YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Социология культуры (А.В. Матецкая) arrow Человек как продукт культуры
Человек как продукт культуры

Человек как продукт культуры

   В повседневном общении, в средствах массовой информации нередко употребляются выражения: "человек высокой культуры", или, напротив, "некультурный человек". Когда мы говорим о "культурности" или "некультурности" личности, мы подразумеваем обычно такие её качества, как образованность, воспитанность, нравственность, духовность и т.д. Люди действительно различаются степенью развития подобных качеств.
   Тем не менее, научное значение термина "культура", как мы уже знаем, значительно шире. Если иметь в виду это значение, то говорить о культурных и некультурных людях не имеет смысла, так как "некультурных" людей, фактически, не существует. Любой человек, независимо от уровня образования и нравственных качеств, умеет говорить, обладает множеством сложных навыков, усвоил определенные поведенческие нормы, взаимодействует с другими людьми на основе усвоенного опыта - и является, поэтому культурным существом.
   Полностью лишенный культуры человек не смог бы выжить ни в природе, ни в обществе. Полностью лишен культуры лишь новорожденный младенец, только что появившийся на свет. Но с первых часов существования он подвергается культурному влиянию, становясь под воздействием окружающих людей культурным существом, носителем определенной культурной традиции - русской, американской, китайской и т.д.
   Культурное наследие, прививаемое ребенку социальным окружением, формирует его личность согласно "канонам" не "культуры вообще", а культуры определенного сообщества. Подчеркивая влияние культуры на черты личности, известный антрополог К. Клакхон пишет:
   В различных обществах детей воспитывают по-разному. Иногда их отлучают от груди резко и рано. Иногда они остаются "грудными" столько времени, сколько им хочется, и постепенно, в три года или позже, сами теряют потребность в материнском молоке. В некоторых культурах ребенок с самого рождения находится под жестким контролем матери или отца, или обоих родителей. В других семейные отношения до такой степени проникнуты любовью и теплотой, что родители отказываются брать на себя ответственность дисциплинировать своих детей самостоятельно. В одних группах ребенок растет в пределах изолированной биологической семьи; до тех пор, пока он не пойдет в школу, он вынужден иметь дело только со своей матерью, отцом, братом и сестрою и т.д., а в некоторых случаях - с одним или двумя слугами. В других группах ребенка нянчат и даже кормят грудью несколько женщин, каждую из которых он вскоре привыкает называть "мама". Он растет в расширенной семье, где многие взрослые по отношению к нему выступают в приблизительно одинаковой роли, и где своих двоюродных братьев и сестер он едва ли отличает от родных.
   Некоторые из потребностей ребенка являются общими потребностями животного вида Homo sapiens. Однако, в каждой культуре имеются собственные схемы наиболее желаемых и приемлемых способов удовлетворения этих потребностей. Каждое отдельное общество еще в раннем возрасте передает представителям нового поколения стандартную картину ценностей и санкционированных средств их обретения, модели поведения, предназначенные для мужчин и женщин, молодых и старых, для священнослужителей и фермеров.
   ... Если ребенок из России окажется в Соединенных Штатах, то, став, взрослым, он будет действовать и думать как американец, а не как русский - это факт, подтвержденный опытом. ... Процесс становления личности в качестве характерного представителя какой-либо группы включает в себя оформление необработанной человеческой природы.
   Таким образом, личность человека формируется в процессе социализации, сущность которого сводится к усвоению культурного опыта общества. Результатом освоения культуры становится и формирование собственно человеческих качеств - мышления, способности к целенаправленной деятельности и взаимодействию с другими людьми. Культура каждого общества - уникальна, и содержит определенный "набор" представлений о том, какими качествами должен обладать человек. Эти качества и прививаются индивиду с самого раннего детства.
   Как известно, культура общества во многом определяет, какой из потенциально возможных типов поведения “выберет” социализирующийся индивид. Культура в этом аспекте выступает как некий “фильтр”, отбирающий формы поведения и мышления из бесчисленного множества возможных вариантов. Например, культура предписывает, что именно можно употреблять в пищу, а что - нельзя. При этом "запретное" в культурном смысле вовсе не всегда "вредно" в смысле физиологическом. Достаточно вспомнить запрет употреблять в пищу свинину, характерный для ислама и многочисленные пищевые запреты иудаизма. Религии дают богатейший материал, связанный с культурными запретами, и не только пищевыми. Так, ортодоксальный ислам запрещает делать изображения Бога и живых существ. Этот запрет весьма ограничивает развитие некоторых видов искусства. Нетрудно заметить, что подобные запреты связаны с определенным мировоззрением. Запрет создавать изображения живых существ связан, в частности, с убеждением, что только Бог может быть творцом живого. Человек же, претендуя на творческую деятельность (создавая изображения живых существ) как бы "соперничает" с Богом и тем самым совершает святотатство.
   Но культурные ограничения не всегда связаны с осознанным стремлением ограничить и запретить. Любой культурный образец действия, сформировавшись и став привычным, как бы автоматически "блокирует" другие типы действия, связанные с удовлетворением той же потребности. Если человек привык (точнее, приучен) пользоваться при еде палочками, ему вряд ли придет в голову (без постороннего влияния) менять этот стереотип поведения. Хотя потенциально в данной ситуации можно пользоваться и другими орудиями. То же самое касается привычных, кажущихся "естественными" форм мышления, верований, повседневных ритуалов, видов трудовой деятельности и т.д.
   К. Клакхон пишет об этом:
   Культура отчасти определяет, какой из множества типов поведения, доступных в пределах индивидуальных физических и умственных способностей, выбирает каждый человек. Человеческий материал имеет тенденцию оформляться самостоятельно, но он определяется культурной социализацией таким образом, что повседневное поведение индивида в конкретных ситуациях может быть предсказано. Индивид становится социализированным, когда он отказывается от своей физической автономии в пользу контроля со стороны культуры и большую част времени ведет себя так же, как ведут себя другие, следуя культурным образцам. Те же, кто сохраняет слишком большую степень независимости, в конце концов оказываются в сумасшедшем доем или в тюрьме.
   Таким образом, культура не только “даёт”, но, в некотором смысле, и “отбирает”. Однако это ограничение имеет, в целом, конструктивный характер, позволяя человеку “стабилизировать” собственное Я (“Я” - это совокупность усвоенных привычек, грубо говоря). Ведь "человеческая природа" крайне пластична и открыта. Потенциально человек обладает огромным выбором вариантов поведения. Но богатство выбора - не всегда благо. Выбор сопряжен с трудностями и возможностью ошибиться.
   Усвоение (и освоение) культуры, как известно, включает в себя не только накопление знаний и навыков. Этот процесс подразумевает и определенную “дрессировку” индивида, подавление части естественных, природных импульсов. Вероятно, именно этот аспект культуры и заставлял З.Фрейда видеть в культуре машину подавления желаний и влечений, особенно сексуальности и агрессивности. Без культурного ограничения влечений общество не могло бы существовать. Ограничение инстинктов имеет и другой смысл. Согласно фрейдовской теории, "энергия" подавленных влечений, прежде всего сексуального влечения, перенаправляется человеческим организмом на созидание культурных форм, например, произведений искусства. Но такое "творческое" переключение энергии подавленных инстинктов доступно не всем. А власть культурных запретов тяготеет над каждым.
   Фрейд писал о "подавляющем" характере культуры, порождающем противодействие культуре:
   ... нельзя не заметить самого важного - насколько культура строится на отказе от влечений, настолько предпосылкой ее является неудовлетворенность (подавление, вытеснение или что-нибудь еще?) могущественных влечений. Эти "культурные запреты" господствуют в огромной области социальных отношений между людьми. ... они - причина враждебности, с которой вынуждены вести борьбу все культуры.
   Однако следует отметить важный момент: культура не только подавляет, но и формирует желания, потребности и, что особенно важно, задает способы их удовлетворения. Выше уже говорилось, что, в силу особенностей своей природы, человек не обладает генетически заложенными программами поведения, а значит, даже простейшие потребности - в пище, безопасности, - он может удовлетворить лишь с помощью культуры. Описывая соотношения биологического и социального (культурного) аспектов человеческого поведения, П. Бергер и Т. Лукман пишут:
   Общество ... прямо проникает в функционирование организма, в особенности в областях сексуальности и питания. Поскольку сексуальность и питание имеют основанием биологические влечения, эти последние обретают у человеческого животного крайнюю пластичность. Биологическая конституция влечет человека к сексуальной разрядке и к еде. Но биологическая конституция не говорит ему, где он должен искать сексуальную разрядку, что он должен есть. Предоставленный самому себе, человек может сексуально привязываться чуть ли не к любому объекту, и он вполне способен есть то, что его попросту убьет. Сексуальность и питание канализируются по особым направлениям скорее социально, чем биологически. .. Так, успешно социализированный индивид не способен к сексуальному функционированию с "ложным" сексуальным объектом, и его может стошнить при встрече с "ложной" пищей... Можно сказать поэтому, что социальная реальность детерминирует не только деятельность и сознание, но в значительной степени и функционирование организма.
   Таким образом, противопоставление биологического и культурного аспектов человеческой природы некорректно. Человек культурен именно благодаря своим биологическим особенностям.
   Потребности человека нельзя свести только к биологическому фундаменту личности. Чем разнообразнее и сложнее культура общества, тем многообразнее и потребности индивида, тем больше способов, которыми он может их удовлетворить. Культура "управляет" человеческими потребностями, но видеть в культуре только репрессивный механизм, выводить ее истоки из подавленных инстинктов, как это делал Фрейд, - неверно.
   Однако некоторое противоречие между культурой и потребностями личности все же существует, хотя степень выраженности этого противоречия неодинакова в разных культурах. Факторы, которые порождают это противоречие, скорее социального, нежели собственно культурного характера. Например, социальное неравенство не дает возможности всем индивидам пользоваться ресурсами общества в равной степени, что приводит к вынужденному ограничению потребностей непривилегированных слоев и поискам "обходных", не санкционированных культурой, путей удовлетворения потребностей (определяемых принятой в данной культуре системой ценностей).
   В изъянах общественной организации, несовершенстве социального устройства, которые не дают человеку полностью реализовать свои возможности, Эрих Фромм видел источник человеческой агрессии и деструктивности, "непродуктивных" - накопительских, эксплуататорских ориентации характера личности.
   Под воздействием культуры человек не просто усваивает некие образцы поведения, которым впоследствии следует. Культура оказывает определяющее воздействие на внутренний мир человека и его идентичность.

 
< Пред.   След. >