YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История России. 1917—2009 (А.С. Барсенков, А.И. Вдовин) arrow Поворот в федеративной политике
Поворот в федеративной политике

Поворот в федеративной политике

   После августа 1991 г. начинается новая федеративная политика России. Звучавшее в 1990 г. предложение “глотать суверенитеты” осенью 1991 г. окончательно признано ошибочным, и началась борьба за сохранение бывших автономий в правовом поле России. Однако сделать это было нелегко, так как процесс суверенизации уже имел свою инерцию. Наиболее сложная ситуация складывалась в Чеченской республике. Здесь оппозиция в виде Исполкома ОКЧН под руководством генерала Д. Дудаева сразу после “путча” приступила к свержению “партократического клана”, который возглавлял Председатель Верховного Совета республики Д. Завгаев. Началось формирование национальной гвардии, захват хранящегося на складах оружия и боевой техники. 1 сентября 1991 г. Исполком ОКЧН постановил распустить ВС ЧИР, преемником которого должен был стать Временный высший совет (ВВС). 4 сентября отряды гвардейцев взяли под контроль республиканское телевидение и административные здания исполнительной власти, включая резиденцию Совета Министров. А 6 сентября сторонники Дудаева штурмом овладели зданием ВС ЧИР, где в это время происходило заседание. Оказавшие сопротивление депутаты были избиты, председатель горсовета Грозного В. Куценко погиб. Именно 6 сентября 1991 г. “день низложения тоталитарного режима и перехода на путь демократически-правовых” структур отмечается в Чечне как День независимости.
   Взятый курс на независимость Чечни предполагалось легализовать через ряд правовых процедур. На октябрь и ноябрь назначались принятие гражданства, выборы президента и парламента. Осуждалась проводившаяся ранее политика “геноцида” и “колониального гнета” чеченского народа со стороны “имперских сил”, а для наблюдения за выборами приглашались представители лишь тех союзных республик, которые однозначно взяли курс на выход из СССР. По сути, уже в первой половине сентября 1991 г. в Чечено-Ингушской республике произошел военный переворот националистических радикальных сил, направленный не столько против прежней партийно-советской номенклатуры, сколько нацеленный на выход автономии из России.
   В сентябре в Грозном побывали многие московские политики, пытавшиеся ввести ситуацию в контролируемое федеральными властями русло. Однако миссии Р. И. Хасбулатова, М. Н. Полторанина, Г. Э. Бурбулиса, А. В. Руцкого успеха не имели. По докладу последнего Президиум Верховного Совета России принял постановление “О положении в Чечено-Ингушской республике”, сыгравшее большую роль в дальнейшей эскалации напряженности. В документе единственной законной властью на этой территории назван ВВС ЧИР, а “незаконным вооруженным формированиям”, под которыми подразумевались дудаевские структуры, предписывалось к 10 октября 1991 г. сдать оружие.
   Исполком ОКЧН воспринял решения российского руководства, выглядевшее как ультиматум, буквально в штыки. В Чечне была объявлена мобилизация всех лиц мужского пола от 15 до 55 лет, а Национальная гвардия приведена в боевую готовность. К 1 ноября в ней насчитывалось 62 тыс. человек, а в народном ополчении — более 90 тыс.
   Б. Н. Ельцин разделял решительные настроения А. В. Руцкого относительно необходимости принятия чрезвычайных мер в отношении ЧИР. 19 октября он подписал жесткое по тону “Обращение к лидерам Исполкома Общенационального конгресса чеченского народа”, в котором предупредил, что в случае невыполнения федеральных требований, примет все предусмотренные законодательством РСФСР меры “в интересах нормализации обстановки, обеспечения безопасности населения и защиты конституционного строя”. Выборы в Чечне объявлялись незаконными, а их итоги заранее признавались недействительными. Тем не менее, 27 октября выборы были проведены, в них не участвовали ингуши и часть русскоязычного населения. Голосование прошло менее чем в половине районов республики. Дудаев получил подавляющее большинство голосов избирателей и стал первым чеченским президентом. Избранный парламент оказался практически мононациональным. Результаты выборов не признали не только российские власти, но и оппозиционные Дудаеву силы в Чечне.
   С ноября 1991 г. начался особенно драматичный период российской политики в Чечне, который надолго усугубил сделанные ранее ошибки. 4 ноября российский президент распорядился готовить указ о введении в республике чрезвычайного положения. На различных стадиях в его разработке участвовали А. В. Руцкой, С. М. Шахрай, Р. И. Хасбулатов, В. Г. Степанков, Н. В. Федоров, В. П. Баранников, А. Ф. Дунаев. Текст был подписан Ельциным 7 ноября. Согласно указу, в ЧИР с 9 ноября по 9 декабря 1991 г. вводилось чрезвычайное положение. В качестве формы управления учреждалась Временная администрация, ее приказы и постановления подлежали исполнению всеми государственными и общественными организациями. Предполагалось привлечь “дополнительные силы и средства органов МВД и КГБ в зону чрезвычайного положения”. По плану в операции против Дудаева должны были участвовать более 1,5 тыс. человек.
   Таким образом, осознав, что ситуация зашла слишком далеко, российский президент решился на применение силы. Однако операция была провалена прежде всего технически. 8 ноября, когда она началась, техника приземлилась в аэропорту Моздока, а люди — в Беслане (оба — в Северной Осетии). Дороги, по которым войска из Северной Осетии должны были двигаться в ЧИР, были перекрыты. Аэропорт Ханкала в окрестностях Грозного был блокирован несколькими тысячами хорошо вооруженных людей, а взлетные полосы перегорожены тяжелогруженными автомобилями. Прибывшие ранее спецназовцы были заблокированы в здании МВД республики.
   И тем не менее, главные причины неудачи попытки вооруженного вмешательства, видимо, находились в политической сфере. Ельцин в тот период еще не имел возможности в полной мере опереться на российские силовые структуры, которые находились в стадии формирования и подчинялись союзному президенту. М. С. Горбачев же был категорически против применения войск и давал указания союзным “силовикам” — В. П. Баранникову, Е. И. Шапошникову и В. В. Бакатину — не делать этого. Попытки Ельцина, Руцкого, Хасбулатова уговорить Горбачева успеха не имели. В итоге исполнение указа Ельцина о введении в Чечне чрезвычайного положения было фактически заблокировано.
   В Чечне известие о намерении ввести в республике чрезвычайное положение привело к сплочению сил оппозиции вокруг Дудаева. Распространявшийся слух о якобы вновь готовящейся депортации чеченцев консолидировал чеченское общество. Чеченский парламент не только осудил указ, но и потребовал от президента РСФСР в течение 24 часов вывести с территории республики все вооруженные формирования. Не прекращались массовые акции протеста, были блокированы здания МВД, полк Внутренних войск, дислоцированный в Грозном. 9-10 ноября прозвучали угрозы руководства Исполкома ОКЧН осуществить террористические акты на территории России и превратить Москву в “зону бедствия”. О серьезности чеченских деклараций свидетельствовал захват самолета, который следовал по маршруту Минеральные Воды — Свердловск.
   В этих условиях 11 ноября на заседании ВС РСФСР произошло бурное обсуждение вопроса о конституционности указа Ельцина о введении ЧП в Чечне. И хотя в принятом по этому поводу постановлении ВС содержались “извинительные” для Президента и Президиума ВС формулировки, парламент отказался утвердить указ, обязал урегулировать конфликт политическими средствами, путем переговоров с основными политическими группами, не делая исключения для Исполкома ОКЧН. Как выражение недоверия Президенту звучал пункт, в котором говорилось, что состав “представительной делегации” на переговорах и ее полномочия будет утверждать ВС РСФСР. В пользу отмены указа по разным причинам выступили представители самых разных фракций.
   В то же время продолжалась милитаризация чеченского властного режима. Указом от 9 декабря 1991 г. Дудаев подчинил себе все вооруженные формирования на территории республики, предписывал создать Штаб вооруженных сил “для управления частями и подразделениями армии и частями народного ополчения”. В ноябре — декабре продолжался “ползучий” захват имущества и вооружений расположенных на территории Чечни частей Советской Армии. Указом от 19 декабря 1991 г. Дудаев возрождал “утраченное в условиях тоталитарной системы право граждан Чеченской республики на приобретение и хранение огнестрельного оружия”, что обусловливалось и “состоянием социально-политической обстановки в республике”.
   При этом Дудаев не принял 3 декабря независимых экспертов, направленных в Грозный Верховным Советом РСФСР с целью подготовки материалов для переговоров. 19 декабря. Заместитель Председателя ВС РСФСР Ю. Ф. Яров обратился к Дудаеву с просьбой прислать свою экспертную группу в Москву. Тон письма свидетельствовал о том, что Москва смирилась с лидерством генерала в республике. Однако письмо было оставлено без ответа, переговоры начались лишь в марте 1992.
   В октябре-декабре 1991 г. процесс “совершенствования” федеративных отношений разворачивался и на других направлениях. Продолжался начавшийся ранее процесс избрания президентов республик в составе России, однако теперь он шел не “явочным порядком”, а на основе согласительных постановлений ВС РСФСР. Так были избраны президенты Марийской, Чувашской (оба — 8 декабря 1991), Мордовской (14 декабря 1991), Якутской-Саха ССР (20 декабря 1991). В соответствии с рекомендацией ВС России выборы в Кабардино-Балкарии были перенесены на более поздний срок. 22 декабря 1991 г. проведены выборы в новых субъектах Федерации, созданных на базе повысивших статус национальных областей: в Адыгее, Горно-Алтайской, Карачаево-Черкесской и Хакасской республиках. Это были “инерционные шаги” по укреплению провозглашенных ранее суверенитетов, но теперь они носили более упорядоченный характер.
   Несколько особняком на общем фоне стоял Татарстан. Выборы президента здесь состоялись еще 12 июня 1991 г., одновременно с общероссийскими. За избранного на этот пост М. Ш. Шаймиева проголосовали 70% принявших участие в голосовании, в то время как за Ельцина в республике проголосовали лишь 45%. При этом лидер Татарстана изначально имел статус “главы республики”, в то время как российский — лишь “высшего должностного лица, главы исполнительной власти”. В сентябре 1991 г. в Казани проходили волнения и митинги с требованиями независимости Татарстана, 24 октября ВС республики принял Постановление “Об акте государственной независимости Республики Татарстан”. В соответствии с логикой политического поведения руководства в 1990-1991, 26 декабря 1991 г. ВС Татарстана принял декларацию о вхождении в СНГ на правах соучредителя. В то время получило распространение высказывание Шаймиева: “Нет президентов больших и малых, есть президенты равные”.

 
< Пред.   След. >