YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Уголовное право. Общая и Особенная части: Курс лекций (В.Т. Батычко) arrow 2. Посягательства на представителей власти
2. Посягательства на представителей власти

2. Посягательства на представителей власти

   Управленческая деятельность органов власти осуществляется специально на то уполномоченными должностными лицами, в том числе представителями власти. Уголовно-правовое регулирование, связанное с их правовым статусом, отличается двумя особенностями. С одной стороны, государственная власть предъявляет повышенные требования к своим представителям и предусматривает более строгую их ответственность за неправомерные действия, совершенные с использованием служебных полномочий, по сравнению с реакцией на аналогичные поступки других граждан (соответствующие составы находятся в гл. 30 УК РФ). С другой стороны, законодательство предусматривает усиленную охрану представителей власти, что выражается в применении специальных мер безопасности по их охране и более суровой ответственности за некоторые действия против них по сравнению с такими же посягательствами на рядовых граждан. Последние виды деяний относятся к преступлениям против порядка управления.
   Особенность общественной опасности анализируемых деяний в том, что они нарушают нормальную работу органов власти путем воздействия на их представителей определенными способами и тем самым препятствуют осуществлению властных полномочий. Кроме того, подобные действия подрывают авторитет власти и ее представителей в глазах населения. Поэтому основным объектом является нормальная деятельность органов власти по осуществлению их функций, а дополнительными — личная безопасность, жизнь, здоровье, честь и достоинство представителей власти, их близких, а в некоторых случаях также иных лиц.
   В большинстве преступлений данной группы в качестве потерпевших указаны представители власти, сотрудники правоохранительных и контролирующих органов. В соответствии с примечанием к ст. 318 УК РФ представителем власти признается должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости. Следовательно, основной признак представителя власти — обязательность его распоряжений для всех граждан, в том числе не подчиненных ему по службе.
   Перечень должностных лиц правоохранительных или контролирующих органов приводится в ст. 2 Федерального закона от 22 марта 1995 г. “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов”. К ним отнесены: прокуроры, следователи, лица, производящие дознание и осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, сотрудники органов внутренних дел, контрразведки, налоговой полиции, государственной охраны, контрольных органов Президента РФ и глав администраций субъектов РФ, таможенных органов, органов охотничьего надзора, рыбоохраны, лесной охраны, санитарно-эпидемиологического надзора и некоторые другие. Потерпевшими признаются также близкие представителя власти.
   Объективная сторона заключается в совершении деяний, которые препятствуют представителям власти осуществлять служебные функции путем посягательства на жизнь, применении насилия, угроз, разглашении сведений о мерах безопасности, нанесении оскорблений. Более подробная характеристика способов дается при анализе конкретных составов.
   Субъективная сторона всех преступлений анализируемой группы характеризуется умыслом, в содержание которого входит осознание того, что действия совершаются против представителя власти или иного лица, указанного в качестве потерпевшего в соответствующем составе; при отсутствии такого осознания ответственность наступает за преступление против личности.
   Субъектом может быть любое лицо, достигшее 16 лет и обладающее вменяемостью.
   Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ). Преступление, предусмотренное ст. 317 УК РФ, похоже на другое— предусмотренное ст. 295 УК РФ (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование). У них одинаковая объективная сторона (убийство или покушение на убийство). Различия заключаются в том, против кого и в связи с чем, совершены эти действия.
   В ст. 317 УК РФ в качестве потерпевших указаны сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие, их близкие.
   Понятие сотрудника правоохранительного органа изложено выше при общей характеристике данной группы преступлений. Военнослужащими являются лица, находящиеся на военной службе, независимо от оснований ее несения (по призыву, контракту), званий (офицеры, рядовые) и ведомства.
   Посягательство должно быть связано с деятельностью по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. К такого рода деятельности относятся несение постовой или патрульной службы на улицах и в общественных местах; поддержание порядка во время демонстраций, митингов и других массовых мероприятий, при ликвидации последствий аварий, стихийных бедствий; предотвращение или пресечение противоправных посягательств.
   Если же посягательство было связано с другой деятельностью сотрудника правоохранительного органа, оно квалифицируется по другим статьям. Например, посягательство на жизнь следователя милиции в связи с привлечением его к несению патрульной службы квалифицируется по ст. 317 УК РФ, а в связи с его участием в расследовании преступления — по ст. 295 УК РФ. Посягательство на жизнь из-за какой-либо иной служебной деятельности сотрудника милиции (кроме охраны общественного порядка, обеспечения общественной безопасности или расследования), представляет собой преступление против жизни — убийства в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности (п. “б” ч. 2 ст. 105 УК РФ).
   Анализируемый состав отличается от террористического акта (ст. 277 УК РФ) также по признакам потерпевшего (государственный или общественный деятель) и характеру деятельности потерпевшего (государственная или иная политическая деятельность).
   Субъективная сторона при убийстве — прямой или косвенный умысел, при покушении на убийство — только прямой умысел, причем виновный осознает, что потерпевший является сотрудником правоохранительного органа или военнослужащим.
   Обязательным признаком является цель воспрепятствовать законной деятельности указанных лиц или отомстить им за такую деятельность.
   Субъектом может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.
   Преступление относится к категории особо тяжких.
   Применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК РФ). Объективная сторона заключается в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозе применения любого насилия (ч. 1 ст. 318 УК РФ), или же в применении насилия, опасного для жизни или здоровья (ч. 2 ст. 318 УК РФ). Угроза либо насилие, не опасное или опасное для жизни или здоровья, имеют такое же содержание, что и в составах насильственного грабежа (п. “г” ч. 2 ст. 161 УК РФ) или разбоя (ст. 162 УК РФ).
   Особенность состава в том, что неправомерные действия в отношении представителя власти должны быть связаны с исполнением им своих должностных обязанностей. Подобная связь имеется, когда запугивание или насилие используются для воспрепятствования исполнению служебных обязанностей, либо на почве мести за совершенные служебные действия, либо в связи с нахождением потерпевшего на службе в органах власти.
   Конкретные способы совершения преступления могут быть разнообразными. Одним из часто встречающихся, особенно в отношении работников милиции, является насильственное сопротивление. К нему относится активное противодействие осуществлению представителем власти полномочий, которыми он наделен в связи с исполнением своих служебных обязанностей, сопряженное с применением силы (нанесение ударов, побоев, причинение вреда здоровью и т. д.). Сопротивление оказывается, как правило, при попытке представителя власти предотвратить либо прекратить неправомерные действия, при задержании правонарушителя и т. д. Однако насилие не всегда связано с сопротивлением, оно может применяться и в других случаях — с целью принудить представителя власти отказаться от выполнения служебного долга и т. д.
   Не образует объективную сторону данного состава неправомерное поведение в отношении представителей власти, не сопровождавшееся угрозами либо насилием, например бездействие, выразившееся в неподчинении законным распоряжениям. Простое неповиновение влечет применение мер принуждения; за злостное неповиновение распоряжению или требованию работника милиции предусмотрена административная ответственность (ст. 19.3 КоАПРФ).
   Важным моментом, характеризующим анализируемый состав, является правомерность действий представителей власти. Необходимость устанавливать это обстоятельство специально подчеркнута в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР “О судебной практике по делам о посягательстве на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников и военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка”. Преступления могут считаться направленными против порядка управления только тогда, когда они были ответной реакцией на законные действия представителей власти. Если же поведение последних было незаконным, то противодействие им не может считаться посягающим на нормальную работу органов управления и либо расценивается как преступление против личности, либо вообще не признается преступным, например, когда насилие к представителям власти было применено в состоянии необходимой обороны (ст. 37 УК РФ).
   Субъектом может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.
   Субъективная сторона преступления характеризуется умыслом, в содержание которого входит осознание того, что действие совершается против представителя власти или его близких.
   Анализируемый состав является разновидностью преступлений против здоровья, совершаемых при квалифицирующем обстоятельстве — в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности. Такие квалифицированные виды содержатся в составах причинения тяжкого вреда здоровью (п. “а” ч. 2 ст. 111 УК РФ), вреда здоровью средней тяжести (п. “б” ч. 2 ст. 112 УК РФ), истязания (п. “б” ч. 2 ст. 117 УК РФ). Отличие указанных норм от ст. 318 УК РФ состоит в том, что в них речь идет о преступлениях против любых лиц, осуществляющих служебную деятельность, а в нормах ст. 318 УК РФ — только против представителей власти. Поэтому при квалификации предпочтение отдается ст. 318 УК РФ. Исключение составляют лишь причинение тяжкого вреда здоровью при особо квалифицирующих обстоятельствах, указанных в ч. 3 и 4 ст. 111 УК РФ, когда содеянное квалифицируется по этой статье, поскольку ее санкция строже, чем в ч. 2 ст. 318 УК РФ.
   Деяние, описанное в ч. 1, — преступление средней тяжести, в ч. 2 — тяжкое преступление.
   Оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ). Объективная сторона заключается в оскорблении, понятие которого аналогично данному в общем составе оскорбления (ст. 130 УК РФ). Отличия же (кроме объекта и круга потерпевших) заключаются в публичном характере оскорбления и его связи с исполнением представителем власти своих должностных обязанностей.
   Признак публичности означает, что оскорбление наносится в присутствии хотя бы еще одного лица, кроме потерпевшего.
   Второй признак указан в диспозиции ст. 319 УК РФ в двух вариантах:
   - при исполнении должностных обязанностей означает оскорбление непосредственно в момент совершения служебных действий;
   - понятие “в связи с исполнением” — значительно шире; здесь поводом для оскорбления может быть либо месть за ранее совершенные действия, либо факт службы потерпевшего в органах власти.
   Субъективная сторона характеризуется умыслом, с осознанием того, что действия совершаются против представителя власти.
   Субъект — любое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.
   Деяние относится к категории преступлений небольшой тяжести.
   Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320 УК РФ). Общая характеристика состава и ряд признаков объективной стороны совпадают с описанными ранее при анализе состава разглашения сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст. 311 УК РФ). Однако имеется и несколько различий.
   Первое из них касается круга потерпевших: в ст. 320 УК РФ ими являются не судьи и участники уголовного процесса, а другие должностные лица правоохранительных или контролирующих органов (их признаки изложены при анализе примечания к ст. 318) или их близкие.
   Второе отличие связано с субъективной стороной: в ст. 311 УК РФ нет указания на цель, а обязательным признаком состава ст. 320 УК РФ является цель воспрепятствования служебной деятельности, т. е. меры безопасности разглашаются для того, чтобы лишить работника состояния защищенности, изменить его поведение в пользу виновного.
   Третье отличие касается субъекта: в ст. 320 УК РФ (в отличие от ст. 311 УК РФ) его признаки не приведены, следовательно, им может быть любое лицо, которому известно о предпринятых мерах безопасности, конечно обладающее вменяемостью и возрастом уголовной ответственности.
   В ч. 2 ст. 320 УК РФ в качестве квалифицирующего обстоятельства предусмотрены тяжкие последствия, содержание которых не отличается от указанных в ч. 2 ст. 311 УК РФ.
   Деяние, наказуемое по ч. 1 ст. 320 УК РФ, — преступление небольшой тяжести, а по ч. 2 — преступление средней тяжести.
   Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ). Основная цель учреждений, исполняющих наказания в виде лишения свободы, состоит в исправлении лиц, отбывающих этот вид наказания. Неправомерные действия, совершаемые осужденными, препятствуют выполнению указанной задачи, причем наибольшую опасность представляют действия, посягающие на личную безопасность осужденных и сотрудников этих учреждений. Поэтому основным объектом является нормальная деятельность учреждений уголовно-исполнительной системы, дополнительными — личная безопасность и здоровье ее сотрудников и осужденных.
   В качестве потерпевших в ч. 1 ст. 321 УК РФ указаны осужденные, а в ч. 2 — сотрудники места лишения свободы или места содержания под стражей. Для уяснения того, кто входит в их число, необходимо обратиться к Закону РФ от 21 июля 1993 г. “Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы”.
   В ч. 1 ст. 24 этого Закона содержится перечень лиц, считающихся работниками уголовно-исполнительной системы, в который включены две группы. Первая из них — сотрудники, имеющие специальные звания рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ (в 1997 г. принято решение о передаче мест лишения свободы в ведение Министерства юстиции). Вторая группа— рабочие и служащие учреждений, исполняющих наказания, объединений учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности, предприятий учреждений, исполняющих наказания, центральных и территориальных органов управления уголовно-исполнительной системы, а также следственных изоляторов, предприятий, научно-исследовательских, проектных, лечебных, учебных и иных учреждений, входящих в уголовно-исполнительную систему. В п. 2 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 21 июня 1985 г. “О судебной практике по делам об уголовной ответственности за действия, дезорганизующие работу исправительно-трудовых учреждений” указывается, что к администрации учреждений помимо лиц начальствующего состава и военнослужащих Внутренних войск относятся также лица, осуществляющие в местах лишения свободы общеобразовательное и профессионально-техническое обучение, медицинское обслуживание, руководство производственной деятельностью осужденных. Из этого вытекает, что сотрудниками в смысле ст. 321 УК РФ следует считать всех лиц, входящих в персонал учреждений уголовно-исполнительной системы.
   К числу потерпевших относятся также сотрудники мест содержания под стражей, т. е. изоляторов временного содержания, следственных изоляторов и других мест, где находятся задержанные или арестованные.
   Объективная сторона заключается в действиях, указанных в диспозиции ч. 1 и 2 ст. 321 УК РФ: угрозе применения любого насилия или фактическом применении насилия, не опасного для жизни или здоровья.
   Действия в отношении осужденного должны быть связаны с его исправлением либо выполнением им общественной обязанности, к которым относятся участие в самодеятельных организациях осужденных, а также любые иные поступки, направленные на укрепление дисциплины и порядка в учреждении.
   Обязательным элементом преступления в отношении сотрудника является связь угрозы или насилия с его служебной деятельностью. Это может быть при сопротивлении, т. е. противодействии выполнению сотрудником служебных функций, на почве мести за служебные действия или вообще за то, что он работает в уголовно-исполнительной системе. Но данного состава не будет, если действия виновного были вызваны личными неприязненными отношениями с потерпевшим, не связанными с его служебной деятельностью, либо неправомерным поведением потерпевшего.
   Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, а при совершении действий в отношении осужденных— также целью воспрепятствовать исправлению потерпевшего или из мести за выполнение им общественной обязанности. Речь идет о стремлении виновного путем запугивания или насилия заставить потерпевшего не соблюдать правила режима, уклоняться от труда или участия в мероприятиях, проводимых администрацией, либо принудить к совершению неправомерных действий, нарушающих порядок, установленный в местах лишения свободы. При этом не имеет значения, встал ли потерпевший на путь исправления или же является нарушителем режима— наказуем сам факт воспрепятствования его действительному или возможному исправлению.
   Субъектом может быть любое лицо, в первую очередь отбывающее наказание в месте лишения свободы или содержащееся под стражей. Однако, поскольку в ст. 321 УК РФ нет указаний на специального субъекта, не исключена ответственность других лиц (например, родственников осужденных).
   Квалифицирующими обстоятельствами по ч. 3 ст. 321 УК РФ является совершение преступления организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья. Понятия насилия, не опасного либо опасного для жизни или здоровья, аналогичны тем, которые содержатся в составах насильственного грабежа (п. “г” ч. 2 ст. 161 УК РФ) и разбоя (ст. 162 УК РФ).
   Деяние, описанное в ч. 1 и 2, — преступление средней тяжести, а в ч. 3 — особо тяжкое преступление.

 
< Пред.   След. >