие защитника, когда его участие обязательно, и др.), не образуют объективную сторону данного преступления.
   Принуждение может применяться к любому лицу, дающему показания либо заключение (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель, эксперт, специалист), либо при проведении с его участием любого следственного действия (допрос, опознание, следственный эксперимент и т. д.).
   Принуждение наиболее опасно, когда оно используется для получения ложных показаний. Однако состав имеется и в случаях принуждения к даче правдивых показаний.
   Преступление окончено в момент принуждения независимо от того, были ли фактически получены требуемые показания и наступили ли какие-либо иные последствия.
   С субъективной стороны преступление совершается только с прямым умыслом: виновный сознает, что принуждает допрашиваемого к даче показаний незаконными методами, и желает действовать таким образом. Мотивы и цели на квалификацию не влияют. Нередко принуждение применяется с целью раскрыть преступление, из карьеристских побуждений, стремления создать видимость хорошей работы, что, однако, не исключает ответственность.
   Субъект преступления — следователь или лицо, производящее дознание, а также другое лицо с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание (потерпевший, сокамерники и т. д.). При отсутствии согласия ответственность наступает в зависимости от последствий (вреда здоровью) или как преступление против интересов службы.
   Анализируемый вид принуждения к даче показаний отличается от подобного преступления, предусмотренного ст. 309 УК РФ, по субъекту — за последнее деяние ответственность могут нести только частные лица.
   В ч. 2 ст. 302 УК РФ указаны квалифицирующие обстоятельства: применение насилия, издевательств или пытки.
   Насилие может выражаться в связывании, нанесении побоев, причинении вреда здоровью и т. д.; издевательство — в грубом унижении достоинства (оскорблении), причинении иных страданий, когда человека лишают на длительное время пищи, воды, сна, заставляют находиться в неудобном положении, принуждают к совершению непристойных либо бессмысленных действий и т. д.
   Определение пытки дано в примечании к ст. 117 УК РФ.
   Если в результате насилия или пытки было совершено преступление более тяжкое, чем предусмотренное в ч. 2 ст. 302 УК РФ, то содеянное квалифицируется дополнительно как убийство (ст. 105 УК РФ) либо причинение тяжкого вреда здоровью при квалифицирующих обстоятельствах (ч. 2, 3 или 4 ст. 111 УК РФ).
   Деяния, наказуемые по ч. 1 ст. 302, — преступления средней тяжести, а по ч. 2 — тяжкие преступления.
   Фальсификация доказательств (ст. 303 УК РФ). Доказательства — это любые сведения, на основе которых суд и органы расследования устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 74 УПК РФ).
   Опасность фальсификации связана с тем, что фальсифицированные доказательства могут быть приняты за подлинные, вынесенное на их основе решение внешне будет выглядеть обоснованным, в результате может последовать привлечение невиновного к уголовной ответственности, незаконное освобождение от нее, незаконный арест, вынесение неправосудного приговора или решения. Установление же фальсификации представляет значительные трудности, особенно если она совершена профессиональным юристом (следователем и др.). Поэтому преступным объявляется сам факт фальсификации независимо от наступивших последствий.
   Фальсификация (от лат. falsificare — подделывать) — это подделывание чего-то, искажение, подмена подлинного мнимым. Отсюда объективная сторона деяния заключается в подделке, замене подлинных доказательств ложными, искажающими истину.
   Сфальсифицированы могут быть любые виды доказательств — протоколы осмотров, обысков, допросов, заключения эксперта, иные документы, вещественные доказательства. Не содержит признаков данного состава подделка документов, которые не являются доказательствами (например, постановлений следователя); такие действия могут квалифицироваться как служебный подлог или подделка документов (ст. 292 или 327 УК РФ).
   Методы подделки многообразны (подчистка, замена одного предмета другим, видоизменение вещественных доказательств и т. д.), но все они могут быть сведены к двум способам: во-первых, составления целиком подложного документа или иного доказательства, в том числе для замены подлинного (интеллектуальный подлог); во-вторых, изменения имеющегося доказательства (материальный подлог).
   Конкретные способы фальсификаций и придания им доказательственной силы зависят от субъекта, его полномочий и обладают особенностями в разных видах данного состава.
   В ч. 1 ст. 303 УК РФ предусмотрена ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем; в ч. 2 — по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником.
   Лицо, участвующее в гражданском деле, его представитель, а также защитник по уголовному делу имеют право знакомиться с материалами дела и получают возможность фальсифицировать доказательства во время такого ознакомления. Кроме того, они могут представлять новые доказательства. Поэтому способами фальсификации выступают как подделка материалов, имеющихся в деле, так и представление новых поддельных материалов для их приобщения к делу. В последнем случае преступление считается оконченным в момент принятия материалов судом, так как они приобретают доказательственное значение только после этого, а ходатайство о приобщении должно квалифицироваться как покушение.
   Лицо, производящее дознание, следователь или прокурор имеют доступ к делу и обладают правом самостоятельно приобщать к нему доказательства. Они имеют возможность фальсифицировать доказательства всеми указанными выше способами. Моментом окончания преступления является включение в материалы дела заведомо фальсифицированных доказательств.
   С субъективной стороны преступление может совершаться только с прямым умыслом: виновный осознает, что фальсифицирует материалы, и желает, чтобы они использовались в качестве доказательств. При этом не имеет значения цель фальсификации (осуждение невиновного, освобождение от ответственности виновного, создание видимости раскрытия преступления и т. д.).
   Субъекты преступления прямо указаны в ст. 303 УК РФ: по ч. 1 ими являются лица, участвующие в гражданском деле (истцы, ответчики, третьи лица) или их представители; по ч. 2 — лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или защитник. Иные представители власти (судьи, оперативные работники милиции, не производящие дознание) при совершении подобных действий могут нести ответственность за служебный подлог (ст. 292 УК РФ); другие лица (защитник, потерпевший, обвиняемый, свидетель и т. д.) — за подделку документов (ст. 327 УК РФ).
   В ч. 3 ст. 303 УК РФ содержится два квалифицирующих обстоятельства. Первое из них — фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, т. е. указанном в ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ. Второе — наступление тяжких последствий. Оно относится не только к уголовным, но и гражданским делам, а тяжкими последствиями следует считать привлечение невиновного к уголовной ответственности, его длительное содержание под стражей, осуждение, самоубийство, причинение тяжкого вреда здоровью, нарушение трудовых, жилищных и других важнейших прав граждан, причинение особо крупного материального ущерба. В соответствующих случаях содеянное должно квалифицироваться по совокупности ст. 303 и ст. 299, 301 УК РФ.
   Деяние, описанное в ч. 1 ст. 303 УК РФ, — небольшой тяжести, в ч. 2 — средней тяжести, в ч. 3 — тяжкое.
   Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305 УК РФ).
   Акты, выносимые судом при рассмотрении дел, затрагивают основные права и свободы человека либо другие существенные интересы граждан и организаций. Поэтому вынесение неправосудного акта наносит большой вред государству, физическим и юридическим лицам. Укрепление независимости судей должно сочетаться с повышением их ответственности, особенно за грубые умышленные нарушения законности, к числу которых относится анализируемое преступление.
   В ст. 305 УК РФ говорится о приговорах, решениях или иных судебных актах. Приговоры и решения — это акты, выносимые судом первой инстанции при разрешении дела по существу. К иным судебным актам, которые имеются в виду в данной норме, относятся другие процессуальные документы судов первой инстанции (например, постановления), существенно влияющие на разрешение дела или затрагивающие важные права личности (о заключении под стражу как мере пресечения, отмене условного осуждения или отсрочки исполнения приговора, прекращении дела, условно-досрочном освобождении, снятии судимости и по некоторым другим вопросам). В ст. 305 УК РФ имеются в виду также акты судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций (определения и постановления). В то же время в сферу действия данной нормы не входят судебные акты, не затрагивающие существо дела и разрешающие вопросы организационного характера (об отложении слушания дела, порядке ведения судебного заседания и т. д.).
   Неправосудный акт — это акт, вынесенный с грубым нарушением норм материального права, например приговор, если им осужден невиновный или оправдан виновный, дана неправильная юридическая квалификация содеянного или назначена явно несправедливая мера наказания. Неправосудность может заключаться также в грубых нарушениях процессуальных норм: односторонности или неполноте исследования материалов дела, противоречии выводов фактическим обстоятельствам. Однако не любое, даже существенное нарушение процедурных правил свидетельствует о наличии признаков ст. 305 УК РФ. Если нарушено право на защиту, отсутствует протокол судебного заседания и допущены некоторые другие отступления от закона, то приговор в процессуальном отношении является неправосудным и подлежит отмене. Однако такой приговор не должен считаться неправосудным в смысле ст. 305 УК РФ, если указанные нарушения не повлекли осуждение невиновного и другие указанные выше последствия.
   Решение по гражданскому делу считается неправосудным, если им полностью или в значительной части необоснованно удовлетворен иск либо отказано в нем, а также при грубом (аналогичном описанному выше) нарушении процессуальных норм.
   Определения и постановления кассационных или надзорных инстанций являются неправосудными, если ими необоснованно оставлены без изменения или, наоборот, отменены приговоры (решения) либо в них внесены такие изменения, в результате которых судебный акт в окончательном виде становится неправосудным.
   Преступление окончено в момент вынесения акта, т. е. его подписания судьями. Но ответственность по ст. 305 УК РФ может наступать лишь при условии, что акт впоследствии был отменен, ибо без этого он не может считаться неправосудным.
   Субъективная сторона заключается в прямом умысле, о чем свидетельствует указание на заведомость, которая относится к неправосудности акта, причем судья сознавал, что вынесенное им решение неправосудно.
   Постановление незаконных решений в результате ошибки не содержит признаков данного состава, но при определенных условиях может рассматриваться как преступление против интересов государственной службы, например халатность (ст. 293 УК РФ).
   Субъекты преступления — лица, участвующие в вынесении неправосудного акта. В первую очередь это судьи, которыми в соответствии со ст. 1 Закона РФ от 26 июня 1992 г. “О статусе судей в Российской Федерации” являются лица, наделенные в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе, т. е. профессиональные судьи всех судов — Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции (в том числе мировые судьи), арбитражных судов.
   Ответственность по ст. 305 УК РФ могут также нести представители населения, непосредственно участвующие в отправлении правосудия (заседатели).
   Квалифицирующими обстоятельствами по ч. 2 ст. 305 УК РФ являются вынесение незаконного приговора суда к лишению свободы или наступление иных тяжких последствий. Понятие иных тяжких последствий такое же, как и в ч. 3 ст. 303 УК РФ.
   Деяние, наказуемое по ч. 1 ст. 305 УК РФ, — преступление средней тяжести, а по ч. 2 — тяжкое.

 
< Пред.   След. >