YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История России. 1917—2009 (А.С. Барсенков, А.И. Вдовин) arrow Начало перемен
Начало перемен

Начало перемен

   Начало масштабных реформ в СССР обычно связывают с 1985 г., когда партию, а фактически и государство, возглавил М. С. Горбачев. Между тем одни исследователи называют “отцом перестройки” Ю. В. Андропова, другие выделяют “эмбриональный период” перестройки (1983-1985), не без оснований полагая, что в первой половине 1980-х годов СССР постепенно входил в стадию реформирования.
   К началу десятилетия изменения в стране сделали возможными и во многом неизбежными глубокие преобразования сложившихся социально-экономических и политических отношений. Обусловлено это, с одной стороны, тяжелой ситуацией в экономике, с другой — изменениями в советской политической элите. В начале 1980-х ушли из жизни А. Н. Косыгин, М. А. Суслов, Л. И. Брежнев, А. Я. Пельше, Ю. В. Андропов, Д. Ф. Устинов, К. У. Черненко — последняя когорта руководителей, которые получили политическую закваску в сталинское время и занимали охранительные позиции в отношении модели социализма и взглядов на характер мирового развития, сформированных в 1930-1950-е годы. Им на смену приходили совсем другие лидеры.
   М. С. Горбачев принадлежал к поколению, которое формировалось на волне десталинизации после XX и особенно — XXII съезда партии. По сути, это было первое “непуганое” поколение будущих политиков: они не пережили атмосферы репрессий, были намного внутренне свободнее и более образованны. В хрущевские времена в советском обществе, особенно в интеллигентской среде, стало укореняться разномыслие. Свою роль сыграла и большая открытость СССР послесталинского времени, возможность ознакомления с жизнью стран, которые добились наиболее значимых успехов в своем развитии. Все это делало горбачевских сверстников более подготовленными к отходу от тех канонических положений социалистической теории, которые тормозили развитие советского общества в конце XX в.
   Переходный характер внутриэлитных отношений и связанной с ними политики проявился вскоре после смерти Л. И. Брежнева. Сменивший его Ю. В. Андропов осознавал необходимость серьезных перемен в СССР, однако предполагал осуществлять их постепенно, ограничиваясь первоначально экономической сферой. Именно такие осторожные преобразования проводились в период его правления. В то же время Андропов начал подбирать “команду” тех, кто был готов энергично взяться за совершенствование социализма. Существуют свидетельства, согласно которым он поощрял инициативное поведение Горбачева, видя в нем возможного преемника. В период правления К. У. Черненко тот уже утвердился в качестве второго лица в партии, которую закономерно возглавил в марте 1985 г.
   Однако наличия лишь одной политической воли было недостаточно для вывода страны из кризисного состояния. Многое зависело от представлений о том, как это сделать, и здесь любой потенциальный советский реформатор неизбежно сталкивался с большими трудностями. С одной стороны, новый лидер и его сторонники привлекали в качестве консультантов и советников таких известных ученых, как А. Г. Аганбегян, Г. А. Арбатов, О. Т. Богомолов, Т. И. Заславская, Л. И. Абалкин, Р. А. Белоусов, Н. Я. Петраков, С. А. Ситарян, имевших, по словам Н. И. Рыжкова, “нестандартные наработки и крамольные мысли”, которые теперь были востребованы. С другой — до средины 1980-х годов, в силу идеологических причин, усилия экономистов концентрировались на развитии марксистской доктрины. Принципиальные же достижения последующего периода были связаны с ее опровержением. А поскольку в советской экономической системе отсутствовали механизмы, которые являются основным предметом изучения современной экономической науки: конкурентные рынки, сложная банковская система, валютные биржи, финансовые инструменты и т.д. — экономисты развивали преимущественно теорию планирования.
   К началу перестройки в стране, за редким исключением, не было специалистов-теоретиков по макроэкономике, рынкам капитала и труда, международным финансам, теории производственных организаций. Это дает основания утверждать, что реформы второй половины 1980-х “не были подготовлены в плане идейно-теоретическом и организационно-прикладном” и “концепция перестройки и практика во многом является чистой импровизацией” (Г. X. Попов).

 
< Пред.   След. >