YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История России. 1917—2009 (А.С. Барсенков, А.И. Вдовин) arrow Противоречия общественной жизни и культуры
Противоречия общественной жизни и культуры

Противоречия общественной жизни и культуры

   В условиях научно-технического прогресса в СССР особое значение придавалось народному образованию и всей системе подготовки квалифицированных кадров. В 1970-х годах был осуществлен переход ко всеобщему среднему образованию, каждый год в стране открывалось до десятка новых вузов, численность обучающихся в них к 1977 г. достигла почти 5 млн человек. В 1979 г. высшее и среднее (полное и неполное) образование имело 80,5% занятого населения, в 1989 г. — 92,1%. К началу 1980-х годов около 40% городских жителей имели вузовские дипломы.
   Государственные ассигнования на науку увеличивались от десятилетия к десятилетию. В 1940 г. они составляли 300 млн рублей, в 1950 г. 1 млрд, в 1960 г. - 3,9, в 1970 г. - 11,7, в 1980 г. - 24 млрд рублей. Это позволяло расширять сеть научных учреждений. В 1985 г. в СССР было 2607 НИИ и 1 млн 491 тыс. научных работников. На финансирование науки выделялось 5% национального дохода. Однако в начале 1980-х годов становилось заметным отставание СССР от США в освоении космоса, в прикладных областях науки и особенно в компьютеризации. (Первый персональный компьютер был собран в США в апреле 1976 г., компания IBM выпустила на рынок первую его модель в августе 1981 г. В отличие от США в СССР не был налажен массовый выпуск персональных компьютеров.)
   Советские ученые занимали передовые позиции по многим направлениям математики, физики, естествознания. СССР произвел множество запусков пилотируемых космических кораблей. 18 марта 1965 г. космонавт А. А. Леонов осуществил первый выход человека в открытый космос во время полета на космическом корабле “Восход-2”. Для изучения Луны и космического пространства в 1959-1976 гг. осуществлено 24 полета автоматических межпланетных станций, в 1970 г. на Луну была доставлена первая в мире автоматическая лунная станция “Луно-ход-1”. Однако лунная экспедиция американцев во главе с Н. Армстронгом в июле 1969 г. покончила с лидерством СССР в освоении космоса.
   История отечественной науки и техники пополнилась целым рядом выдающихся достижений. Так, в 1966 г. в СССР был построен первый отечественный самолет с изменяемой в полете стреловидностью крыла конструкции П. О. Сухого; в 1967 г. создана отечественная ЭВМ “БЭСМ-6” с быстродействием миллион операций в секунду; под Серпуховым был запущен синхрофазотрон, остававшийся в течение многих лет крупнейшим в мире; введена в эксплуатацию сеть наземных станций “Орбита” для приема телевизионных передач через искусственные спутники Земли и построена самая высокая в Европе Останкинская телебашня (проект Н. В. Никитина), в опытно-конструкторском бюро имени М. Л. Миля создан вертолет-гигант В-12; в 1968 г. создан сверхзвуковой пассажирский самолет Ту-144 (главный конструктор — А. А. Туполев), создан переносной зенитный ракетный комплекс “Стрела” с самонаводящейся ракетой; в 1969 г. построена титановая атомная подводная лодка с крылатыми ракетами, построен десантный корабль на воздушной подушке “Зубр”.
   В 1970 г. в Харькове построен самый крупный в стране турбогенератор мощностью 1000 МВт; в 1974 г. спущен на воду атомный ледокол “Арктика”; в 1975 г. осуществлен совместный советско-американский экспериментальный полет космических кораблей по программе “Союз-Аполлон”, построен первый отечественный авианосец “Киев”, на котором базировались самолеты Як-38 вертикального взлета и посадки и вертолеты Ка-25; в 1976 г. создан первый российский аэробус — пассажирский широкофюзеляжный самолет Ил-86; в 1977 г. создана противолодочная быстроходная подводная ракета “Шквал”; в 1978 построен самый крупный в мире вертолет Ми-26; завершено формирование Единой энергетической системы Советского Союза — крупнейшего в мире энергообъединения; в 1979 г. в Институте атомной энергии имени М. В. Курчатова пущена первая в мире термоядерная установка со сверхпроводящими электромагнитами “Токамак-7”, создан многопроцессорный вычислительный комплекс “Эльбрус-Х-1” с быстродействием до 15 млн операций в секунду; В 1980 г. в СССР построена самая бесшумная в мире дизель-электрическая подлодка “Черная дыра”, в 1981 — самый большой в мире атомный подводный крейсер “Акула”, с введением в эксплуатацию 4-го блока Ленинградская АЭС стала самой крупной в мире (мощность 4000 МВт); в 1982 г. созданы один из самых больших в мире транспортных самолетов Ан-124 “ Руслан” конструкции О. К. Антонова и боевой вертолет Ка-50 “Черная акула” (генеральный конструктор Н. И. Камов); в 1983 г. завершено бурение Кольской сверхглубокой скважины (12 тыс. м); в 1984 г. построена глубоководная титановая подводная лодка К-278, впервые в мире достигшая рабочей глубины погружения 1000 м; в 1985 г. был принят на вооружение сверхзвуковой стратегический бомбардировщик Ту-160, создан многопроцессорный вычислительный комплекс “Эльбрус-2” (125 млн операций в секунду). В СССР широко использовалась атомная энергия, как в военных, так и в мирных целях. С сентября 1969 г. в стране строился атомный надводный военный флот. В 1981 г. в состав ВМФ был принят авианесущий крейсер “Киров”, вслед за ним построены “Адмирал Ушаков”, “Адмирал Нахимов”, авианосец “Москва”, крейсер “Петр Великий”. К концу 1986 г. на вооружении ВМФ находились 62 атомные подводные лодки. Вслед за первым в мире невоенным атомным судном — ледоколом “Ленин” в построены более мощные ледоколы “Арктика” (1975), “Сибирь” (1977), “Россия” (1986). К концу 1985 г. в России действовало 9 АЭС (помимо Обнинской, Сибирской в Томске-7, Красноярской-26 и Дмитровградской): Нововоронежская и Белоярская (к настоящему времени первый и второй блоки на АЭС остановлены для выполнения работ по выводу их из эксплуатации), Ленинградская (с 1973 г.), Билибинская (1974), Курская (1976), Смоленская (1982), Калининская (1984), Балаковская (1985). К концу 1995 на российских АЭС вырабатывалось 11,8% общего количества электроэнергии в стране или 24,9% ее европейской части. Для районов, находящихся вдали от действующих энергосистем, создавались малогабаритные блочные ядерно-энергетические установки. В 1960 г. вступила в опытную эксплуатацию передвижная атомная электростанция ТЭС-3, в 1986-м создана транспортная энергетическая установка “Памир”. В 1964 г. пущена установка “Ромашка” — реакторная установка с непосредственным преобразованием тепловой энергии в электрическую, проведены испытания двух термоэмиссионных реакторов-преобразователей “Топаз”, показавших реальную возможность использования таких установок в качестве бортовых источников электропитания на космических летательных аппаратах. Создана серия изотопных термоэлектрических генераторов для энергопитания аппаратов “Луноход”, радиометеорологических станций и др.
   В 1960-1980-е годы, с принятием курса на химизацию сельского хозяйства, в СССР активно разрабатывались приемы эффективного применения новых форм удобрений (М. В. Каталымов, Я. В. Пейве, Н. С. Авдонин), совершенствовались методы мелиорации, техника и способы полива (Б. А. Шумаков). Ученые-селекционеры создали около 100 высокоурожайных сортов озимой и яровой пшеницы (П. П. Лукьяненко, В. Н. Ремесло, Ф. Г. Кириченко), 42 сорта подсолнечника (В. С. Пустовойт), новые гибриды кукурузы (Г. С. Галлеев, Б. П. Соколов); ученые-зоотехники вывели новые высокопродуктивные породы крупного рогатого скота (А. С. Всяких, С. Я. Дудин), тонкорунных и полутонкорунных овец (В. А. Бальмонт, А. В. Васильев), высокопродуктивные породы свиней (Л. К. Гребень, А. И. Овсянников), новые кроссы кур (В. И. Фысин и др.), обеспечивающие ныне в России свыше 50% яиц и мяса птицы. Во многом благодаря ученым в стране с 1940 по 1985 г. удалось поднять урожаи зерновых с 8,6 до 16,2 ц с га, производство мяса с 4,7 до 17,1 млн т, производство шерсти с 161,1 до 446,6 тыс. т. Факты говорят о существенном вкладе ученых в повышение эффективности сельского хозяйства и выводе его на сравнительно высокий уровень (особенно если учесть, что средняя биологическая продуктивность почвы территории, на которой ведется сельскохозяйственное производство в СССР, в несколько раз ниже уровня США и западноевропейских стран).
   Явное неблагополучие наблюдалось в области гуманитарных наук. Их развитие сковывал жесткий идеологический прессинг, приведший к застою общественной мысли. Несмотря на это, имелись достижения и в этой сфере. Издавались результаты многолетних обобщающих исследований больших коллективов ученых: “Всемирная история” (т. 1-13, 1956-1983); “Советская историческая энциклопедия” (т. 1-16, 1961 — 1976), “История СССР с древнейших времен до наших дней” (т. 1-11, 1966-1980); “История Коммунистической партии Советского Союза” (т. 1-5,1964-1980); “История социалистической экономики СССР” (т. 1-7, 1976-1980); “История Второй мировой войны. 1939-1945” (т. 1-12,1973-1982); “Очерки истории исторической науки в СССР” (т. 1-5, 1955-1985); “История философии в СССР” (т. 1-5, 1968-1988); “История искусства народов СССР” (т. 1-9, 1971-1984); “Очерки развития техники в СССР” (т. 1-5, 1968-1976) и др. Продолжалась работа по подготовке и изданию многотомных публикаций исторических источников: “Декреты Советской власти” (т. 1-18, 1957-2009); “Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1988)” (т. 1-15, 1983-1989); “Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам” (т. 1-16, 1967-1988); “Собрание постановлений Правительства СССР” (1939-1989); “Ведомости Верховного Совета СССР” (1938-1989) и др. Эти издания являются не только памятниками минувшей эпохи, но и основой для осмысления ее реальных достижений.
   Консервативный политический курс, утверждавшийся в стране после октября 1964 г., сопровождался свертыванием демократических начинаний Хрущева. Первоначально это объяснялось необходимостью борьбы с волюнтаризмом и субъективизмом, затем тезисом об обострении идеологической борьбы между социалистической и капиталистической системами. Культурная политика брежневского руководства возводила в принцип борьбу с “очернительством” и “лакировкой” действительности в художественных произведениях, с “фальсификацией истории”.
   Со второй половины 1960-х годов значительно усиливается идеологический контроль за СМИ, учреждениями культуры. Основанием для этого стало постановление ЦК КПСС “О повышении ответственности руководителей органов печати, радио, телевидения, кинематографии, учреждений культуры и искусства за идейно-политический уровень публикуемых материалов и репертуара” (январь 1969 г.). Цензура нередко запрещала выпуск художественных и публицистических произведений, кинофильмов, организацию художественных выставок. Приоритет отдавался произведениям на историко-революционные, военно-патриотические и производственные темы.
   Плюрализм литературного и общественно-политического процесса находил отражение в тенденциях, обозначаемых деятельностью разных журналов. У либералов был “Новый мир”, у сталинистов “Октябрь” и “Огонек”, у почвенников “Молодая гвардия” и “Наш современник”. Власти, стремясь не допустить их радикализации, в 1970 г. наносят удар и по либералам, и по “русофилам”.
   В феврале 1970 г. на заседании секретариата Союза писателей была подвергнута резкой критике редакция журнала “Новый мир”. Поводом стала публикация за рубежом поэмы А. Твардовского “По праву памяти”. Попытки литературной общественности защитить главного редактора журнала ни к чему не привели. Твардовский ушел с этого поста, и линия, проводившаяся журналом, была прервана. Однако идеологии неосталинизма и “застоя” объективно противостояли писатели-“деревенщики”: Ф. Абрамов, В. Белов, Б. Можаев, В. Распутин, В. Тендряков, показывавшие в своих произведениях негативные последствия коллективизации для судеб российской деревни. Этой линии придерживались также “Наш современник” (главный редактор в 1968-1989 гг. С. В. Викулов) и журнал русской культуры “Москва” (главный редактор в 1968-1990 гг. М. Н. Алексеев).
   5 ноября 1970 г. состоялось заседание Секретариата ЦК партии. Редактор “Молодой гвардии”, бывший летчик-истребитель А. В. Никонов, был снят со своего поста за публикацию статей В. Чалмаева и С. Семанова. Формальным поводом для отставки послужило обращение группы видных писателей (Ч. Айтматов, В. Амлинский, В. Цыбин и др.). Вместо Никонова редактором журнала был назначен инструктор ЦК Ф. Е. Овчаренко. После его смерти этот пост в 1972 г. занял идейный соратник прежнего редактора А. С. Иванов, автор известного романа “Тени исчезают в полдень” (1963) и трилогии “Вечный зов” (1970-1976).
   Противодействие властей и либеральной критики испытывала также редакция журнала “Октябрь”, возглавлявшаяся до 1973 г. известным писателем В. Кочетовым. Публика долго оставалась взбудораженной впервые печатавшимися на страницах журнала романами ее главного редактора “Угол падения” (1967), “Чего же ты хочешь” (1969) и опубликованным уже после смерти автора незавершенным романом “Молнии бьют по вершинам” (1979).
   Столь же неоднозначно встречались романы И. Шевцова “Любовь и ненависть” (1969), “Во имя отца и сына” (1970) и вышедший позднее “Набат” (1979). Романы, изображавшие либеральных советских интеллигентов как империалистических агентов, считались властями неуместными как слишком откровенные. Роман “Чего же ты хочешь” был полон неприятия разоблачений прошлого, сделанных на партийных съездах, и глубокого убеждения во вредоносности западного влияния на страну. Он был направлен против не только либеральной интеллигенции, но и почвенников “националистов-славянофилов”.
   Однако, несмотря на строгую цензуру, время от времени появлялись труды, отражавшие поиски и движение русской мысли. Патриотическим духом пронизана книга Ф. Нестерова “Связь времен” (1980) своеобразный манифест, направленный на подчеркивание национально-исторических особенностей России и развенчание нигилистических концепций русской истории.
   8 ноября 1971 г. секретариат Союза писателей РСФСР на своем заседании подверг критике редколлегию журнала “Октябрь” за “ложные и путаные” общественно-политические утверждения журнальных публикаций. Резолюция требовала кадровых изменений в руководстве журнала. С назначением в 1973 г. главным редактором журнала А. Ананьева “Октябрь” вернулся к относительно либеральной линии.
   Кураторы советских писателей из ЦК партии и литературные критики, выражавшие их настроения, в 1960-1970-е годы старались воспрепятствовать перемещению центра литературной жизни из “Нового мира” и “Октября” в журнал и издательство “Молодая гвардия”, позднее в журналы “Наш современник” и “Москва”, издательство “Современник”. Однако сделать этого не удалось. Откровением и потрясением для многих стали “Письма из Русского музея” и “Черные доски” В. Солоухина; “Прощание с Матерой” В. Распутина; “Привычное дело” В. Белова; “Матренин двор” А. Солженицына; “Драчуны” М. Алексеева; “Мужики и бабы” Б. Можаева; исторические романы о великом прошлом России Д. Балашова, В. Чивилихина, В. Пикуля; художественные биографии Суворова, Макарова, Достоевского, Гончарова, Аксакова, Державина, изданные в серии ЖЗЛ. Все это вызвало большой интерес в обществе и стало причиной специальных мер со стороны ЦК КПСС и КГБ.
   Объективно оппозицию брежневскому руководству в культурной области представляли общерусские организации и движения. Одним из таких центров стало основанное в 1966 г. Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИК). Духовными руководителями движения были замечательные патриоты: археолог и историк Б. А. Рыбаков; физико-химик И. В. Петрянов-Соколов; художники П. Корин, И. Глазунов; писатели Л. Леонов, В. Солоухин, В. Д. Иванов; руководитель музеев Московского Кремля В. Н. Иванов (первый фактический председатель центрального совета общества). Архитектор-реставратор П. Д. Барановский в сотрудничестве со своими соратниками по клубу любителей памятников истории и культуры “Родина” (1962-1968) Л. И. Антроповым, Г. И. Гунькиным и В. А. Десятниковым провели всю подготовительную и организаторскую работу по созданию ВООПИК.
   В 1968-1969 гг. в его составе на базе секции по комплексному изучению русской истории и культуры действовал “Русский клуб” негласное объединение русской интеллигенции. В нем впервые за многие годы начинали обсуждаться животрепещущие вопросы формирования русской культуры и духовности. Среди национальных ценностей все большее место и значение приобретают имена и наследие выдающихся русских деятелей и мыслителей: Н. Я. Данилевского, М. Н. Каткова, Иоанна Кронштадтского, К. Н. Леонтьева, К. П. Победоносцева, Сергия Радонежского, В. В. Розанова, Серафима Саровского и др. Клуб возглавляли писатель, специалист по Югославии Д. А. Жуков; историк, заведующий серией “ЖЗЛ” в издательстве “Молодая гвардия” С. Н. Се-манов; критик и литературовед П. В. Палиевский.
   Членами “Русского клуба” были ставшие со временем широко известными П. В. Паламарчук, литературовед и историк, автор классической работы “Сорок сороков” о московских православных храмах; О. Н. Михайлов, литературовед и автор исторических романов; В. В. Кожинов, литературовед, литературный критик и историк; А. П. Пайщиков, журналист и литературовед; А. М. Иванов (Скуратов), автор самиздатских статей; С. И. Шешуков, историк рапповского движения в литературе.
   Активными членами клуба были писатели А. И. Байгушев, В. А. Чивилихин; поэты И. И. Кобзев, С. Ю. Куняев, Г. В. Серебряков, В. В. Сорокин (гл. редактор издательства “Современник”); критики и литературоведы В. А. Чалмаев, Ю. Л. Прокушев; журналисты В. Д. Захарченко (гл. редактор журнала “Техника — молодежи”), А. В. Никонов (гл. редактор журнала “Молодая гвардия”), художник И. С. Глазунов. Большим влиянием и уважением среди членов клуба пользовались В. Д. Иванов, исторический писатель, автор “Руси изначальной” и “Руси великой”, и О. В. Волков, несломленный многолетним пребыванием в ГУЛАГе публицист.
   Заметной вехой в возрождении отечественного самосознания стала организованная ВООПИК в Новгороде конференция “Тысячелетние корни русской культуры”. На конференции (май 1968 г.) выступили десятки видных деятелей культуры. В 1969 г. члены “Русского клуба” приняли участие в дискуссии, развернувшейся на страницах журнала “Вопросы литературы”, о месте и роли славянофилов в истории. Положение о том, что главной чертой, которую ценили славянофилы в русском народе, было вовсе не смирение, а общинный дух, чувство коллективизма, противополагаемое индивидуализму и эгоизму буржуазного Запада, существенно скорректировало бытовавшие ранее негативные оценки славянофильства.
   Некоторые исследователи полагают возможным охарактеризовать движение, складывающееся вокруг ВООПИК, как “Русскую партию”. Ее организационное оформление относят к 1966 г. Костяк “партии” составляли О. В. Волков, П. В. Палиевский, В. В. Кожинов, А. П. Ланщиков, С. Н. Семанов, Д. А. Жуков, И. В. Петрянов-Соколов, М. Н. Любомудров. Возродив давнюю традицию патриотизма, “партия” была на грани того, чтобы перерасти в широкое национальное движение. Однако в результате “чисток” общества от национально мыслящих деятелей этого не произошло.
   Попытками остановить “русификацию” общественного сознания была продиктована статья “Против антиисторизма” в “Литературной газете” от 13 ноября 1972 г., опубликованная за подписью А. Н. Яковлева, занимавшего долгие годы пост исполняющего обязанности заведующего отделом. Обрушиваясь на писателей и критиков М. Лобанова, В. Петелина, В. Чалмаева, В. Кожинова, отстаивавших самобытную русскую культуру, Яковлев полагал: “Сегодняшние ревнители патриархальщины, восторгаясь созданным ими же иллюзорным миром, защищают то прошлое в жизни крестьянства, с которым без какого-либо сожаления расстался современный колхозник”.
   Статья по своей сути бросала вызов русской интеллигенции. С протестом против нее выступила большая и влиятельная группа писателей, поддержанная М. Шолоховым. Их письмо было направлено в адрес руководства ЦК. Статья не понравилась и осторожному Брежневу. В результате Яковлев был отправлен послом в Канаду.
   Тем не менее на рубеже 1970-1980-х годов власти провели масштабную чистку средств массовой информации. От работы были освобождены директора и главные редакторы издательств, журналов и газет “Московский рабочий” (Н. В. Есилев), “Молодая гвардия” (А. В. Никонов), “Комсомольская правда” (В. Н. Ганичев), “Человек и закон” (С. Н. Семанов), “Современник” (Ю. Л. Прокушев, В. В. Сорокин), “Наш современник” (Ю. И. Селезнев), “Волга” (Н. Е. Палькин), “Техника молодежи” (В. Д. Захарченко). Цензура, Агитпроп ЦК, КГБ видели тогда, как ив 1920-1930-е годы, главную опасность в проявлениях русского шовинизма и через либерально-демократические “Новый мир”, “Знамя”, “Октябрь” всячески клеймили эти “проявления”.
   Показательна в этом отношении реакция партийного руководства на письмо М. А. Шолохова, направленное в марте 1978 г. на имя Л. И. Брежнева. В нем обращалось внимание на недопустимость положения, когда через кино, телевидение и печать протаскиваются антирусские идеи, порочащие нашу историю и культуру, русское противопоставляется социалистическому. Писатель отмечал, что до сих пор многие темы, посвященные нашему национальному прошлому, остаются запретными, возникают трудности с устройством выставок русских художников патриотического направления, продолжается уничтожение русских архитектурных памятников. Предлагалось “поставить вопрос о более активной защите русской национальной культуры от антипатриотических, антисоциалистических сил, правильном освещении ее истории в печати, кино и телевидении, раскрытии ее прогрессивного характера, исторической роли в создании, укреплении и развитии русского государства”. Политбюро проигнорировало острейшую проблему, расценив позицию писателя как “идейно-политическую ошибку”. В постановлении значилось: “Разъяснить т. Шолохову действительное положение дел с развитием культуры в стране и в Российской Федерации, необходимость более глубокого и точного подхода к поставленным им вопросам в высших интересах русского и советского народа. Никаких открытых дискуссий по поставленному им вопросу о русской культуре не открывать”.
   Объективная сложность проблемы состояла в восприятии русского патриотизма как альтернативы строящемуся “развитому социализму”. “Интернационалистам” было невдомек, что, как и в Великую Отечественную войну, русский патриотизм мог спасти “развитой социализм”, год от года увязающий в проблемах и противоречиях. Позиция правящего режима выражена известной фразой Ю. В. Андропова: “Главная забота для нас русский национализм; диссиденты потом их мы возьмем за одну ночь”. В записке, направленной им в ЦК партии в 1981 г., “русизм” квалифицировался как опасная тенденция в настроениях части интеллигенции, выступающей под лозунгом защиты русских национальных традиций. Руководству партии внушалось, что “демагогией о необходимости борьбы за сохранение русской культуры, памятников старины, за "спасение русской нации" прикрывают свою деятельность откровенные враги советского строя”. В пособники этих врагов, по логике записки, можно было зачислить многих замечательных русских писателей, ставивших вопросы о вечных ценностях России, о духовной природе русского человека, о необходимости отдать должное православию, о великих достижениях предков.
   Вразрез с официальной идеологической линией и с известным уклоном к либерализму в рассматриваемый период вели свою деятельность такие яркие режиссеры, как М. Захаров, О. Ефремов, Г. Товстоногов и другие деятели культуры, предлагавшие свой взгляд на смысл жизни и роль в ней интеллигента.
   Идейное противоборство в литературе и художественной жизни страны в 1960-1980-е годы проявлялось и в иных формах, в частности в диссидентских движениях консервативно-охранительного и либерально-разрушительного свойства.

 
< Пред.   След. >