YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История социальной работы (Е.Ю. Костина) arrow 6.4.1. Общины сестер милосердия
6.4.1. Общины сестер милосердия

6.4.1. Общины сестер милосердия

   Проявлением высокой нравственности и духовности явилось движение общинных сестер милосердия, возникшее в середине XIX столетия. Начало ему было положено великой княгиней
   Александрой Николаевной и принцессой Терезией Ольденбургской, которые в 1844 г. в Петербурге основали первую в России общину сестер милосердия, названную Свято-Троицкой. В Москве подобная община возникла в 1848 г. во время эпидемии холеры. Ее организовали два выдающихся человека, посвятивших свои жизни служению человеколюбивому делу помощи самым бедным и обездоленным членам общества. Это были княгиня Софья Степановна Щербатова и доктор Федор Петрович Гааз.
   Появление общины попечения о раненых было весьма кстати, поскольку в 1853 году потянулись вереницей по дорогам повозки, заполненные ранеными воинами. Возникла необходимость оказания медицинской помощи на попе боя. Во время Крымской войны 1853— 1856 гг. особенно остро был ощутим недостаток медицинского персонала. Великая княгиня Елена Павловна в 1854 г. учредила в Петербурге первую в России и Европе общину сестер милосердия, названную Крестовоздвиженской, специально предназначенную для работы в действующей армии. Организация и деятельность общины проходила под руководством великого русского хирурга Н. И. Пирогова. Новое начинание в высших кругах было встречено скептически. Великосветские моралисты высказывали опасение, что посылка женщин на фронт может привести к разложению армии.
   Однако женщины самоотверженным трудом и безупречным поведением заслужили всеобщее уважение и признательность. Н.И. Пирогов дал высокую оценку трудолюбию, самоотверженности и большому нравственному влиянию, которое оказывали сестры милосердия на воинов. Он писал: “Поведение сестер с медиками и их помощниками было примерное и достойное уважения; обращение их со страждущими было самое задушевное, а вообще все действия сестер при уходе за больными, сравнительно с поведением госпитальной администрации, должны быть названы не иначе как благородными... Трудно решить, чему должно более удивляться: хладнокровию ли этих сестер, или их самоотвержению в исполнении обязанностей...” Под неумолкаемой канонадой, в солдатских сапогах, утопая в грязи, обходили они одну за другой намокшие палатки, и, стоя на коленях, перевязывали, поили и кормили раненых. Л. Н. Толстой, участник обороны Севастополя, в рассказе “Севастополь в мае” так писал о сестрах милосердия на поле брани: “Сестры с спокойными лицами и с выражением не того пустого женского болезненно-слезного сострадания, а деятельного практического участия, то там то сям шагая через раненных, с лекарствами, с водой, бинтами, корпией, мелькали между окровавленными шинелями и рубахами”.
   Чуткие руки сестер милосердия облегчили страдания тысячам раненых матросов и солдат. В досаде о событиях в Севастополе генерал-штаб-доктор Шрайбер писал: “презирая опасности, медики наши... перевязывают раневых-., даже под градом смертоносных выстрелов и соревнуясь друг перед другом, спешат доставить раненым и страждущим необходимое успокоение. Многие... сами сделались жертвами своего самоотвержения”.
   Отмечая подвиги кротких женщин в бою. Высочайшим повелением для них была учреждена боевая награда — нагрудный позолоченный крест, которым удостоили 158 сестер, а 68 сестер милосердия — солдатской медалью “За оборону Севастополя”. Исторический почин сестер милосердия Никольской и Крестовоздвиженской общин по оказанию помощи раненым в действующей армии оказал огромное влияние на дальнейшее развитие военно-медицинского дела во всем мире. Уже во время Крымской войны по примеру русских женщин в английских войсках появилась группа сестер милосердия во главе с Флоренс Найтингейл, имя которой стало символом международного милосердия.
   Пример сестер милосердия в Крымской войне побудил к созданию Российского общества попечения о раненых и бальных воинах в мае 1867 года, которое через 12 лет преобразовали в Российское общество Красного Креста (РОКК). И, конечно, подвиг сестер милосердия Никольской и Крестовоздвиженской общин вызвал волну объединения в подобные общины христианок-доброхоток во многих губерниях России. К началу мирами войны 1914 года было зарегистрировано более ста общин, а к середине 1917 года в боевых порядках русской армии работало уже 30 тысяч сестер милосердия, 20 тысяч из которых вышли из стен епархиальных общин.
   В Москве, вслед за Никольской общиной сестер милосердия, вскоре образовали Александровскую, затем Покровскую, Иверскую, Павловскую и Марфо-Мариннскую. Создательницами их, в основном, были состоятельные подвижницы, исповедующие евангельские заветы милосердия. Особая роль в этом благочестии принадлежит великой княгине Елизавете Федоровне, организовавшей общество призрения обездоленных детей и стариков, возглавившей московское отделение РОКК, сформировавшей лазаретные отряды и санитарные поезда для раненых и больных воинов, покровительствовавшей почти всем общинам милосердия Москвы.
   Что же представляли собой эти общины сестер милосердия?
   Общины сестер милосердия являлись своеобразными женскими монастырями в миру, где не требовали пострига в инокини. Цели и задачи всех общин были одинаковыми, варьировались лишь форма одежды, продолжительность испытательного срока, стоимость услуг, оказываемых общиной в собственных учреждениях, в городских больницах и на дому. Но неизменным условием была аскетическая строгость поведения, бескорыстие, трудолюбие, самоотверженность, дисциплинированность и беспрекословное повиновение начальству.
   Уставы общин хотя и были строгими, но в отличие от монастырских оставляли за членами некоторые элементы свободы. Сестры сохраняли право владеть собственным имуществом, они могли вступить в брак или вернуться к родителям, требующим за собой ухода. В общины милосердия принимались вдовы и девицы всех сословий по удостоверению о хорошей нравственности в возрасте от 20 до 40 лет. Желающие поступить в общину предварительно проходили испытание сроком до двух лет, оставаясь в звании испытуемых по достижении 21 года. Жизнь и труд их определялись Уставом, в большинстве случаев подобным монастырскому. При аттестации они давали обет безупречного поведения, аскетического образа жизни и отречения во имя страждущих от мирских соблазнов. И надо отдать им должное — они честно соблюдали данную клятву.
   В мирное время сестры ухаживали за больными в военных госпиталях и гражданских больницах, а также в квартирах частных лиц. В военное время они откомандировывались советом общины в распоряжение главноуполномоченного Российского Общества Красного Креста и распределялись по госпиталям. Хорошо воспитанные, аккуратно одетые, корректные, чуткие и внимательные, сестры милосердия вносили в больничный быт особый морально-психологический климат, вселяя в души раненых спокойствие и уверенность.
   Трудовой день сестер начинался ранним утром и заканчивался в полночь молитвами. Каждая из них выполняла определенное послушание (работу) в больнице, приюте или в хозяйстве общины. Работали все с усердием и на равных, освобождались только больные. Руководство общиной, как правила, оставалось в руках ее основательницы, делавшей основной взнос в казну, пополнявшуюся затем вкладами членов попечительского совета, щедрыми дарами благотворителей и платой за лечение в общинной больнице и амбулатории.
   По степени подготовки сестры подразделялись на кандидаток (испытуемых), сестер милосердия и крестовых (старших сестер). За два года кандидатского срока выявлялась способность к работе с больными, искренность н прилежание. Во время непосредственной работы в больнице, приюте или ночлежном доме выявлялась способность работать с больными, определялось наличие качеств, необходимых в деле бескорыстной помощи нуждающимся. После испытаний и благоприятного отзыва сестры-наставницы аттестовывали кандидатку в сестры милосердия, в этом качестве она пребывала 5—6 лет, совмещая ежедневную практику в больничных палатах и специальный курс обучения. Поскольку главным в деятельности общины была подготовка опытных сестер милосердия с прочными медицинскими знаниями и навыками ухода за бальными н ранеными воинами, то программа медицинской подготовки состояла из курса в 14—16 предметов, освоение которого давало возможность оказывать доврачебную помощь, выполнять предписания врача в палате и в операционной. Кроме того, курс обучения включал 5-7 дисциплин социального и религиозного характера, где прививались навыки по оказанию психологической поддержки, развитию повышенного чувства сострадания и самопожертвования, отрабатывались технологии социально-бытовой помощи. Сдавших экзамены и проявивших себя в работе сестер милосердия при свершении торжественного ритуала посвящали в крестовые сестры, наделяя их не только старшинством, но и, ответственностью за честь и достоинство общины. Крестовые сестры трепетно почитались не только младшими общинницами, но и больными за нравственную и духовную чистоту, сердечность и высокое мастерство. Внешне они отличались тем, что открыто носили четки на левой руке, большой наперсный крест на цепочке и имели отличия в покрое одежды и головного убора.
   В своих стенах общины открывали специализированные или многопрофильные больницы, где для бедных выделялись 10—15 процентов мест, оплачиваемых благотворителями. Кроме того, бесплатная медицинская помощь оказывалась епархиальными общинами при регулярных посещениях сестрами страждущих в ночлежных домах и различных трущобах. Сестры милосердия московских общин самоотверженно работали во время эпидемий холеры, тифа и других болезней в Поволжье, на Урале и даже в Якутии, а во время русско-японской войны 1904— 1905 годов и мировой войны 1914—1915 годов — в полевых лазаретах, санпоездах и госпиталях.
   При каждой епархиальной общине создавались чадолюбивые приюты для сирот и детей обнищавших и духовно искалеченных семей. Несомненно, из-за не многочисленности приютов и ограниченности их возможностей они не решали проблемы всех несчастных детей, и тем не менее существование их было благом. В общинах находили тепло малютки от 2 до 9 лет, которые пребывали в них до 16—18 лет. За это время они получали не только духовное воспитание, общее или среднее образование, но и навыки в каком-либо ремесле. В основном же воспитанницы приобщались к нелегкому труду сестер милосердия.
   Атмосфера жертвенности и гражданского долга в общинах породила добрую традицию среди преподавателей школ и приютов, врачей и фармацевтов больниц и амбулаторий — работать на добровольных началах и безвозмездно. Нельзя обойти стороной и заботу общин о своих сотоварках, проработавших более 20 лет или утративших работоспособность. Для них при общинах устраивали благоустроенные богадельни с полным пансионом. Нередко из сострадания сюда помещали и беспризорных престарелых людей, особо нуждающихся в помощи, которые тоже пользовались бесплатным питанием, одеждой и лечением.
   С женских общин сестер милосердия начинается процесс становления социальной работы как профессиональной деятельности. Ведь все члены организации не просто являлись добровольцами, а проходили курс обучения по специально разработанной программе и только после получения соответствующего аттестата приступали к работе.
   В период формирования основ профессионального обучения и деятельности в области социальной работы государством в лице Министерства внутренних дел была предпринята попытка ввести в штатное расписание каждой уездной больницы Приказа общественного призрения по одной сестре милосердия. В циркуляре МВД по этому поводу говорилось, что “знания сестер милосердия, подготовленных по специальной программе и получивших опыт практической деятельности в лазаретах в ходе русско-турецкой войны, в случае невостребованности могут быть потеряны для общества, затратившего на их обучение большие усилия”.

 
< Пред.   След. >