YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История России. 1917—2009 (А.С. Барсенков, А.И. Вдовин) arrow Ликвидация государственно-политических структур СССР
Ликвидация государственно-политических структур СССР

Ликвидация государственно-политических структур СССР

   После августовского кризиса сложилась ситуация, когда принимаемые лидерами решения определялись не Конституцией и законами СССР, а реальным соотношением сил и по-разному понимаемой “политической целесообразностью”. Республиканские органы власти действовали уже без оглядки на союзный Центр. Выступление ГКЧП стало удобным поводом для отказа от серьезных интеграционных предложений. С конца августа начался набиравший все большие темпы демонтаж союзных политических и государственных структур. На этом основании некоторые историки полагают, что в действительности Советский Союз “умер” сразу после августа, продолжая формально существовать до конца года.
   Со 2 по 5 сентября 1991 г. в Москве работал V (внеочередной) съезд народных депутатов, который политически и юридически закрепил посткризисную ситуацию. Из документов съезда следовало, что действовавшая Конституция СССР утратила силу. Объявлялось вступление страны в переходный период, окончание которого связывалось с принятием новой конституции и выбором новых органов власти. В рамках этого переходного периода предлагалось подготовить и подписать всеми желающими республиками Договор о союзе суверенных государств, в котором каждая из них сможет самостоятельно определить формы своего участия. Выступавшие руководители просили поддержать намерение их республик вступить в ООН и стать полнокровными субъектами международного права.
   Несмотря на оптимизм лидеров, у многих делегатов складывалось ощущение, что они присутствуют на собрании обреченных, на “похоронах Союза”. И действительно, съезд принял конституционный Закон “Об органах государственной власти и управления Союза в ССР в переходный период”. Он предусматривал “прекращение деятельности” высших органов государственной власти СССР — Съезда и Верховного Совета, обладавших правом принятия общих для всех республик законов. В соответствии с законом, был создан Госсовет СССР с участием Президента СССР и высших должностных лиц республик, которому на неопределенный по времени “переходный период” передавались реальные функции управления. Оценивая происходящее, Президент России заявил, что наступает конец длившейся больше года между республиками и союзным центром “холодной войне”.
   Создание Госсовета СССР легализовало положение, существовавшее с конца апреля 1991 г., когда начался “новоогаревский процесс”. Именно тогда важнейшие вопросы будущего Союза стали обсуждаться за закрытыми дверями в узком кругу высших руководителей республик, которые далеко не всегда информировали о происходившем на переговорах представительные органы. На практике Госсовет стал не органом “для согласованного решения вопросов внутренней и внешней политики, затрагивающих общие интересы”, как декларировалось изначально, а институтом, в рамках которого оформляли свое движение к полной независимости почувствовавшие “вкус свободы” республики.
   23 августа 1991 г., Б. Н. Ельцин подписал Указ “О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР”, положения которого позднее развиты в серии других актов и привели к фактическому запрещению КПСС. Основанием для подготовки указа послужила уверенность в том, что КП РФ поддержала совершивший государственный переворот ГКЧП. МВД и прокуратура РСФСР получили поручение “провести расследование фактов антиконституционной деятельности компартии РСФСР”. Согласно Указу Президента РСФСР от 25 сентября “Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР” все партийное движимое и недвижимое имущество, включая денежные и валютные счета, становилось государственной собственностью России. В тот же день Горбачев объявил о сложении с себя обязанностей Генерального секретаря и призвал партию самораспуститься. Эти события вызвали цепную реакцию в союзных республиках. До конца августа деятельность компартий была приостановлена в Белоруссии, Грузии, Киргизии, Эстонии; компартии запрещены на Украине, в Молдавии, Литве. Процесс “департизации” республик в основном завершился к середине сентября 1991 г.
   Одним из компонентов демонтажа союзных структур стало назначение на высшие должности СССР только лиц, которых поддерживало российское руководство. Горбачев был лишен права самостоятельно подбирать людей по своему усмотрению. “У нас уже есть горький опыт, август нас многому научил, поэтому, прошу вас, теперь любые кадровые изменения — только по согласованию со мной”, — заявил ему российский президент после возвращения того из Фороса. Определился и главный критерий выдвижения на ключевые должности: отношение к ГКЧП и степень поддержки российского руководства в августовские дни 1991 г. Шанс на назначение получали лишь те, кто активно выступил на стороне Белого дома, “нейтральные” кандидатуры не рассматривались.
   25 августа указом Горбачева был ликвидирован Совет Министров СССР. Вместо него создан Комитет оперативного управления народным хозяйством, который возглавил российский премьер И. С. Силаев. Создание Комитета и назначение его руководства обозначили еще одну важную послеавгустовскую тенденцию — перевод союзных структур под управление российских органов власти. Тем самым преодолевалось “двоевластие”, существовавшее на территории республики более года. До конца 1991 г. под юрисдикцию России перешли органы гражданской и военной прокуратуры, Министерство финансов и Госплан СССР.
   24 августа 1991 г. ВС УССР провозгласил Украину независимым демократическим государством, заявив, что с этого момента действующими на территории являются лишь Конституция, законы, постановления и другие акты республики. В тот же день о своей независимости заявила Белоруссия, 27 августа это сделала Молдавия, 30 — Азербайджан, 31 — Киргизия и Узбекистан. Грузинский лидер 3. Гамсахурдиа выступил с требованием, чтобы мировое сообщество фактически и юридически признало независимость Грузии. Верховные Советы Латвии, Литвы и Эстонии еще 20-21 августа объявили о своей независимости и восстановлении конституций, действовавших до 1940 г. Независимость трех последних Россия признала уже 24 августа.
   В августе-ноябре 1991 г. развернулось реформирование КГБ. Оно шло по двум направлениям. Первое — дезинтеграция, раздробление КГБ на ряд самостоятельных ведомств и лишение его монополии на все виды деятельности, связанные с обеспечением безопасности. Предполагалось “разорвать комитет на части” (В. В. Бакатин), которые, находясь в прямом подчинении главе государства, конкурировали и уравновешивали бы друг друга. Второе направление — децентрализация или вертикальная дезинтеграция, предоставление полной самостоятельности республиканским органам безопасности в сочетании с главным образом координирующей работой межреспубликанских структур.
   Уже в августе КГБ был лишен нескольких десятков тысяч войск специального назначения. Служба охраны преобразована в Управление охраны при аппарате Президента СССР. 29 августа произошло выделение из КГБ комплекса управлений, отвечавших за правительственную связь, шифровку и радиоэлектронную разведку. На их базе создан Комитет правительственной связи при Президенте СССР. После этих, сравнительно небольших по масштабам, структурных изменений дошла очередь и до самых крупных подразделений Комитета — разведки, контрразведки, пограничных войск.
   11 сентября вместо Коллегии КГБ создан Координационный совет в составе председателей комитетов республик. Республиканские органы власти получили право самостоятельно назначать председателей своих комитетов, которые фактически становились автономными руководителями с большими полномочиями. Одна из главных проблем, связанных с децентрализацией, решалась при создании самостоятельной службы безопасности РСФСР. Здесь особенность ситуации была связана с тем, что КГБ Союза лишался “своей” территории и становился сугубо координирующей структурой. Это привело к тому, что еще до формальной ликвидации КГБ СССР характер его отношений с республиканскими комитетами стал определяться двусторонними соглашениями, в которых фиксировались компетенция и объем делегируемых в Центр функций.
   К началу декабря большинство союзных структур были либо ликвидированы, либо поделены, либо перешли под юрисдикцию России, либо были просто дезорганизованы. Как отмечал в начале декабря 1991 г., С. М. Шахрай, к тому моменту “юридически и фактически существование Союза не может быть доказано”.

 
< Пред.   След. >