YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Основы банковского права: Курс лекций (О.М. Олейник) arrow § 8. Арест денежных средств клиента, находящихся на банковском счете, и приостановление операций по счету
§ 8. Арест денежных средств клиента, находящихся на банковском счете, и приостановление операций по счету

§ 8. Арест денежных средств клиента, находящихся на банковском счете, и приостановление операций по счету

   1. Следующая проблема банковского счета — это проблема ареста и приостановления операций по счету. Она также требует обстоятельного и подробного анализа. Закон о банках и банковской деятельности установил общие правила о производстве ареста, соответствующие сущности и назначению этой меры обеспечения интересов кредиторов.
   Статья 27 ЗоБД установила, что на денежные средства и иные ценности юридических и физических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в кредитной организации, арест может быть наложен не иначе как судом и арбитражным судом, судьей, а также по постановлению органов предварительного следствия при наличии санкции прокурора. При наложении ареста на денежные средства, находящиеся на счетах и во вкладах, кредитная организация незамедлительно по получении решения о наложении ареста прекращает расходные операции по данному счету (вкладу) в пределах средств, на которые наложен арест.
   Взыскание на денежные средства и иные ценности физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в кредитной организации, может быть обращено только на основании исполнительных документов в соответствии с законодательством Российской Федерации. Конфискация денежных средств и других ценностей может быть произведена на основании вступившего в законную силу приговора суда.
   Кредитная организация. Банк России не несут ответственности за ущерб, причиненный в результате наложения ареста или обращения взыскания на денежные средства и иные ценности их клиентов, за исключением случаев, предусмотренных законом.
   Становление и реализации законодательства о предпринимательской деятельности в целом и о банковской деятельности в частности все чаще за последнее время выходит на проблемы, релевантные для уголовного права и практики правоохранительных органов. Речь идет о таких вопросах, как обеспечение и осуществление режима банковской тайны, реализация ареста денежных средств, находящихся на расчетных счетах клиентов банков, и другие. По этим и другим проблемам в юридической литературе и в средствах массовой печати высказывались противоположные точки зрения, идут довольно острые и порой достаточно идеологизированные споры.
   Особую актуальность в последнее время в связи с возбуждением и расследованием ряда уголовных дел, рассмотрением арбитражных дел и даже в связи с постановкой вопроса о конституционности решений некоторых правоприменительных органов приобрела проблема правового регулирования ареста денежных средств клиентов банков и самих банков. Те или иные варианты ее решения в значительной степени затрагивают права и интересы многих хозяйствующих субъектов и государства, и, следовательно, нуждаются в подробном и тщательном обсуждении.
   На наш взгляд, проблему анализа ареста денежных средств предприятий и банков следует обсуждать, начиная с анализа правовых норм, регламентирующих отношения, связанные с арестом. Среди таких норм в первую очередь нужно назвать наряду с уже упоминавшейся банковской нормой, ст. 175 УПК РФ, которая обязывает следователя в целях обеспечения гражданского иска или возможной конфискации имущества наложить арест на имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, а также на имущество иных лиц, у которых находится имущество, добытое преступным путем. При этом регламентируются в основном процессуальные отношения, поскольку устанавливается, что арест может быть произведен по решению суда, арбитражного суда и постановлению следственных органов. Общие вопросы ареста денежных средств регламентируются также ст. 92 АПК РФ и ст. 134 ГПК РФ, которые предоставляют право суду или арбитражному суду наложить арест на денежные средства в целях обеспечения иска.
   Как показывает практика, больше всего сложных и спорных вопросов возникает применительно к аресту денежных средств, производимому по постановлению следователя в ходе расследования уголовного дела Очевидно, по этой причине 16 февраля 1993 г. Генеральный прокурор РФ, Министр внутренних дел РФ и Председатель ЦБ РФ подписали и направили на места совместное письмо о порядке исполнения постановлений следственных органов наложении ареста на средства, находящиеся на счетах предприятий (организаций). Но содержание и правовая природа этого нормативного акта весьма противоречивы. Представляется, что в настоящее время этот нормативный акт не должен применяться как противоречащий требованиям закона (ст. 27 ЗоБД). Но это теоретическое положение очень часто не принимается во внимание практиками. Более того, даже некоторые юристы-теоретики считают возможным обосновывать сохранение особого порядка ареста, производимого в ходе расследования уголовного дела. Поэтому остановимся на нем подробнее, равно как и на тех ошибках, которые часто совершались и совершаются следователями при его применении.
   В проблеме ареста денежных средств предприятий и организаций, на наш взгляд, есть несколько положений, которые не вызывают сомнений и не нуждаются в теоретическом обсуждении, а должны быть взяты в качестве исходных. Речь идет о том, что в силу требований закона предприятия обязаны хранить денежные средства в банке на расчетном счете, который является предпосылкой осуществления расчетов. Расчетный же счет опосредует движение различных денежных средств, объем которых может быть каким угодно. Следовательно, арест может быть наложен только на определенную сумму денежных средств, находящихся на расчетном счете. Нужно признать, что следователи, как правило, указывают эту сумму, но затем нередко формулируют требование арестовать и остаток. Это последнее указание незаконно, поскольку нельзя накладывать арест на неопределенное имущество.
   В отличие от расчетных счетов предприятий у банков существуют корреспондентские счета. Необходимо отличать два вида корреспондентских счетов банков:
   а) корреспондентские счета коммерческих банков в ЦБ РФ;
   б) корреспондентские счета коммерческих банков друг у друга, в том числе и у иностранных банков (типа “ностро” и “лоро”).
   Применительно к корреспондентскому счету в ЦБ России нужно отметить следующее:
   1) корреспондентский счет открывается на этапе создания коммерческого банка для формирования уставного капитала, в зависимости от чего принимается решение о выдаче постоянной лицензии; до этого момента совершение каких-либо операций по счету не пускается;
   2) после государственной регистрации корсчет представляет собой форму учета имущества банка, его участия в формировании резервного фонда банковской системы и предпосылку для осуществления расчетов.
   Это, по нашему мнению, означает, что денежные средства на корсчете коммерческого банка могут быть арестованы только в двух случаях: во-первых, если арест накладывается на собственные денежные средства банка; во-вторых, если накладывается арест на деньги клиентов банка, поступившие на данный момент на корсчет банка. Что же касается возможности ареста всех денежных средств на корсчете, то это незаконно, поскольку в каждый конкретный момент на корсчете находятся денежные средства практически неограниченного круга лиц, в том числе и всей банковской системы.
   Корреспондентские счета банков друг у друга открываются по соглашению, которым устанавливается порядок осуществления расчетных операций. Следовательно, это также договорная форма взаимодействия, и арестовывать можно только определенную часть денежных средств, при надлежащих конкретным хозяйствующим субъектам, в отношении которой есть основания для ареста. Кроме того, следует указать, что арест счета в целом практически приостанавливает деятельность банка в определенном направлении, а если речь идет о корсчете в ЦБ РФ — то во всех направлениях, чем причиняется значительный ущерб большому количеству участников банковских правоотношений. В этом случае для предотвращения меньшего ущерба (сокрытие денежных средств от взыскания и конфискации) нельзя причинять больший ущерб (задержка платежей и штрафные санкции, расторжение и несвоевременное исполнение договоров), не говоря уже о моральном вреде.
   2. Уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное законодательство дает крайне общую характеристику оснований применения ареста денежных средств. Частично это объясняется, очевидно тем, что в прежние времена, к которым относится формирование ныне действующего законодательства, речь шла только о деньгах граждан, которым особенно в уголовном процессе не уделялось достаточного внимания. В ст. 175 УПК РСФСР, как, впрочем, и в других процессуальных нормах, содержится только ссылка на цель ареста — обеспечение гражданского иска или возможной конфискации. Значит, можно сделать вывод, что наложение ареста на деньги относится практически полностью к усмотрению следователя.
   Такое правовое регулирование вряд ли следует считать удовлетворительным. Для построения нужной конструкции следует, на наш взгляд, обратиться к основаниям производства иных следственных действий, например, возбуждения уголовного дела, заключения под стражу в качестве меры пресечения (ст. 96 и 108 УПК РСФСР). Эти две статьи представляют собой две разные модели правового регулирования: если ст. 108 устанавливает довольно широкие основания к возбуждению уголовного дела, давая практически открытый их перечень, то ст. 96 жестко связывает возможность избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения как с тяжестью совершенного, его квалификацией, так и с возможными последствиями.
   По характеру оснований арест денежных средств предприятий и банков, разумеется, ближе к заключению под стражу. Поэтому в редакции ст. 175 или путем выделения отдельной статьи в УПК следовало бы установить, закрытый перечень оснований ареста денежных средств предприятий.
   3. Правовой режим ареста денег в настоящее время определяется крайне противоречиво. С одной стороны, ст. 175 прямо указывает, что при наложении ареста на денежные вклады производство каких-либо операций по ним прекращается. С другой стороны, в упомянутом выше документе Прокуратуры РФ, МВД РФ и ЦБ РФ установлен следующий режим реализации ареста: следователь направляет мотивированное постановление о наложении ареста руководителям предприятия, чьи денежные средства арестовываются, и банка. Банк немедленно по получении постановления прекращает операции с арестованными средствами и не использует их как кредитные ресурсы. Не позднее трех рабочих дней после получения постановления следователя предприятие представляет в банк поручение на перечисление суммы арестованных средств на отдельный лицевой счет на балансовом счете 140 “Депозиты правоохранительных органов”, который должен быть указан в постановлении следователя. Если предприятие этой обязанности не исполняет, банк должен уведомить об этом следователя.
   Практика применения этого режима ареста пошла значительно дальше. Нередко следователи требуют, чтобы арестованные деньги были переведены на указанный ими счет, например, какого-либо органа государственного управления, что является совершенно незаконным.
   И, наконец, ст. 27 ЗоБД установила только обязанность банка прекратить расходные операции в пределах средств, на которые наложен арест, но только по данному счету. Из этого следует, что перечислять арестованные средства никуда не следует, необходимо только гарантировать их наличие, исключить из кредитных ресурсов. Причем, если у клиента имеется несколько счетов в данном банке, то арест производится только по тому счету, который указан в постановлении. Своей волей распространить арест и на другие счета клиента банк не вправе.
   Как видим, речь идет о некотором противоречии между нормами закона и подзаконного акта. Для решения этой ситуации полезно привести следующие соображения. В У ПК речь идет только об аресте денежного вклада, т.е. особого вида банковского договора, а не расчетного счета, который не является вкладом. Порядок, вводимый правоохранительными органами, не соответствует требованиям закона и не должен применяться. Кроме этого, возникает вопрос о распространении этого порядка на арест, производимый по решению суда, арбитражного суда, который в настоящее время не решен. Очевидно, порядок реализации должен быть единым.
   4. В связи с правовым режимом ареста возникает несколько теоретических и практических вопросов. Первый состоит в том, что арест может быть наложен на те денежные средства, которые подлежат обязательной выплате (заработная плата, пенсии, налоги и пр.) В любом случае, даже при конфискации, эти суммы должны быть своевременно выплачены получателям. Есть ли в таком случае смысл задерживать платежи, причиняя тем самым вред большому кругу лиц и государству в том числе? Очевидно, следователи должны иметь в виду эти соображения.
   Для решения этой проблемы, на наш взгляд, нетрудно сформулировать предложение по совершенствованию режима ареста. Речь идет о том, чтобы ввести в пределах или наряду с арестом денежных средств институт особого порядка управления расчетным счетом предприятия, например, предусмотреть при этом списание всех сумм со счета с согласия следователя. Таким образом можно было бы осуществлять и платежи по договорам и иные выплаты. В пределах этого же особого порядка управления можно предусмотреть и лишение права подписи или введение дополнительной подписи и пр.
   Второй вопрос состоит в необходимости порой своеобразного взвешивания юридического значения разных актов правоприменения, в частности, исполнительных листов судов и постановлений следователей или судов об аресте денежных средств. Можно ли исполнять взыскание в отношении арестованных средств? Представляется, что в таких случаях, когда на счет поступают одновременно или последовательно постановление об аресте и исполнительный лист, банк должен запросить суд о порядке исполнения указанных актов. Именно суд должен разъяснить порядок совершения действий в этом случае. В целом же, если оценивать эти требования, то, разумеется, следует признать необходимость исполнения в первую очередь судебных решений, поскольку в этом случае правовая оценка уже состоялась и по спору вынесено судебное решение, которое вступило в силу. Поэтому суд должен отменить в части, необходимой для исполнения решения по исполнительному листу, арест денежных средств и разрешить такое исполнение. В остальной же части арест денег может сохраняться.
   Четвертый вопрос вызван неопределенностью режима денег на счете правоохранительных органов, если все же применяется такой порядок ареста. Здесь может возникнуть вопрос о выплате процентов в случае необоснованного ареста, других последствиях, которые не предусмотрены. Кроме того, неясно, каким образом деньги будут возвращаться в случае прекращения уголовного дела или вынесения оправдательного приговора.
   5. Некоторые проблемы возникают в связи с тем, что российское (как и прежде советское) законодательство не знает понятия уголовной ответственности юридических лиц. В силу этого возникает вопрос о правомерности и целях наложения ареста на деньги юридических лиц по обвинению в совершении преступлений лиц физических. Решение этого вопроса требует обсуждения двух проблем: а) возможность объединения собственности или иных вещных прав юридических и физических лиц; б) возможности и формы юридического воздействия на имущественную базу юридического лица вследствие совершения преступления физическим лицом.
   Первый вопрос не вызывает особых проблем, но ответ на него должен быть зафиксирован в целях формулировки общего вывода. По действующему законодательству все существующие в нашей стране формы собственности могут объединяться и образовывать режим общей собственности по воле самих субъектов правоотношений. Следовательно, в принципе возможна ситуация, когда денежные средств гражданина, обвиняемого в совершении преступления, поступают на расчетный счет предприятия или организации в силу договора или иного законного или незаконного основания. Техническая возможность определить наличие этих денег и основание платежа существует.
   Что же касается правовой возможности воздействия на имущественную, в том числе и финансовую, базу предприятия или организации, то здесь нетрудно заметить следующее. Поскольку юридическое лицо не является субъектом уголовного ответственности, то арест денег на расчетном счете может применяться только тогда, когда у следователя есть основания полагать, как это сказано в ст. 175 УПК, что эти деньги приобретены преступным путем. Значит, необходимо определить, что в данном случае означат понятие “приобретенное преступным путем”. Очевидно, сразу же следует отвергнуть лежащую на поверхности идею о том, чтобы считать что- либо приобретенным преступным путем только после вступления в силу приговора. В этом случае арест потерял бы свой смысл, поскольку за время рассмотрения и расследования дела деньги могут быть неоднократно перечислены и утеряны. Поэтому, на наш взгляд, нужны иные основания признания в ходе следствия какого-либо имущества добытым преступным путем. При этом определении, очевидно, важно учитывать и интересы следствия, и права граждан и юридических лиц, которым может причиняться значительный ущерб поспешным и необоснованным арестом. Учитывая изложенное, целесообразно было бы предоставить право накладывать арест на денежные средства на расчетном счете только после признания лица подозреваемым или предъявления обвинения.
   6. В случае признания ареста денежных средств незаконным и необоснованным закономерно возникает вопрос об имущественной и иной ответственности за причиненный вред. В настоящее время эта ответственность может наступать в соответствии со ст. 1069 и 1070 ГК РФ.
   Приостановление операций по счету предусматривается в случае несвоевременного предоставления или непредоставления информации налоговым органам. Эта санкция в настоящее время является более серьезной и значимой, чем арест, поскольку в данном случае счет практически блокируется, чем ограничивается возможность всей деятельности клиента банка. Прекращение применения этой санкции определяется действиями клиента, который может выполнить свои публично-правовые обязанности и предоставить информацию в налоговые органы.

 
< Пред.   След. >