YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Банковское право Российской Федерации. Общая часть (Г.А. Тосунян, А.Ю. Викулин, А.М. Экмалян) arrow § 2. Предмет банковского права
§ 2. Предмет банковского права

§ 2. Предмет банковского права

   Общественные отношения, возникающие в процессе осуществления Банком России и кредитными организациями своих функций, во многих случаях можно отнести к конституционным, гражданским, административным, финансовым и другим правоотношениям.
   Вместе с тем в процессе осуществления банковской деятельности возникают правоотношения, которые не могут быть однозначно отнесены к первичным отраслям российского права. Они образуют особую группу, присущую исключительно банковскому праву, и составляют специфику его предмета. В связи с этим возникает необходимость ввести в научный оборот категорию “банковские правоотношения”.
   Банковские правоотношения—это урегулированные нормами банковского и иного законодательства общественные отношения, которые представляют собой комплексную (сложную и смешанную) форму социального взаимодействия и участники которых, обладая взаимными корреспондирующими юридическими правами и обязанностями, реализуют содержащиеся в этих нормах предписания по поводу осуществления банковской деятельности.
   Банковские правоотношения имеют свои специфические черты (особенности), важнейшими из которых являются следующие.
   Первое. Специфическая черта, оказывающая определяющее влияние на другие отличительные особенности банковских правоотношений, заключается в том, что последние возникают в процессе осуществления банковской деятельности.
   Выделение законодателем банковской деятельности как особого вида предметной человеческой деятельности является, как уже говорилось, одним из аргументов в пользу утверждения о формировании банковского права как самостоятельной отрасли права.
   Второе. Банковские правоотношения регулируются специальным банковским законодательством, а также иными, первичными по отношению к банковскому, отраслями законодательства (конституционным, гражданским, административным и т.д.).
   Банковское законодательство является комплексной отраслью законодательства и в этом качестве представляет собой специфическое структурное образование в системе российского законодательства, которое использует для комплексного правового регулирования всех сторон деятельности банковской системы нормы различных отраслей права.
   Отличительной чертой банковского законодательства, как и любой комплексной отрасли, является его интегративный характер. В данном случае четко прослеживается активная роль правовой формы (нормативных правовых актов), интегративное развитие которой приводит к образованию комплексной отрасли законодательства. Причем, говоря об активной роли правовой формы, нельзя не вспомнить слова B.C. Нерсесянца: “Форма здесь не внешняя оболочка. Она содержательна и единственно возможным способом, математически точно и адекватно выражает суть опосредуемых данной формой отношений”.
   В соответствии с теорией С. С. Алексеева о комплексных отраслях законодательства эти образования являются комплексными в том смысле, что нормы, в них входящие, не связаны единым методом и механизмом регулирования, почти все они имеют “прописку” в основных отраслях”.
   Если выделить банковское законодательство как отдельную структуру, то она известным образом взаимодействует со структурами иных отраслей законодательства, вбирая в себя необходимые нормы и институты. В данном случае происходит своего рода удвоение (а в некоторых случаях и утроение и т.д.) структуры права, которое полностью согласуется с философскими представлениями о возможности объективирования того или иного явления в нескольких перекрещивающихся структурах, о существовании иерархии структур.
   В современной правовой литературе отмечается, что в структуре права выделяются вторичные образования. В них путем введения общих понятий, институтов, принципов и приемов регулирования объединяется разнородный нормативный материал. Входящие в эти “комплексные образования” или “комплексные отрасли законодательства” нормы по своим исходным параметрам остаются в основных отраслях под их общим юридическим влиянием, имея, однако, вторичную “прописку” в комплексной отрасли законодательства.
   Нормы банковского законодательства объединяются в особую юридическую общность не по главным, а по вторичным юридическим особенностям, не нарушая системы и структуры основных отраслей и не исключая из их состава каких-либо норм. Банковское законодательство как юридическая общность обособляется в силу существования особых принципов, общих положений, специфических приемов регулирования, особых правовых категорий, понятий и институтов банковского права, которые выполняют роль своеобразного “центра притяжения”, не только объединяющего юридически разнородный материал в единое целое, но и придающего ему специфический отраслевой оттенок. И в конечном счете оказывается, что хотя, с одной стороны, большую часть норм банковского законодательства и удается “распределить” по основным отраслям, но, с другой, выявить их правовой смысл и содержание в полном объеме, оставаясь только в рамках основных отраслей, невозможно.
   При рассмотрении банковского законодательства в процессе функционирования, проявляются его новые, ранее неизвестные качественные черты (стороны). Вот почему возникает необходимость упомянуть о такой особенности правового регулирования деятельности Банка России и кредитных организаций, как правовой режим. В самом общем виде правовой режим определяется “как порядок регулирования, который выражен в комплексе правовых средств, характеризующих особое сочетание взаимодействующих между собой дозволений, запретов, а также позитивных обязываний и создающих особую направленность регулирования”.
   Особенность специального юридического режима банковского законодательства, обусловливается тем обстоятельством, что роль публичных (административно- и финансово-правовых) элементов в регулировании банковской деятельности значительно выше, чем в других областях предпринимательской деятельности, что связано с особой значимостью банковского дела и банковской системы для успешного развития и функционирования экономики.
   В настоящем параграфе при употреблении термина “банковское право” имеется в виду отрасль права, а когда употребляется термин “банковское законодательство” — отрасль законодательства. В связи с этим необходимо остановиться на различиях между этими системами.
   Долгое время в правовой литературе по вопросу о соотношении отрасли права и отрасли законодательства ведется научная дискуссия, в ходе которой высказываются несовпадающие (часто прямо противоположные) точки зрения. Не вдаваясь в ее подробности, кратко изложим наше понимание данной проблемы.
   Банковское законодательство представляет собой совокупность законодательных актов и отдельных нормативных правовых предписаний, взаимодействующих между собой и регламентирующих общественные отношения в сфере банковской деятельности.
   Банковское право — это совокупность не только правовых норм, но и правовых идей, институтов, понятий, а также принципов банковского права, которые, взаимодействуя, выполняют роль системообразующего фактора, занимая центральное место и обеспечивая связи между банковским правом в целом и его отдельными компонентами, а также между банковским правом как системой и другими социальными системами. В отличие от банковского законодательства, элементам которого относятся нормативные правовые акты и их структурные подразделения, в банковском праве ими являются предмет и метод правового регулирования.
   Третье. Банковские правоотношения носят преимущественно смешанный, одновременно публично-правовой и частно-правовой характер. Это происходит в результате общемирового процесса “публицизации” частного права, обусловленного расширением ймешательства государства в экономику, в результате чего в сфере регулирования имущественных отношений неизменно возрастает роль административного нормотворчества, предписаний императивного характера, исходящих от органов государственного управления экономикой.
   В российских условиях в силу исторических причин названный процесс дополняется процессом, который Ю.А.Тихомиров охарактеризовал следующим образом: “Современное российское законодательство находится на переходном этапе его преобразования из инструмента командно-административных методов регулирования в средство достижения политической и экономической свободы личности, построения правового государства... Все большее значение приобретают нормы частного права, а также традиционные цивилистические правовые воззрения”. В результате происходит отход от советских взглядов на гражданское право, когда краеугольным камнем гражданского законодательства, заложенным при разработке первого российского Гражданского кодекса 1922 г., было ленинское указание “об усилении вмешательства государства в “частноправовые отношения”, в гражданские дела”, чтобы “не выпустить из своих рук ни малейшей возможности” расширить вмешательство государства в “гражданские” отношения”, что, как отмечается в литературе, и определило в дальнейшем преимущественно публичный характер советского гражданского права.
   Действие указанных процессов приводит к размыванию границ между публичным и частным правом, к образованию комплексных правовых отраслей и институтов, в которых нормы частного и публичного права теснейшим образом переплетаются. В результате складываются единые для всех отраслей права понятия и институты, какими и являются основные понятия и институты банковского права.
   Четвертое. Банковские правоотношения возникают преимущественно по поводу денежных средств. Однако в отличие от финансовых правоотношений, которые, как принято считать, “всегда возникают по поводу денег”, банковские правоотношения; кроме этого, могут возникать по поводу ценных бумаг, драгоценных металлов, драгоценных камней, которые в ст. 4 Закона РФ от 9 октября 1992 г. (в ред. от 29 декабря 1998 г.) “О валютном регулировании и валютном контроле” отнесены не к деньгам, а объединены в понятие “валютные ценности”, а также по поводу сведений, составляющих банковскую тайну.
   Следовательно, правомерно утверждать, что к объектам, по поводу которых возникают банковские правоотношения, относятся вещи, включая деньги, ценные бумаги и валютные ценности, а также информация, подпадающая под действие режима банковской тайны.
   Таким образом, банковские правоотношения имеют специфический, присущий только им объект. По своему объему объект банковского правоотношения уже, чем объект гражданского правоотношения, так как последний включает в себя помимо денежных средств, ценных бумаг, драгоценных металлов, драгоценных камней и соответствующей информации также и другие движимые и недвижимые вещи, но шире, чем объект финансового правоотношения, который включает в себя только денежные средства.
   Следовательно, одной из отличительных черт банковского правоотношения является специфичность его объекта, который хотя и имеет общие черты с объектами гражданских и финансовых правоотношений (все три типа правоотношений — это прежде всего имущественные правоотношения), но не совпадает с ними.
   Пятое. Одной из сторон в банковском правоотношении всегда выступает кредитная организация или Банк России (его учреждение).
   Банк России выступает стороной банковского правоотношения не в том случае, когда он как особый орган государственной власти, которым он является согласно ч. 2 ст. 75 Конституции РФ, проявляет присущие ему властные функции, а только тогда, когда он в соответствии с законом осуществляет банковские операции, т.е. выступает как хозяйствующий субъект (имущественно самостоятельный участник правоотношения, автономно формирующий свою волю).
   Тем не менее автономия воли и имущественная самостоятельность Банка России значительно ограничена тем, что, во-первых, имущество Банка России в соответствии со ст. 2 Закона о Банке России является федеральной собственностью, во-вторых, свою коммерческую деятельность Банк России вынужден осуществлять исходя прежде всего и исключительно из определенных в ст. 3 и 4 Закона о Банке России основных целей его деятельности и выполняемых в соответствии с ними функций.
   Вышеизложенное о Банке России как субъекте банковского правоотношения приводит к выводу о существовании шестого обязательного признака банковского правоотношения.
   Шестое. Если гражданские правоотношения — это имущественно-автономные отношения, т.е. правоотношения, в которых субъекты автономно и независимо формируют свою волю, а финансовые (административные) правоотношения — это государственно-властные имущественные правоотношения (т.е. автономия воли у одной из сторон правоотношения в данном случае отсутствует), то в банковских правоотношениях автономия воли субъектов имеется, но она ограничена определенными рамками, имеющими, как правило, количественную характеристику. Таким образом, обязательные субъекты банковских правоотношений имеют возможность свободно формировать свою волю лишь в четко определенных границах (пределах), установленных соответствующими нормативными правовыми актами. Причем в отличие, например, от гражданского права, о котором также можно сказать, что субъекты права могут свободно формировать свою волю в определенных законом границах (например, публичный договор), в случае с банковским правом границы, устанавливаемые для субъектов, обычно имеют четко выраженные числовые значения. Самым простым и вместе с тем наглядным примером в данном случае является установление “валютного коридора”.
   Таким образом, обязательным признаком банковского правоотношения, определяющим его специфичность, является “коридор автономии воли” его обязательных субъектов.
   Банковские правоотношения не носят ярко выраженного властного характера, который тем не менее может присутствовать в завуалированной форме, что одновременно и отличает банковские правоотношения от финансовых или административных правоотношений и сближает с ними.
   Изложенные теоретические положения необходимо проиллюстрировать конкретными примерами.
   Пример 1. Нормы права, являясь формой социального взаимодействия, существуют постольку, поскольку они облечены в словесные формулировки, что связано с существованием человеческого языка как “системы знаков, служащей средством человеческого общения, мышления и выражения”.
   Отдельные слова, будучи часто употребляемыми в нормативных правовых актах и приобретая особое юридическое содержание, в ряде случаев образуют юридические термины, понятия и категории, которые, в свою очередь, взаимодействуя между собой, в некоторых случаях образуют правовые формулы, т.е. устойчивые, часто употребляемые сочетания юридических терминов и понятий, имеющие одинаковое содержание независимо от способа употребления. Таким образом, образование правовых формул является объективным процессом и более высокой ступенью развития юридической терминологии.
   Одной из таких правовых формул является формула “создание кредитной организации”, которая с различной степенью обобщенности употребляется в нескольких законодательных актах, принадлежащих к разным отраслям права: в ст. 17, 18 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. (в ред. от 31 июля 1998 г.) “О банках и банковской деятельности”; ст. 51, 61 Федерального закона “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)”; ст. 173 УК РФ; п. 1 ст. 6 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. “О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”; п. 3 ст. 49 ГК РФ.
   Правовая формула “создание кредитной организации” выражает необходимую фазу появления в банковской системе одного из новых субъектов банковской деятельности.
   Создание кредитной организации можно представить в виде действий определенной последовательности, которые взаимосвязаны и взаимообусловлены таким образом, что осуществление какого-либо одного из них без осуществления последующего не имеет смысла, так как не порождает необходимых и ожидаемых сторонами правовых последствий. Наиболее наглядно это можно проиллюстрировать следующим образом (см. табл. 1).
   Таким образом, создание кредитной организации включает в себя совокупность определенных, объединенных одной целью, взаимообусловленных действий соответствующих субъектов.
   Комплекс действий, ориентированных на решение определенной задачи, называется операцией. Операции могут представлять собой иерархическую систему, в свою очередь образуемую из ряда уровней.

Таблица 1

№ п/п

Порядок действий при создании кредитной организации

Правовая природа возникающих правоотношений

1

2

3

1

Подготовка устава кредитной организации и учредительного договора, если его подписание предусмотрено федеральным законодательством

Гражданские правоотношения

2

Проведение собрания учредителей, на котором принимается устав и утверждаются кандидатуры для назначения на должности руководителей исполнительных органов и главного бухгалтера

Гражданские правоотношения

Трудовые правоотношения

3

Уплата государственной пошлины (сбора) в размере, определяемом Банком России, но не более 1 % объявленного уставного капитала кредитной организации.

Финансовые правоотношения

4

Представление в Банк России документов, необходимых для государственной регистрации и получения лицензии на осуществление банковских операций.

Административные правоотношения

5

Принятие Банком России необходимых для государственной регистрации кредитной организации и получения лицензии на осуществление банковских операций и получение от него письменного подтверждения о принятии таких документов

Административные правоотношения

6

Принятие Банком России решения о возможности государственной регистрации кредитной организации и выдаче лицензии на осуществление банковских операций, а также направление в кредитную организацию уведомления Банка России о принятии такого решения

Административные правоотношения

7

Государственная регистрация кредитной организации путем внесения соответствующей записи в Книгу государственной регистрации кредитных организаций и направление в кредитную организацию свидетельства о государственной регистрации кредитной организации

Административные правоотношения

8

Оплата кредитной организацией 100% объявленного ею уставного капитала и предъявление в Банк России документов, подтверждающих совершение указанного действия

Финансовые правоотношения

9

Получение лицензии на осуществление банковских операций

Административные правоотношения

   С нашей точки зрения, подобную систему, т.е. определенную совокупность, имеющую и внешние границы, образуют и правовые отношения (в таблице соответствующие конкретным действиям), которые посредством норм, закрепленных в банковском и ином законодательстве, соединяются в комплексное правовое образование, оставаясь при этом по своим исходным, определяющим моментам в основных (указанных в таблице) отраслях. На эти правоотношения распространяются общие положения соответствующих отраслей. Соединяясь в комплексное правовое образование, они образуют особую юридическую целостность — своеобразную систему.
   Иными словами, совокупность взаимонаправленных и взаимообусловленных действий учредителей кредитной организации и Банка России порождает правовые отношения, которые, взаимодействуя, образуют определенную систему взаимосвязанных простых правоотношений, имеющую комплексный характер.
   Эту систему правоотношений можно и нужно рассматривать как единое целое. Динамика правоотношения складывается из его возникновения, изменения, прекращения, которые нередко отдалены друг от друга во времени и пространстве. Тем не менее они не какие-то изолированные явления, а этапы развития правоотношения.
   Взятая как единое целое, состоящее из взаимодействующих, взаимосвязанных и взаимообусловленных частей, система соответствующих простых правоотношений образует, пользуясь терминологией А.В. Мицкевича, “сложное правоотношение”, которое определено нами как банковское.
   Пример 2. Убедительным примером банковских правоотношений являются правоотношения, возникающие по поводу банковской тайны как объекта правового регулирования.
   Общественные отношения, возникающие по поводу банковской тайны, регулируются ГК РФ (ст. 857), УК РФ (ст. 183), Законом о банках (ст. 26), Таможенным кодексом РФ (ст. 16), Решением Совета глав государств СНГ от 10 февраля 1995 г. “Об основах таможенных законодательств государств — участников Содружества Независимых Государств” (ст. 165) и другими нормативными правовыми актами.
   Уже простое перечисление законодательных актов (среди которых назван и международно-правовой договор) совершенно отчетливо показывает, что возникающие по поводу банковской тайны правоотношения являются смешанными, т.е. сочетающими в себе публично-правовые и частно-правовые элементы.
   Ярким примером такого сочетания является случай, когда банки и другие кредитные организации в соответствии с п. 8 Указа Президента РФ от 23 мая 1994 г. “Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей” обязаны информировать налоговые органы о совершении физическими лицами (включая нерезидентов) операций на сумму, эквивалентную 10 тыс. долл. США и выше. При установлении случаев неисполнения этих обязанностей Банк России обязан принять меры в порядке, предусмотренном законом о нем.
   В соответствии с п. 1 Указа от 23 мая 1994 г. банки и иные кредитные организации в пятидневный срок после открытия клиентом расчетного (текущего) счета на такую сумму обязаны сообщить об этом в налоговый орган.
   Таким образом, субъектами правоотношения, возникающего в подобных случаях, являются налоговый орган, кредитная организация, клиент. Причем публично-правовые аспекты правоотношения, возникающего при этом, носят финансово-правовой характер.
   Наиболее наглядно тезис о смешанном характере правоотношения, возникающего по поводу банковской тайны, можно проиллюстрировать следующим образом (см. табл. 2).

Таблица 2

№ по п/п

Субъекты правоотношений

Тип правоотношений

1

Отношения между банком и клиентом

Частно-правовые отношения

2

Отношения между клиентом и государством

Публично-правовые отношения

3

Отношения между государством и банком

Публично-правовые отношения

   В данном случае публично-правовые и частно-правовые элементы правоотношения могут не образовывать какой-либо четкой последовательности сменяющих друг друга правоотношений, имеющей определенные границы, что позволило бы соответствующим образом ее выделить и идентифицировать, как в рассмотренном выше случае с созданием кредитной организации.
   Публично-правовые и частно-правовые элементы правоотношения, возникающего по поводу банковской тайны как объекта правового регулирования, действуют и проявляются одновременно, что позволяет определить данное правоотношение как смешанное, имеющее комплексный характер.
   Таким образом, системообразующая характеристика данного правоотношения как сложной комплексной формы социального взаимодействия может проявляться в виде сложной иерархической системы взаимосвязанных и взаимообусловленных, но не последовательно, а одновременно действующих правоотношений. Иными словами, когда мы говорим о смешанном характере данного правоотношения, мы подчеркиваем наличие в нем одновременно частно-правовых и публично-правовых элементов.
   Интерпретация соответствующих систем правоотношений в качестве комплексного правоотношения, на наш взгляд, обусловлена объективным процессом, при котором новые объекты правового регулирования (к числу которых несомненно относится банковская тайна) побуждают законодателя создавать новые комплексные правовые блоки, что, в свою очередь, связано с объективной потребностью в отдельном правовом регулировании вновь возникающих общественных отношений.
   Как видно из изложенного выше, правоотношение, имеющее одновременно публично-правовые и частно-правовые элементы, характеризуется нами как комплексное правоотношение.
   В процессе своей реализации комплексное правоотношение распадается на ряд простых (единичных, первоначальных) правовых связей.
   Комплексные правоотношения занимают промежуточное положение -между простыми и общерегулятивными правовыми связями. От первых они отличаются сложным составом, от вторых — персональной определенностью всех участников. Однако комплексное правоотношение не следует рассматривать как простую сумму единичных правоотношений. Оно обладает относительной независимостью от составляющих его единиц, имеет свои основания возникновения, изменения, прекращения.
   В содержании постепенно развертывающегося комплексного правоотношения можно выделить постоянные, циклически повторяющиеся (периодические) и уникальные (индивидуальные) элементы. Например, обязанности по соблюдению режима банковской тайны в отношении сведений об операциях, счетах и вкладах клиентов — постоянные элементы правоотношения, возникающего по поводу банковской тайны; обязанности по сообщению в налоговые органы сведений о совершении физическими лицами операций на сумму, эквивалентную 10 тыс. долл. США и выше, — периодически повторяющиеся элементы; обязанность по установлению перечня иных сведений о клиенте (например, о его неизлечимой болезни) — индивидуальные элементы.
   Одни элементы комплексного правоотношения возникают по воле самих участников правовой связи, другие могут быть вызваны к жизни юридическими событиями. Например, обязанность кредитной организации выдать справку по счетам и вкладам клиента нотариусу находится в потенциальном состоянии, после же смерти клиента она переходит в активное, действенное состояние. В данном случае часть комплексного правоотношения “актуализируется” под воздействием юридического события — смерти клиента.
   Пример 3. Смешанный характер банковского правоотношения достаточно рельефно проявляется в процессе государственного целевого кредитования. Соответственно, правовая природа отношений, возникающих при этом, наиболее отчетливо просматривается на примере Специального фонда для кредитования организаций агропромышленного комплекса на льготных условиях.
   Сельскому товаропроизводителю или другой организации агропромышленного комплекса для получения государственного целевого кредита необходимо заключить с соответствующим банком кредитный договор. Правоотношения, складывающиеся при заключении такого кредитного договора, как правило, регулируются ст. 819—821 ГК РФ и, следовательно, являются гражданско-правовыми. В данном случае при определении отраслевой принадлежности указанных правоотношений нами использована модель, предложенная в решении Верховного Суда РФ от 10 декабря 1996 г.
   “О признании незаконным и недействующим с 10.12.96 г. письма Минфина РФ, ФНС РФ и ЦБ РФ от 22.08.96 г.” В соответствии с этой моделью, правоотношения, регулируемые соответствующими нормами гражданского законодательства, относятся к гражданско-правовым.
   Однако дальнейшее исследование указанных правоотношений показывает, что одной из сторон в них является уполномоченный государством банк. В зависимости от способа получения полномочий и органа, их предоставившего, уполномоченные банки подразделяются на:
   - уполномоченный банк-агент по обслуживанию операций со средствами специального фонда. В соответствии с абз. 1 п. 13 Постановления Правительства РФ от 26 февраля 1997 г. таким банком является Агропромбанк, действующий на основании трехстороннего гражданско-правового Соглашения с Минфином России и Минсельхозпродом России;
   - уполномоченные банки-агенты, имеющие право на обслуживание федерального бюджета, которым средства специального фонда могут передаваться на конкурсной основе на основании гражданско-правового соглашения;
   - кредитные организации, уполномоченные Правительственной комиссией по вопросам финансовой и денежно-кредитной политики;
   - банки, действующие по соглашению с уполномоченными банками-агентами.
   Характерно, что уполномоченный банк выдает денежные средства Специального фонда, которые в соответствии с п. 6 Положения о порядке формирования и использования специального фонда для кредитования организаций агропромышленного комплекса на льготных условиях являются федеральной собственностью и имеют бюджетное происхождение. Роль уполномоченного банка сводится к проведению необходимых операций, обеспечивающих получение сельским товаропроизводителем государственного целевого кредита, и к учету средств специального фонда на отдельном счете.
   Итак, данное правоотношение:
   - во-первых, имеет одним из субъектов управомоченный государством орган;
   - во-вторых, возникает в процессе финансовой деятельности государства;
   - в-третьих, возникает по поводу денежных средств, имеющих бюджетное происхождение.
   Таким образом, налицо все основные признаки финансового правоотношения. Однако нельзя считать данное правоотношение финансовым, так как никто не вправе принудить сельского товаропроизводителя заключить с уполномоченным банком вышеупомянутый кредитный договор, т. е. в данном случае отсутствует государственно-властный элемент, который в соответствии с теорией финансового права для финансового правоотношения обязателен.
   Данное правоотношение не является в чистом виде и гражданско-правовым, так как, во-первых, оно обладает всеми признаками финансового правоотношения, что наглядно показано выше, и, во-вторых, в данном случае для уполномоченного банка свобода договора (ст. 421 ГК РФ) существенно ограничена строго определенными рамками, за которые он по своему усмотрению не может выйти, а именно: кредитополучателем за пользование кредитом уплачивается процент в Специальный фонд в размере не более 25% учетной ставки Центробанка РФ, а уполномоченному банку-агенту — маржа в размере не более 4% суммы выделенного кредита.
   Итак налицо сложное комплексное правоотношение, сочетающее в себе характерные особенности финансовых и гражданских правоотношений, не относящееся ни к одному из названных типов правоотношений, носящее публично-правовой и частноправовой характер. Данное правоотношение регулируется одновременно банковским, гражданским и бюджетным законодательством, возникает по поводу денежных средств, одной из сторон в нем выступает кредитная организация.
   Приведенный пример еще раз свидетельствует об объективной необходимости введения в научный оборот понятия “банковское правоотношение”, а также достаточно полно иллюстрирует содержание данного понятия.
   Необходимо отметить, что вышеприведенными примерами банковские правоотношения далеко не исчерпываются. В качестве банковских, т.е. смешанных, имеющих одновременно публичноправовой и частно-правовой характер (что не позволяет однозначно отнести их к уже известным типам правоотношений), следует идентифицировать правоотношения, возникающие:
   - в процессе осуществления кредитными организациями функций агентов валютного контроля в соответствии со ст. 11 Закона РФ “О валютном регулировании и валютном контроле”, а также п. 14 Инструкции Банка России от 29 июня 1992 г. “О порядке обязательной продажи предприятиями, объединениями, организациями части валютной выручки через уполномоченные банки и проведения операций на внутреннем валютном рынке Российской Федерации”;
   - в процессе осуществления Банком России и кредитными организациями операций по размещению долговых обязательств РФ в форме государственных займов, осуществляемых посредством выпуска ценных бумаг от имени Правительства РФ, их погашению и выплате доходов в виде процентов по ним (ст. 4 Закона РФ от 13 ноября 1992 г. “О государственном внутреннем долге Российской Федерации”);
   - по поводу уплаты кредитными организациями налоговых платежей в безналичном порядке со счетов клиентов по их поручению и зачисления указанных денежных средств на счета соответствующих бюджетов;
   - в процессе создания групп кредитных организаций, холдингов; реорганизации кредитных организаций в различных формах, а также ликвидации указанных субъектов банковской деятельности;
   - в процессе осуществления кредитными организациями в соответствии со ст. 9 Закона о банках операций со средствами федерального бюджета, бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов на основании специально заключенных договоров, а также на основании соглашений об обслуживании счетов по учету доходов и средств соответствующего бюджета, заключаемых уполномоченным государственным органом (на федеральном уровне — Федеральным казначейством РФ) с отдельными коммерческими банками.
   Итак, образуется довольно широкий крут правоотношений, которые определены нами как банковские. Таким образом, в процессе осуществления кредитными организациями и Банком России банковской деятельности возникают правоотношения, которые имеют сложный и смешанный характер, в силу чего являются комплексными правоотношениями.
   В юридической литературе нет единого мнения по вопросу о комплексных правоотношениях. Одни авторы считают их самостоятельным видом правовых отношений, другие — отказывают им в этом качестве. В решении этого вопроса следует исходить из того, что в результате развития правового регулирования объективно происходят его углубление и дифференциация. В силу этого все новые виды отношений получают самостоятельную нормативноправовую регламентацию, приобретают известную автономию и в конечном счете выделяются в самостоятельные правоотношения, нередко со своим особым правовым режимом. Отрицание комплексных правоотношений ведет к тому, что из теоретической картины правового регулирования выпадает реально существующее “среднее звено” между единичными и общерегулятивными правоотношениями.
   Подведем итог. Предмет банковского права составляют общественные отношения, возникающие в процессе построения, функционирования и развития банковской системы Российской Федерации, в частности в процессе осуществления Банком России и кредитными организациями банковской деятельности, а также общественные отношения, возникающие в процессе регулирования банковской системы России со стороны государственных органов в интересах граждан, организаций и государства.

 
< Пред.   След. >