YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Основы банковского права: Курс лекций (О.М. Олейник) arrow § 7. Бесспорное списание денег со счета клиента
§ 7. Бесспорное списание денег со счета клиента

§ 7. Бесспорное списание денег со счета клиента

   1. Проблема бесспорного списания денежных средств со счетов предприятий и организаций является одной из весьма интересных и сложных в современном правовом регулировании. Это объясняется тем, что бесспорное списание денег затрагивает большой комплекс разнородных отношений, охватывающих реализацию как частных, так и публичных интересов и прав. При этом отчетливо проявляются как минимум следующие проблемы:
   а) основания бесспорного списания;
   б) структура правоотношений по поводу бесспорного списания;
   в) порядок производства действий по бесспорному списанию. Прежде чем перейти к анализу этих проблем, необходимо упорядочить употребление для обозначения этой процедуры понятия. Термины “бесспорное” и “безакцептное списание денежных средств” с банковского счета длительное время употреблялись да и сейчас все еще употребляются как синонимы. Однако банковские нормативные акты и правила банковского оборота устанавливают некоторые понятийные отличия между этими терминами. Сущность этих отличий состоит в следующем.
   Понятие “бесспорное списание” применяется к тем видам банковских операций, которые осуществляются по требованию органов государства и в пользу государства. Такое изъятие денежных средств осуществляется безвозмездно и бесспорно в самом прямом смысле слова, т.е. плательщик изначально лишен возможности каким-либо образом выражать свое отношение к данной операции в процессуальных формах. Такое списание осуществляется по распоряжению взыскателей, которые должны нести ответственность за правильность и обоснованность взыскания.
   По банковским обычаям и правилам, к бесспорному списанию отнесено и списание денег по исполнительным и приравненным к ним документам, что, по нашему убеждению, неверно, поскольку выдаче исполнительных документов предшествуют и возражения плательщика, и собственно рассмотрение спора.
   В отличие от бесспорного списания в случае употребления термина “безакцептное списание” имеется в виду списание по договорам за выполненную или невыполненную работу, услуги, переданные товары (товары ненадлежащего качества), т.е. такое изъятие денежных средств, которое осуществляется, как правило, со встречным имущественным удовлетворением, но без согласия самого плательщика на каждый акт списания. В этих случаях можно утверждать, что согласие плательщика подразумевается при заключении договора, например, на энергоснабжение или обслуживание предприятиями связи. И, хотя право на безакцептное списание предоставляется правовыми актами в виде обязательного условия договора, не подлежащего изменению волей сторон, что в значительной степени превращает эти договоры в договоры присоединения, лицо, заключившее такой договор, как бы заранее соглашается на безакцептное списание причитающихся по нему платежей. Аналогично в соответствии с ч. 2 ст. 854 ГК РФ можно рассматривать как безакцептное списание денежных средств право, которое сам плательщик предоставляет своему контрагенту по договору заранее, при заключении договора, без каких-либо нормативных предписаний. В каждом из этих случаев списание проводится на основании платежных документов с пометкой “без акцепта”, хотя сам акцепт подразумевается.
   2. Обсуждение бесспорного списания осложняется еще и тем, что существует огромное число правовых актов, принятых в рыночных условиях и изданных ранее, по-разному регламентирующих указанные отношения и находящихся в состоянии коллизии. В системе этих актов достаточно четко проявляются три уровня нормативного регулирования: конституционные, законодательные и подзаконные нормативные акты.
   На конституционном уровне следует детально проанализировать ст. 35 Конституции, поскольку эта норма не допускает возможности изъятия имущества у собственника иначе как по решению суда. Поскольку денежные средства являются одним из видов имущества, то, очевидно, указанная конституционная норма, имеющая прямое действие, распространяется и на эти отношения.
   Такой вывод на первый и вообще-то верный взгляд кажется правильным. Но проблема состоит в том, что в настоящее время существует и продолжает приниматься довольно много законодательных актов, вводящих право или подтверждающих существование права на бесспорное списание в различных правовых связях. Возникает вопрос о соотношении этих актов, о конституционности ранее принятых актов, о правомерности принятия новых. Этот вопрос не находит необходимого законодательного решения, нет и должных разъяснении, толкующих это положение. Авторы Комментария к Конституции Российской Федерации обратили внимание лишь на необходимость предусмотреть в законодательстве основания для реквизиции и конфискации и не включили в поле анализируемых вопросов проблему бесспорного списания.
   На наш взгляд, можно дать два варианта толкования, позволяющих разделить анализируемые акты. Первый состоит в толковании понятия “имущество” и предполагает узкое его понимание, т.е. отнесение к имуществу только вещей как обособленных частей материального мира и исключение из этого понятия денег и ценных бумаг как особого рода имущества. Приняв такой подход, можно было бы сформулировать вывод о том, что данная норма касается только имущества в натуре. Но такое толкование следует признать несостоятельным, если учесть положения ст. 128 ГК РФ, которая прямо причисляет деньги и ценные бумаги к вещам. Правда, несмотря на такое прямое указание закона, некоторые юристы предлагают считать деньги на счете только объектом обязательственных правоотношений.
   Второй подход предполагает толкование характера правоотношений и их субъектного состава, применительно к которым допускается применение бесспорного списания. Речь могла бы идти о том, что на ст. 35 Конституции РФ можно было бы ссылаться для защиты нарушенных прав в тех случаях, когда имущество изымается у гражданина без каких-либо заранее определенных, например, договорных или хозяйственно-управленческих обязательств. В тех же случаях, когда между субъектами был заключен договор или установлено законом обязательство, например, платить налоги, данная конституционная норма не применяется. И, разумеется, если учесть, что ст. 35 находится в главе “Права и свободы человека и гражданина”, то можно признать, что она не подлежит применению к организациям. Правда, тогда останется неясным вопрос о возможности ее применения к гражданину, ведущему предпринимательскую деятельность в форме полного товарищества или без образования юридического лица самостоятельно. Не говоря уже о том, что в таком случае придется констатировать отсутствие конституционной защиты прав юридических лиц, что также немыслимо, и будет раскрыто далее.
   Так или иначе дальнейший анализ института бесспорного списания возможен при условии констатации сложившегося положения как данности. В противном случае придется признать, что сам институт следует упразднить, и это, кстати, не совсем лишено смысла.
   3. Поскольку любое движение денег опосредовано расчетными правоотношениями, постольку бесспорное списание следует признать одной из форм расчетов, осуществляемой в безналичном порядке. При этом нужно постоянно иметь в виду, что в данном правоотношении участвуют как минимум три субъекта: плательщик, получатель и банк, исполняющий это списание. Этот простое, а может быть, даже примитивное суждение очень часто упускается из виду. Оно означает, что по поводу бесспорного списания права и обязанности возникают у всех названных сторон.
   Если проанализировать правовое положение банка в этой ситуации, то можно заметить, что для него бесспорное списание может рассматриваться прежде всего как совокупность обязанностей по проверке оснований списания, реквизитов платежных документов и собственно осуществлению списания. На практике это означает для банка необходимость проведения определенной работы и несения некоторых затрат.
   Возникает вопрос, за чей счет будет проводиться эта работа? Кто будет нести произведенные затраты? Не случайно поэтому юристы банковской системы уделяют этой проблеме значительное внимание. Так, юридический департамент Банка России в телеграмме от 9 ноября 1993 г. № 111117-4/14 указал, что в случаях введения договорного бесспорного списания денежных средств необходимо получить согласие банка. При отсутствии согласия списание не должно производиться. Оставляя в стороне принципиальную недопустимость создания нормы права структурным подразделением Банка России и одиозность ее правовой формы (телеграмма), обратим внимание на сущность вопроса. Поскольку в данном случае всегда имеется необходимость осуществления дополнительной работы, постольку интересы субъекта, который будет ее проводить, должны учитываться. Сделать это можно двумя способами: либо путем введения указанного согласия, либо путем договорного или законодательного определения, кто будет оплачивать расходы: плательщик или взыскатель.
   В ответ на этот акт Ассоциация российских банков, насколько можно понять из ее письма на имя Председателя Высшего Арбитражного Суда, предложила в принципе не допускать бесспорного списания на основании договора. При этом она ссылалась на разъяснение, данное в телеграмме Центрального банка Российской Федерации от 2 октября 1992 г. № 218-92 и устанавливающее возможность бесспорного списания только в случаях, предусмотренных законодательством.
   Обсуждение этой проблемы требует постановки вопроса о теоретических основаниях бесспорного списания. Исходным законодательным положением в этом плане является норма о том, что списание денег со счета клиента банка осуществляется только по распоряжению клиента. Без распоряжения клиента списание средств, находящихся на счете, допускается только по решению суда, арбитражного суда, если иное не предусмотрено законом. Высший Арбитражный Суд, давая толкование названной нормы, в качестве главного определил положение о том, что списание со счета осуществляется только по распоряжению клиента. Это распоряжение может быть каким угодно, в том числе может предоставлять право любому контрагенту клиента списывать деньги в бесспорном порядке. Это разъяснение дано в информационном письме ВАС РФ от 20 мая 1993 г. № С-13/ОП-167.
   Следовательно, в настоящее время можно говорить о наличии двух принципиально разных оснований для бесспорного списания — договорных и законодательных.
   Не возражая в принципе против введения договорных оснований для бесспорного списания, хотелось бы обратить внимание на некоторые возможные все же ограничения для договорного порядка. Думается, что закон должен учитывать, что стороны в хозяйственных правоотношениях далеко не всегда равны, например, банк и клиент, покупатель и предприятие-монополист и др. Поэтому было бы целесообразно установить некоторые исключения из возможности договорного введения бесспорного списания, которые могли бы хотя бы условно, но минимизировать неравенство партнеров. Для этого можно было бы установить, что бесспорное списание не применяется в определенных правоотношениях. В частности, наиболее широко согласие на бесспорное списание долга, процентов, а иногда и штрафных санкций встречается в кредитных договорах. В них банк является не только стороной по договору, но и исполнителем бесспорного списания и, условно говоря, держателем всех денежных средств клиента. Вряд ли в такой ситуации правомерно предоставлять банку право на бесспорное списание в свою пользу.
   Приведенный пример позволяет поставить еще один вопрос: о сумме списания и ее составе. Думается, таким образом может списываться только основной долг, но не штрафные санкции, поскольку последние являются видом имущественной ответственности, которая может возлагаться только судом при наличии необходимых оснований.
   За исключением названных ограничений, которые могут рассматриваться только как предложения по совершенствованию законодательства, договорное списание может применяться без каких-либо других ограничений при условии, что клиент оплачивает расходы банка на производство такого списания. Эти расходы могут включать в себя средства, потраченные на ведение специальной картотеки договоров или клиентов, предусматривающих бесспорное списание, на проверку соответствия платежных документов тем договорам, которые есть у банка. Разумеется, при этом клиент банка должен непременно извещать банк о введении такой формы расчетов и присылать копию договора. В противном случае банк не сможет определить, является ли данный взыскатель надлежащим. Учитывая это, можно вернуться к поставленному выше вопросу о согласии банка на бесспорное списание. На наш взгляд, так как любой банк обязан по своему правовому статусу осуществлять расчеты во всех их формах, то бесспорное списание должно производиться не с согласия банка, а за счет клиента. Что же касается нормативного закрепления такого порядка, то оно должно содержаться в договоре на расчетно-кассовое обслуживание (договоре банковского счета) как общая предпосылка или возможность производства списания. Конкретным нормативным основанием для банка будет сообщение клиента и копия его договора с контрагентом.
   4. Анализ действующего законодательства позволяет выделить три группы оснований для бесспорного списания, отличающиеся как по своей правовой природе, так и по характеру правоотношений, применительно к которым допускается указанная мера. Первую группу составляют списания денежных средств по решению арбитражного суда (ст. 148 АПК РФ) и суда (ст. 357 ГПК РФ). Очевидно, что такое списание нельзя считать ни бесспорным, ни безакцептным, поскольку в данном случае был рассмотрен спор в связи с тем, что не последовал акцепт.
   Если решение, приказ или определение арбитражного суда относятся к деятельности Центрального банка РФ и его Главных управлений, то упомянутые документы рассматриваются и исполняются теми учреждениями Банка России, к которым предъявлялись претензии и иски, и самим ЦБ РФ. Переадресовка допускается только в случае направления их по принадлежности.
   К этой же группе следует отнести и исполнительные надписи нотариуса, которые в соответствии со ст. 93 Основ законодательства о нотариате исполняются аналогично исполнению судебных решений. Исполнительные надписи нотариуса совершаются на основании документов, установленных специальным Перечнем, утвержденным еще Советом Министров РСФСР.
   Вторую группу списаний образуют бесспорные списания в случаях, специально предусмотренных законом. Такие списания производятся, как правило, уполномоченными органами государства и носят безвозмездный характер. Право на указанное списание возникает в силу существования хозяйственно-управленческого обязательства, как правило, между субъектом предпринимательской деятельности и государством. В таких обязательствах воплощен публичный интерес всех членов общества, и поэтому в бесспорном порядке списываются по требованию государственных органов как причитающиеся суммы, так и штрафные санкции.
   Перечень этих оснований постоянно меняется. По состоянию на июль 1997 г. все основания для бесспорного списания денежных средств можно объединить в следующие группы:
   а) взыскание недоимок по налогам и неналоговым платежам, производимое по требованию налоговых органов в бюджет, в том числе путем обращения взыскания на суммы, причитающиеся недоимщику от его дебиторов;
   б) близким по правовой природе к названному является взыскание недоимок, сумм штрафа и иных санкций с работодателей в Пенсионный фонд РФ, сумм сокрытых или заниженных страховых взносов в Фонд занятости, сумм недоимок по обязательному медицинскому страхованию в территориальные фонды обязательного медицинского страхования;
   в) взыскание различного вида задолженностей, например, по экспортно-импортной пошлине по требованию таможенных органов, просроченных платежей за загрязнение окружающей среды, излишне полученных сумм выручки и штрафов за нарушение дисциплины цен;
   г) несколько иным по правовой природе является взыскание штрафных санкций (как правило, прибыли и штрафов), которое нужно рассматривать как меру ответственности. Такой порядок применяется, например, в отношении нарушителей антимонопольного законодательства, банковских правовых норм, в том числе за допущенные нарушения правил совершения валютных операций, а также за нарушения в области строительства;
   д) отдельно отстоит бесспорное взыскание используемых не по целевому назначению межбюджетных субвенций. Оно применяется только в правоотношениях между различными бюджетами, а не в отношениях бюджета с хозяйствующими субъектами.
   Все взыскания, производимые по указанным и аналогичным требованиям, следует считать бесспорными и, как уже было отмечено, безвозмездными. Очевидно, для этой группы наиболее адекватным понятием будет именно взыскание денежных средств. Это понятие, как отмечалось на заседании Научно-консультативного Совета при Высшем Арбитражном Суде РФ, нужно отграничить от безакцептного списания, производимого по другим основаниям.
   Третью группу условно можно называть безакцептным списанием денежных средств. Хотя действующие в отношении рассматриваемых проблем Инструкция № 2 Госбанка СССР о безналичных расчетах в народном хозяйстве употребляет оба термина — “бесспорное взыскание” и “безакцептное списание” — практически как синонимы, представляется, что между ними есть некоторая разница.
   Прежде всего эта разница состоит в том, что применительно к рассмотренной группе взысканий и в отличие от бесспорного списания безакцептное списание применяется в договорных правоотношениях, т.е. когда между сторонами заключен определенный хозяйственный договор. В силу этого безакцептное списание производится, как правило, на возмездном основании, т.е. за определенные материальные блага, полученные плательщиком, либо в порядке компенсации убытков получателя денежных средств. Иными словами, этим отношениям свойственна возмездность. Далее. Эти отношения возникают на основании договора и могут быть прекращены вместе с правом на безакцептное списание по воле сторон либо при наличии оснований в одностороннем порядке. Наличие договора в данном случае является как бы основной правовой предпосылкой безакцептного списания. Само же право на безакцептное списание возникает в силу предписания нормативных актов, предоставляющих такое право определенной стороне, например, поставщику в случае поставки недоброкачественной продукции или перевозчику в прямом смешанном сообщении.
   В настоящий момент такие основания предусматриваются в значительном числе нормативных актов как Российской Федерации, так и принятых во время существования СССР, которые не утратили своей юридической силы. В принципе, все эти основания можно условно объединить в следующие подгруппы:
   а) списание платы за отпускаемую электрическую и тепловую энергию, услуги водоснабжения, за исключением предоставленных жилищно-коммунальным, бюджетным организациям и населению, а также платы за электроэнергию, отпускаемую АЭС, платы за почтовые, телеграфные и телефонные услуги, оказываемые предприятиями связи;
   б) списание штрафов и излишне полученных сумм по договорам поставки в случаях поставки недоброкачественной продукции, несвоевременного возврата или утраты средств пакетирования;
   в) списание в транспортных обязательствах, в частности платежей и сборов, включенных в перевозочные документы в прямом смешанном сообщении между транспортными организациям; штрафов и платы за неправильное использование и простой подвижного состава; штрафов за простой и неправильное оформление документов в автомобильных перевозках;
   г) списание сумм, признанных с претензионном порядке
   Применительно к этой группе оснований бесспорного списания на практике возник вопрос, связанный с тем, что в прежней редакции аналогичной статьи Основ гражданского законодательства Союза ССР указывалось, что такие основания могут быть предусмотрены законодательными актами, а действующий ГК РФ требует, чтобы они были предусмотрены законом. Как быть с теми нормативно-правовыми актами, которые приняты ранее?
   В этой связи Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в своем информационном письме от 1 октября 1996 г. № 8 указал, что изданные до введения в действие ч. 2 Кодекса нормативные акты Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и применяемые на территории Российской Федерации постановления Правительства СССР по вопросам, которые согласно части второй Кодекса могут регулироваться только федеральными законами, действуют впредь до введения в действие соответствующих законов. Следовательно, в тех случаях, когда указанными нормативными актами, в том числе постановлениями Верховного Совета Российской Федерации, носящими нормативный характер, а также постановлениями Правительства Российской Федерации, принятыми в пределах полномочий, данных Правительству в законе либо Указе Президента Российской Федерации, установлен безакцептный порядок списания денежных средств, они подлежат применению впредь до принятия соответствующего закона по данному вопросу.
   По причине противоречия действующему закону невозможно признать обоснованными требования органов федерального казначейства о возврате предприятиями используемых нецелевым образом субсидий, так как эти требования не соответствуют ст. 14 Закона об основах бюджетного устройства и бюджетного процесса, предусматривающей арбитражный прядок рассмотрения таких споров. Противоречит этой же статье и Указ Президента Российской Федерации от 8 декабря 1992 г. “О федеральном казначействе”.
   Не основано на законе и требование Инструкции Министерства финансов РФ от 3 марта 1992 г. № 2 о бесспорном списании мобилизованных средств в случаях признания несостоявшимся выпуска ценных бумаг, поскольку Министерство финансов, не является органом, уполномоченным принимать законодательные акты. Точно такие же замечание вызывает предусмотренное п. 2.12 Временного положения о кредитных аукционах Центрального банка Российской Федерации, принятого 15 февраля 1994 г. в редакции от 18 марта 1996 г., право бесспорного списания средств с корреспондентского счета коммерческого банка при наступлении срока возврата кредита.
   Ввиду трехстороннего состава рассматриваемого правоотношения возникает вопрос об ответственности всех субъектов. По общему правилу, основную ответственность за правильность и обоснованность производимого списания или взыскания несет взыскатель или получатель денежных средств. Но сказанное не устраняет ответственности банка, которая имеет самостоятельный характер. Ответственность банка выражается, во-первых, в том, что соответствующее списание денежных средств должно быть произведено в установленные сроки. При несоблюдении этих сроков банки несут ответственность по общим правилам об ответственности за нарушение расчетных операций, т.е. отвечают за несвоевременное списание. Но здесь нужно отметить, что ответственность банка могла бы наступать только перед взыскателем, а он не является владельцем счета. Арбитражная практика же признает право на предъявление таких требований только за владельцем счета.
   На наш взгляд, на банки должна быть возложена ответственность за соответствие статуса взыскателя установленному законом. Другими словами, если банк произведет взыскание по требованию субъекта, не имеющего на это права, то, очевидно, он должен отвечать за это как за определенное нарушение расчетных отношений, т.е. как за неправильное списание средств со счета владельца. В этом случае требование об ответственности уже может быть заявлено самим владельцем счета. Такое требование может рассматриваться в общем претензионно-исковом порядке.
   Арбитражная практика знает довольно много случаев возврата бесспорно или безакцептно списанных средств. Пожалуй, наиболее массовую группу составляют иски коммерческих банков к Центральному банку РФ в связи с необоснованным списанием с их корреспондентских счетов сумм по так называемым фальшивым авизо.
   Именно по этой причине банкам необходимо осуществлять довольно большую по объему работу по анализу законодательных оснований бесспорных и безакцептных списаний. Правда, иногда эту работу выполняют банковские объединения, например, такие, как Ассоциация российских банков, которая провела соответствующее обобщение и опубликовала его в своем Информационном бюллетене.
   5. Самую большую группу бесспорных списаний в настоящее время, пожалуй, составляют списания, производимые по требованиям налоговых органов. В этой связи значительный интерес представляет дело о проверке конституционности п. 2 и 3 ч. 1 ст. 11 Закона о федеральных органах налоговой полиции, рассмотренное Конституционным Судом Российской Федерации в конце 1996 г. Интересно, что при обсуждении жалобы, послужившей поводом к рассмотрению дела, анализировалось значительное число теоретических вопросов, на которых есть смысл остановиться более подробно.
   Во-первых, необходимо было установить смысл и содержание ст. 57 Конституции Российской Федерации, Ее содержательный анализ позволяет зафиксировать, что данная норма устанавливает только материально-правовой состав правоотношений, а не процессуальный порядок их реализации. В соответствии с этой нормой правоотношения по уплате налогов возникают при наличии двух субъектов — налогоплательщика и государства, а также норм закона, установивших обязанность такие налоги платить. Это означает, что налогоплательщик является носителем обязанности уплатить налоги, а государство — носителем права требовать уплаты налога, т.е. между уполномоченными органами государства и налогоплательщиком существуют корреспондирующие друг другу права и обязанности. Анализируемая норма не содержит каких- либо указаний или отсылок, свидетельствующих о возможности одного из субъектов данных правоотношений в одностороннем порядке обращать в свою пользу причитающееся с другой стороны. К тому же, если учесть, что объект налогообложения — это достаточно сложный и динамичный феномен, то и речи об одностороннем его определении быть не может.
   Обращение в пользу государства сумм причитающихся платежей должно производиться либо добровольно, по воле налогоплательщика, либо в соответствии со ст. 35 Конституции Российской Федерации только по решению суда.
   Во-вторых, возник вопрос о равенстве защиты всех форм собственности. Дело в том, что бесспорное списание недоимок, штрафов и иных санкций, предусмотренное ст. 13 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года “Об основах налоговой системы в Российской Федерации”, который в поданной жалобе не оспаривался (а следовало бы), противоречит ст. 35 Конституции Российской Федерации еще и потому, что конституционная норма предоставила гарантии любому собственнику против произвольного изъятия его имущества.
   Эта норма нуждается в системно-структурном толковании, построенном на ее анализе в сопоставлении с иными конституционными нормами и правовыми принципами. При таком толковании ее необходимо прежде всего сопоставить со ст. 8 Конституции Российской Федерации, гарантировавшей равную защиту всем формам собственности. По смысловому назначению запрет на изъятие имущества, да еще с подчеркиванием того, что никто не может быть лишен своего имущества, должен находиться не в разделе “Права и свободы человека и гражданина”, а в разделе, посвященном основам конституционного строя. Изложение указанного запрета в ст. 35 не означает, что он может применяться только в отношении частной собственности. Понятие “никто” следует толковать в связке со ст. 8 как “никакой собственник”, ведь невозможно, по смыслу Конституции Российской Федерации, представить себе, что у частного собственника имущество изымать без судебного решения нельзя, а у других собственников можно. Изложение анализируемого запрета в ст. 35 частично может быть оправдано тем, что те условия, в которых принималась Конституция Российской Федерации, требовали в первую очередь акцентировать внимание законодателей и правоприменителей на необходимости защиты частной собственности, но не вопреки другим формам собственности, не за счет их, а наряду с ними. Но это конституционное внимание осталось вне поля зрения законодателей и правоприменителей, не говоря уже об исполнительной власти. В результате за последние несколько лет появилось более ста правовых актов, предусматривающих бесспорное списание по разного вида обязательствам и правоотношениям.
   С позиций защиты права собственности юридических лиц необходимо обратить внимание на то, что в соответствии с конституционными нормами и нормами гражданского законодательства собственность юридических лиц и граждан должна рассматриваться как частная, принадлежащая либо физическому лицу, либо объединению физических лиц, приобретшему статус юридического лица.
   Установленное в ст. 13 Закона РСФСР от 27 декабря 1991 г. “Об основах налоговой системы в Российской Федерации” правило о разном порядке взыскания недоимок и штрафов с юридических лиц и граждан в принципе не соответствует ст. 8 Конституции Российской Федерации, поскольку эта конституционная норма установила принцип равной защиты всех форм собственности. Указанный Закон вопреки Конституции Российской Федерации установил исключение из этого принципа для одного из видов частной собственности — собственности юридических лиц. По смыслу Закона получилось, что лишать имущества гражданина можно только в судебном порядке, а изымать имущество у юридических лиц можно на основании акта или решения органа исполнительной власти.
   Для такого исключения нет ни конституционных предпосылок, ни оснований. Более того, поскольку принцип равной защиты всех форм собственности является конституционным, то и изымать денежные средства у государственных и муниципальных предприятий нельзя, хотя они действуют на праве хозяйственного ведения, основанном на государственной собственности. В необходимости применения этого принципа ко всем видам юридических лиц видится конституционная защита государства в целом от произвола чиновников, по решению которых могло бы государственное имущество перераспределяться. Такое перераспределение возможно только в отношении предприятий, действующих на основе права оперативного управления (казенные предприятия), и только в определенных правовых формах. Соблюдение этих требований гарантирует стабильность хозяйственного оборота, которая также имеет конституционное выражение.
   В-третьих, при обсуждении данного дела оказалось необходимым установить, распространяются ли нормы Конституции Российской Федерации на юридических лиц. Конституция Российской Федерации не упоминает понятия “юридическое лицо” специально и отдельно от физических лиц. Но это не означает, что права и свободы юридических лиц не подлежат конституционной защите. В целом в правовом обществе не может быть сферы деятельности, правовое регулирование которой не подвергается конституционному контролю. Действие Конституции Российской Федерации не может быть зонированным, она является универсальным и всеобъемлющим нормативным актом, которому должны соответствовать все принимаемые на разных уровнях и в разных правовых сферах правовые акты. Из этого общего конституционного принципа, закрепленного в п. 2 ст. 4 и в ст. 15 Конституции Российской Федерации, следует вывод о том, что права юридических лиц должны рассматриваться как производные от прав граждан, поскольку по своей юридической природе все юридические лица являются объединениями граждан, созданными по их воле путем делегирования прав и обязанностей. Это правило применимо и в тех случаях, когда юридическое лицо создается другими юридическими лицами, так как при этом происходит дальнейшая передача прав и обязанностей человека и гражданина. Защита же прав граждан должна осуществляться в соответствии с конституционными нормами независимо от того, переданы ли эти права какому-либо образованию или остались у самого гражданина. Поэтому следует права и свободы юридических лиц защищать в соответствии с правами и свободами гражданина и человека. Иначе из-под конституционного контроля был бы выведен огромный массив правовых актов. Вместе с тем обсуждение этой, как и других изложенных здесь вопросов, следовало бы продолжить хотя бы на теоретическом уровне, поскольку и противоположная позиция защищается основательными аргументами.
   В-четвертых, решение вопроса о конституционности могло предопределиться отнесением или неотнесением безналичных денег к имуществу. Денежные средства, как уже было показано выше, являются одним из видов имущества, включаемого в хозяйственный оборот. В отношении денежных средств предприятий и иных видов юридических лиц в Российской Федерации в настоящее время сложилось довольно сложное правовое регулирование, в значительной степени построенное на принципах и правилах хозяйственного оборота, обычаях и требованиях гражданского и предпринимательского права.
   В соответствии с этими общими принципами, которые можно рассматривать как реализацию конституционных норм о собственности, денежные средства в рублях Российской Федерации и (или) в иностранной валюте являются объектом гражданских прав, в частности, права собственности, и включаются в хозяйственный оборот в соответствии с едиными правилами. В частности, для денежных средств в рублях Российской Федерации установлены в соответствии с общими правовыми принципами: правилом о необходимости хранения денег на банковских счетах и правилом о переходе права собственности на денежные средства в связи с осуществлением расчетов в безналичной форме.
   Для денежных обязательств момент перехода права собственности должен определяться в соответствии с общими правилами момента передачи или вручения денег (ст. 224 ГК РФ). Врученной или переданной денежная сумма будет считаться с того момента, когда она фактически поступила во владение приобретателя. Поскольку приобретателем является государство в лице уполномоченных органов, то денежные средства в соответствии с правилами об исполнении денежного обязательства будут считаться врученными в момент зачисления этих средств на соответствующие счета. До этого момента деньги являются объектом права собственности налогоплательщиков — как граждан, так и юридических лиц, — и где бы они ни находились (в банке, в кассе, у третьих лиц в виде причитающихся платежей или дебиторской задолженности), право на них подлежит конституционной защите именно как право собственности.
   Сокрытые суммы налога также являются объектом права собственности, равно как и полученный, но неучтенный объект налогообложения в виде дохода или прибыли. Но, очевидно, из перечня объектов налогообложения как объектов права собственности следует исключить добавленную стоимость, операции с ценными бумагами, право пользования природными ресурсами и тому подобные объекты, так как они не могут выступать в качестве объектов права собственности, а являются разновидностью хозяйственной деятельности или хозяйственных операций. Правда, доходы или прибыль от таких операций должны рассматриваться как объекты права собственности.
   В-пятых, в том, что ряд норм налогового и иного законодательства устанавливает право органов исполнительной власти государства осуществлять такое изъятие имущества (или лишение) в бесспорном, а не судебном порядке, на наш взгляд, видится еще одно противоречие Конституции Российской Федерации — противоречие ст. 10, установившей, что государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, каждая из которых самостоятельна. Принцип разделения властей означает, что по вопросам, отнесенным к сфере определенной ветви власти, не может принимать решения другая ветвь власти. Статья 13 Закона Российской Федерации “Об основах налоговой системы в Российской Федерации”, ст. 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 г. “О федеральных органах налоговой полиции” предоставляют право органам исполнительной власти выносить решения по вопросам, отнесенным к судебной власти, и в этом смысле являются неконституционными, поскольку допускали подмену судебной власти властью исполнительной.
   В налоговом законодательстве предусматривается бесспорное взыскание как сумм недоимок, так и штрафов и иных финансовых санкций. При этом законодатель не обратил внимания на разную правовую природу взыскиваемых сумм. Дело в том, что недоимка является суммой, которую налогоплательщик обязан уплатить в силу сложившегося правоотношения. Это как долг предпринимателя или иного лица, обязанного платить налоги. Взыскиваемые же штрафы и финансовые санкции — это уже не денежный долг, а мера юридической ответственности, применяемая от имени государства. В соответствии с общими правилами и принципами хозяйственного оборота, развивающими конституционные нормы о праве на судебную защиту и юридическую помощь (ст. 46 и 48 Конституции Российской Федерации), для применения мер юридической ответственности, тем более воздействующих на имущественную сферу, необходимо анализировать наличие оснований возложения ответственности. Такой анализ может осуществляться только в процессе осуществления правосудия, которое призвано установить не только факт неплатежа, но и наличие иных оснований ответственности: противоправного поведения, причиненного ущерба, их причинной связи, вины налогоплательщика. Именно на основании анализа этих обстоятельств можно вынести решение о возможности возложения ответственности и ее объеме. Эти функции не может выполнять орган исполнительной власти, о чем уже было сказано. В настоящее время органы исполнительной власти не только применяют меры ответственности, для чего пока еще существуют нормативные основания, но и дают разъяснения о возможности применения нескольких мер ответственности за одно и то же деяние, что сделано, например, в письме Министерства финансов Российской Федерации от 22 мая 1996 года, подписанном начальником Главного управления федерального казначейства.
   Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении по рассматриваемому делу от 17 декабря 1996 г. взыскиваемые суммы разделил несколько иначе, что вряд ли можно признать обоснованным и правильным. Он установил, что неконституционным является взыскание только различных штрафов, применяемых в налоговых обязательствах. Начисляемую пеню Конституционный Суд РФ приравнял к сумме недоимки, хотя общеизвестно, что штраф и пеня являются разными способами исчисления неустойки, применяемой как мера ответственности.

 
< Пред.   След. >