YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Основы банковского права: Курс лекций (О.М. Олейник) arrow § 5. Правовой режим денег на банковском счете и операции по счету
§ 5. Правовой режим денег на банковском счете и операции по счету

§ 5. Правовой режим денег на банковском счете и операции по счету

   1. Одним из весьма значимых вопросов в отношении банков- ского счета является вопрос о правовом режиме денег, находящихся на банковском счете. Этот вопрос в настоящее время рассматривается как минимум в двух ракурсах. Первый — следует ли считать деньгами средства, находящиеся на счете. В этом смысле необходимо поддержать позицию Л.Г. Ефимовой, состоящую в том, что деньги — это всегда деньги и безналичность является только формой их существования. В противном случае нам придется вернуться в средневековье и возить деньги в натуре, только современными транспортными средствами. Более того, если допустить правильность мысли о том, что при внесении наличных денег на счет они превращаются в объект обязательственных правоотношений, в частности, прав требования, возникнет вопрос о том, что происходит с правом собственности, почему оно исчезает и куда.
   По поводу характера денег и их правового значения в юридической литературе не существует единства мнений. Дело в том, что в денежном обороте функционируют два вида денег — наличные и безналичные. Естественно применительно к банковской деятельности проблема возникла в связи с оборотом безналичных денег. Некоторые юристы предлагают рассматривать безналичные деньги не как законное платежное средство, а только как право требования к банку, на счете в котором находятся эти денежные средства. Так, Л.А. Новоселова пишет: “...безналичные перечисления не могут рассматриваться законом как законное платежное средство, и, следовательно, по общему правилу, такого рода платежи могут производиться и погашать денежные долги только при согласии кредитора, выраженном в любой форме”. Эта позиция, формируемая в пределах теории гражданского права, кажется весьма интересной, если не следовать ей до логического завершения выстраиваемой конструкции. Если же попытаться сделать это, то получится безысходная ситуация: контрагент по любому договору может не согласиться на платежи в безналичной форме, а для платежей наличными существуют нормативные ограничения, не говоря уже о том, что введение платежей наличными — это значительный шаг в прошлое денежного оборота. Нужно отметить, что авторы разрабатываемой точки зрения сами это понимают и указывают, что “обозначение наименования банка и номера текущего счета на бланке письма, исходящего от контрагента по сделке, является согласием на получение платежа в безналичном порядке”. Кроме того, они соглашаются с тем, что государство может в законодательном порядке установить, что подобные платежи в определенных случаях считаются надлежащими и способны погашать долги так же, как и платеж наличными деньгами.
   В таком случае возникает вопрос, зачем разрабатывать эту довольно неадекватную практике теоретическую конструкцию. Насколько можно понять, делается это для того, чтобы с цивилистических позиций описать понятие безналичных денег не как объектов права собственности, а как имущественные права требования клиента к банку. При этом указывается, что при платежах происходит уступка получателю денег права требования плательщика к банку. Но здесь не учитывается, что в большей части случаев получатель денег это требование может предъявить и предъявляет не к банку плательщика, а к собственному, в котором у него открыт счет. Поэтому, если следовать такой логике, имеет место как уступка права требования, так и перевод долга, причем совершаемый без согласия кредитора. Если же потребовать представления такого согласия, то все платежи будут затруднены, не говоря уже о том, что это ограничит банковские связи, возможности поиска оптимальных вариантов перевода денег в интересах самих же участников расчетных отношений. На наш взгляд, эта позиция неплодотворна, поскольку она не позволит решить ни одной проблемы правового регулирования денежного оборота, хотя, разумеется, она является весьма своеобразным отражением сложившейся в России кризисной платежной ситуации.
   Более результативной может оказаться позиция, как уже было отмечено, других авторов, считающих, что деньги в целом являются одним из видов объектов права собственности, а безналичные деньги, как и бездокументарные ценные бумаги представляют собой лишь форму существования денег. “Деньги есть деньги, — пишет Л.Г. Ефимова. — ...Законодательство распространяет на безналичные деньги (и бездокументарные ценные бумаги) правила, регулирующие сделки с наличными деньгами (и ценными бумагами). В этом смысле автор совершенно права, указывая, что юридическому вымыслу должны быть пределы, диктуемые здравым смыслом. Однако к ссылке на здравый смысл прибегают обычно тогда, когда недостаточно чисто формальной аргументации.
   С юридической же точки зрения многие специалисты считают, что безналичные деньги не могут быть объектом права собственности, поскольку они определены родовыми признаками. Но дело в том, что безналичные деньги учитываются в составе имущества предприятия, принимаются во внимание при оценке его платежеспособности и должны использоваться для расчетов без каких-либо ограничений.
   Поскольку договоры, предполагающие платеж, являются возмездными, то они должны предполагать и передачу права собственности на встречное удовлетворение. Как же его передать, если безналичные деньги не считать объектов права собственности? Более того, как определить, что происходит с правом собственности при инкассации наличных денег? Представляется, что здесь целесообразно привести пример, близкий по правовому содержанию и связанный с обезличенным хранением, в частности, сельскохозяйственной продукции, например зерна на элеваторах. От того, что поклажедатель передает на хранение одно зерно, а получает совершенно другое, зерно не перестает быть объектом его права собственности. Точно так же и с деньгами. Передача денег банку не меняет вещных прав, а только устанавливает дополнительные обременения этих прав. Если заключается договор банковского вклада, то право собственности не переходит к банку, который получает только право пользования деньгами, обремененное обязательствами вернуть сумму по требованию или по истечении срока и уплатить проценты. Если речь идет о банковском счете, то деньги остаются объектом права собственности клиента, находящимся по власти банка, распорядительные же функции собственника осуществляются с обременением обязанностями банка. Кстати, по правилам банковской практики, остатки на счетах не включаются в кредитные ресурсы банка и не используются как для расчета нормативов кредитования, так и в качестве источников кредитной деятельности.
   2. Второй ракурс предполагает уяснение собственно правового режима денег, находящихся на счете в банке. Его анализ позволяет сделать вывод о том, что деньги на счете обладают одновременно двумя характеристиками. С одной стороны, они являются объектом права собственности клиента как вещи, определенные родовыми признаками, но выделенные по количественному показателю, зафиксированному путем записи на счете. С другой стороны, они представляют собой привлеченные средства коммерческого банка, в соответствии с объемом которых строится его предпринимательская деятельность. Но в любом случае в соответствии с банковскими нормами и правилами эти деньги никогда не могут считаться собственными средствами банка.
   Но признание денег собственностью клиента, хотя и не находящейся в его владении, не означает, что эта собственность ничем не ограничена. Характер ограничений в данной сферой также предопределяется публичными интересами. А они в данном случае состоят в обеспечении сопоставимости результатов хозяйствования разных субъектов, в налаживании денежного оборота на территории государства в целом. Именно этим объясняется то, что, хотя банки и не контролируют и не должны по своей природе контролировать расходование средств клиента, они должны соблюдать правила преобразования безналичных денег в наличные и обратно. В этой связи они обязаны заключать с клиентами, открывающими у них счета, соглашения о лимите кассовой наличности и периодически проверять соблюдение этого лимита.
   В остальных же направлениях деятельности клиенты банка полностью свободны в распоряжении своими деньгами и могут самостоятельно определять цели и способы их использования.
   Несколько иначе обстоят дела в том случае, когда открывается счет в иностранной валюте. Применительно к денежным единицам других государств в любой стране существуют правила их использования, существенно отличающиеся от правил использования собственной валюты. В силу этих правил банки, как участники денежного оборота, должны контролировать источники происхождения иностранной валюты. Они могут совершать операции по валютным счетам по правилам, отличающимся от правил использования отечественной валюты.
   3. Законодательство предусматривает возможность установления количественных параметров денег на счете. Речь идет о том, что в договоре банковского счета может быть установлен минимальный размер денежных средств, находящихся на счете. В данном случае имеется в виду размер остатка на счете на конец рабочего дня. Возможность включения такого условия в договор законодательно не запрещена, более того, с ним ГК РФ (ст. 859) связывает определенные правовые последствия. В банковской практике не существует в настоящее время какого-либо ориентира для определения этой цифры, поэтому разные банки практикуют свои условия.
   Правовое значение этот остаток на счете приобретает только тогда, когда он становится меньше установленного минимального размера и в течение месяца не восполняется. Следствием такого состояния дел является право банка на расторжение договора и закрытие счета, о чем речь пойдет дальше.

 
< Пред.   След. >