YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Социология культуры (А.В. Матецкая) arrow Кризис идентичности и постсовременность
Кризис идентичности и постсовременность

Кризис идентичности и постсовременность

   Зигмунт Бауман, один из наиболее проницательных исследователей современности и постсовременности в своей книге "Индивидуализированное общество" отмечал, что проблема идентичности является одной из ключевых для современных социологов, философов и психологов. Проблематизация идентичности - следствие определенных социокультурных условий. Ведь представление человека о самом себе непосредственно связано с обществом, в котором он живет, и культурой, определяющей мировоззренческие и поведенческие ориентиры. Еще эпоха классического модерна превратила человеческую идентичность из данности (определяемой обществом и культурой) в задачу: человек должен был сам себя создать. Но эпоха постсовременности, или эпоха "растекающейся модернити" (Бауман использует и такой термин) еще более усложняет эту задачу.
   Дестабилизация социальной среды, ее подвижность и изменчивость, культурное многообразие и противоречивость делают определенный ответ на вопрос: "Кто Я и каково мое место в мире?" - невозможным, а сам вопрос - во многом бессмысленным. Понятие "кризиса идентичности" предложил психолог Э. Эриксон почти полвека назад. Он использовал это понятие для обозначения недуга, которым страдали некоторые подростки. Однако со временем этот недуг стал весьма распространенным и, собственно, перестал быть недугом.
   ...На вопрос, каким должно быть состояние здоровья человека, “как ощущается идентичность, когда человек осознает тот факт, что она у него безусловно есть”, Эриксон ответил: “Она проявляется как субъективное ощущение некоторой воодушевляющей целостности и преемственности”. Или мнение Эриксона устарело, как это часто случается, или “кризис идентичности” превратился ныне в нечто большее, нежели изредка встречающееся состояние психических больных, а также преходящее самоощущение подростков, но “целостность” и “преемственность” стали чувствами, редко испытываемыми в наше время как молодыми людьми, так и взрослыми. Более того, их больше и не желают испытывать, а если и хотят этого, то подобное желание, как правило, сопряжено со зловещими предположениями и страхами. Как отмечают два выдающихся исследователя культуры, Збышко Мелосик и Томаш Шкудларек, беда всех конструкций идентичности как раз и состоит в том, что “когда я достигаю цели, я теряю свою свободу; я перестаю быть собой, как только становлюсь кем-то”. В калейдоскопическом же мире перетасовываемых ценностей, изменяющихся маршрутов и расплывающихся рамок свобода маневра поднимается до ранга высшей ценности - метаценности, условия доступа ко всем остальным ценностям: прошлым, нынешним и даже тем, которые только еще появятся. Рациональное поведение в таком мире требует, чтобы возможностей выбора было как можно больше и чтобы они всегда были открыты, в то же время обретение четкой идентичности, идентичности, раз и навсегда придающей всем и каждому “целостность” и “преемственность”, закрывает ряд возможностей либо заранее лишает прав на их использование. Согласно известному замечанию Кристофера Лэша, “идентичности”, которых жаждут в наши дни, представляются чем-то, что “может надеваться и сниматься вроде костюма”; если они “свободно выбраны”, то выбор “никак не связан более с обязательствами и последствиями”, - и тем самым “свобода выбора сводится на практике воздержанию от выбора”, по крайней мере, позвольте мне добавить, к воздержанию от обязывающего выбора.

***

   Итак, ключевыми характеристиками культуры постсовременности являются:
   - информационная перенасыщенность, обусловленная развитием новых технологий;
   - изменение характера и статуса знания;
   - противоречивость и многообразие; отсутствие определенности;
   - проблематизация истины и самой реальности;
   - тенденция к превращению знания, информации - любых культурных знаков в товар;
   - рост гедонистических, потребительских настроений; превращение жизни в игру, стилизацию;
   - отказ от принципа иерархии культурных содержаний;
   - свобода выбора как данность, и обусловленная ею неопределенность и многообразие поведения.

 
< Пред.   След. >