YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Договорное право (Под общ. ред. М.А. Рожковой) arrow 1.1. Соотношение понятий "мировая сделка" и "мировое соглашение"
1.1. Соотношение понятий "мировая сделка" и "мировое соглашение"

1.1. Соотношение понятий "мировая сделка" и "мировое соглашение"

   В современной юридической литературе понятия "мировая сделка" и "мировое соглашение" иногда рассматриваются как тождественные, синонимичные. Иногда же, напротив, трактуются как серьезно различающиеся. Однако любая из этих точек зрения неверна, и этому есть объяснения.
   В русской дореволюционной доктрине мировая сделка традиционно рассматривалась как гражданско-правовой договор (Д.И. Мейер, Г.Ф. Шершеневич, К.П. Победоносцев, И.М. Тютрюмов, В.И. Синайский и др.) и, следовательно, как и всякий договор, относилась к области материального, но не процессуального права. Отечественными правоведами признавалось, что стороны гражданского правоотношения вправе заключать мировую сделку в соответствии с общими положениями гражданского права, при этом все правила, установленные для договоров, полностью применимы к мировым сделкам. Не допускались лишь мировые сделки в отношении предметов, по которым вообще договоры невозможны: относительно неотчуждаемых прав, прав состояния, личных прав.
   Продолжая традиции римского права, отечественные цивилисты подчеркивали основание для заключения мировой сделки - неопределенность (неясность или сомнительность) в правоотношениях. Несколько дальше шел В.И. Синайский, различавший два вида мировой сделки: мировую сделку, направленную на то, чтобы спорное отношение путем взаимных уступок считать бесспорным; мировую сделку, нацеленную на то, чтобы путем взаимных уступок осуществить право хотя бы и бесспорное, но в осуществимости которого существуют сомнения <1>.

   <1> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2002. С. 365 - 366.

   Важно отметить, что дореволюционное законодательство допускало совершение как внесудебной мировой сделки, так и судебной мировой сделки, причем последняя предусматривала производство дела в суде, наличие спора между тяжущимися <1> (т.е. являлась мировым соглашением в современном его понимании).

   <1> См.: Гуляев А.М. Русское гражданское право: Обзор действующего законодательства и проекта Гражданского уложения. Киев, 1907. С. 254.

   И здесь надо специально подчеркнуть, что в дореволюционной литературе термин "мировое соглашение" практически не встречался, а использовались именно термины "внесудебная мировая сделка" и "судебная мировая сделка". При этом понятия "внесудебная мировая сделка" и "судебная мировая сделка" разграничивались большинством правоведов (в том числе Е.В. Васьковским, И.Е. Энгельманом, Е.А. Нефедьевым, Д. Азаревичем).
   В литературе отмечалось, что непосредственно в суде мировая сделка заключается редко; обычно стороны заключают ее вне судебного процесса, а затем представляют прошение о прекращении дела. В том случае, если мировая сделка все же не была заключена, взаимные уступки, которые стороны предполагали сделать друг другу, не имеют для них обязательной силы (ст. 1365 Устава гражданского судопроизводства).
   Признавалось, что в соответствии со ст. 1359 Устава гражданского судопроизводства совершить мировую сделку стороны могли явочным порядком - у нотариуса, а при отсутствии нотариальных контор - у мирового судьи, а затем представить в суд просьбу прекратить дело (посредством записи); либо обе стороны подавали в суд мировое прошение, засвидетельствованное у нотариуса или у мирового судьи (подачей мирового прошения); либо стороны заявляли суду словесно о желании прекратить дело мировой сделкой (составлением мирового протокола). Кстати, правила о необходимости удостоверять также и внесудебные мировые сделки признавались некоторыми учеными не вполне соответствующими положениям гражданского права <1>.

   <1> См.: Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 449.

   Как указывал В.А. Рязановский, "судебная мировая сделка по существу не отличается от внесудебной: она является только более прочно оформленной, значение же и той и другой вне процесса" <1>. То есть основное значение всякой мировой сделки (внесудебной и судебной) - всегда материально-правовое.

   <1> Рязановский В.А. Единство процесса: Пособие. М.: Городец, 1996. С. 74.

   Отличия же внесудебной мировой сделки от судебной мировой сделки ученые того периода видели прежде всего в том, что:
   1) судебная мировая сделка касается спорного правоотношения, ставшего предметом судебного процесса;
   2) судебная мировая сделка совершается в присутствии суда и при его участии;
   3) для судебной мировой сделки установлены особые формы заключения <1>.

   <1> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М.: Изд. бр. Башмаковых, 1914. С. 457; Тютрюмов И.М. Устав гражданского судопроизводства с законодательными мотивами, разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов. В 2 т. Т. 2. Пг.: Законоведение, 1916. С. 2030.

   Но наиболее выпукло разница между внесудебной мировой сделкой и судебной мировой сделкой проявлялась применительно к возможности их принудительного исполнения.
   Дело в том, что и внесудебная, и судебная мировые сделки предполагают последующее добровольное исполнение. В случае же неисполнения должником обязанностей из мировой сделки за кредитором признавалось право обратиться с новым иском, основанным на мировой сделке (т.е. в общем порядке). Иными словами, принуждение должника к исполнению всяких мировых сделок (и судебных, и внесудебных) подразумевало под собой предъявление нового иска и возбуждение нового искового производства. Такой вывод следовал из положений Устава гражданского судопроизводства, в котором отсутствовали нормы, регулирующие порядок исполнения судебной мировой сделки.
   Отсутствие в Уставе гражданского судопроизводства положения о принудительном исполнении судебных мировых сделок (посредством выдачи исполнительного листа) влекло за собой возникновение известных проблем в правоприменительной практике.
   В 1867 г. Псковский окружной суд на основании судебной мировой сделки выдал исполнительный лист. Но в 1869 г. Кассационный департамент Правительствующего Сената постановил, что на основании мировых сделок не может выдаваться исполнительный лист и что исполнение мировой сделки дает основание для нового иска.
   Названное решение Правительствующего сената имело очень широкий резонанс в научной литературе. Одни из ученых считали такую позицию прямо противоречащей воле законодателя, придавшего судебному решению и судебной мировой сделке равную законную силу (согласно ст. 1364 Устава гражданского судопроизводства судебная мировая сделка признавалась равносильной судебному решению, вступившему в законную силу и не подлежащему обжалованию). Другие, подчеркивая договорную природу всякой (судебной и внесудебной) мировой сделки, признавали такое решение Кассационного департамента Правительствующего сената единственно верным.
   Отмечая пагубность смешения понятий внесудебной и судебной мировых сделок, И.Е. Энгельман подчеркивал, что внесудебная мировая сделка есть договор, который "имеет свойство и действие всякого договора: в случае неисполнения она может быть осуществлена исковым порядком" <1>. В отличие от внесудебной мировой сделки судебная мировая сделка не только прекращает навсегда спор и делает невозможным иск к тому же лицу, по тому же предмету и на том же основании, но и дает право требовать принудительного ее исполнения. Иными словами, по мнению И.Е. Энгельмана, полемизировавшего с К.П. Победоносцевым, для принудительного исполнения внесудебной мировой сделки было необходимо судебное решение; для принудительного исполнения судебной мировой сделки, утвержденной судом, должен выдаваться исполнительный лист.

   <1> Энгельман И.Е. Указ. соч. С. 447.

   Аналогичное мнение высказывалось Е.В. Васьковским, К.И. Малышевым, но справедливости ради надо отметить, что далеко не все правоведы разделяли их взгляды. Напротив, господствующим стало противоположное мнение, согласно которому судебная мировая сделка приравнивалась к судебному решению только в том смысле, что "стороны не имеют права ни жаловаться, ни возобновлять дела на тех же основаниях... но во всех прочих отношениях мировое соглашение не имеет ничего общего с решением" <1>.

   <1> Исаченко В.Л. Русское гражданское судопроизводство: Практическое руководство для студентов и начинающих юристов. Т. 1. Пг., 1915. С. 281.

   В силу сказанного принудительное исполнение судебной мировой сделки длительное время признавалось невозможным, а неисполнение судебной мировой сделки, по мнению большинства процессуалистов, давало основания для нового иска, по результатам рассмотрения которого (на основании последующего судебного решения) выдавался исполнительный лист. Этой позиции придерживались, в частности, К.Н. Анненков, В.Л. Исаченко, Т.М. Яблочков, Е.А. Нефедьев, Д.И. Азаревич.
   Необходимо отметить, что критика позиции недопущения принудительного исполнения мировой сделки все же возымела свое действие. Ее следствием стало внесение в Устав гражданского судопроизводства изменений, в соответствии с которыми наиболее простые мировые сделки могли исполняться посредством возбуждения исполнительного производства. К таким мировым сделкам относились соглашения, по которым ответчик принимал на себя одностороннее обязательство денежного платежа, либо возврата денежного имущества, либо юридического очищения и др. Такое исполнение осуществлялось по правилам производства по делам о бесспорных взысканиях <1>.

   <1> Подробнее об этом см., например: Демьяненко Ф. Мировое соглашение в российском праве (середина XIX - начало XX века) // Законодательство и экономика. 2002. N 5. С. 68; Ясеновец И.А. Мировое соглашение в арбитражном процессе: актуальные проблемы теории и практики: Дис. ... к.ю.н. М., 2002. С. 55.

   В условиях построения социалистического общества интерес к мировой сделке как гражданско-правовому институту практически угас, и цивилистические исследования в этой области фактически не проводились <1>. При почти полном отсутствии интереса к институту мировой сделки со стороны цивилистов его исследованием занялись представители процессуальной науки, что, собственно, и предопределило его последующую трактовку как института не материального, а процессуального права.

   <1> Среди редчайших цивилистических работ советского периода можно упомянуть, в частности, работу: Рясенцев В. Мировые сделки (соглашения) // Социалистическая законность. 1984. N 12. С. 26.

   В послереволюционный период в отечественном праве не было твердо устоявшегося термина, но наиболее распространенным было обозначение подобных сделок как мировых. Например, разд. 2 ГПК РСФСР 1923 г. (ст. ст. 433 - 439) именовался "О мировых сделках". В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 5 марта 1928 г. (прот. N 6) <1> предусматривалось, что "стороны, невзирая на обращение их в суд, вправе в любой момент покончить дело миром с тем, однако, чтобы эта МИРОВАЯ СДЕЛКА (выделено мной. - М.Р.) не ускользнула от контроля суда и им проверялась". Кроме того, в названном Постановлении говорилось о том, что "примирение сторон должно допускаться в любой стадии производства, ибо присуждение это еще не есть полное взыскание и иногда истцу выгоднее получить хотя бы и некоторую сумму, но реальную, чем иметь исполнительный лист на полную сумму и ничего не получить". При этом предусматривалось, что "соглашения, связанные с отказом от присужденного по решению суда, могут подлежать засвидетельствованию органов, имеющих право засвидетельствования совершения актов наравне с другими договорами".

   <1> Постатейные материалы к статье 2 // Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1923 года (с постатейными материалами). М., 1961. С. 149 - 150.

   В юридической литературе того времени отмечалось существование различий между внесудебными и судебными мировыми сделками. Например, Л.И. Фишман определял мировую сделку как соглашение сторон об окончании дела миром и прекращении вследствие этого дела, ссылаясь на отличия, выявленные циркуляром Верховного Суда РСФСР от 7 декабря 1923 г. N 70 "О внесудебных и судебных мировых сделках". Согласно этому циркуляру внесудебные мировые сделки рассматривались как обычное письменное доказательство; их достоверность и доказательность определялись судом в зависимости от содержания документа, способа его засвидетельствования, обстоятельств дела. В отношении же судебной мировой сделки было установлено, что она "приравнивается к бесспорным документам, на основании коих может быть выдан судебный приказ" <1>. После того как была отменена гл. 24 ГПК РСФСР, содержащая также и ст. 210, которая предусматривала выдачу судебного приказа на основании мировой сделки, "совершенной судебным порядком", в ст. 188 ГПК РСФСР были внесены изменения, согласно которым для приведения в исполнение судебной мировой сделки по просьбе стороны выдавался исполнительный лист.

   <1> Фишман Л.И. Движение гражданского процесса. Харьков: Юрид. изд-во НКЮ УССР, 1926. С. 141 - 142. Подобные различия между мировыми сделками, совершенными вне суда, и судебными мировыми сделками впоследствии отмечались и К. Анохиным (см.: Анохин К. Судебные мировые сделки // Советская юстиция. 1959. N 9. С. 52).

   Как писал И.М. Пятилетов, после принятия Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 г. в теории процессуального права от использования термина "мировая сделка" отказались и "прочно утвердился термин "мировое соглашение" <1>. И таким образом, судебные мировые сделки стали именоваться с того времени мировыми соглашениями. В Большой советской энциклопедии, выпущенной в 1969 - 1978 гг., указывалось на то, что по "советскому законодательству м. с. (мировое соглашение) отличается от мировой сделки, которая заключается спорящими сторонами вне суда и ему на утверждение не представляется" <2>.

   <1> Пятилетов И.М. Мировое соглашение как способ разрешения спора о праве без вынесения судебного решения // Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций: Сб. науч. тр. М.: ВЮЗИ, 1985. С. 55. Ученый отмечал, что некоторые авторы называют мировым соглашением внесудебное соглашение, прекратившее спор до обращения в суд, другие авторы отождествляют мировое соглашение с соглашением, заключенным после обращения в суд, но вне суда. По мнению И.М. Пятилетова, под внесудебным мировым соглашением следовало понимать только соглашение, прекратившее спор до обращения в суд; под судебным мировым соглашением - мировое соглашение, утвержденное судом. В законе мировым соглашением, подчеркивал он, называется судебное мировое соглашение (см.: Пятилетов И.М. Указ. соч. С. 54 - 55; Гражданское процессуальное право России / Под ред. М.С. Шакарян. М.: Былина, 1998. С. 169).
   <2> http://encycl.yandex.ru/dict/bse/article/00048/44600.htm.

   Процессуальная наука ставила задачей изучение процедуры заключения судебной мировой сделки (мирового соглашения) и ее значимости для процесса. Проводимые в этой стезе научные исследования повлекли окончательное определение статуса судебной мировой сделки как процессуального договора, цель которого состоит в прекращении судебного процесса. Данный вывод был оформлен, в частности, в работе Р.Е. Гукасяна, который утверждал: "Процессуальноправовое значение мировых соглашений заключается в том, что они являются актами разрешения гражданско-правового спора. В этом сходство их содержания с содержанием судебного решения. Одновременно мировое соглашение служит одним из оснований (в совокупности с определением суда) прекращения производства по делу" <1>. При этом им выдвигался тезис о том, что волеизъявление на заключение мировой сделки есть процессуальные действия, а не гражданско- правовые.

   <1> Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское книжное изд-во, 1970. С. 131.

   Подобная точка зрения разделялась не всеми учеными. В частности, М.А. Гурвич отличал мировое соглашение от мировой сделки, которая "фактически (хозяйственно) лежит в его основе" <1>. Полемизируя с Р.Е. Гукасяном, М.А. Гурвич указывал, что мировое соглашение является "не процессуальным договором, а юридическим составом более сложным, в который входят договор, в смысле сделки гражданского права, и ряд элементов процессуального значения" <2>.

   <1> Гурвич М.А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессуальные действия // Труды ВЮЗИ. Т. III: Вопросы гражданского процессуального, гражданского и трудового права. М., 1965. С. 105 (цит. по: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. С. 132). М. Тупичев писал, что мировая сделка имеет только материально-правовое содержание, тогда как мировое соглашение, являясь более широким понятием, включает в себя и материально-правовое, и процессуальное содержание (см.: Тупичев М. Отказ от иска и мировое соглашение как основание прекращения производства по делу // Советская юстиция. 1963. N 23. С. 10).
   <2> Советский гражданский процесс / Под ред. М.А. Гурвича. М.: Высшая школа, 1975. С. 125 (примеч.).

   Вместе с тем нельзя не признать, что на долгие годы главенствующей в российском праве стала позиция, согласно которой мировое соглашение есть "акт разрешения спора", влекущий процессуальные последствия - прекращение производства по делу. В то же время материальноправовая суть мирового соглашения была предана забвению, в результате чего в литературе появляются высказывания вроде того, что "не может быть неких мировых сделок, которые бы не являлись мировыми соглашениями... мировое соглашение мы рассматриваем как примирительную форму разрешения правовых споров и конфликтов, применяемую в гражданском и арбитражном процессах (возможно, и в уголовном процессе), в третейском, арбитражном разбирательстве" <1>.

   <1> Брыжинский А.А. Альтернативное разрешение правовых споров и конфликтов в России. Дис. ... к.ю.н. Саранск, 2005. С. 131.

   Такая трактовка существа мирового соглашения, игнорирующая теоретические основы мировой сделки, сформированные дореволюционными правоведами, существенно ограничивает сферу проводимых исследований и снижает их значимость, малопродуктивна в научном плане и чрезвычайно вредна для практики (об этом будет говориться далее). Подобный подход к пониманию мирового соглашения (исключительно с процессуальных позиций), предполагающий изолирование мирового соглашения от мировой сделки, привел к созданию правовых конструкций, оторванных от базиса - цивилистической теории мировой сделки. Он препятствует пониманию и использованию на практике мировой сделки (как судебной, так и внесудебной - мирового соглашения), не позволяет формироваться законодательству, регулирующему мировую сделку. Такое положение, бесспорно, нуждается в изменении.
   Резюмируя вышесказанное, следует подчеркнуть, что понятие "мировая сделка" нельзя противопоставлять или отождествлять с понятием "мировое соглашение". Понятие "мировая сделка" является родовым по отношению к видовым понятиям "внесудебная мировая сделка" и "мировое соглашение" ("судебная мировая сделка") <1>.

   <1> Подробнее об этом см.: Рожкова М.А. Мировая сделка: использование в коммерческом обороте. М.: Статут, 2005.

   Внесудебная мировая сделка заключается тогда, когда между сторонами гражданского правоотношения намечается или уже возник спор о праве (либо выявилась иная правовая неопределенность). Стороны могут урегулировать возникшие между ними разногласия самостоятельно - путем заключения внесудебной мировой сделки (договора).
   В том случае, если стороны обратились за разрешением гражданско-правового спора в суд, они обладают правом в любое время заключить договор, оканчивающий возникший спор или ликвидирующий имеющуюся неопределенность, - договор, который в процессуальном законодательстве традиционно обозначается термином "мировое соглашение" (имеются в виду дела, по которым заключение мирового соглашения допустимо).
   Таким образом, мировое соглашение - это мировая сделка (взаимная возмездная гражданско-правовая сделка), которая заключается сторонами судебного процесса (либо процедуры исполнения), вступает в действие после ее утверждения судом, порождает для ее участников гражданско-правовые последствия и в предусмотренных законом случаях подлежит принудительному исполнению.
   В основе своей и внесудебная мировая сделка, и мировое соглашение - это гражданско- правовые сделки, вследствие чего рассматривать мировое соглашение исключительно как процессуальный институт неверно. Однако нельзя не учитывать и того, что внесудебная мировая сделка и мировое соглашение при названном единстве их правовой природы имеют значительные различия: второе отличает предусмотренная законом форма, обязательность утверждения судом, возможность принудительного исполнения по правилам исполнения судебного акта и т.д., чему будет уделено внимание далее.

 
< Пред.   След. >