YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Социология культуры (А.В. Матецкая) arrow П.Бергер об основных движущих силах культурной глобализации
П.Бергер об основных движущих силах культурной глобализации

П.Бергер об основных движущих силах культурной глобализации

   Как на практике осуществляется культурная глобализация? По мнению Питера Бергера , в качестве основных движущих сил культурной глобализации можно выделить: язык, деловые элиты, "клуб интеллектуалов", общественные движения и массовую культуру. Рассмотрим эти факторы более подробно.
   Язык. На современном этапе все больше людей во всем мире стремятся овладеть английским языком (зачастую в его американском варианте). Знание этого языка становится одним из наиболее значимых факторов, обеспечивающих успешную карьеру. Свободное владение английским языком дает возможность профессионалам разных национальностей успешно работать не только в своих странах, но и за рубежом, открывает широкие возможности для социальной мобильности и повышения уровня жизни.
   Знание английского языка становится необходимым условием доступа к важной культурной информации. Более 80% материалов в Интернете создают-ся на английском языке. Подавляющее большинство научных журналов также публикуются на английском. Для современного ученого знакомство с новыми идеями и распространение идей собственных подразумевает знание английского, который становится подлинным языком общения мировой интеллектуальной элиты. Подобная ситуация наблюдалась в эпоху эллинизма, когда образованные люди должны были владеть греческим языком, а также в эпоху средневековья, когда языком общения "ученых мужей" всей Европы была латынь. Не только успешная карьера зависит от знания английского языка, но и пользование некоторыми благами, предоставляемыми современными обществами. Такой вид досуга и отдыха, как туризм, популярность которого постоянно возрастает, также доставляет гораздо больше удовольствия тем, кто способен свободно общаться на английском. Для профессионалов же туристского бизнеса английский (как и другие языки) жизненно необходим.
   Но язык - не просто средство общения, позволяющее людям понимать друг друга. Язык несет в себе определенное культурное содержание. Знакомство с языком подразумевает усвоение той "картины мира", которая в нем закодирована. П.Бергер отмечает:
   ... использование иностранного языка не проходит для людей бесследно. Любой язык имеет под собой культурный пласт познавательных, нормативных и даже эмоциональных коннотаций. То же самое справедливо и в отношении американского языка, независимо даже от взглядов и ценностей, которые пропагандируются американскими СМИ. Подумайте хотя бы о таких, казалось бы, безобидных выражениях, как religious preference (религиозные предпочтения) и sexual orientation (сексуальная ориентация)...
   К приведенной цитате можно добавить характерный пример из современной российской жизни. Большинство слов, касающихся новых для России экономических и политических реалий, а также новых технологий - английского происхождения. В русском языке им просто нет подходящей замены. Такие слова, как "маркетинг", "менеджмент", "брокер", "аудит", "акция", "ваучер", "мерчендайзинг" и т.д. появились в отечественном социокультурном пространстве недавно, причем слова пришли одновременно с тем, что они обозначают. "Смысловой космос" отечественной экономики формируется, таким образом, под определяющим западным воздействием. Люди, не понимающие новой терминологии - это, как правило, люди, далекие от рыночных отношений, активно в них не участвующие и, зачастую, их не понимающие. Владение или не владение определенной терминологией стало культурным коррелятом социального неравенства, даже раскола. Люди, не включенные в рыночные отношения, это, как правило, люди с низким уровнем доходов, слабо приспособленные к экономическим условиям современного общества. (Любопытно отметить такой "самобытный вклад" в современный российский экономический тезаурус, как блатной жаргон. Его широкое распространение отражает специфику становления российского капитализма и много говорит о характере сложившей новой экономической системы).
   Усвоение иностранного языка означает и обучение "думать по-новому", видеть мир сквозь призму значений нового языка. Это не влечет за собой автоматического разрыва с собственным языком и закодированной в нем культурной традицией. Скорее, следует говорить о расширении культурного горизонта, открытии новых возможностей, приобщении к новому мощному источнику культурных смыслов.
   Современное доминирование "американского английского" не означает, что такое положение вещей сохранится вечно. Доминирование того или иного языка - отражение экономического, политического и культурного доминирования. Иная расстановка сил вполне может сделать актуальным изучение каких-либо других языков.
   Деловая элита. Выше отмечалось, что главным двигателем глобализации является развитие экономики, выход ее за национальные границы. Экономика становится глобальной, глобализируются и ее субъекты, в том числе и деловая элита.
   Эффективное участие в глобальной экономике подразумевает овладение определенной экономической культурой, определёнными нормами и ценностями. И эти нормы и ценности гораздо больше связаны именно с особенностями функционирования экономики, чем с национальными культурами.
   Современная рыночная экономика - западное изобретение, и, соответственно, культура деловой элиты - это западная по своему происхождению деловая культура. Для деловой элиты глобализирующегося мира естественным и желанным становится существование в мире, не ограниченном узкими национальными и культурными рамками. Ареной её деятельности потенциально является весь мир.
   П.Бергер говорит об этом феномене так:
   Зарождающаяся глобальная культура имеет средства распространения, рассчитанные как на представителей элиты, так и на широкие слои населения. Возможно, самым важным средством для элиты является то, что Сэмюэль Хантингтон удачно окрестил давосской культурой (по названию швейцарского горного курорта, где ежегодно происходят экономические консультации на высшем уровне) - международной культурой ведущих деловых и политических кругов мира. Её основной двигатель, международный бизнес, - тот же самый двигатель, который управляет экономической и технической глобализацией. Но было бы ошибкой думать, что это культура только тех немногих, кого приглашают в Давос; есть еще и миллионы таких, кто хотел бы быть туда приглашенным и кто находится в том состоянии, которое у социологов принято называть упреждающей социализацией.
   В мире существует целая сеть сообществ честолюбивых молодых людей, занимающихся бизнесом и другими видами деятельности, которые появились в их странах... словно бы ниоткуда - своего рода "яппи-интернационал", члены которого бегло говорят по-английски, соответствующим образом одеваются и ведут себя, работают и развлекаются, а в какой-то степени и мыслят по-английски - и надеются, что когда-нибудь и они будут участниками элитных саммитов. Однако нужно быть осторожным, предполагая, что эта внешняя оболочка охватывает все стороны их жизни. Насчет одних это, безусловно, так: к счастью или на беду, но они - космополиты во всех отношениях. Другие же ухитряются каким-то образом существовать в двух разных мирах: хотят не остаться в стороне от глобальной деловой культуры, а в личной жизни ориентируются на совершенно иные культурные ценности.
   "Деловые элиты" обществ выступают как важнейший субъект глобализации для "своего" культурного окружения, и в то же время - как объект глобализирующего культурного воздействия со стороны деловой элиты западных стран.
   "Клуб интеллектуалов" - так П. Бергер назвал культурную общность интеллигенции, западной и не только, среди которой формируются идеи и взгляды, нормы и ценности, выходящие за узкие национально-культурные границы. Интеллектуалы вырабатывают и распространяют свои идеи посредством образовательных систем, которые также постепенно "глобализируются", как и экономика. Западные (и не только западные) интеллектуалы могут заниматься учебной, научной и публицистической деятельностью, как в образовательных учреждениях разных стран, так и в глобальном культурном пространстве современных СМИ (особенно в Интернете), не имеющем границ.
   Культурное влияние "клуба интеллектуалов" распространяется также через различные Фонды, добровольные неправительственные организации, наконец, личные контакты. В "клубе интеллектуалов", как и в "деловой элите" (граница между этими общностями весьма размыта) доминируют западные американизированные ценности: от ценности свободы личности до ценности здорового образа жизни.
   Для "не западных" обществ интеллектуалы и деловая элита - важнейший проводник глобальной культуры, системы смыслов и ценностей, формирующихся под определяющим культурным воздействием Запада. Но при этом нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что культурная глобализация воздействует и на западные общества: они не только продуцируют смыслы для остального мира, но, в свою очередь, подвергаются обратному культурному воздействию. Особенно наглядно это проявляется в сфере религии. Современные западные общества (и американское в том числе), чья культура формировалась под определяющим воздействием христианства, сегодня постоянно сталкиваются с религиозными учениями и организациями, пришедшими из других регионов, главным образом, Индии и Китая (индуизм, буддизм, даосизм). В самые последние годы стал возрастать интерес американцев и европейцев к исламу. Интеллектуалы - это та группа общества, которая наиболее склонна проявлять интерес к новым видам духовной деятельности.
   Среди интеллектуалов можно найти не только сторонников, но и наиболее активных противников глобализации культуры, сторонников сохранения и возрождения "исконных" традиций. Парадокс в том, что для объединения своих усилий они тоже должны создавать "наднациональные" связи. Широкие возможности для этого открывает Интернет. Глобальная компьютерная сеть с равной эффективностью служит и "культурным глобалистам", и "культурным антиглобалистам". Что, на наш взгляд, подтверждает необратимость глобализации.
   Общественные (или социальные) движения также выступают сегодня как агенты глобальной культуры. Эти движения, как отмечает Бергер, нередко связаны с "клубом интеллектуалов" - например, экологические или правозащитные движения. Глобальными по характеру деятельности и распространения сегодня являются благотворительные, а также религиозные движения, как западные, так и восточные по своему происхождению. Наглядным примером глобального религиозного движения восточного происхождения является "Международное общество сознания Кришны", инициированное выходцем из Индии Бхактиведантой Свами Прабхупадой, нашедшего своих первых западных поклонников в США. Сегодня это движение распространилось, фактически, на весь западный мир, и на Россию также. Из западных религиозных движений наиболее активно пятидесятничество. Сторонники этой протестантской деноминации есть сегодня не только в США, Европе и России, но также в Африке, Южной Америке и Азии.
   Как и в случае с интеллектуалами, глобальные социальные движения вполне могут быть ориентированы "антиглобалистски" и ратовать за возрождение традиционного образа жизни. В качестве характерного примера такого "глобального антиглобалистского движения" можно привести исламский фундаментализм, приверженцы которого, враждуя с западной цивилизацией, весьма эффективно используют созданные ею же технические и информационные возможности для координации деятельности в глобальном масштабе, обмена идеями, сбора средств. (Не говоря уже о таком "культурном артефакте", как оружие).
   Массовая культура, с упоминания глобального распространения которой мы начали наше обсуждение культурных аспектов глобализации, является её наиболее наглядным проявлением. Американская модель массовой культуры проявила удивительную приспособляемость к самым разным культурным контекстам. Но на стороне американской массовой культуры было не только её увлекательное и доступное содержание, но и техническое превосходство. Массовая культура распространяется, в основном, с помощью СМИ, и американские СМИ в мире доминируют. Образ жизни людей, регулярно просматривающих американские фильмы и сериалы; музыкальные клипы и рекламу, также несущую культурное содержание, действительно подвергается некоторым изменениям. Но вряд ли стоит говорить лишь о пассивном восприятии чуждых идей и ценностей. Под влиянием американской массовой культуры формируется "местная" массовая культура, сочетающая элементы собственного культурного наследия с привнесёнными. Жанр телесериала существует сегодня во множестве культурных ипостасей: российской, японской, французской, бразильской и т.д. То же самое можно сказать о любом "сегменте" массовой культуры. Глобализация массовой культуры приводит не столько к механическому перенесению западных образцов на иную почву, сколько к некоему синтезу "чужого" и "своего", вполне устраивающему большинство потребителей.
   Следует остановиться на еще одном интересном аспекте культурной глобализации - формировании единого, глобального мира материальных "культурных артефактов" - предметной среды, которая окружает современного человека, живущего не "в глубинке", а в более или менее крупном городском центре (или в непосредственной близости от такового), часто совершающем деловые или развлекательные поездки. "Предметная среда" (особенно общественного назначения) явно унифицируется. Аэропорты, гостиницы, автомобили, рестораны, супермаркеты, вокзалы, транспорт, компьютеры, мобильные телефоны, телевизоры, современные высотные здания - все это и многое другое выглядит, фактически, одинаково, в какой бы стране человек не находился. Унификация предметной среды создает впечатление, что весь мир повсюду - один и тот же, а люди, перемещающиеся по этому миру, дома везде - и нигде.

 
< Пред.   След. >