YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История России. 1917—2009 (А.С. Барсенков, А.И. Вдовин) arrow “Новое мышление” во внешней политике
“Новое мышление” во внешней политике

“Новое мышление” во внешней политике

   К середине 1980-х годов СССР находился в сложных отношениях с окружающим миром. Непопулярной советскую внешнюю политику делало участие страны в многочисленных локальных конфликтах, среди которых на первом месте стояла война в Афганистане. Американская администрация во главе с Р. Рейганом, объявив “крестовый поход” против коммунизма, много сделала для ограничения экономического сотрудничества между СССР и странами Запада. Это наносило огромный ущерб советской экономике. Разорением для страны грозила начатая в США работа над “Стратегической оборонной инициативой” (СОИ или “Программа звездных войн”), предполагавшей перенос гонки вооружений в космос. Народное хозяйство Советского Союза и без того было деформировано непомерными военными расходами. Стремление компенсировать их заставляло пересматривать свои отношения со странами “социалистического лагеря” и государствами “социалистической ориентации”, делая их более прагматичными, а главное — дешевыми.
   Нормализация отношений с окружающим миром требовала переосмысления концептуальных основ внешней политики СССР, нацеливая на отказ от явно не оправдавших себя подходов и выработку нового кодекса поведения на международной арене, который соответствовал бы современным реалиям, отвечал национальным интересам страны, обеспечивал условия для внутреннего социального и экономического прогресса. Решить эту сложную задачу была призвана советская внешнеполитическая доктрина, получившая название “новое политическое мышление” в международных делах, о чем Горбачев заявил уже в 1985 г. Доктрина означала отказ от одного из базовых блоков советского марксизма — теории мирового революционного процесса. Аксиомой считалось, что развитие человечества непременно приведет к утверждению на Земле социалистических общественных отношений. Задача же коммунистов всех стран виделась в том, чтобы своей борьбой, носящей не национальный, и интернациональный характер, приближать это время.
   Согласно официальной доктрине, международный курс СССР определялся двумя основными принципами — пролетарского интернационализма и мирного сосуществования государств с различным общественным строем. Первый предполагал поддержку коммунистических партий и движений, а также “антиимпериалистических” тенденций (“социалистической ориентации”) как в развитых, так и в странах “третьего мира”. Советские лидеры считали себя ответственными и за защиту “завоеваний социализма”, что не исключало оказание военной помощи в тех случаях, когда возникала “угроза власти трудящихся”. Другой принцип — “мирное сосуществование” — регламентировал отношения СССР с капиталистическими государствами. И хотя “борьба за мир” занимала важное место в советской внешней политике, ее рассматривали как форму классовой борьбы. Поэтому в международной деятельности нашей страны реализация национальные интересов и решение идеологизированных задач переплетались. В свою очередь, это нашло отражение в сложном сочетании сотрудничества и соперничества, которое характеризовало связи “восточного” и “западного блоков”. В идеологическом отношении обе стороны занимали непримиримые позиции, рассматривая весь мир как арену борьбы за утверждение либо “социалистических”, либо “демократических” ценностей.
   Первоначально именно в сфере внешней политики новое советское руководство продемонстрировало готовность решительно отойти от традиционных подходов. Прежде всего сделан вывод о том, что в новую эру, в ядерный век стоящие перед человечеством глобальные вызовы и угрозы намного важнее и опаснее тех противоречий, которые существуют между государствами различных социальных систем. На первый план выходят общечеловеческие ценности, которые выше классовых. Поэтому система международных отношений должна далее не рассматриваться как сфера классовой борьбы, а стать областью взаимодействия и сотрудничества. Для нашей страны это означало необходимость сближения с государствами, находящимися за пределами “социалистического содружества”. Утверждение приоритета общечеловеческих ценностей повлекло за собой отказ от проблематики пролетарского интернационализма и солидарности, которые постепенно вообще исчезают из лексикона советских лидеров, сменяясь подходом, основанным на свободе выбора.
   Представление о том, что безопасность может быть только всеобщей, привело к радикальному изменению подходов к обеспечению национальной безопасности. Место традиционного для эпохи “холодной войны” “баланса сил” должен был занять соответствующий новому времени “баланс интересов”, а это в свою очередь предполагало отказ от гонки вооружений и переход к национальному оборонному строительству на основе разумной достаточности. Вооружений должно хватать лишь для организации обороны, избыточное же оружие подлежало ликвидации, чтобы сократить угрозы потенциальной агрессии. Первоначально блок идей под названием “новое мышление и общечеловеческие ценности” охватывал только международную сферу, в 1988-1991 гг. он стал включать и те, которые ранее считались атрибутами “демократических” обществ: приоритет прав человека, систему разделения властей, гражданское общество и т.д.
   В центре внимания советского руководства в 1985-1989 гг. находились прежде всего отношения с США, голос которых был решающим при развязывании всех международных “узлов”. В 1985-1991 Горбачев девять раз встречался с американскими президентами. Уже в ноябре 1985 г. в Женеве состоялась первая после длительного перерыва советско-американская встреча на высшем уровне, призванная возобновить диалог и оздоровить отношения между двумя странами. На второй встрече в Рейкьявике в октябре 1986 г. стороны были уже близки к тому, чтобы совершить прорыв в области сокращения ядерных вооружений.
   Горбачев предложил три проекта соглашений. Первый: в течение 5 лет на 50% сократить арсенал стратегических ракет. Второй: вернуться к “нулевому варианту” Р. Рейгана (1981) и полностью уничтожить американские и советские ракеты средней и меньшей дальности. Третий: в течение 10 лет не пользоваться правом выхода из бессрочного Договора о противоракетной обороне (1972), при том, что США свои работы по программе СОИ ограничивают лишь лабораторными исследованиями. Все три проекта предполагалось рассмотреть в едином пакете. Однако американская сторона была готова подписать лишь два первых соглашения. Горбачев обвинил США в стремлении добиться превосходства, а Рейган советскую сторону — в попытке навязать неприемлемые условия. В итоге в Рейкьявике не подписано ни одно из соглашений. Чуть позже, в феврале 1987 г., Кремль, идя на уступки, отказался от “пакетного” подхода, что позволило постепенно продвигаться по пути ядерного разоружения.
   Большое значение советский руководитель придавал установлению личных доверительных отношений с лидерами западных стран, что, по его мнению, позволяло быстрее решать накопившиеся за долгие годы проблемы. На Западе же первоначально достаточно сдержанно относились к “новому мышлению”, усматривая в нем, прежде всего, стремление СССР облегчить бремя гонки вооружений и получить доступ к современным технологиям.
   В 1985-1986 гг. продолжалось развитие связей со странами, входившими в Организацию Варшавского Договора. В 1985 г. он вновь был продлен на очередные 20 лет. В соответствии с новым курсом внутри СССР утверждена Комплексная программа научно-технического прогресса стран — членов СЭВ до 2000 г. Продолжались регулярные встречи на высшем уровне с лидерами этих стран. Правда, на них стали звучать новые нотки: советская сторона давала понять, что намерена отходить от роли “старшего брата” в отношениях с партнерами и что СССР не намерен более вмешиваться во внутренние дела соседей.

 
< Пред.   След. >