YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История России. 1917—2009 (А.С. Барсенков, А.И. Вдовин) arrow Изменения в системе государственной власти и политика правительства
Изменения в системе государственной власти и политика правительства

Изменения в системе государственной власти и политика правительства

   Намерения правительства были изложены в декларации от 3-го и заявлении 6 марта 1917 г. Программа из восьми пунктов предусматривала “прочное устройство исполнительной власти”; установление свободы слова, печати, союзов, собраний, стачек; отмену сословных, вероисповедальных и национальных ограничений; немедленную подготовку к созыву Учредительного собрания на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования; замену полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления; выборы в органы местного самоуправления.
   Правительство приступило к своей деятельности в условиях нарушения одной из важнейших государственных функций — поддержания общественного порядка, деформации исключительного права государства на применение насилия. Приказ № 1 резко снизил управляемость армии. Ликвидация полиции не сопровождалась быстрым созданием эффективной милиции. В то же время без санкции правительства существовали вооруженные формирования, которые находились под влиянием различных политических сил, а порой и вне их. Все это вело к разгулу преступности, поддерживало в обществе атмосферу тревоги и неопределенности.
   Временное правительство осуществило важные преобразования в общественно-политической сфере. Отменены были смертная казнь и военно-полевые суды, узаконен разгром народными массами аппарата политической полиции, надзора и сыска, арест царского Совета министров. Упразднялись каторга и ссылка, амнистировались все политзаключенные. Закон от 12 апреля 1917 г. разрешал свободу собраний и союзов.
   Произошли изменения в системе управления территориями. Вместо прежних губернаторов — эти должности ликвидировались — назначались комиссары Временного правительства. Их чаще подбирали из числа председателей земских или городских управ, лидеров других общественных организаций. К маю 1917 г. в стране было 57 губернских, 353 уездных комиссаров. Проведена была серьезная реформа местного самоуправления, подготовлены и приняты законы о городском и земском самоуправлении. Закон от 21 мая учреждал земские волостные собрания и управы, ликвидировал устаревший институт земских начальников и крестьянские сословные организации. Впервые на волостном уровне утверждался принцип всеобщих, прямых и равных выборов при тайном голосовании. Расширялась компетенция земских органов, которые распространялись на новые территории страны. В то же время переплетение системы Советов, различных общественных комитетов и земств, непроработанность правовой основы их взаимоотношений мешали созданию эффективной системы управления на местах, а порой и усиливали беспорядок.
   13 (26) марта 1917 г. было создано Особое совещание по подготовке выборов в Учредительное собрание. Однако начало работы откладывалось, и его заседания начались только в конце мая. В итоге выборы были назначены на 12 (25), а созыв самого собрания — на 28 ноября (11 декабря) 1917 г. Всем было очевидно, что выборы в этот орган, с которым подавляющее большинство граждан России связывали свои надежды, Временное правительство сознательно затягивало.
   Правительство понимало важность аграрных преобразований в России. В марте 1917 г. государственной собственностью стали кабинетские и удельные земли, принадлежавшие царской фамилии. 19 марта (1 апреля) при министре земледелия был образован Главный земельный комитет, а позднее земельные комитеты (губернские, уездные, волостные) появились и на местах. Положением от 21 апреля (4 мая) 1917г. они создавались лишь для “подготовки земельной реформы и для разработки неотложных временных мер, впредь до разрешения земельного вопроса Учредительным собранием”. Однако и здесь правительство не торопилось: к середине июля земельные комитеты, объявленные органами министерства земледелия, существовали лишь в 1/3 губерний европейской России. В марте же было издано распоряжение о привлечении крестьян к уголовной ответственности за участие в “аграрных беспорядках”, о противозаконности самочинных захватов, возмещении помещикам убытков в случае “народных волнений”. Деятельность низовых крестьянских организаций часто входила в противоречие с правительственной линией: комитеты брали под контроль помещичьи имения, а кое-где приступили к их захвату. Крестьяне видели пассивность правительства при подходе к их проблемам, вполне активно действуя в пресечении “аграрных беспорядков”.
   Временное правительство унаследовало от царского такую нелегкую проблему, как продовольственная. В марте 1917 г. для ее решения создан был общегосударственный и местные продовольственные комитеты, а 25 марта (7 апреля) введена хлебная монополия и карточная система (установленная норма — 1 фунт хлеба в день). Однако основные держатели хлеба — помещики и состоятельное крестьянство — саботировали эти решения, а правительство не прибегало к жестким мерам. В результате того, что заготовки необходимого количества хлеба не предвиделось, уже в конце августа в Петрограде и Москве хлебный паек был сокращен до 0,5 фунта, и почти 3 (четвертая часть) из 12 млн солдат русской армии не получали необходимого довольствия. В то же время спекуляция должным образом не пресекалась. А когда местные Советы и продовольственные комитеты вынуждены были иногда прибегать к захвату помещичьего хлеба, эти действия жестко пресекались. Острую нужду в продуктах испытывали северные и центральные губернии, в районах Средней Азии начался голод.
   Правительство предприняло некоторые ограниченные меры по рабочему вопросу. Для регулирования взаимоотношений между трудом и капиталом было создано Министерство труда, организовывались особые примирительные камеры, в которые входили как рабочие, так и администрация. Правительство объявило начало разработки законов о профсоюзах, о страховании, об охране труда. Формально легализовав законом фабзавкомы, оно на практике ограничило их полномочия, что приводило к конфликтам. Так и не был принят закон о 8-часовом рабочем дне, который, однако, вводился в крупных городах по решению Советов. Не решилось государство пойти и на ограничение экономической свободы предпринимателей, как это сделали многие страны в условиях войны. Особенно преуспела в деле государственного регулирования экономики в 1916-1917 гг. противостоявшая России Германия.
   Едва ли не главным вопросом политической жизни России в 1917 г. был вопрос о войне. В подходе к ней у Временного правительства и Советов были существенные различия. Уже 4 марта 1917 г. министр иностранных дел П. Н. Милюков информировал российских послов о намерении новой власти сохранять верность взятым ранее обязательствам и продолжать войну. Десятью днями позже Петросовет опубликовал манифест “К народам всего мира”, в котором призвал бороться против империалистических целей войны, а ведущуюся Россией войну против Германии объявлял революционной.
   18 апреля (1 мая) Милюков опубликовал адресованную союзникам ноту, в которой от лица правительства подтвердил готовность России вести войну до победы. Этот шаг вызвал неоднозначную реакцию. В Петрограде прошли многотысячные демонстрации. Лишь незначительная часть их участников поддержала ноту. Подавляющее же большинство сторонников Советов резко ее осудило. Рабочие и солдаты несли транспаранты: “Долой войну!”, “Долой Временное правительство!”, “Долой министров-капиталистов!” Вызванные для усмирения солдаты отказались стрелять в манифестантов. Так возник первый острый политический кризис.
   Позиции правительства зашатались. Оно было вынуждено отправить в отставку Милюкова и военного министра А. И. Гучкова — двух наиболее последовательных сторонников продолжения войны. Вопрос о расширении политической базы кабинета стимулировал идею создания коалиционного правительства, в которое наряду с кадетами и их сторонниками вошли бы представители ведущих советских партий — меньшевики и эсеры. Это решение и правым (кадетам), и левым далось не без колебаний. Кадеты изначально относились к Советам без симпатий. Вынужденные оглядываться на эти органы народовластия, лидеры партии народной свободы считали их неприятной обузой, препятствующей проведению разумной политики, стремились либо избавиться от советской опеки, либо ограничить ее влияние на кабинет. Вынужденно пойдя на создание первого коалиционного правительства, кадеты и стоявшие за ними силы видели в этом прежде всего возможность сдержать напор стоящих за Советами партий и движений, сохранить основу проводимого курса.
   Доминировавшие в Советах меньшевики и эсеры первоначально не хотели входить в правительство не только в связи с тем, что признавали революцию буржуазной, но и потому, что осознавали свою неподготовленность к практическому управлению страной. Однако угроза падения действующего кабинета заставила их изменить позицию: Исполком Петросовета 44 голосами против 19 одобрил идею вхождения социалистов в правительство. В основе этого решения были стремление контролировать “изнутри” буржуазное правительство, сохранить единство здоровых сил общества и не допустить сползания страны в пучину гражданской войны; желание с помощью этого кабинета преодолеть хозяйственную разруху и обеспечить достойный выход из войны.
   5 (18) мая первое коалиционное правительство было создано. Премьером остался князь Львов, в состав кабинета вошли 10 министров-капиталистов и 6 министров-социалистов. Для последних результаты этого шага оказались неоднозначными. Во-первых, новые министры не оговорили те условия своего вхождения, которые должны были усилить социальную направленность политики кабинета и сделать его более популярным. Во-вторых, министры-социалисты получили самые “горячие участки”: А. Ф. Керенский стал военным и морским министром, В. М. Чернов — министром земледелия, М. И. Скобелев — министром труда, А. Пошехонов — министром продовольствия. Отныне нерешенность связанных с этими сферами проблем относилась не только на счет Временного правительства, но и умеренных социалистов, самих Советов. Наконец, советские партии, как и кадеты, не извлекли должного урока из апрельского кризиса. Несмотря на миролюбивую риторику, они ничего не сделали, чтобы добиться хотя бы перемирия; более того, поддержали непопулярную линию на продолжение военных действий. Результаты этой ошибочной тактики не замедлили сказаться.
   Оппонентами Временного правительства и руководства Советов выступали большевики. Отношение к РСДРП(б) в мае — июне было сложным. С одной стороны, далеко не все принимали ленинский призыв превратить империалистическую войну в гражданскую, “классовую борьбу пролетариата против буржуазии” — в “гражданскую войну между враждебными классами”. В апрельском лозунге Ленина о переходе революции к социалистическому этапу виделись элементы экстремистского утопизма: в стране, далеко не исчерпавшей возможности капиталистического развития, предлагалось отстранить от власти буржуазию, собственников, которых даже российские социалисты считали наиболее дееспособной частью общества. В 1917 г. была популярной и версия о связях партии с германской разведкой. С другой стороны, именно большевики, учитывая настроения нетерпения, обещали радикально и быстро решить волновавшие массы вопросы о мире, земле и хлебе.
   На I съезде Советов крестьянских депутатов (май 1917) Ленин обратился с призывом объявить землю общенародной собственностью и немедленно приступить к ее раздаче крестьянам. На I съезде Советов рабочих и солдатских депутатов (июнь 1917) он заявил о готовности РСДРП(б) “взять власть целиком”, не боясь существующих трудностей. Объективно большевистская агитация подогревала недовольство озлобленных войной и лишениями масс. Правящая коалиция с раздражением реагировала на критику, считала деятельность партии разжиганием гражданской войны. Но семена большевистской агитации попадали на хорошо подготовленную почву народного недовольства, чему особенно способствовали события на фронте. А 18 июня 1917 г. началось первое после свержения царизма наступление на фронте.
   Помимо подтверждения верности союзническим обязательствам, этим шагом правительство предполагало ослабить революционное движение и укрепить свои позиции. Однако результат получился прямо противоположный. Начавшееся успешно наступление в силу целого ряда причин вскоре захлебнулось. Русская армия несла большие потери. В начале июля в контрнаступление перешли уже Германия и ее союзники. Россия вынуждена была оставить на юге Галицию, на севере — Прибалтику. Провал наступления имел далеко идущие политические последствия. Он нанес удар по патриотическим чувствам россиян, подчеркнул бездарность правительства, показал бессмысленность приносимых жертв. Это способствовало росту леворадикальных настроений, повышению симпатий к большевикам.
   Взрыв недовольства произошел 2 июля 1917 г. Острый кризис (продолжался до 5 июля) имел две составляющие: мощное антивоенное выступление в столице и отставку министров-кадетов. Волнения начались стихийно, однако большевики использовали влияние в войсках и на флоте, чтобы объединить недовольных под своими лозунгами. 4 июля присланные в Питер “надежные” войска разогнали 400-тысячную демонстрацию; были и жертвы: более 50 убитых и около 660 раненых. Временное правительство объявило зачинщиками событий большевиков, которых следовало предать суду за “государственную измену”. Многие политики считали свершившееся попыткой захвата власти. На партию начались гонения: были закрыты большевистские газеты, многие ее лидеры оказались в тюрьме, а некоторые, в том числе Ленин, ушли в подполье. Все это, однако, не привело к улучшению положения ни в стране, ни в столице, и сохраняющуюся ситуацию Л. Д. Троцкий метко охарактеризовал как “двоебезвластие”.

 
< Пред.   След. >