YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История России. 1917—2009 (А.С. Барсенков, А.И. Вдовин) arrow Наука и техника
Наука и техника

Наука и техника

   После смерти Сталина начались процессы освобождения сферы культуры от жесткого партийного контроля, мелочной регламентации спецслужбами, преодоления догматизма. Относительная терпимость к плюрализму мнений, литературно-художественных и научных школ в 1950-1960-е годы по-разному проявлялись в различных областях культуры и психологии масс. “Шоковый” характер разоблачения “культа личности” имел и свое пагубное следствие — разочарование (и прежде всего в элите) в идее построения коммунизма и реальности социализма, приведшее в итоге к распаду СССР. С наибольшим драматизмом менялись после XX съезда партии насквозь идеологизированные гуманитарные сферы культуры и генерируемые ими общественные движения. С наименьшими потрясениями “десталинизация” сказывалась на развитии естественных и технических наук, системе образования. Жизненная необходимость разрешения атомной и ракетной проблем породила особое отношение руководства страны к ученым. Колоссальные успехи советской науки, которые в ряде приоритетных направлений превосходили мировой уровень, еще больше подняли престиж ученых в обществе.
   Идеология вступления страны в эпоху научно-технической революции, подкрепленная решениями июльского (1955) пленума ЦК, широкая пропаганда научных и технических достижений СССР наряду с завесой секретности вокруг определенных научных учреждений делали научную стезю привлекательной и романтичной для молодежи. Материальная основа науки непрерывно расширялась. С начала 1950-х до конца 1960-х годов расходы на науку выросли почти в 12 раз. К этим годам относится мировое признание большей части всех советских работ, удостоенных Нобелевских премий в области точных и естественных наук: изыскания академиков Н. Н. Семенова (1956), П. А. Черенкова, И. М. Франка и И. Е. Тамма (1958), Л. Д. Ландау (1961), Н. Г. Басова и А. М. Прохорова (1964). Позднее нобелевскими лауреатами стали П. Л. Капица (1978), Ж. И. Алферов (2001), А. А. Абрикосов и В. Л. Гинзбург (2003).
   Академию наук СССР в эти годы возглавляли замечательные ученые и организаторы — основатель научной школы по химии элементо-органических соединений А. Н. Несмеянов (1951-1961), математик и механик, руководитель ряда советских космических программ М. В. Келдыш (1961-1975). Позднее президентами избирались один из основателей отечественной ядерной энергетики А. П. Александров (1975-1986), математик и физик Г. И. Марчук (1986-1991). С 1991 г. во главе Российской академии наук стоит математик и механик Ю. С. Осипов. В 1950-е — первой половине 1960-х годов произошло существенное количественное и территориальное расширение сети научно-исследовательских институтов. Только в системе Академии наук СССР за 1956-1958 гг. было организовано 48 НИИ. В 1957 г. был основан Новосибирский академгородок, занявший ведущие позиции в области прикладной математики и физики. Одновременно было создано Сибирское отделение Академии наук с Дальневосточным, Западно-Сибирским и Восточно-Сибирским филиалами, возникли научно-исследовательские институты в Красноярске и на Сахалине.
   Приоритет в научных разработках в 1950-е годы, как и в 1940-е, отдавался интересам военно-промышленного комплекса. В 1954 г. в СССР появились первые пять трижды Героев Социалистичнского Труда (Б. Л. Ванников, Н. Л. Духов, И. В. Курчатов, Ю. Б. Харитон, К. И. Щелкин), удостоенные высочайших наград и почестей за заслуги в развитии ВПК. Позднее эту славную плеяду пополнили Я. Г. Зельдович (1956), А. Д. Сахаров (1962), Е. П. Славский (1962), М. В. Келдыш (1971), A. Н. Туполев (1972), А. П. Александров (1973), С. В. Ильюшин (1974).
   Крупнейшими достижениями науки и техники того времени стало создание первого дальнего тяжелого турбореактивного бомбардировщика и ракетоносца Ту-16 (принят на вооружение в 1954 г.), затем более совершенной машины “Туполев-95” (принята на вооружение в 1955 г.), двигатели которого (НК-12 конструкции Н. К. Кузнецова) обеспечивали межконтинентальную дальность полета. Еще через год самолетный парк Дальней авиации пополнился стратегическим бомбардировщиком конструкции В. М. Мясищева ЗМ. Событием 1956 г. стал рейс самолета Ту-104 Москва-Иркутск (15 сентября). Этим рейсом было положено начало регулярному сообщению на турбореактивном пассажирском самолете, созданном на базе бомбардировщика “Туполев-95”. В следующем году в полет отправился первый в мире двухпалубный аэробус Ту-114, был запущен самый мощный в мире синхрофазотрон; на космодроме Байконур испытана ракета межконтинентальной дальности Р-7 (21 августа), позволившая осуществить запуск в космос искусственного спутника Земли (4 октября), спущен на воду атомный ледокол “Ленин” (5 декабря).
   Свидетельством новых успехов науки и техники стали ходовые испытания атомной подводной лодки (июль 1958 г.), создание в 1959 г. первой отечественной крылатой ракеты стартующей с подводной лодки, создание в 1960 г. Н. Г. Басовым и А. М. Прохоровым первого квантового генератора — мазера (позднее ими же создана первая лазерная установка), полет Ю. А. Гагарина в космос (12 апреля 1961 г.), осуществление 30 октября 1961 г. беспрецедентного по мощности (52 мегатонн) взрыва водородной бомбы над Новой Землей (испытанием доказана возможность конструировать на основе предложенного принципа заряда практически неограниченной мощности), создание системы залпового огня “Град” (1962), запуск в 1963 г. маневрирующего автоматического искусственного спутника Земли серии “Полет” — прототипа перехватчиков искусственных спутников; вступление в строй действующих первых мощных промышленных АЭС, вывод на орбиту первого многоместного космического корабля “Восход-1” с космонавтами B. М. Комаровым, К. П. Феоктистовым и Б. Б. Егоровым (1964).
   Прокладывание новых путей в будущее было связано с огромным риском. 29 сентября 1957 г. на химкомбинате, расположенном неподалеку от станции Муслюмово Южно-Уральской железной дороги (ныне производственное объединение “Маяк”), произошел взрыв емкости с радиоактивными отходами. После него возник так называемый “восточноуральский радиоактивный след”, загрязнивший около 23 тыс. кв. км Челябинской, Свердловской и Тюменской областей, облучены около 300 тыс. человек. Радиоактивное заражение реки Течи до сих пор вызывает у окрестных жителей разных поколений болезни и генетические мутации. 24 октября 1960 г. во время подготовки к запуску на одной из площадок Байконура новой ракеты Р-16, созданной в конструкторском бюро М. К. Янгеля, произошел взрыв, унесший жизни 74 специалистов-ракетчиков. Среди погибших был главнокомандующий ракетными войсками маршал М. И. Неделин. 24 апреля 1967 г. погиб летчик-космонавт СССР В. М. Комаров. Катастрофа произошла при возвращении корабля “Союз-1” из космоса в результате скручивания строп парашюта. Засушливым летом 1967 г. озеро Карачай, куда многие годы сливались отходы производства химкомбината “Маяк”, обмелело. Радиоактивная пыль с высушенных солнцем берегов озера была разнесена ветром почти на 2 тыс. км. В этот раз пострадало 400 тыс. человек, а жители 42 населенных пунктов были эвакуированы. В дождливые годы Карачай переполняется, создавая опасность попадания отравленных вод в общую гидросистему края. 30 июня 1971 г. в результате разгерметизации спускаемого аппарата “Союз-11” при возвращении на Землю погибли космонавты Г. Т. Добровольский, В. Н. Волков, В. И. Пацаев.
   В 1950-е годы в СССР были возобновлены работы в области генетики, несмотря на то что Н. С. Хрущев продолжал поддерживать ее влиятельного противника Т. Д. Лысенко, который в качестве президента ВАСХНИЛ (1938-1956 и 1961-1962 гг.) осуществлял руководство сельскохозяйственной наукой. Во второй половине 1950-х годов большой проблемой для этой науки стала ветровая эрозия и резкое снижение плодородия освоенных целинных земель, ставшая результатом шаблонного переноса на эти земли агротехнических приемов, применявшихся в центральных влагообеспеченных районах страны. На этом фоне развернулась острая критика травопольной системы земледелия и повсеместное насаждение в административном порядке пропашной системы. В засушливых районах по рекомендации ученых стали с успехом применять безотвальную вспашку, поверхностную обработку почвы и зернопаровые севообороты (Т. С. Мальцев и его ученики), почвозащитную систему земледелия (А. И. Бараев и его ученики).
   Определенные достижения наблюдались и в гуманитарных науках. Постепенному преодолению сталинского догматизма, восстановлению, пусть и частично, правды в отношении исторических процессов, событий и отдельных личностей способствовало расширение со второй половины 1950-х годов публикаций воспоминаний, статистических и документальных материалов, доступа к архивам. Большое значение имело обнародование утаиваемых ранее статей В. И. Ленина, связанных с образованием СССР, характеристиками политических деятелей из ленинского окружения. Развитие общественных наук шло по линии “возврата к ленинизму”, выискивания ошибок Сталина даже там, где их не было, романтизации “чистой” коммунистической идеи периода революции и 1920-х годов. Развитию гуманитарных исследований способствовали новые журналы: “История СССР”, “Вопросы истории КПСС”, “Новая и новейшая история”, “Мировая экономика и международные отношения”, “Вопросы языкознания” и др.
   В гуманитарной среде создавались новаторские для своего времени труды, подводились итоги исследований в конкретных областях знания, возникали и развивались новые научные школы. За период с начала 1950-х до середины 1960-х годов заметный след в науке оставили философы Э. В. Ильенков, П. В. Копнин, В. С. Степин; специалисты в области отечественной истории М. Н. Тихомиров, Н. М. Дружинин, Б. А. Рыбаков; в области всеобщей истории — В. С. Сергеев, С. Д. Сказкин, А. И. Неусыхин; этнологи С. П. Толстов, С. А. Токарев; археолог А. В. Арциховский; юристы Н. Г. Александров, М. Н. Гернет; экономисты Л. В. Канторович, В. В. Новожилов, В. С. Немчинов; литературоведы М. М. Бахтин, Д. С. Лихачев; языковеды В. В. Виноградов, Ф. П. Филин; психологи А. Н. Леонтьев, А. Л. Лурия; социолог Г. В. Осипов; педагог М. Н. Скаткин и др.
   Вместе с тем попытки научной интеллигенции выйти за пределы сложившихся догм, расширение критики “культа личности” вне рамок известного партийного постановления не допускались, упоминания о Троцком, Бухарине, Рыкове и других оппозиционерах тщательно ограничивались цензурой. Дискуссии на темы репрессий пресекались, нередко с подключением органов КГБ.

 
< Пред.   След. >