YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Договорное право (Под общ. ред. М.А. Рожковой) arrow 7.3. Подсудность встречного иска
7.3. Подсудность встречного иска

7.3. Подсудность встречного иска

   Подсудность встречного иска регулируется особым образом. Примером может служить положение ГПК РФ, позволяющее предъявлять встречный иск по месту рассмотрения первоначального иска (ч. 2 ст. 31). В этой связи возникает вопрос: допустимо ли в производстве, которое начато в выбранном сторонами суде, предъявить встречный иск относительно требования, на которое соглашение о подсудности не распространяется? Или, напротив, создает ли соглашение об исключительной подсудности (при отсутствии прямо выраженной воли сторон на этот счет) препятствие для предъявления встречного иска относительно требования, на которое это соглашение распространяется?
   Согласно АПК РФ встречный иск независимо от его подсудности предъявляется в арбитражный суд по месту рассмотрения первоначального иска (ч. 10 ст. 38). При этом подсудность встречного иска является исключительной и поэтому изменяться соглашением сторон не может. Поскольку ст. 38 Кодекса в целом посвящена исключительной подсудности и указанное предписание завершает регулирование обозначенного предмета, то оно не может трактоваться иначе как правило, дающее истцу по встречному иску право настаивать на рассмотрении его требования, даже если оно по соглашению сторон отнесено к исключительной компетенции иного арбитражного суда или законом для него предусмотрена иная подсудность.
   Действует ли это правило в случае соглашения о международной подсудности? Минская и Кишиневская конвенции о правовой помощи предусматривают, что встречный иск и требование о зачете, вытекающие из того же правоотношения, что и основной иск, подлежат рассмотрению в суде, который рассматривает основной иск (п. 2 ст. 22 и п. 2 ст. 24 соответственно). Категоричность формулировки дает повод для вывода об исключительной подсудности встречного иска и требования о зачете. Однако буквальное толкование здесь вступает в противоречие с правом сторон на выбор наиболее оптимального для них места разрешения спора (см. п. 1.4 ч. 1 настоящей главы). Специальная подсудность встречного иска оправдывается принципом процессуальной экономии, интересом ответчика и стремлением избежать противоречивых судебных решений <1>. Однако все эти факторы вряд ли следует рассматривать в качестве достаточных оснований для запрета договорного регулирования подсудности встречного иска, в особенности если учесть, насколько важным для участников внешнеэкономической деятельности может быть точное определение места возможного судебного разбирательства.

   <1> Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2007 // СПС " КонсультантПлюс".

   Обратимся к российскому законодательству. Предположим, в Арбитражном суде г. Москвы рассматривается спор с участием иностранного лица. Ответчик предъявляет встречный иск относительно требования, которое по договоренности сторон отнесено к исключительной компетенции Высокого суда Англии. Вправе ли Арбитражный суд г. Москвы в соответствии с нормами АПК РФ принять встречный иск к производству?
   Нормы АПК РФ, касающиеся соглашений о международной подсудности, предусматривают пророгационное действие соглашения: компетенция арбитражных судов в Российской Федерации может быть основана на соглашении сторон (ч. 3 ст. 247), и его дерогационное действие - соглашение о наделении арбитражных судов в Российской Федерации компетенцией рассматривать их спор - исключает компетенцию иностранных судов (ч. 1 ст. 249). Однако эта дерогация является односторонней и не означает исключение компетенции российских судов. В то же время нормы АПК РФ не содержат запрета на такие соглашения о международной подсудности, которые исключают компетенцию российских судов (см. п. 7.1 ч. 7 настоящей главы). Допустимые пределы изменения международной подсудности определяются положениями ст. 248 АПК РФ. Среди установленного в ней перечня дел, отнесенных к исключительной компетенции арбитражных судов в Российской Федерации, встречный иск не фигурирует. Таким образом, соглашение об исключительной компетенции Высокого суда Англии в принципе совместимо с арбитражным процессуальным законодательством. Допустимой будет и оговорка, запрещающая нарушать соглашение о международной подсудности посредством предъявления встречного иска.
   Проблема, в сущности, возникает в ситуации, когда стороны, заключая соглашение об исключительной международной подсудности, запрет встречных исков прямо не оговаривают. Следует ли исходить из того, что в таком соглашении этот запрет также присутствует? Если воспользоваться аналогией закона (см. подп. "в" п. 2.2 ч. 2 настоящей главы) и руководствоваться ч. 10 ст. 38 АПК РФ, то следует дать отрицательный ответ. Однако в этом случае аналогия закона приводит к недопустимости договорного изменения международной подсудности для встречного иска. Другими словами, соглашение о международной подсудности не может гарантировать того, что определенные дела будут рассматриваться только в судах определенного государства, поскольку оговорка о недопустимости предъявления требования посредством встречного иска в судах иных государств будет считаться недействительной. Таким образом, устанавливается по существу исключительная компетенция арбитражных судов в Российской Федерации рассматривать любые встречные иски.
   Такое толкование закона вряд ли можно считать правильным. Оно не соответствует основным задачам, для решения которых предназначено соглашение о международной подсудности. Оно расходится и с регулированием, предусмотренным нормами ГПК РФ. В них правило о подсудности встречного иска находится за границами статьи об исключительной подсудности (ст. 30) и является разновидностью подсудности по связи дел (ч. 2 ст. 31). Эта подсудность не отнесена законом к тому виду судебной компетенции, которая не может изменяться по соглашению сторон. Таким образом, действие такого соглашения может распространяться и на требования, предъявляемые во встречном иске. Аналогичный подход прослеживается и в европейском праве.
   Пункт 3 ст. 6 Регламента позволяет предъявить встречный иск в порядке отступления от общих правил подсудности в суде, осуществляющем производство по первоначальному иску. Однако это правило не указано в числе тех, которые не могут изменяться посредством соглашения о подсудности (абз. 5 ст. 23). Считается, что стороны могут договориться и о подсудности встречного иска. Должна ли такая договоренность быть прямо выраженной или она предполагается в любом соглашении о подсудности, коль скоро оно, согласно предл. 2 абз. 1 ст. 23, обосновывает исключительную компетенцию суда, - вопрос спорный. Предпочтение первой альтернативе отдают, например, профессора Р. Гаймер и Р. Шютце <1>. В пользу второй высказывается профессор Я. Кропхоллер <2>.

   <1> Geimer R., Schutze R. Europaisches Zivilverfahrensrecht. Munchen: Beck, 1997. S. 343.
   <2> Kropholler J. Op. cit. S. 270 - 271.

   В германской судебной практике также отдается предпочтение презумпции запрета на предъявление иска в forum derogatum. Фирма, находящаяся в Нюрнберге, поставляла станки американскому предприятию в г. Нью-Йорк. Договор содержал оговорку: "Все возникающие из отношений по настоящему договору споры должны предъявляться в суд по месту нахождения поставщика. Поставщик вправе также предъявить иск по месту нахождения заказчика". Для взыскания задолженности по оплате поставки фирма обратилась в суд г. Нью-Йорка. Ответчик предъявил встречный иск о компенсации расходов, которые он понес для устранения неисправностей станков. Истец заявил ходатайство о переносе рассмотрения встречного иска, однако суд вынес против него заочное решение. Выигравшая сторона обратилась в германский суд с заявлением о приведении в исполнение этого решения на территории ФРГ. Согласно п. 1 абз. 1 ст. 328 ГПУ Германии признание решения иностранного суда исключается, если суды государства, которому принадлежит соответствующий иностранный суд, по германским законам не обладают компетенцией. Между сторонами возник спор по поводу того, обладал ли нью-йоркский суд согласно германскому закону компетенцией рассматривать встречный иск. Этот вопрос был решен в пользу фирмы-поставщика.
   По мнению Федерального суда, нью-йоркский суд в соответствии со ст. 33 ГПУ Германии, которая допускает предъявление встречного иска в суд, осуществляющий производство, если встречное требование связано с заявленным в иске требованием или со средствами защиты, использованными против него, мог обладать необходимой компетенцией. Установленные в указанной статье предпосылки встречного иска в данном деле имелись. Однако эту компетенцию исключает соглашение о выборе суда. Специальная подсудность, предусмотренная ст. 33 ГПУ Германии для встречных исков, не является исключительной, поэтому она может изменяться по договоренности сторон. Из текста оговорки о подсудности, действующей в отношениях между спорящими сторонами, следует, что заказчик мог предъявлять иски из договора поставки только в Нюрнберге. К числу таких исков относится и встречный иск. Ограничительное толкование оговорки в том смысле, что она не распространяется на встречные иски заказчика, противоречит интересам субъектов. Оговорка о подсудности, содержащаяся в типовых условиях сделок, создает преимущество (в тех пределах, в каких это позволительно с точки зрения позитивного права) для той стороны договора, которая имеет возможность заключить его на своих типовых условиях. Толкование оговорки в ущерб интересам этой стороны допустимо только при наличии серьезных оснований. Таковых в данном деле нет. Американское предприятие не ставится в чрезмерно невыгодное положение, если оно лишается возможности предъявить встречный иск по месту рассмотрения первоначального иска, поскольку германская фирма пошла в какой-то мере навстречу в его интересах, предъявив иск о взыскании задолженности по оплате товара в Нью-Йорке, а не в Нюрнберге. Однако это не позволяет ему претендовать на дополнительную выгоду и получить также право на предъявление иска по месту своего нахождения. Если кто-то протянул другому палец, то это не значит, что можно схватить всю руку <1>.

   <1> Решение Федерального суда от 26 марта 1969 г. // BGHZ 52, 30.

 
< Пред.   След. >