YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История России. 1917—2009 (А.С. Барсенков, А.И. Вдовин) arrow Выборы в Федеральное Собрание и принятие новой Конституции
Выборы в Федеральное Собрание и принятие новой Конституции

Выборы в Федеральное Собрание и принятие новой Конституции

   В октябре 1993 г. скорректированы условия проведения выборов в парламент и принятия новой Конституции. 1 октября Указом Президента количественный состав Государственной думы увеличивался с 400 до 450 депутатов; устанавливалось равное распределение мест между избранными по мажоритарной и пропорциональной (через партийные списки) системам (225 на 225). Тем самым “уточнялись” первоначальные планы, согласно которым 2/3 мест должны были получить депутаты-“мажоритарщики”. Формально это преследовало цель стимулировать формирование в стране нормальной многопартийной системы. Фактически же увеличение числа депутатов-“списочников” повышало шансы на избрание уже “раскрученных” политиков федерального уровня, имевших доступ к СМИ (прежде всего, на телевидение), который зависел от исполнительной власти. Указ от 11 октября “О выборах в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации” также вносил существенные изменения в Указ № 1400. Первоначально на 11-12 декабря назначались выборы лишь в Государственную думу — нижнюю палату парламента, а роль верхней должен был играть орган, образованный незадолго до роспуска съезда и названный Советом Федерации (в него входили главы российских регионов). Теперь же вводился выборный принцип формирования верней палаты: от каждого субъекта Федерации избирались по два депутата на основе мажоритарной системы по двухмандатным (один округ — два депутата) избирательным округам. Депутатами становились два кандидата, набравшие наибольшее число голосов.
   Указ № 1400 предполагал, что новую Конституцию будет утверждать вновь избранный парламент. Во изменение этого положения Указ президента от 15 октября предусматривал проведение 12 декабря общероссийского голосования по новому Основному Закону. Это позволяло избежать возможных осложнений в случае избрания недостаточно лояльной в отношении Президента Думы. Для доработки проекта Конституции, одобренного еще 12 июля, была образована Государственная палата Конституционного совещания, состоящая из представителей Президента, субъектов Российской Федерации, Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного судов, Генеральной прокуратуры. Вместе с созданной еще 24 сентября Общественной палатой Государственная палата Конституционного совещания завершила подготовку документа, и 15 ноября он был опубликован для широкого обсуждения. В “ноябрьском” проекте Конституции права Президента были расширены даже в сравнении с его же предложениями весны-лета 1993 г. Отвечая на связанный с этим вопрос журналистов, Ельцин сказал: “Не буду отрицать, полномочия президента в проекте действительно значительные. А как вы хотели? В стране, привыкшей к царям или вождям; в стране, где не сложились четкие группы интересов, не определены их носители, где только-только зарождаются нормальные партии; в стране, где чрезвычайно слаба исполнительная дисциплина, где вовсю гуляет правовой нигилизм, — в такой стране делать ставку только или главным образом на парламент? Да через полгода, если не раньше, люди потребуют диктатора. И такой диктатор быстро найдется, уверяю вас и, возможно, в том же парламенте”.
   Принципиальное значение имело внесение изменений в Закон о референдуме, предусматривавший для принятия решений по конституционным вопросам порог в 50% голосов от общего числа имеющих право голоса граждан. Теперь устанавливался порог в 50% от числа проголосовавших избирателей, а референдум назван “всенародным голосованием”.
   В середине октября набирала темп предвыборная кампания. Ее условия были определены указами Президента, и оппозиционные политики были поставлены перед дилеммой: либо отказаться от участия, признав выборы незаконными, либо принять предложенные правила игры. Большая их часть пошла по второму пути. “Победители” же попытались сформировать новую, приемлемую для себя партийно-политическую конфигурацию в парламенте, и в октябре-ноябре полным ходом шло формирование новых партий и движений, которым предстояло конкурировать с уже существующими. Называвшие себя демократами политики решили идти на выборы разными партийными “колоннами”. “Отколовшись, мы самоорганизуемся и можем использовать некоторую энергию оппозиционности. Безграмотно этот капитал отдавать непримиримым”, — говорил Г. А. Явлинский. Ряд создаваемых партий и движений должны были представлять интересы отдельных групп населения (региональных, экологических, женских, молодежных), ориентируя их на конструктивное взаимодействие с исполнительной властью.
   Центральная избирательная комиссия зарегистрировала списки 13 партий и движений, собравших необходимое для участия в выборах количество подписей избирателей. Блок “Выбор России” объединил сторонников продолжения радикальных либеральных реформ. В него вошли объединенные Всероссийской ассоциацией приватизируемых и частных предприятий предприниматели, ряд небольших по численности демократических партий, некоторые творческие союзы, а также члены правительства и президентской администрации. Это дало основание рассматривать блок как главную “партию власти”. Блок выступал под девизом: “Свобода, собственность, законность”, а возглавил его вице-премьер Е. Т. Гайдар. Предвыборные плакаты с его изображением сопровождались словами: “Говорят все, делает он!”.
   17 октября представители 72 регионов России учредили Партию российского единства и согласия (ПРЕС), положившую в основу своей платформы идею развития федерализма и местного самоуправления. Она выступала под девизом “В единстве и согласии — к обновленной России”. Партию возглавил вице-премьер правительства, министр по делам национальностей и региональной политики С. М. Шахрай. Объявив, что объединяет управленцев-профессионалов, партия декларировала, что не является ни проправительственной, ни оппозиционной.
   Тогда же был создан избирательный блок “Яблоко”, названный так по первым буквам фамилий учредителей и лидеров (Г. А. Явлинский, Ю. Ю. Болдырев, В. П. Лукин). Он выступал пол девизом “Достоинство, порядок, справедливость”, ставил целью построение в России гражданского общества и правового государства с учетом историко-культурных особенностей страны; обеспечение экономических и политических свобод граждан; создание эффективной, социально ориентированной рыночной экономики. Блок заявил о себе как о демократической оппозиции Б. Н. Ельцину, хотя его активисты в конфликтах 1991-1993 гг. поддерживали президента. Созданы были также Политическое движение “Женщины России” (лидер А. В. Федулова), молодежное движение “Будущее России — новые имена” (лидер В. В. Лащевский), “конструктивно-экологическое” движение “Кедр”.
   На роль основной оппозиционной политической силы выдвинулась Коммунистическая партия Российской Федерации, воссозданная в феврале 1993 г. В избирательной кампании она выступала за ненасильственное возвращение страны на социалистический путь развития. В экономическом плане настаивала на формировании многоукладного рыночного хозяйства с эффективным государственным регулированием и активной социальной политикой; в политической сфере ставила задачей “избавление России законными методами от правящего политического режима”. Возглавляемая Г. А. Зюгановым КПРФ стала наиболее массовым общественным объединением, насчитывая в своих рядах более 500 тыс. членов.
   В качестве союзника КПРФ по оппозиции выступала Аграрная партия России (лидер М. И. Лапшин), созданная также в феврале 1993 г. Она считала своим долгом отстаивать интересы как агропромышленного комплекса в целом, так и преимущественно тех его работников, которые связаны с предприятиями коллективных форм собственности — бывшими колхозами и совхозами, ставшими в годы реформ акционерными обществами (интересы фермеров бралась защищать Крестьянская партия России во главе с Ю. Д. Черниченко, входившая в “Выбор России” ). Аграрная партия выступала против частной собственности на землю, за постепенный переход к рыночным отношениям и за государственную поддержку АПК.
   На роль третьей силы, выступавшей с государственнических, национально-патриотических позиций, претендовала Либерально-демократическая партия России (ЛДПР), учрежденная — как ЛДП СССР — еще в 1990 г. Она выступала за возрождение Российского государства в границах СССР, сильную президентскую республику с регулируемой и социально ориентированной рыночной экономикой. В избирательной кампании остро ставила проблемы армии, защиты прав русскоязычного населения в республиках бывшего Союза ССР, положения беженцев из зон межэтнических конфликтов. Известность ЛДПР была во многом связана с личностью ее лидера В. В. Жириновского, который проявил себя как яркий оратор популистского плана, способный своими адресными обращениями привлекать симпатии достаточно широкого числа, в первую очередь “обездоленных”, избирателей.
   Состоявшиеся 12 декабря выборы в Думу дали следующую картину. По партийным спискам из 225 мест ЛДПР получила 59, “Выбор России” и КПРФ — по 40, Аграрная партия — 21, “Женщины России” — 21, Яблоко — 20, ПРЕС — 18, Демократическая партия России (ДПР) — 14. При этом 7% бюллетеней признаны недействительными, а 17% избирателей проголосовали против всех кандидатов, что свидетельствовало о недовольстве достаточно большой их части властью и всеми политическими силами. Всего из 450 мест в Думе (с учетом избранных и по территориальным округам) “Выбор России” получил 96, ЛДПР — 70, КП РФ — 65, Аграрная партия — 47 депутатских мандатов.
   Согласно официальной кремлевской версии, “демократы” выборы проиграли, а успех ЛДПР связывали с “демократической незрелостью” российского народа. Однако это утверждение нуждается в уточнении.
   В действительности проправительственный “Выбор России” получил намного меньшую поддержку, чем на это рассчитывали. Вместе с тем, в целом демократы — “Выбор России”, ПРЕС, Яблоко и ДПР — свои голоса “взяли”, даже увеличив общую долю представительства в сравнении с прежним парламентом. Что же касается “феномена ЛДПР”, то политологи объясняли его собственными просчетами Кремля. Утверждали, что эта партия избрана в качестве “спарринг-партнера” “Выбора России”, а “экстравагантные” манеры и резкие высказывания ее лидера должны были выгодно оттенять взвешенность и респектабельность “гайдаровских” кандидатов. Именно с этим связывали предоставление Жириновскому несравнимого с другими количества эфирного времени, что во многом предопределило успех его партии. Однако неприятие реформаторов со стороны избирателей оказалось сильнее, и они проте-стно проголосовали за новую, не связанную с действовавшей властью фигуру, несмотря на все ее своеобразие.
   В сравнении с распущенным Верховным Советом Государственная Дума не стала менее оппозиционной. Большая часть депутатов была настроена по отношению к высшей исполнительной власти весьма критически. Намного более деполитизированными и “сдержанными” были члены верхней палаты Федерального Собрания — Совета Федерации с немалым представительством правящей региональной элиты, более заинтересованной в конструктивном взаимодействии с центральными властями. Во всех случаях для президента и правительства высший представительный и законодательный орган России уже не мог быть “тормозом реформ”, поскольку, согласно принятой Конституции, обладал достаточно ограниченными полномочиями.
   Новый Основной Закон одобрили на референдуме 58,4 % принявших участие в голосовании (32,3 — от общего числа избирателей страны). Сам Президент главным итогом волеизъявления 12 декабря считал именно принятие новой Конституции. “Подведена окончательная черта под советским коммунистическим режимом, сделан важный шаг в будущее”, — так оценивал смысл произошедшего Б. Н. Ельцин. В ней подробно излагались принципы устройства нового российского государства. Конституция провозглашала, что Россия — “демократическое федеративное государство с республиканской формой правления”. В документе содержалось также положение, что она является социальным государством, призванным создать условия для достойного развития человека; указывалось на светский характер республики, где ни одна из религий не является государственной. Важнейшее значение имел обширный раздел о правах и свободах человека и гражданина, выдержанный в полном соответствии с нормами международного права. Здесь содержался перечень экономических и социальных гарантий граждан, которые брало на себя государство. Важным был пункт Конституции, предполагавший выравнивание статуса краев, областей и республик: все они становились “субъектами федерации”, объединенными в государство не на основе договоров, а на базе общей Конституции.
   Для политиков наиболее значимым был раздел, в котором устанавливались принцип разделения властей и новое соотношение полномочий между ее ветвями. Становилась очевидным превращение России в “суперпрезидентскую” республику. Большинство реальных прерогатив передавалось от законодательной власти к президенту. Он определяет основные направления внутренней и внешней политики, утверждает военную доктрину, назначает без согласия парламента всех членов правительства (за исключением председателя), референдум и выборы Государственной думы. Президент обретает реальный контроль над назначением высших должностных лиц государства, представляет Думе и Совету Федерации кандидатуры на должность председателя Центробанка, Судей Конституционного, Верховного, Высшего арбитражного судов, Генпрокурора. Ранее инициатором таких назначений выступала законодательная власть. Правительство фактически выводилось из-под контроля парламента и решающая роль в его формировании отводилась Президенту, который не только назначает главу правительства, но и получает право в случае сопротивления парламента (трехкратное отклонение президентских кандидатур, либо парламентское недоверие правительству) распустить Госдуму. В этих условиях Президент и Правительство получали возможность проводить политический курс, не оглядываясь на парламент. В свою очередь, лишенная ответственности и возможности влиять на правительство, Государственная дума оказалась перед соблазном усилить в законотворческой деятельности популистскую составляющую, способную осложнить работу Кабинета министров.
   По новой Конституции парламент утратил право приостановки или отмены президентского указа; напротив, Президент приобрел возможность приостанавливать действие некоторых правовых актов. В общей форме была предусмотрена возможность отстранения его от должности, однако определяющая процедура делала ее иллюзорной. Таким образом, баланса полномочий между ветвями власти по существу не фиксировалось.
   Все это дало основания политологам утверждать, что в конце 1993 г. в России установился особый “внесистемный политический режим Бориса Ельцина” (И. М. Клямкин); некоторые называют этот режим “выборной монархией” (Л. Ф. Шевцова). Академик П. В. Волобуев предложил другой термин — “четверооктябрьская политическая система” — по аналогии с “третьеиюньской системой” (1907), возникшей в России после разгона Государственной думы.
   В условиях концентрации основных властных полномочий в руках президента объективно возрастала роль лиц, которые формировали его представления о том, что происходит в стране, выступали в роли помощников и советников. Вместе с тем, опорой режима личной власти и проводником политики Президента неизбежно становился государственный аппарат и верхушка чиновничества. В ноябре-декабре 1993 г. Ельцин продемонстрировал готовность учитывать интересы этого слоя. В ноябре было создано Управление делами Президента, которое взяло на обслуживание всю политическую элиту страны. Его “клиентами” стали 12 тыс. высших сановников. Ими стали и парламентарии, и верховные судьи, и руководители Счетной палаты, но основной костяк составили высокопоставленные госслужащие (примерно 10 тыс. человек). 22 декабря Ельцин подписал Указ, которым федеральные чиновники были выделены в особую категорию со своим уставом и льготной системой финансового, медицинского, бытового и иного обеспечения.

 
< Пред.   След. >