YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Основы банковского права: Курс лекций (О.М. Олейник) arrow § 1. Банковское право предпосылки становления и набор значений
§ 1. Банковское право предпосылки становления и набор значений

§ 1. Банковское право предпосылки становления и набор значений

   1. История развития правовой мысли свидетельствует о том, что право возникает, видоизменяется и конденсируется в зависимости от потребностей общества, от характера отношений в нем, опосредуемых государственной или негосударственной инфраструктурой. При этом правовая материя существует в различных формах (право, правовые представления, правовая практика). Содержание права, равно как и его возможности воздействия на реальное поведение людей, чаще всего предопределяются экономическими потребностями, лежащими за пределами права, теми социально-экономическими процессами, которые обусловливают правовые явления на каждом конкретном этапе развития общества.
   В настоящее время в России, как и во всем мире, происходят существенные изменения, соотносимые с проблематикой банковского права, в частности:
   - принципиально возрастает роль безналичных расчетов, которые осуществляются не только в силу предписания закона, но и по соображениям удобства, экономичности; при этом используются новые формы расчетов;
   - деньги, ценные бумаги еще больше отделяются от собственника, иного распоряжающегося ими лица; они, как правило, не находятся в физической власти, что меняет характер риска владения ими (риск кражи заменяется риском инфляции, банкротства);
   - продолжает возрастать и расширяется роль институтов, опосредующих денежное обращение, в осуществление которого внедряются компьютерные технологии, по-новому ставящие проблему распределения рисков;
   - все более важными становятся “будущие деньги” как для немедленного, так и для отложенного использования;
   - наряду с тремя ветвями власти, а также четвертой (пресса) возникает новая ветвь — банковско-финансовая власть, которая по юридической природе не является ни исполнительной, ни законодательной, ни тем более судебной. Эта ветвь приобретает весьма значимые и существенные для жизни всей страны экономические и управленческие параметры, не считаться с которыми нельзя, которые развиваются по собственным закономерностям и государственное воздействие на которые ограничено. Так, по состоянию на конец 1995 года в России насчитывалось около 2500 банков, суммарный уставной капитал которых превышал 4390 млрд. руб. В 1996 году, правда, произошло уменьшение числа банков — к концу года их стало около 2100. Если же учитывать не только собственные средства банков, но их сводный баланс, то финансовые параметры получатся еще более значимыми. Так, сводный баланс в 1994 году составлял свыше 110 000 млрд. руб., а в 1995 году свыше 320 000 млрд. руб. Правда, некоторые специалисты по банковскому делу отмечают сокращение суммы балансов российских банков в 1996 году.
   2. Под влиянием этих и многих других факторов формируются предпосылки становления банковского права, коренящиеся непосредственно в праве и правовом обороте. Они охватывают как национальные системы законодательства, так и международную правовую среду и состоят в том, что:
   а) повсеместное развитие банковского права (США, Германия, Канада и другие страны), неизбежно влечет за собой возникновение нового правового механизма и языка, которым необходимо владеть. Отсутствие соответствующего международным правилам российского банковского права приведет к проигрышу юридических споров, к непониманию при организации взаимодействия, невозможности включения российских банков в мировую банковско-финансовую систему;
   б) потребности финансово-денежного оборота ведут к дифференциации понятий, установлению различий, выделению критериев для более четких классификаций, разграничению и упорядочению правового знания, накоплению материала;
   в) возникают потребности, основанные на конкуренции, в условиях которой не только и не столько прибыль предопределяет успех деятельности. Банки стремятся также обеспечить сравнительно большие:
   - безопасность и надежность вкладов, экономическую выгоду, клиенту;
   - стабильность, экономический рост стране;
   - прозрачность своей деятельности, ее подконтрольность обществу и клиенту.
   Банки, адаптируясь к этим требованиям, создают основанные на компромиссе правила игры которые преобразовываются в правовые нормы.
   В свою очередь, правовая наука вынуждена реагировать на эти предпосылки пересмотром своих подходов. Эта реакция и приводит к становлению в российском правоведении феномена, который уже сейчас принято называть банковским правом.
   3. Любой подход к анализу правовых явлений или отражающих их элементов правового языка должен начинаться с уяснения набора значений исходных понятий. При этом учитывается, что принятое содержание понятия, термина отражает пусть в снятом виде, сконденсировано историю развития науки, ее традиции и опыт.
   Очевидно, что работы российских, советских, зарубежных юристов невозможно игнорировать, без них не может быть понято современное состояние правовой науки и не могут быть сделаны никакие выводы. Именно по этим соображениям попытаемся вначале уяснить, какое значение в литературе вкладывается в понятие “банковское право”.
   Термин “банковское право” широко используется в научно-методической литературе и практике. Нередко одновременно с ним используется термин “банковское законодательство”. При употреблении этих понятий, как правило, имеются в виду некоторые общеизвестные значения, более или менее близкие. Речь идет о том, что участники коммуникационного процесса, информационных обменов, такие, например, как юристы, экономисты, финансисты, просто граждане, используя или воспринимая эти термины, понимают, о чем идет речь, и вкладывают в них то значение, относительно которого существует некоторое единство мнений или согласие.
   В целом принятое употребление понятия или термина можно считать артефактом, т.е. созданной реальностью. Становясь пред метом научного внимания, термин, имеющий или могущий иметь широкое применение, приобретает не просто содержание, но содержание с информационно-регулятивным потенциалом. Такое содержание нужно рассматривать в двух аспектах: с одной стороны, как некоторую данность, а с другой — как то, что по необходимости можно и нужно корректировать. При этом иногда приходится иметь в виду, что распространенность того или иного варианта употребления термина уже есть показатель его значимости, влияния как научного, гак и практического.
   В российской юридической литературе понятие “банковское право” стало употребляться довольно широко в связи со становлением и развитием банковской системы и банковской деятельности в условиях рыночных реформ (после принятия Закона о банках и банковской деятельности 1990 года). До этого то, что сейчас именуется банковским правом, существовало в виде нескольких самостоятельных и независимых друг от друга фрагментов.
   Первый фрагмент образовывали горизонтальные правоотношения, складывавшиеся между юридическими лицами по поводу осуществления расчетов, займа денег, открытия счетов в банках. Эти правоотношения традиционно в общих чертах, и только в общих, регулировались нормами гражданского права, объединенными под названием “расчетные и кредитные правоотношения”. Мало того, что такое объединение производилось и производится весьма условно, — само регулирование затрагивало только внешнюю оболочку правоотношений, не создавая механизмов отражения потребностей субъектов. В качестве субъектов правоотношений рассматривались плательщик и получатель денег, а обязательство платежа иногда даже рассматривалось только как элемент коммерческого договора. При этом на законодательном уровне не регулировались межбанковские расчеты, корреспондентские отношения банков и пр.
   Естественно, в масштабах гражданского права невозможно полное решение вопроса об адекватных, экономически обусловленных формах расчетов или формах предоставления кредита, поскольку складывающиеся в этой сфере правоотношения не соответствуют принципам гражданского права. Вряд ли можно сколько-нибудь обоснованно говорить о юридическом равенстве банка и клиента, коммерческого банка и Банка России. Не находит должного применения в банковских правоотношениях и хорошо известный принцип диспозитивности. Техника же правового регулирования в этом случае сопровождается бесконечными ссылками на банковские нормативные акты или банковские правила. Сами же подзаконные нормативные акты чаще всего ни в какой степени не увязываются с законодательными требованиями и ввиду своей реальной применимости становятся более значимыми, чем требования закона.
   Другая часть банковских правоотношений, связанная с организацией и деятельностью Госбанка СССР, Промстройбанка СССР и других аналогичных структур, рассматривалась в системе финансового права. Это вполне объяснимо, поскольку до 1990 года все денежные средства, с которыми работали банки, были государственными. Сама же банковская деятельность не соответствовала своей природе, она представляла собой, скорее, кассовую работу, а складывающиеся в ходе ее осуществления правоотношения можно было без сомнения считать публичными. Известные специалисты в этой отрасли И.С. Гуревич и Е.А. Ровинский считали, что банковское право является подотраслью финансового права и что большая часть правоотношений с участием банка носит финансово-правовой характер. При этом Е.АРовинский рассматривал понятия финансовых органов и кредитных учреждений как тождественные.
   Характерно, что и в том, и в другом случае термин “банковское право” не употреблялся, а соответственно использовались понятия расчетных и кредитных правоотношений и государственного кредита.
   В юридической литературе последних пяти лет термин “банковское право” и банковское законодательство употребляется все чаще и не вызывает возражений. Так, М.Л. Коган рассматривает банковское законодательство в основном как совокупность правовых норм, регулирующих полномочия, обязанности и ответственность сторон в правоотношениях с участием банка. При этом, насколько можно судить из предыдущих работ того же автора, он относит все правоотношения, возникающие в данной сфере, к хозяйственно-правовым.
   Прагматическую позицию в обосновании целесообразности и необходимости употребления термина “банковское право” заняла Л.Г. Ефимова, отметив, что этот термин прочно вошел в профессиональный язык практических работников и в силу этого от него не стоит отказываться.
   Многогранность термина “банковское право” подчеркивают американские специалисты, довольно широко трактуя его. Они отмечают, что банковское право включает в себя не только общие принципы организации и деятельности банков, но и совокупность норм, регулирующих порядок оказания финансовых и связанных с ними услуг.
   Аналогичную позицию занимают канадские юристы, отмечая, что понятием “банковское право” охватываются как конституционные, так и прецедентные основы деятельности банков и прилегающих к банковским финансовых институтов.
   В последнее время проблема содержания и структуры банковского права активно обсуждалась на страницах журнала “Государство и право”. Поводом к обсуждению послужила публикация Г.А. Тосуняном проекта программы курса “Основы банковского права”, который автор предлагал ввести в учебные программы юридических вузов и факультетов и читать как комплексную отрасль законодательства.
   В последующих публикациях на эту тему следовало бы специально отметить оценку банковского права как комплексной отрасли законодательство, имеющей свою родословную, восходящую к гражданскому и финансовому праву. При этом отмечалось: “Различение в данном случае отрасли законодательства и отрасли права представляется искусственным. Оно может лишь затемнить суть дела”.
   4. Итак, результаты анализа научной и научно-практической литературы показывают, что банковское право имеет в формулировках различных авторов, с одной стороны, как бы устойчивое ядро значений, т.е. нечто общее, константное, а с другой — определенную зону разногласий, более или менее значимых. Если дело доходит до объяснения возможности использования данного термина, то делается ссылка на то, что он (этот термин) традиционно употребляется и имеет право на существование, поскольку надо как-то выделить и обозначить круг норм, так или иначе связанных с деятельностью банков. В принципе, это совершенно правильный подход. В целях удобства для практического использования говорят, и справедливо, о семейном, экологическом, аграрном, наследственном, авторском, муниципальном, транспортном и ином праве. С таким же успехом можно говорить об издательском, уголовно-хозяйственном, водном, горном, атомном и каком угодно праве. Выделение той или иной отрасли права этого порядка определяется не соблюдением общим правил и требований, а степенью разработанности самого массива правовых норм, интенсивностью той или иной деятельности и ее потребностями в правовом регулировании. В ряду этих понятий находится и понятие банковского права, которое в таком своем качестве имеет значительный потенциал, т.е. широкую сферу применения и набор смыслов, значимых для последующего научного анализа и правоприменения. Но содержание банковского права и его средства ввиду новизны и нестабильности нуждаются в анализе и систематизации.
   Можно также сформулировать вывод о том, что возникновение и становление самого понятия “банковское право” в России имеет экономико-управленческие основания, или условия, формирования. В качестве таких условий можно назвать следующие:
   - создание новых или коммерциализация действующих банков, т.е. организаций, действующих на свой риск с целью извлечения прибыли с использованием финансовых инструментов;
   - становление двухуровневой банковской системы с необходимой степенью самостоятельности коммерческих банков, деятельность которых можно регулировать только с помощью права;
   - развитие денежного рынка и рынка финансовых услуг. Анализ литературных источников позволяет сделать вывод о том, что, по господствующему мнению юристов, банковское право понимается как совокупность норм права, содержащих предписания, относящиеся к банковской деятельности, т.е. устанавливающих правовое положение самих банков и иных кредитных организаций, регулирующих публичные отношения банков, а также частноправовые отношения банков с клиентами, т.е. норм, в той или иной степени соотносимых с банковской деятельностью.
   Следовательно, при определении содержания банковского права необходимо прежде всего установить, что же такое банковская деятельность.

 
< Пред.   След. >