YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История социальной работы (Е.Ю. Костина) arrow 7.4. Первые исследования явлений социальной патологии (на примере, профессионального нищенства)
7.4. Первые исследования явлений социальной патологии (на примере, профессионального нищенства)

7.4. Первые исследования явлений социальной патологии (на примере, профессионального нищенства)

   Ярким свидетельством внимания российского общества к проблемам благотворительности стало появление на рубеже Х1Х-ХХ вв. исследований, посвященных анализу явлений социальной патологии: нищенства, проституции, пьянства, самоубийства. Рассмотрим исследование проблемы профессионального нищенства в этот период.
   И.Прыжов в работе “Нищие на Святой Руси” писал: “Нищими на святой Руси называется сословие людей, ничего не делающих и промышляющих сбором подаяний Христа ради”. Добрый христианский обычай милостыни привел к скоплению неимоверного числа нищих в городах, и особенно в Москве. Согласно исследованиям, в период с XI до начала XVII века нищенство порождалось исключительно голодом. В отдельные годы голод был настолько жестокий, что неоднократно отмечались случаи людоедства. Но и в относительно спокойное время нищие вМоскве встречались повсюду. Иностранцы, посещавшие Россию, удивлялись тому, что у нас бродяг и нищих несчетное число. В Москве XVII века были нищие царские, богадельные, кладбищенские, патриаршие, соборные, монастырские, церковные, гулящие и леженки. Царские нищие (также прозванные верховными богомольцами) жили в верхних хоромах Кремлевского дворца. Соборные нищие жили при главных московских соборах и звались: успенские, архангельские, Васильевские, чудовские. Успенские пользуясь преимуществом перед прочими, составляли братство под начальством своего старшины.
   Кроме ежедневной милостыни особенно щедро подаяние по традиции следовало раздавать в радостные дни и в дни горя. Сострадание к нуждающимся покоилось на господстве личного чувства милосердия, неразрывно с глубоким религиозным чувством. Однако с течением времени инстинкт самосохранения общественного организма несомненно стал ощущать угрозу в виде толп нищих и бродяг своему спокойному существованию и развитию. В 1551 году Стоглавый собор постановил выявлять истинно нуждающихся, прокаженных и состарившихся и призревать их по богадельням. Правда, богадельни содержались не столько на деньги казны, сколько на ту же милостыню, но передаваемую через монастыри и церкви.
   Это осознанное движение государства навстречу нуждам обездоленных не могло быть эффективным, причем не столько из-за мизерности средств на призрение, сколько из-за того, что большинство нищих в больших городах стали составлять праздношатающиеся, воры, пьяницы и прочие изгои общества. Поэтому во второй половине 17 века в России главной мерой борьбы с нищенством становится репрессия. В 1682 году появился указ Федора Алексеевича, где впервые была высказана идея репрессивных мер против нищих, прежде всего профессиональных. Указ предполагал наказание взрослых и исправление детей через школы, но не был воплощен в жизнь из-за скорой смерти царя. Последующее российское законодательство четко разделяло нищенство на истинное и ложное и предусматривало призрение для истинных нищих в специальных заведениях и наказание для нищих-профессионалов. Особенно ожесточенная борьба с нищенством велась в правление Петра Великого. Законы того времени определяли: всех задержанных нищих приводить в Монастырский приказ, а уже оттуда расселять по богадельням. Законодательство постепенно ужесточалось - вышло запрещение просить по церквям. Вскоре взыскания за нищенство сравнивались с наказаниями за тяжкие преступления: пойманных во второй раз били кнутом на площади и ссылали на каторжные работы, а баб и детей отправляли принудительно трудиться на мануфактурах. Принимались меры и против подающих милостыню - они подвергались штрафу в 5 рублей. Такой же штраф ждал помещика, допустившего нищенствовать своего крепостного. В 1734 году, желая очистить улицы Петербурга, правительство запретило пускать нищих через заставы в город. Однако эти государственные мер не уменьшили числа просящих Христа ради.
   В царствование Екатерины 2 помощь обездоленным впервые была осознана в России как обязанность государства. Екатерининское законодательство продолжило борьбу с профессиональным нищенством, но суровость репрессий заметно снизилась по сравнению с прежним временем, в частности было отменено “нещадное битье” нищих. Павел 1 повелел содержать городских нищих за счет городов, помещичьих - за счет помещиков, казенных - за счет своих селений, чтоб только “нигде и никуда не шлялись”. Нетрудно предположить, что у городов и селений не было средств, да и сами нищие предпочитали всегда бродячую жизнь. Император Александр 1 решил бороться с нищенством с другой стороны, предусмотрев в указе 1809 года строгие кары не против них, а против виновных в не смотрении за ними.
   Но все эти меры не смогли полностью решить проблемы нищенства, количество людей живущих подаянием не уменьшалось. Среди этой толпы нуждающихся больше половины могли бы зарабатывать себе на жизнь сами, таких называли профессиональными нищими. Профессиональным нищим признается такое лицо, которое, имея полную возможность по своим физическим качествам и состоянию здоровья добывать пропитание трудом, постоянно и в виде промысла занимается прошением подаяния под предлогом бедности или какого-либо действительно бывшего или вымышленного несчастья. В конце 19 века 70-80% нищих составляли так называемые профессионалы, для которых попрошайничество было более легким, чем работа, способом заработать на пропитание. Существовали даже “школы нищих”.
   2 разряд. Нищие, которые по сиротству, временной болезни и по другим причинам впали в нищету, но по летам своим и силам могут снискивать себе пропитание и лишь не имеют ни случая, ни способов к работе и занятиям. Таким лицам Комитет доставлять работу или в своих мастерских, или у посторонних лиц, или же помещать их в дома трудолюбия, на фабрики, заводы казенные и частные. От комитета он получают одежду и денежное пособие.
   1 разряд. Нищие, которые по летам и крепости сил могли бы трудиться, но по лености и привычке к праздности бродяжничают, составив для себя из прошения милости род ремесла. Такие нищие передаются суду и, по отбытию наказания, иногородние высылаются в местожительства с воспрещением выдачи паспортов на отлучку в течение двух лет, а столичные передаются в распоряжение Градоначальника.
   2 разряд. Нищие случайные или временные от непредвиденных несчастных обстоятельств: а) просрочившие паспорт по болезни, неграмотности и посему лишившиеся возможности приискать место или работу и б) находящиеся в отдаленности от своих хозяйств, лишившиеся почему-либо взятых из дома денег и потому не могущих ни найти занятий, ни продолжить дорогу, ни вернуться на родину. Таким нищим комитет испрашивает отсрочку паспортов, выписывает новые паспорта, дает работу у себя или помещает к частным лицам, помогает вернуться домой, снабжая или деньгами или бесплатным билетом на проезд по железной дороге.
   Все это хорошо было на бумаге, на деле же столичные Комитеты, по крайней мере, Петербургский, прежде всего не имел достаточных средств для того, чтобы справиться со всеми нищими; собственных мастерских у них не было; фабриканты, и заводчики нищих не брали, потому что нищие в громадном большинстве своем плохие работники. Да и полиция доставляла в комитет далеко не всех задержанных нищих, а не более 10 - 15 %, остальные же высылались административным порядком на родину, откуда они, тот час же возвращались в столицу.
   Нищих в городах было очень большое количество. Они должны были разнообразить свои просьбы, так как одни и те же заявления могут приесться публике, дающей милостыню. Иначе говоря, лица, живущие подаянием, вынуждены ввиду своей многочисленности, разбиться на разные специальности.
   Какие же Формы может принять нищенство? А. Ф. Кони всех нуждающихся в общественной поддержке делит на четыре группы: ищущие труда, бегущие от него, неспособные к нему и испорченные для него. Очевидно, нищие должны быть отнесены к трем последним группам Л. Семилужинский в сочинении “Бродячее население Сибири”, появившемся в 1890-е гг, попытался дать классификацию “бродяг”. Он выделил пять их видов: “бродяги-работники”, “бродяги-нищие”, “бродяги-воры”, “бродяги-обманщики” и “бродяги-монетчики”. Такая классификация была несколько наивной; здесь смешивались и вольнонаемные работники, и профессиональные нищие, и обычные уголовники.
   Более основательно к проблемам классификации подошел А.И.Свирский, составивший в середине 1890-х гг. целый реестр нищенства. Он разделил всех нищих следущим образом: на городских и сельских. Городские нищие, известные под общим именем стрелков, в свою очередь делятся на две большие группы - на христодатников и охотников.
   Христодатники имеют 11 отдельных видов:
   - богомолы (просящие милостыню на церковной паперти); (имеют строго определенное место и входят в артель со старостой);
   - могильщики (просящие на кладбищах); (то же самое);
   - горбачи (побирающиеся с сумою); (ходят по домам; войдя в квартиру или дом рассказывают о больной тифом или оспой жене или детях. Желая поскорее отделаться от опасного гостя ему дают подаяние и выпроваживают);
   - ерусалимцы (мнимые странники); (они разносят щепотки от гроба Господня или пузырьки с ваксой уверяя, что это тьма Египетская и тому подобное. Обходят и христиан и католиков и староверцев.);
   - железнодорожники (просящие в вагонах железной дороги);
   - севастопольцы (отставные солдаты, утверждающие, что они были ранены при севастопольсткой обороне);
   - барабанщики (стучащиеся по окнам);
   - безродники (бродяги);
   - складчики (берущие милостыню не только деньгами, но и хлебом, яйцами, овощами и старым платьем);
   - "погорельцы" - выдающие себя за пострадавших от пожара; ( во время пожаров в деревнях в крупных городах уменьшалось количество нищих. Старосты собрав информацию, направляли их на заработки , где такие "погорельцы" - выдающие себя за пострадавших от пожара; ( во время пожаров в деревнях в крупных городах уменьшалось количество нищи, старосты. Собрав информацию, направляли их по соседним селения. Когда погорел Брест -Литовск, то оказалось такое множество погорельцев. Которые чуть ли не вдвое превышало число жителей этого города.
   - "переселенцы" - выдают себя за возвращающихся на родину неудачных переселенцев.
   Второй класс нищих "охотники" разделяются на 2 вида:
   - сочинители (подают благотворителям просительные письма);
   - "протекционисты" (являющиеся в дом якобы по рекомендации близкого знакомого);
   Сельские нищие делятся по роду промысла на просящих на церковь и просящих на себя.
   А.Левенстим в работе “Профессиональное нищенство, его причины и форма” дополнил список “профессий” тогдашнего нищенства:
   - женщина с “больным ребенком” (иногда вместо ребенка полено); Иногда вместо ребенка держит полено, завернутое в тряпки; (иногда это свой ребенок, но часто за определенную плату берут в аренду чужого ребенка по-крикастей, если ребенок помирает во время заработков, то, не желая потерять деньги, женщина продолжает работать с трупом на руках);
   - собирающие “на погребение младенца” (с гробиком в руках);
   - собирающие “на приданое невесте”;
   - обирающие “по слабости здоровья ввиду выписки из больницы”;
   - “калеки” и “слепые”; (настоящие калеки намного ценнее притворных, так как с ними спокойней и вернее, за несколько недель до ярмарки калеки собираются в окрестных деревнях и выставляют себя на показ и продажу. Какой-нибудь разбогатевший нищий нанимает самых уродливых и безобразных за 3, 5, 8, а иногда и за 10 р. за ярмарку.);
   - собирающие “на угнанную или павшую лошадь”;
   - собирающие “на билет для возвращения на родину”;
   - “благородные, потерпевшие за правду”;
   - “бывшие” купцы, студенты и пр.;
   - шарманщики, музыканты, дети с “ученым барсуком”.
   Затем Левенстим горько добавил: “В этом перечне не исчерпаны все виды нищенских просьб, так как нищая братия, приноравливаясь к общему прогрессу и к интересам дня, постоянно изобретает новые формы попрошайничества”.
   Несколько иначе к анализу русского нищенства подошел А.Бахтиаров в работе “Босяки: Очерки с натуры”. Отказавшись от попыток выделить “профессии” нищенства, автор описал несколько устойчивых видов и приемов попрошайничества, применявшихся по всей России:
   1. “На паперти”. Это был самый невинный и безопасный способ, так как обычно полиция не трогала нищих у церквей и на кладбищах. Места эти всегда занимались самыми отпетыми старыми нищими, безжалостно изгонявшими конкурентов.
   2. “Стойка” — пребывание на постоянном месте в городе при скоплении народа, но вдали от полицейских глаз. Прием требовал знания человеческой психологии и наблюдательности, так как в зависимости от пола, возраста и внешнего вида прохожего приходилось импровизировать, прося то на ночлег, то на хлеб, то на лечение.
   3. “Ход” — движение по городу или железнодорожным пригородным вагонам. “Ходоки” делились на “сухих”, презиравших брать не деньгами, и “савотейщиков”, берущих хлебом.
   4. “Сесть на якорь” — просить милостыню, сидя на голой земле, зимой на снегу, часто притворяясь калекой. Это требовало известного артистизма. Способ доходный, но опасный — можно было легко попасть в руки городового.
   5. “Круговая” — сбор милостыни в субботу, когда нищие обходили лавки. “Суббота — праздник нищих”, говорили они сами. И если в этот день лавочники по старорусскому обычаю не отказывали в подаянии, то в другие дни нищие могли услышать: “Бог подаст! У нас по субботам подают!”.
   6. “Стрелять по знакомым местам” — совершать планомерный обход домов состоятельных граждан, уже известных своей благотворительностью.
   По иному подошел А. Бахтиаров и к типологии нищих, выделив, исходя из психологических мотивов нищенской деятельности, 6 разрядов, присоединив к ним и возможные практические меры уничтожения нищенства:
   1. Лица “злой воли”, “притворного лукавства”, вполне сознающие безнравственность
своей деятельности, но продолжавшие бы заниматься обманным промыслом даже при
возможности жить честно. Меры профилактики этой группы только карательные.
   2. Лица, не вполне сознающие аморальность обмана и занимавшиеся им “бессознательно” и добровольно. Вполне вероятно, что мягкая система мер принудительного труда, моральное воспитание, простое человеческое понимание способны были вырвать их из нищенской среды.
   3. Лица, не сознающие позора нищенства и обмана, с ним связанного, вследствие своего “воспитания” улицей, нравственной деформации и физического вырождения. Часто это нищие во втором и третьем поколении, иногда калеки. Для этих людей, по мнению А.Бахтиарова, нужны не тюрьмы, а богоугодные заведения, приюты и лечебницы.
   4. Лица, которые побирались по постороннему внешнему давлению как ситуационному (неудачи, драмы, скверные обстоятельства жизни), так и персональному (например, когда глава семьи принуждал жену и детей собирать подаяние или подрядчик эксплуатировал наемных нищих). Им необходимо было помочь “встать на ноги” серией организационных мер — личных, общественных и государственных.
   5. Лица, руководствовавшиеся религиозными побуждениями и оценивавшие сбор
милостыни как дело, “угодное Богу”. Его можно уничтожить, только создав иные условия
народной жизни и быта, подняв уровень общего образования и самосознания народа,
распространения убеждения, что значение молитвы зависит не от места ее произнесения, а от
искренности и силы.
   6. Лица, глубоко убежденные в своем жизненном праве на подаяние, не замечавшие, что
оно несообразно с человеческим достоинством. Обычно это глубокие старики и старушки,
надеявшиеся под конец жизни получить своеобразный пансион и отдых от забот и труда.
Средством к уничтожению такого рода нищенства могло стать создание сети богаделен и
лечебниц для престарелых.
   Во что обходились нищие населению? Известный исследователь нищих И.Прыжов, определяя заработок нищего в 25 коп. в день, подсчитал, что нищим разных категорий раздается 27 375 000 руб. ежегодно; другой исследователь, Недоховский, утверждает, что крестьянское население тратит в год на милостыню колоссальную сумму в 230 миллионов рублей. Журнал “Трудовая помощь” за 1898 год №1 пишет о других размерах. “По данным московских городских попечительств о бедных, нищенки Москвы собирают в день около 70 копеек. А так как в Москве уже в 1889 году было свыше 3 500 лиц, живущих пособием, то с вероятностью можно допустить, что только на одних нищих москвичи расходуют много больше миллиона рублей... В сельской местности каждый сколько-нибудь зажиточный крестьянин просящих Христовым именем имеет не менее 3-4 пудов хлеба в год, то есть от 3 до 4 рублей. Но если уменьшить этот расчет даже вчетверо, то и тогда выйдет, что сельское население Европейской России уделяет на помощь бедным по крайней мере 10 млн. рублей.”
   Исследовался в тот период и другой аспект изучения нищенства - причины его появления и существования. Так И.Мещанинов считал, что причины нищенства могут быть разбиты на две группы: причины частные и общие. К частным относятся: ссылка на поселение, высылка из столиц, народные бедствия. Общие делятся на:
   Экономические - обеднение крестьян, переселение деревни в город и появление заводского пролетариата, неудачные переселения на новые места, влекущие за собой или бедствование в новом месте, или возвращение разоренными на старое.
   Этнографические - хотя и малочисленные, тем не менее, достойные внимания. Дело в том, что среда народностей России, есть одна, дающая громадный процент нищих. Это цыгане. Из других народностей это башкиры, татары и другие. В сельской местности существовали “нищенские гнезда” - деревни, все жители которых жили за счет профессионального нищенства. Обычно бабы с детьми оставались дома, а мужики, составив артель, с котомками за спиной и клюками в руках уходили на несколько месяцев на промысел. На “заработанные” деньги вся деревня жила до следующей весны.
   Исторические - промысловое нищенство и пьянство - это простые останки наших древних обычаев. Нравов. В древней Москве нищий всегда был не только жданным, но, в известное время, и очень желанным гостем в каждом сколько-нибудь зажиточном доме, а тем больше во время богомолья при дверях церкви и на улице при выходе из церкви. Повсюду в старом городе он был если не почетным, то весьма почтенным горожанином. Присутствием которого тогдашняя общественность во многих случаях очень дорожила. При всех значительных храмах и приходских церквях г. Москвы были свои записные нищие.
   Бытовые - это уже прямое наследие причин исторических, это твердо сложившиеся и до сих пор живущие убеждение, что подать нищему все равно, что подать Самому Христу. Вот это-то убеждение с одной стороны, а с другой существующий до сих пор обычай идти на поклонение св. местам, допускается и людьми состоятельными, наконец обычай щедрой раздачи милостыни в определенные дни (среда, пятница и суббота у раскольников), в дни свадеб, поминок и смерти -вся эта щедрая и бессистемная раздача милостыни значительно содействует развитию нищенства.
   Е. Максимов выделяет другие коренные причины нищенства. Эти причины могут лежать в самом нищенствующем, в его физической организации, в его умственных и нравственных качествах. Это индивидуальные причины. Затем они могут лежать вне его, в окружающих нищенствующего условиях жизни среди других людей. Ближайшей людской организацией, постоянно влияющей на отдельных лиц, является семья. Поэтому семейные условия нередко служат причиной нищеты. За семьей следуют общественные организации: местные и государственные, которые являются крупными факторами, влияющими на наличие или отсутствие нищеты. На уклад человеческой жизни оказывают большое влияние и внешние факторы: географические, исторические и другие. Рассмотрим их подробнее:
   Индивидуальные - физические и психические причины нищенства. Что физические недостатки сплошь и рядом ведут к обнищанию - в этом едва ли можно сомневаться. Если даже в среднем по зажиточности классе населения - в чиновничестве и купечестве - смерть или потеря трудоспособности кормильца семьи нередко вела к ее обнищанию, несмотря на некоторый имущественный достаток, пенсии, пособия. То какой же это риск для домохозяйства крестьянина или ремесленника, у которых благосостояние семьи держится на одном - двух работниках. Здесь можно привести множество случаев, когда не только полная потеря сил, но даже временная болезнь, служит причиной потери хозяйственности, разорения и нищеты. Семьям, имевшим несчастье попасть в такие условия, почти единственным способом прокормления служит нищенство. Очень часто из-за нетрудоспособности старших членов семьи младшие вынуждены питаться Христовым именем.
   Семейные причины - в их числе выделяют многосемейность, смерть одного из супругов или вообще смерть в семье работника, уход его для отбывания воинской повинности и семейные разделы.
   Социальные причины - социальные причины обнищания и нищенства чрезвычайно сложны и разнообразны. Исследование их неоднократно составляло предмет обширных и капитальных работ. Литература вопроса о социальных причинах нищеты почти неисчерпаема. Все социальные условия можно подразделить на три больших группы. В первую войдут условия экономические, во вторую - правовые, а в третью - бытовые. Экономические причины могут считаться коренными уже хотя бы, потому что и сама нищета относится к области экономических явлений. В 18- 19 веке к этим причинам относили:
   1. не достаточное обеспечение крестьянского населения землей и слабая ее производительность.
   2. не достаточность развития промыслов и заработков, преобладание среди занимающихся ими чернорабочих и малое распространение профессиональных умений.
   3. обеднение крестьян вследствие семейных разделов и раздробление на мелкие части хозяйства.
   4. переселение из деревни в города и фабричные центры: масса народа, надеясь найти хорошие заработки, стремится в города, но не редко обманывается в своих ожиданиях, остается без хлеба и вынуждена просить милостыню. И многое другое
   Бытовые проблемы включают в себя во-первых, обычай низших слоев населения подавать просящему милостыню, а во-вторых, убеждения тех же слоев, в силу которых милостыня составляет богоугодное дело.
   Существуют еще много систематизации нищих, но я не буду их приводить, так как они во многом повторяют друг друга.
   Только после революции 1917 года правительство смогло сказать, что у нас не нищих. И мы с вами росли с этим убеждением. К сожалению и сегодня, в новых социально-экономических условиях, оказались живучими “вечные типы” нищих. Конечно они представители других сословий, у них более высокий уровень образования, их социализация проходила в иное историческое время - но их патогенные качества, ценностные ориентации, асоциальное поведение имеют ту же этиологию, что и у профессиональных нищих рубежа веков. (Севастопольцы -афганцы, железнодорожники, женщина с ребенком, просящие деньги на билет домой, благородные, потерпевшие за правду)

 
< Пред.   След. >