YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История социальной работы (Е.Ю. Костина) arrow 7.3.2. «Русский инвалид» и Александровский комитет помощи раненным
7.3.2. «Русский инвалид» и Александровский комитет помощи раненным

7.3.2. «Русский инвалид» и Александровский комитет помощи раненным

   Война 1812 г. принесла неисчислимые страдания русскому народу. Много семей лишилось кормильцев, тысячи раненых и увечных воинов нуждались в помощи. Между тем государственная система медицинского и социального обеспечения нуждавшихся была неудовлетворительной. И вот нашелся инициативный человек, который не смог оставаться равнодушным, наблюдая несчастное положение многих пострадавших воинов и их семей, чье положение не было обеспечено социальными гарантиями. Павел Павлович Помиан-Пезаровиус родился 17-го февраля 1776 года. Он был сыном лютеранского пастора в Лифляндской губернии. По окончанию курса в Йенском университете. Со званием доктора философии, Пезаровиус в 1803 году определился на службу “секретарем иностранной переписки” в канцелярию тайного советника Новосильцева, состоящего при Александре 1. Постоянно продвигался по служебной лестнице благодаря своему “усердию и ревностной службе”.
   Вторжение Наполеона в России вызвало сильнейший взрыв патриотизма, выразившийся в готовности на всякие пожертвования и лишения и в единодушной поддержке всех мер, принимаемых правительством в отчаянной борьбе с могущественным врагом. В Петербурге. Как и везде, военные события сделались единственным и неисчерпаемым источником разговоров во всех слоях населения, отодвигая на задний план всякие другие интересы. Каждый думал только о том, чем бы проявить сочувствие к защитникам родины и облегчить государству тягости войны. Пезаровиус. Неожиданно для себя, явился одним из видных деятелей среди этого патриотического одушевления. В январе 1813 года, к нему пришла мысль издавать газету. Это был случай не только предавать сообщения о подвигах русских воинов, но и получить возможность достать средства для помощи 50 или даже 100 инвалидам, которые будут возвращаться на родину через Петербург.
   Первый номер “Русского инвалида” вышел в объеме одного печатного листа серой бумаги, формата небольшой четверки. В нем, как и в ближайших за ним номерах, перепечатывались донесения о действиях нашей армии за границей и статьи об опустошениях сопровождающих поход неприятеля в Москву, кроме того, помещены несколько военных анекдотов. Таким образов новая газета ни своим внешним видом, ни внутренним содержанием, не могла привлечь к себе читателей. Первая публикация доставила издателю всего 12 подписчиков. Но на помощь ему явились случайные обстоятельства, которые неожиданно поддержали это предприятие. Пезаровиус разослал первый номер “Русского инвалида” всем членам царской семьи и высокопоставленным лицам Петербурга. Царская семья подписалась на семь экземпляров, прислав вместо объявленной подписной платы 1600 рублей. Такое поведение императорской семьи, конечно, обратило внимание на газету, и подписка значительно увеличилась. В четвертом номере он напечатал полный отчет о поступивших средствах и о состоянии кассы “Русского инвалида”. Отчет был явлением совершенно новым для публики; своей простотой и откровенностью он произвел впечатление и внушил доверие к Пезаровиусу. Предчувствие Пезаровиуса относительно роста инвалидного капитала начали сбываться с неожиданной быстротой. Так главнокомандующий граф Растропчин по случаю победы под Лейпцигом пожертвовал в кассу 42 000 рублей, петербургское купечество вслед за московским пожертвовало 20 000 рублей, многие театры отдавали все сборы от своих бенефисов, а народ знаю куда идут деньги переплачивал за билеты в несколько раз.
   К концу 1814 года основной инвалидный капитал, лежавший в ломбарде составил 300 000 рублей, кроме того, Пезаровиус мог присоединить к нему от себя 20 000 рублей, оставшихся от издержек на издание газеты. Столь блестящий результат частной инициативы маленького и неизвестного чиновника, носящего иностранную фамилию, но имевшего чисто русское сердце и действовавшего на свой страх во имя любви и сострадания к человечеству, указал правительству на необходимость взять в свои руки дело попечения о раненых воинах и обеспечении их судьбы.
   Русское общество отнеслось к идее Пезаровиуса с большим пониманием и сочувствием. В организованную Пезаровиусом кассу потекли благотворительные взносы и к 1814 г. был собран капитал в 400 тысяч рублей, который был передан правительству, а то, в свою очередь, передало его специально учрежденному комитету для призрения воинов. К 1892 г. капитал этого комитета возрос до 21716720 рублей.
   18-го августа 1814 года учреждается особый комитет. С учреждением комитета Пезаровиус намеревался передать ему и инвалидный капитал и 1 200 инвалидов, получавших от него в то время постоянные пособия. Но государь пожелал, чтобы Пезаровиус остался редактором газеты “Русский инвалид” и вошел в комитет. Пезаровиус редактировал газету еще 6 лет, в течение этого времени чистый доход от издания (40 - 60 тысяч рублей в год) передавался в инвалидный капитал. Так что общая сумма собранная Пезаровиусом составила 1 320 424 рубля.
   Александровский комитет о раненых, основанный на средства, собранные П. П. Пезаровиусом — издателем газеты “Русский инвалид”. Александровский комитет представлял собой общественную организацию, существовавшую исключительно на благотворительные пожертвования. Не получая никакой дотации со стороны государственного казначейства, комитет тем не менее располагал значительными средствами, позволявшими оказывать помощь десяткам тысяч раненых воинов и их семьям. К концу XIX столетия инвалидный капитал этого комитета составлял 32 миллиона рублей, а годовой оборот достигал 5 миллионов.
   Помощь комитета заключалась в пенсионном обеспечении, выдаче ссуд, улучшении жилищных условий, бесплатном медицинском обслуживании, помощи семьям погибших, воспитании детей, устройстве их в приюты и дома призрения. Пособия, выдаваемые комитетом, по тем временам были довольно значительными. Размер их зависел от прежнего воинского звания и степени утраты трудоспособности. Рядовые получали от 40 до 84 рублей в год, прапорщики — 245 рублей, поручики и корнеты — около 300 рублей, штабс-капитаны и штабс-ротмистры — по 345. Причем пособия от благотворительного комитета назначались независимо от пенсий, выдаваемых государственным казначейством.
   По указу от 5 мая 1816 г. инвалиды Отечественной войны 1812 г. получили привилегии при замещении служебных должностей, которое осуществлялось по представлении Александровского комитета. В ведении комитета о раненых состояло несколько богаделен, в числе их Измайловская. Самая крупная военная богадельня находилась на Измайловском острове рядом с бывшей царской загородной резиденцией. Для размещения увечных и престарелых воинов были восстановлены строения старой усадьбы, а, кроме того, выстроен комплекс новых жилых и служебных помещений. Здесь было четыре отделения, по 104 человека в каждом. Офицерский корпус поставлен за собором, с восточной стороны. Каждый офицер имел отдельную комнату с перегородкой. В полуподвальном этаже размещались службы и квартиры обслуживающего персонала. В богадельне имелся лазарет на 60 кроватей.
   Вскоре после окончания русско-турецкой войны 1877—1878 гг. военные госпитали стали постепенно закрываться. При выписке раненых оказалось, что многие бывшие воины, потерявшие трудоспособность, не имеют приюта. Встал вопрос об их призрении. И вот появилась инициативная, деятельная, милосердная женщина, которая взялась за организацию убежища для воинов. Это была кавалерская дама Александра Николаевна Стрекалова. Был выстроен комплекс благоустроенных домиков, каждый на 8—10 человек, со всеми хозяйственными и лечебными службами. Убежище состояло из двух отделений: одно предназначалось для нижних чинов и носило название “Александровского убежища увечных, престарелых и неизлечимых воинов”. Другой приют предназначался для офицеров и носил название “Алексеевского приюта для раненых, увечных и престарелых офицеров”. В 1916 г. благотворительный городок во Всехсвятском состоял из 19 отдельных корпусов, 16 из которых были жилыми.

 
< Пред.   След. >