YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Основы банковского права: Курс лекций (О.М. Олейник) arrow § 3. Общие и специальные законы в механизме правового регулирования банковской деятельности
§ 3. Общие и специальные законы в механизме правового регулирования банковской деятельности

§ 3. Общие и специальные законы в механизме правового регулирования банковской деятельности

   1. В банковском праве необходимо выделять общие и специальные законы, применение которых вызывает во многих случаях значительные трудности.
   В качестве общих законов применительно к банкам следует рассматривать прежде всего ГК РФ, а также такие нормативные акты, как Закон об акционерных обществах, Закон о рынке ценных бумаг, Закон о валютном регулировании и валютном контроле и др. Названные и ряд других законов должны применяться к банкам и банковской деятельности, если специальные банковские нормы не устанавливают каких-либо иных правил или ограничений. К этим же правовым нормам необходимо восходить (вверх) в случае, когда специальное регулирование является противоречивым, недостаточным и т.п. Эти общие законы устанавливают прежде всего:
   - общие требования к организационно-правовым формам предпринимательской деятельности. В связи с тем, что банки могут создаваться только как хозяйственные общества, эти требования распространяются и на банки (но, например, порядок формирования банковского уставного капитала установлен особо как в самом ЗоБД, так и в других нормативных актах, и в этом случае общие правила не действуют);
   - общие правила о сделках и договорах, их формах, условиях и порядке заключения;
   - общие нормы и основания ответственности в хозяйственном, а следовательно, и банковском обороте, которые означают, например, ответственность банка без вины как предпринимателя, установление полной ответственности банка, если не предусмотрено иной, и т.п.
   2. В качестве специальных банковских законов выступают Закон о банках и банковской деятельности и Закон о Центральном банке Российской Федерации, которые должны соответствовать общим требованиям правового регулирования хозяйственного оборота и конституционным принципам и гарантиям. В то же время специальные законы вводят публично-правовые правила и требования, которые существенно отличаются от правил и требований частного правового регулирования, например нормы о порядке формирования уставного капитала, об изменении в одностороннем порядке процентных ставок по срочным вкладам и др.
   3. В связи с изложенным возникает довольно сложный вопрос о соотношении глав 42—46 ГК РФ и Закона о банках и банковской деятельности. Дело в том, что эти главы имеют специальный характер и рассчитаны на регулирование только банковской деятельности. Более того, ряд норм этих глав просто дублирует с теми или иными отклонениями уже существовавшие ранее банковские нормы, например о банковской тайне. Для юридической чистоты следовало бы эти нормы из ГК изъять и оставить только в специальных законах.
   Как минимум необходимо уяснить, что в этих главах следует считать общим, а что специальным и какие статьи нуждаются в корректировке, поскольку оба закона создавались хотя и параллельно, но разными специалистами, каждый из которых не считал необходимым ознакомиться с разработками другого. В итоге — большое количество проблем, связанных с применением норм банковского и гражданского права.
   Среди таких проблем следует назвать прежде всего проблему процентов по срочному договору. Она возникла из-за того, что ст.838 ГК РФ установила невозможность изменения процентной ставки по договору банковского вклада гражданина, внесенного на определенный срок либо до наступления предусмотренных договором обстоятельств, если это не предусмотрено законом, а ст. 30 Закона о банках и банковской деятельности дает банку такое право при условии, что оно закреплено в договоре. Если принимать во внимание обе эти нормы, то очень сложно определить, можно ли в срочный договор банковского вклада включать условие об одностороннем изменении процентной ставки, или для этого требуется специальный закон.
   Для реального решения этой проблемы необходимо использовать ряд приемов толкования, которые так или иначе все равно дадут только версию толкования. По этому поводу высказывали свои мнения ряд юристов, но единство пока не достигнуто. Банковские юристы утверждают, что ст. 30 ЗоБД как раз и является таким законом, который дает банку право в одностороннем порядке изменять проценты по вкладу. Юристы, работающие вне банковской системы, склонны считать, что ст. 838 ГК РФ принята позже ст. 30 ЗоБД и поэтому она отменяет действие последней, а следовательно, процентные ставки по срочным вкладам изменять нельзя.
   Характеристика специальных законов, регулирующих банковские правоотношения и порядок осуществления банковской деятельности, будет неполной, если не обратиться к тем факторам, которые формируют эти специальные законы. Известно, что содержание любых законов предопределяется экономическими, политическими, управленческими и иными базисными потребностями, для удовлетворения которых принимается тот или иной закон. Будучи провозглашенной на уровне теоретическом, социально-экономическая обусловленность правового акта требует некоторых операциональных характеристик, позволяющих установить параметры и формы выражения этой обусловленности. Такие характеристики могут быть выявлены через анализ тех предложений и дополнений, которые высказывались в ходе обсуждения проектов законов, поскольку именно эти предложения и дополнения воплощали в себе потребности разных социальных групп и движений, компромисс интересов которых, надо полагать, воплотился в принятых законах.
   Среди высказываемых и обсуждаемых предложений особого внимания заслуживает группа предложений представителей банковской системы, которую условно можно обозначить как требование максимальной четкости и жесткости формулировок закона по поводу прав и обязанностей банков и их клиентов. В названных предложениях видится тенденция оптимистического развития банковского правового регулирования. Казалось бы, нечеткие правовые формулировки дают большую свободу, в том числе для произвола в банковской сфере. Но, оказывается, на современном этапе банки уже стремятся не к такой условной свободе, а к четкой правовой модели взаимодействия со своими клиентами, равно как и с органами государства.
   Представителями банковского сообщества высказывались предложения и о государственном протекционизме российским банкам, которые нашли воплощение в указе Президента РФ об освобождении банков от некоторых видов ответственности, отдельных налогов и т.п.
   Совершенно иначе выглядят предложения, высказываемые от имени государственных органов, в частности Банка России, налоговых и иных государственных служб. Как правило, эти предложения фиксируют стремление уйти от конкретных формулировок, сделать нормы законов максимально общими, неконкретными.
   Компромисс названных и ряда других взглядов, нашел свое воплощение в тех банковских законах, которыми регулируется банковская деятельность.

 
< Пред.   След. >