YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Банковское право (Под ред. проф. А.А. Травкина) arrow 4. Поручительство
4. Поручительство

4. Поручительство

   Одним из распространенных способов обеспечения исполнения обязательств по кредитным договорам является поручительство, сущность которого заключается в том, что поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части (ст. Зб1 ГК).
   Обеспечительная функция поручительства заключается в том, что для кредитора увеличивается вероятность исполнения обязательства, так как в случае его нарушения должником кредитор может предъявить требования не только к нему, но и к поручителю. То есть, в отличие от залога, когда кредитор действует по принципу римского права “верю не лицу, а вещи” и предоставляет должнику реальный (обеспеченный имуществом) кредит, в данном случае предоставляется личный (основанный лишь на доверии) кредит.
   Экономическая привлекательность данного вида обеспечения исполнения обязательства заключается в том, что к имуществу основного должника из которого кредитор может получить удовлетворение, присоединяется имущество, принадлежащее поручителю. Но для этого кредитор должен быть уверен в том, что поручитель обладает достаточным имуществом для удовлетворения его требований.
   Поэтому в банковской, например, практике при предоставлении кредита под поручительство возникает проблема определения платежеспособности поручителя, поскольку данный фактор играет большое значение в случае предъявления требований к поручителю при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства заемщиком.
   В практике работы Сбербанка РФ платежеспособность поручителя определяется экономической и юридической службами банка по той же методике, которая применяется для определения платежеспособности самого заемщика. От поручителя истребуется полный пакет документов, свидетельствующих о финансовой устойчивости поручителя, его хозяйственных связях, дебиторской, кредиторской задолженности (если поручителем выступает юридическое лицо), справки о доходах поручителей — физических лиц.
   Кредит может быть выдан заемщику под поручительство определенного лица (лиц) только после положительных решений соответствующих служб банка и решения кредитно-инвестиционного комитета о способности поручителя погасить кредит заемщика в случае возникновения просроченной задолженности последнего по кредитному договору.
   Процедура определения кредитоспособности поручителя, используемая в практике работы указанного банка, по-нашему мнению, достаточно эффективна. В случае невозможности заемщика по каким-либо причинам вернуть кредит и уплатить по нему проценты, поручитель будет обязан в полном объеме, включая проценты и неустойку, погасить задолженность заемщика в соответствии с условиями договора поручительства. Поэтому необходимо заранее установить, способен ли поручитель исполнять данную обязанность и отвечать по долгам заемщика.
   Договор поручительства заключается между кредитором по основному обязательству и поручителем в письменной форме, несоблюдение которой влечет его недействительность (ст. 362 ГК).
   Он может быть заключен одним из двух способов: 1) путем составления одного документа, подписанного сторонами — поручителем и кредитором, либо 2) путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной и иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК).
   На практике нередко возникает вопрос, должен ли в составлении договора поручительства принимать участие кредитор по основному обязательству, и в какой форме это должно выражаться? Анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод о том, что кредитор должен участвовать в заключении договора поручительства, поскольку статья 361 ГК РФ прямо указывает, что поручитель обязывается перед кредитором другого лица, что же касается формы такого участия, то практика показывает, что не обязательно составление единого документа всеми тремя сторонами. Отметка о принятии поручительства, сделанная кредитором на письменном документе, составленном должником и поручителем, может свидетельствовать о соблюдении письменной формы сделки поручительства. Так, например, организация-поручитель обратилась в арбитражный суд с иском о признании договора поручительства недействительным по основаниям, предусмотренным статьей 362 ГК РФ, то есть в связи с несоблюдением письменной формы договора.
   При рассмотрении спора суд установил, что должником и поручителем был составлен письменный документ, в котором приводится номер и дата основного договора, содержатся сведения о должнике, кредиторе и характере основного обязательства, установлена обязанность поручителя отвечать перед кредитором за исполнение должником этого основного обязательства, а также определены пределы и основания ответственности поручителя. На указанном документе, подписанном должником и поручителем, кредитор совершил отметку о принятии поручительства.
   Факт составления такого документа без участия кредитора дал основания поручителю оспаривать действительность договора поручительства со ссылкой на нарушение простой письменной формы (п. 2 ст. 434 ГК РФ).
   Арбитражный суд отказал в удовлетворении исковых требований, указав на то, что договор поручительства заключен путем составления одного документа, воля кредитора и поручителя явно выражена и зафиксирована в письменной форме. При изложенных обстоятельствах суд пришел к выводу о соблюдении в данном случае требований статьи 362 ГК РФ.
   Необходимо отметить, что также как и при заключении самого кредитного договора, при заключении договора-поручительства очень часто возникает проблема, связанная с компетенцией органов организации-поручителя принимать решение и подписывать такой договор.
   Например, кредитный договор, заключенный банком “Адамас-Самара-Банк” с ТОО, был обеспечен договором поручительства — гарантийным письмом АО “НК НПЗ” от 01.08.94, подписанным лицом, исполняющим обязанности генерального директора акционерного общества.
   Согласно ст. 9 устава этого АО, принятие решений, касающихся выдачи гарантий, входит в компетенцию совета директоров, а не генерального директора. Такое разграничение полномочий совета директоров и исполнительных органов общества (генерального директора) соответствует нормам Типового устава акционерного общества открытого типа, утвержденного Указом Президента РФ от 01.07.92 № 721.
   Поскольку решение о выдаче гарантии совет директоров не принимал и в последствии сделку не одобрял, договор поручительства не соответствует требованиям закона и должен быть признан недействительным в силу ст. 1б8 ГК РФ.
   В связи с этим указанный договор поручительства был признан арбитражным судом недействительным, и ответственность по кредитному договору была возложена на заемщика. Таким образом, по существу, кредитное обязательство осталось не обеспеченным.
   Действующие в настоящее время федеральные законы “Об акционерных обществах” и “Об обществах с ограниченной ответственностью” содержат определения крупных сделок АО и ООО, для совершения которых требуется либо решение общего собрания общества большинством в три четверти голосов, либо совета директоров.
   Поскольку крупной сделкой признается сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждении или возможности отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более двадцати пяти процентов стоимости имущества общества, определенных на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок Следует внимательно подходить и к договору поручительства, если им обеспечивается кредитный договор на большую сумму, так как он предполагает косвенную возможность отчуждения имущества общества.
   Помимо вопроса о том, кто принимает решение о заключении договора поручительства, важной является проблема, кто его подписывает от имени организации-поручителя. Зачастую на практике вместо исполнительного органа юридического лица, наделенного правом ведения дел от имени юридического лица без доверенности, договор подписывают другие должностные лица, не наделенные таким правом.
   Кредитор, предоставляющий заемщику свои средства, должен заботиться об их возврате и обеспечении такого воз врата.
   В соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем существенным его условиям.
   В отношении договора поручительства существенными условиями, без которых он считается незаключенным, являются четкое указание, за кого было выдано поручительство, указание на основное обязательство между должником и кредитором.
   При отсутствии в договоре поручительства условий, позволяющих определить, за исполнение какого обязательства дано поручительство, договор считается незаключенным.
   Это связано с тем, что поручительство является акцессорным обязательством по отношению к основному и существует постольку, поскольку существует основное обязательство. Естественно, что с отпадением основного обязательства (в частности, если оно недействительно) поручительство прекращается. Главное условие, предъявляемое п. 3 ст. 329 ГК к требованию, обеспеченному поручительством, — его действительность. Поручительством можно обеспечивать обязательство, которое возникнет в будущем.
   На практике это, казалось бы, простое утверждение вызывает сомнения. Так, например, коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к заемщику и поручителю о взыскании суммы основной задолженности по кредитному договору, процентов и пеней за просрочку возврата долга.
   Арбитражный суд удовлетворил исковые требования полностью за счет заемщика, указав, что договор поручительства сторонами фактически не заключен, поскольку он был подписан ранее кредитного договора и на сумму, превышающую выданный кредит.
   Однако в соответствии со статьей Зб1 ГК РФ договор поручительства может быть заключен для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем.
   Имевшиеся в тексте договора поручительства сведения позволяли определить, по какому обязательству предоставлено обеспечение; сумма кредита не превысила предельную сумму, на которую было дано поручительство. Каких-либо других кредитных договоров под данное поручительство не заключалось.
   Исходя из этого, апелляционная инстанция решение суда первой инстанции изменила, и на основании статьи 365 ГК РФ удовлетворила исковые требования за счет заемщика и поручителя солидарно.
   В любом случае поручительство может служить обеспечением только тех обязательств, которые подлежат денежной оценке.
   Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником.
   В отношении объема ответственности поручителя ГКРФ внес некоторую конкретизацию по сравнению с ГК РСФСР, включив в него уплату судебных издержек наряду с ответственностью за убытки и уплатой процентов (п. 2 ст. 363 ГК РФ). В новом ГК нет прямого указания на возможность взыскания с поручителя неустойки, как предусматривало ранее действующее законодательство. Между тем, возможность взыскания с должника именно неустойки, а не убытков, как правило, предпочтительнее для кредитора, так как процесс доказывания наличия и размера убытков обычно является сложным и не всегда реальным делом. Практика уже ищет пути разрешения данной проблемы.
   Кредитор обратился в арбитражный суд с иском к поручителю о возврате взятых в займы денег, уплате процентов за пользование ими и пени.
   Как следует из материалов дела, договором поручительства предусмотрена ответственность поручителя за возврат должником суммы займа и процентов за пользование им в размере, определенном договором займа.
   В установленный срок заемщик свои обязательства не исполнил, в связи с чем кредитор обратился к поручителю с требованием об их исполнении. После отказа поручителя от исполнения обязательства кредитор предъявил к нему иск.
   Арбитражный суд исковые требования удовлетворил полностью. Поручитель подал апелляционную жалобу, в которой просил решение в части взыскания с него пени отменить, поскольку по договору поручительства он не гарантировал уплату за должника неустойки.
   В отзыве на жалобу кредитор просил оставить решение без изменения, поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 363 ГК РФ поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства. В рассматриваемом договоре нет прямой оговорки об исключении ответственности в форме неустойки. В связи с этим кредитор полагал, что условие договора об ответственности за воз врат долга и процентов следует рассматривать как определяющее содержание обязательства, за которое отвечает поручитель, а не как условие об ограничении его ответственности.
   Апелляционная инстанция решение в части взыскания неустойки отменила, и в этой части в иске отказала. При этом апелляционная инстанция исходила из диспозитивности правила, установленного пунктом 2 статьи 363 Кодекса.
   Поскольку в данном случае договором были установлены условия, ограничивающие ответственность поручителя, суд не вправе был возлагать на поручителя ответственность за уплату неустойки.
   Таким образом, можно сделать вывод, что, так как вопрос о взыскании с поручителя неустойки не решен действующим законодательством, кредитору рекомендуется включать подобные условия в текст договора.
   В своих возражениях против требований кредиторов об исполнении обязательства поручители нередко ссылаются на изменение характера своих отношений с должником и устранение оснований, повлекших выдачу поручительства.
   Юридическое лицо выступило поручителем по кредитному договору заключенному между банком и заемщиком. Между банком и поручителем был заключен договор, в котором определялись основания и объем ответственности поручителя по кредитному обязательству. В связи с невозвратом кредита в установленный срок банк обратился с иском к поручителю как солидарному должнику по кредитному обязательству. Поручитель отказался удовлетворить требования банка-кредитора по причине того, что поручительство было выдано им на основании договора о совместной деятельности, заключенного с должником. Поскольку до говор о совместной деятельности был расторгнут в связи с невыполнением другой стороной своих обязанностей, поручитель должен быть освобожден от своей ответственности.
   Эти доводы обоснованно отклонены арбитражным судом. В соответствии со статьей 361 ГК РФ поручительство — договор между поручителем и кредитором другого лица. Характер отношений между должником и поручителем не влияет на характер отношений между поручителем и кредитором, если иное не установлено договором поручительства.
   ГК РФ предусматривает солидарную ответственность поручителя перед кредитором. Банки в настоящее время могут предъявлять требования одновременно и к заемщику, и к его поручителям о взыскании в полном объеме задолженности по кредитному договору.
   Должник и поручитель одновременно остаются обязанными до полного погашения задолженности. Несмотря на то, что данное положение является как бы “прописной истиной”, суды допускают ошибки при его применении.
   Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (заемщику) и акционерному обществу (поручителю) о взыскании невозвращение кредита и процентов за пользование им.
   Решением арбитражного суда иск удовлетворен за счет поручителя, в иске к заемщику отказано.
   Мотивом освобождения заемщика от ответственности послужило отсутствие у него денежных средств, достаточных для погашения долга перед истцом, и возложение в связи с этим ответственности на поручителя.
   При принятии данного решения судом не было учтено, что отказ в иске к одному из ответчиков фактически означает признание требований истца к нему необоснованными. Между тем, по данному делу было установлено неисполнение заемщиком своих обязательств, что подтверждало правомерность имущественных претензий к нему кредитора.
   Поскольку в договоре поручительства не было установлено иное, поручитель и должник отвечали в данном случае перед кредитором солидарно (ст. 363 Кодекса).
   Поэтому при принятии решения следовало исходить из того, что при наличии оснований для привлечения к ответственности обоих солидарных должников в резолютивной части решения указывается о взыскании соответствующей суммы с обоих ответчиков солидарно.
   Самостоятельную ответственность перед кредитором поручитель, не исполнивший своего обязательства, несет только в случае установления такой ответственности непосредственно в договоре поручительства.
   Кредитор обратился в арбитражный суд с иском к поручителю о возврате основной суммы долга и уплате процентов за пользование денежными средствами, поскольку должник обязательство не исполнил.
   Как следует из материалов дела, договором поручительства предусмотрена ответственность поручителя за неисполнение заемщиком обязательства по возврату основной суммы долга и уплате процентов за пользование денежными средствами.
   В связи с неисполнением обязательства должником кредитор обратился с требованием о платеже к поручителю, несущему солидарную ответственность с должником. Поручитель от удовлетворения предъявленного ему требования отказался, сославшись на недействительность договора поручительства.
   Кредитор обратился в арбитражный суд с иском к поручителю, требуя взыскать с него основную сумму долга, проценты за пользование денежными средствами в размере, установленном договором, начисленные со дня вынесения решения, и проценты, установленные статьей 395 Кодекса со дня, когда поручителю было предъявлено требование о платеже, от оплаты которого он отказался.
   Арбитражный суд исковые требования удовлетворил в части основного долга и процентов, установленных договором. В части процентов, установленных статьей 395 Кодекса, в иске было отказано на том основании, что поручитель не несет самостоятельной ответственности за уплату денежных средств. Ответственность поручителя ограничивается уплатой сумм, причитающихся с основного должника, если иное не установлено договором поручительства. В данном случае основным договором предусматривался иной размер процентов, уплачиваемых при просрочке возврата долга. Указанные проценты и подлежат уплате поручителем.
   Новым ГК РФ предусматривается также иной порядок определения сроков поручительства. Так, в силу статьи 367 ГК РФ, поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, а если такой срок договором не предусмотрен, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к поручителю в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства, но когда срок исполнения не указан и не может быть определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение 2-х лет со дня заключения договора поручительства.
   Данная норма коренным образом отличается от соответствующих норм ГК 1964 года и Основ гражданского законодательства 1991 г., в соответствии с которыми поручительство считалось прекращенным, если в течение трехмесячного срока кредитор не предъявил иска к поручителю (ст. 208 ГК 1964 г.), причем этот срок являлся пресекательным и не подлежал восстановлению.
   Установление такого небольшого срока исковой давности предъявления требований к поручителю на практике часто сопровождалось пропуском указанного срока со стороны банка-кредитора вследствие недостаточной оперативности работников юридических служб банка, либо по иным субъективным или объективным причинам, и, таким образом, в связи с этим возникали серьезные затруднения в части взыскания задолженности в пользу банка.
   Данная проблема, на наш взгляд, удачно разрешена в новом ГКРФ, который, повторимся, установил более длительные сроки исковой давности предъявления требований к поручителю, что, несомненно, отвечает интересам банка кредитора.
   Кредитор обратился в арбитражный суд с иском к должнику по денежному обязательству и поручившемуся за него лицу о взыскании суммы долга по кредитному договору.
   При рассмотрении спора было установлено, что иск заявлен по истечении годичного срока со дня наступления срока исполнения основного обязательства, определенного в кредитном договоре. Ссылаясь на это обстоятельство, поручитель просил освободить его от ответственности по основаниям, предусмотренным пунктом 4 статьи З67 ГКРФ. Поскольку договором поручительства предусмотрено его действие до фактического возврата суммы займа, кредитор просил отклонить доводы поручителя.
   Арбитражный суд исковые требования удовлетворил за счет основного должника, в отношении поручителя в иске отказал.
   При этом суд обоснованно исходил из следующего. В соответствии со статьей 190 ГКРФ установленный сделкой срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. С учетом этого установленное в договоре условие о действии поручительства до фактического исполнения основного договора не может считаться условием о сроке.
   В соответствии с пунктом 4 статьи 367 ГК РФ в случаях, когда срок в договоре поручительства не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю.
   При установлении в договоре поручительства условия о сроке, на который оно выдано, поручительство прекращается, если в течение этого срока кредитор не предъявил иска к поручителю.
   Кредитор обратился в арбитражный суд с иском к поручителю о взыскании соответствующей суммы, с обращением взыскания на имущество поручителя, поскольку средства на счете поручителя в размере, достаточном для полного погашения требований, отсутствовали.
   Как следует из материалов дела, в договоре поручительства было установлено, что оно выдано на один год с момента заключения договора. Кредитору предоставлялось право списать соответствующую сумму со счета поручителя в безакцептном порядке.
   В связи с неисполнением обязательства основным должником кредитор предъявил платежное требование, оплачиваемое без акцепта, к счету поручителя в течение срока действия поручительства. Иск был заявлен по истечении срока, установленного договором поручительства.
   Арбитражный суд в иске отказал, указав, что в силу пункта 4 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно выдано. В связи с этим суд пришел к выводу об отсутствии оснований для привлечения поручителя к ответственности.
   Апелляционная инстанция решение отменила и иск удовлетворила. При отмене решения апелляционная инстанция исходила из того, что пункт 4 статьи 367 ГК РФ не предусматривает обязательного предъявления иска в течение определенного договором поручительства срока. Такое требование законодательство предусматривает лишь для случаев, когда срок поручительства договором не установлен.
   Стороны вправе в договоре определить, в какой форме может быть предъявлено требование к поручителю. В данном случае стороны предусмотрели предъявление требования в форме выставления платежного документа к счету поручителя. По-скольку в предусмотренной договором форме требование было предъявлено поручителю в пределах срока действия поручительства, кредитор вправе предъявить иск к поручителю в срок, установленный статьей 207 ГК РФ, то есть до истечения срока исковой давности по основному обязательству.
   Кассационная инстанция отменила постановление апелляционной инстанции и оставила в силе решение, исходя из того, что в силу пункта 4 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Поскольку в данном случае кредитор обратился к поручителю с иском по истечении срока действия поручительства, основываясь на прекратившемся обязательстве, основания для удовлетворения иска за счет поручителя отсутствовали.
   По закону поручитель несет не только ответственность, но и пользуется определенными правами. Право поручителя — выдвигать против требования кредитора возражения, которые мог бы представить должник, если иное не вытекает из договора поручительства. Поручитель не теряет права на эти возражения даже в том случае, если должник от них отказывается или признал свой долг.
   К поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требования кредитора. Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.
   При неполучении исполнения от должника кредитор обратился с требованием о платеже к поручителю, несущему солидарную ответственность с должником. Поручитель направил должнику копию требования кредитора и просил проинформировать его о том, производилось ли погашение долга.
   Не получив ответа от должника в пределах нормально необходимого для ответа срока, поручитель по повторному требованию кредитора произвел выплату долга в полном объеме.
   Руководствуясь пунктом 1 статьи 365 ГКРФ, поручитель обратился к должнику с требованием о возмещении выплаченной кредитору суммы с начисленными на нее процентами в размере, определенном на основании статьи 395 Гражданского кодекса. Должник требования признал частично, указав, что на момент совершения поручителем платежа сумма долга была частично уплачена кредитору, и у поручителя отсутствовали основания для ее платежа. По мнению должника, поручитель вправе обратиться с требованием к кредитору о возврате неосновательно полученной суммы.
   Поручитель обратился в арбитражный суд с иском к должнику. Арбитражный суд исковые требования удовлетворил полностью, указав, что в соответствии со статьей 366 ГК РФ должник, исполнивший обеспеченное поручительством обязательство, должен был немедленно известить об этом поручителя. При невыполнении должником этой обязанности поручитель, в свою очередь исполнивший обязательство, вправе либо взыскать с кредитора неосновательно полученные суммы, либо предъявить регрессное требование к должнику.
   Выбор способа защиты в данном случае принадлежит поручителю.
   По исполнению поручителем обязательства кредитор обязан вручить поручителю документы, удостоверяющие требование к должнику и передать права, обеспечивающие это требование.
   Эти правила применяются, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором поручителя с должником.
   Законом предусмотрено, что должник, исполнивший обязательство, обеспеченное поручительством, обязан незамедлительно известить об этом поручителя. В противном случае поручитель, в свою очередь исполнивший обязательство, вправе взыскать с кредитора неосновательно полученное либо предъявить регрессное требование к должнику. В последнем случае должник вправе взыскать с кредитора лишь неосновательно полученное.
   В действующем законодательстве (ст. Зб5 ГКРФ) расширены права поручителя, исполнившего требования кредитора к должнику. Наряду с переходом к нему всех прав требования в объеме исполненного за должника, поручитель вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника. Закон не содержит прямого указания на размер процентов и срока, с которого они начисляются. Видимо, речь идет о процентах, указанных в ст. 395 ГК РФ (в размере средней ставки банковского процента), а началом течения срока начисления процентов станет момент удовлетворения требований кредитора поручителем. Необходимо отметить, что это правило будет применяться, если иное не установлено законом, иными правовыми актами, договором поручительства с должником или не вытекает из отношений между сторонами.
   Гражданским кодексом установлена норма, которая не только регулирует основания прекращения поручительства, но и призвана охранять законные интересы поручителя (ст. 367 Г РФ), в которой указано, что поручительство прекращается как с прекращением основного обязательства, так и в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего; поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника; поручительство прекращается, если кредитор отказался принять надлежащее исполнение, предложенное должником или поручителем.
   Кредитор обратился в арбитражный суд с иском о возврате суммы займа к поручителю, несущему солидарную ответственность с должником. Предварительно кредитором было предъявлено требование к заемщику но удовлетворение получено не было.
   Как следует из материалов дела, в заключенном между кредитором и заемщиком кредитном договоре предусматривалось право кредитора в одностороннем порядке изменять процентную ставку за пользование кредитом. Исполнение обязательств заемщиком по возврату долга обеспечивалось поручительством.
   В соответствии с условиями кредитного договора кредитор увеличил процентную ставку за пользование кредитом и информировал об этом должника и поручителя.
   В исковом заявлении кредитор просил взыскать с поручителя сумму долга и проценты, первоначально установленные договором.
   Арбитражный суд в иске к поручителю отказал, исходя из следующего.
   В соответствии с пунктом 1 статьи Зб7 ГК РФ поручительство прекращается в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего. Поскольку поручительство прекратилось в момент внесения изменений в обеспечиваемое обязательство, у кредитора отсутствовали основания для предъявления требований к поручителю.
   Арбитражный суд обоснованно отклонил доводы кредитора о том, что, давая поручительство за исполнение обязательств по договору, включавшему условие о праве кредитора изменить размер платы за кредит в одностороннем порядке, поручитель тем самым выразил свое согласие с такими изменениями. При этом суд исходил из того, что в договоре поручительства прямо выраженное согласие поручителя отвечать в соответствии с измененными условиями основного договора отсутствовало.
   Изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что поручительство является одним из распространенных способов обеспечения договоров, в основном — договоров банковского кредитования. На наш взгляд, нормы ГК РФ, регулирующие поручительство, более детальны, чем соответствующие нормы ГК РСФСР 19б4 г., составлены в основном удачно, защищают интересы как кредитора, так должника и поручителя. Рассмотренные выше проблемы возникают не в сфере законодательства о поручительстве, а в связи с практикой его применения.

 
< Пред.   След. >