YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Теория государственного управления (Г.В. Атаманчук) arrow 8.4. Гражданин государства
8.4. Гражданин государства

8.4. Гражданин государства

   Кажется, о гражданине написано столько лирического, политического и научного, что и сказать нового вроде бы нечего. Еще во времена древних Греции и Рима фиксировался статус гражданина. О гражданине громко было заявлено Великой французской революцией. После второй мировой войны ООН, другие международные и региональные организации приняли по данному вопросу ряд важных документов. Но если внимательно присмотреться не только к международно-правовым и конституционным нормам, но и к реальной жизни, причем в большинстве стран, то легко можно обнаружить в статусе гражданина немало острых проблем, связанных как с нормативным регулированием данного статуса и организационным обеспечением его практической реализуемости, так и с поведением и действиями человека в его рамках.
   Часто анализ статуса гражданина ограничивается цитированием конституционных положений о правах и свободах человека и гражданина (ст.ст. 17—64 Конституции Российской Федерации) либо ссылками на них и сравнением их соответствия общепризнанным принципам и нормам международного права. Между тем с точки зрения государственного устройства здесь существуют весьма острые "углы", которые нельзя не замечать.
   Во-первых, статус гражданина характеризует взаимосвязь (подчеркиваю) человека и государства, прежде всего юридическую, но содержащую в себе все богатство его общественной и частной жизни. Однако история настойчиво подтверждает, что на практике взаимосвязи, как правило, не было и нет, а осуществляется главным образом одностороннее служение человека государству. И причиной всего этого является затянувшееся во времени игнорирование статуса гражданина во властеотношениях. Если в демократическом государстве источником власти выступает народ — совокупность граждан (ч. 1 ст. 3 Конституции Российской Федерации), то, следовательно, статус гражданина необходимо рассматривать системообразующим фактором в формировании и взаимодействии всех структур власти — референдумов, свободных выборов, органов государственной власти и органов местного самоуправления (чч. 2, 3 ст. 3 Конституции Российской Федерации). Но часто эти структуры не только резко разграничиваются между собой, но и противопоставляются. К тому же и оцениваются не по силе воли граждан, представленной в них, а лишь по их месту в государственной "пирамиде". В результате референдум как высшее непосредственное выражение власти народа ^используется редко и то не столько для принятия государственных решений, определяющих судьбу всех граждан, сколько для выявления их отношения к политике, олицетворяемой теми или иными лицами. Нормы избирательного права тоже порой так конструируются и применяются, что при низкой "планке" кворума в члены представительных органов проходят лица, получившие очень незначительный процент голосов от общего числа избирателей. Судьбоносные вопросы решает лишь часть наиболее активных граждан.
   Государственное устройство, предполагающее выделение федерального, субъектов Федерации и местного самоуправления уровней власти, имеет целью определение рациональных форм реализации всеобщего (общего), особенного и местного (самобытного, уникального) в жизнедеятельности людей. Это организация системных взаимосвязей общества, без которых оно не может быть гармоничным и развиваться как целостность. Вместо этого имеет место борьба между уровнями, из-за которой не только ослабляется государственное управление, но, самое главное, утрачивается управляемость общественных процессов — в обществе нарастает неорганизованность, столкновение всех и вся. Расплачивается обычно гражданин. Необходима связанность гражданина со всеми уровнями и структурами государственной власти и государственного управления.
   Во-вторых, как хорошо известно из истории, реализуемость статуса гражданина определяется реальным политическим режимом в государстве (1.2.2), т.е. тем, как в действительности органы государственной власти и должностные лица соблюдают дух и букву Конституции, другие законы и правовые нормативные акты. Наличие актуальной и полной правовой основы государственной, общественной и частной жизни, существование всей необходимой системы государственных органов еще не гарантирует, что права и свободы человека обеспечены, а государственное управление функционирует в режиме рациональности, демократичности и эффективности. Нужны прежде всего сильная, авторитетная и независимая судебная система и отвечающее ей правовое обслуживание гражданина (адвокатура, нотариат, другие юридические структуры). Должна, в рамках возможного, соблюдаться открытость (гласность) деятельности всех государственных органов и должностных лиц, по крайней мере они должны объяснять целесообразность тех или иных управленческих решений и действий. Ничто так не подрывает доверие к власти, как ее таинственность, неопределенность и непоследовательность. И, конечно, двойная мера, применяемая к человеку во власти и за ее пределами. Установленные Конституцией права, свободы и обязанности гражданина не могут не применяться однозначно ко всем безотносительно к занимаемым ими постам.
   Особое значение в демократическом правовом политическом режиме отведено средствам массовой информации, которые в данном аспекте выступают вовсе не зеркалом власти и не оппозицией к ней, как это кое-кем навязывается, а каналом взаимосвязи гражданина и государства. С одной стороны, они призваны информировать граждан о действиях государственных органов, разъяснять им замыслы и требования последних, а с другой — от имени граждан анализировать и оценивать обусловленность, обоснованность и эффективность их управленческих решений. Именно средства массовой информации обязаны поддерживать и защищать все конструктивные моменты демократического правового политического режима.
   В-третьих, статус гражданина во многом зависит от того, какие в государстве и обществе складываются межнациональные отношения и как они влияют на национальные процессы. Стоит отметить три положения, соблюдение которых весьма необходимо для поддержания статуса гражданина в любых общественных отношениях. Первое состоит в том, что все люди, независимо от их национальности и других специфических признаков, равноправны во всех сферах жизни и должны везде пользоваться одинаковыми правами, свободами и обязанностями. Это человеческое, гуманитарное измерение служит сегодня шкалой, помимо которой нельзя понять и оценить ни одно общественное явление, ни один технический или технологический процесс. Второе положение заключается в том, что все народы равноправны независимо от их численности и уровня развития. Важность его следует подчеркнуть, поскольку "титульные" народы некоторых республик и автономных образований, отстаивая свои права в рамках Российской Федерации, делают большой акцент на равноправии. Но когда речь заходит о равноправном отношении к представителям других народов, проживающих на их территории, почему-то об этом забывают. Третье положение, причем главное и часто игнорируемое, говорит о том, что существует жесткая взаимосвязь между правами и свободами человека и правами и свободами народов. Не может быть свободным тот народ, в котором подавляются права человека, как не может чувствовать себя свободным человек, если попираются права его народа. Здесь корреляция абсолютна, но к ней порой относятся избирательно, через призму только личного "я", что свидетельствует о непонимании универсальности статуса гражданина.
   И, в-четвертых, любые формулы о федеративном распределении государственной власти, ее приближении и слиянии с народом (людьми) останутся безжизненными, если каждый человек не осознает себя гражданином и не захочет им быть. Утверждают, что ценности, роднящие людей, состоят в благоразумии (деятельности, бережливости, воздержании), справедливости (взаимном добре и взаимном воздержании от зла) и доброте (сострадании, благотворительности, любви к людям). Воплощенные в правовых нормах и обеспечивающих их организационных структурах, они тогда становятся действенными, когда превращаются в мотивы и установки поведения. Сколько бы общество ни создавало внешних (общественно навязываемых и принудительных) регуляторов, всегда внутренний импульс (интерес, идеал, ценностная ориентация, убежденность в чем-то и т.д.) будет определяющим в человеческих поступках и действиях.
   Становление гражданина — субъекта государства, носителя властных начал — сложный, комплексный процесс. Он состоится только при условии, если каждый самостоятельно (путем большой интеллектуальной и эмоциональной работы над собой) преодолеет в себе раба (божьего или царского), свою боязнь ответственности и перестанет перекладывать ее на кого-то другого (вождя, лидера и т.п.), вылезет из своей, порой удобной, "норы" маленького человека.
   Можно власть децентрализировать, деконцентрировать, строить сверху или снизу, но в любом случае она должна непременно осуществляться. А это способен сделать лишь гражданин. Именно его способность и готовность брать на себя бремя власти объективно предопределяют глубину и динамику демократизации государственного управления.

Вопросы для размышления и дискуссии:

1. В чем сущность федеративной организации государства?
2. Понятие государственного суверенитета.
3. Государственное устройство и национальные процессы.
4. Гражданин как системообразующий фактор системы государственного управления.

 
< Пред.   След. >