YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История государства и права зарубежных стран (Под ред. проф. К.И. Батыра) arrow § 4. Период абсолютной монархии (XVI - XVIII вв.)
§ 4. Период абсолютной монархии (XVI - XVIII вв.)

§ 4. Период абсолютной монархии (XVI - XVIII вв.)

   Основные черты общественного строя. В XVI в. во Франции появилась мануфактура — первая стадия капиталистического промышленного производства. Мануфактура частично потеснила ремесленное производство в таких крупных экономических центрах, как Париж, Марсель, Леон, Бордо. Дальнейшее развитие товарно-денежных отношений привело к формированию единого общенационального рынка.
   Укрепление экономических и политических связей между отдельными провинциями страны содействовало окончательному оформлению единой нации.
   Развитие капитализма вызвало важные сдвиги в социальной структуре общества. Помимо основного господствующего класса — феодалов, появился новый класс крупных собственников — буржуазия. Ее первоначальное ядро составил городской патрициат — богатые купцы, ростовщики, банкиры, очень часто становившиеся собственниками мануфактур. Но этой начальной стадии французской буржуазии были присущи некоторые особенности. Многие буржуа считали выгодным для себя купить должность в судах (парламентах) или административных органах. Правительство, постоянно нуждавшееся в средствах, начало продавать государственные должности, т. е. право на занятие определенного поста в аппарате управления и суде (купленная должность могла передаваться по наследству согласно эдикту 1604 г.). Владельцы должностей справедливо полагали, что жалованье и другие “доходы” вполне оправдывают вложенный капитал. Некоторые должности давали право на дворянский титул. Их носители покупали землю и формально ничем не отличались от потомственных дворян (“дворянства шпаги”). В итоге появилась особая прослойка дворян — выходцев из третьего сословия (“дворянство мантии”). Ее представители вели образ жизни родового дворянства, но вместе с тем не порывали своих политических и экономических связей с основной частью буржуазии. Они очень часто брали на себя защиту ее интересов в государстве.
   Однако появление новых социально-экономических отношений не изменило феодального характера французского общества.
   Он был доминирующим, особенно в деревне, где проживала подавляющая часть населения страны. Земля на правах собственности принадлежала главным образом дворянству,. включая “дворянство мантии”. Вместе с тем более половины сельскохозяйственных земель находилось в держании крестьян-цензитариев. Значительная часть остальной господской земли сдавалась крестьянам в аренду.
   С развитием товарно-денежных отношений большая часть крестьянских повинностей была заменена денежными платежами. Дворянство, не довольствуясь этим, вводило дополнительные поборы, обращалось к правительству с просьбой увеличить налоговое обложение крестьянства с последующей передачей собранных средств привилегированным. Львиная доля налогов уходит на содержание двора и его окружения (жалованье, субсидии, подарки, пенсии). В итоге резко возрастает роль королевского фиска в эксплуатации крестьянства.
   Как и раньше, население страны делилось на три сословия. Духовенство и дворянство сохранили все свои привилегии, включая “налоговый иммунитет”. В состав третьего сословия вошло крестьянство.
   Основные черты государственного строя. Изменения в социально-экономической структуре французского общества обусловили и трансформацию государства. К началу XVI в. абсолютная монархия в основном оформилась. В ходе своего развития она приобрела во Франции наиболее законченную, последовательную форму. Абсолютизм характеризовался прежде всего тем, что вся полнота законодательной, исполнительной, военной и судебной власти сосредоточивалась в руках наследного главы государства — короля. Соответственно ему подчинялся весь централизованный государственный механизм — армия, полиция, административно-финансовый аппарат, суд. Все французы, включая дворян, рассматривались как подданные короля, обязанные ему беспрекословно подчиняться.
   Основная часть дворянства, продолжавшего оставаться господствующим классом, не только смирилась с таким положением, но и служила опорой трону. Дело в том, что абсолютная монархия неуклонно и последовательно защищала коренные, общеклассовые интересы дворянства. Лишь с помощью централизованной государственной машины абсолютизма можно было обеспечить подавление усиливавшейся антифеодальной борьбы крестьянства. К тому же значительная часть средств, выжимаемых из страны с помощью фискального аппарата монархии, шла на содержание дворянства.
   Важным фактором, во многом способствовавшим усилению относительной независимости королевской власти, явилось особое соотношение классовых сил, сложившееся во Франции. В стране утвердилось своеобразное равновесие двух классов — дворянства, начавшего ослабевать, но еще крепко державшегося за свои привилегии и командные посты в государстве, и буржуазии, все более набиравшей силу. Буржуазия еще не могла претендовать на политическую доминирующую роль в стране, но в экономической области и отчасти в государственном аппарате она успешно противостояла дворянству. Используя в своей политике противоречия между этими двумя классами, королевская власть добилась значительной относительной самостоятельности.
   Важную роль в становлении абсолютизма сыграл кардинал Ришелье. В течение почти двадцати лет (1624—1642) он, подчинив своему влиянию короля Людовика XIII, фактически безраздельно управлял страной. Его политика объективно была направлена на защиту интересов дворянства. Путь к достижению этой главной цели Ришелье видел в укреплении абсолютизма. Под его руководством была резко усилена централизация административного аппарата, суда, финансов.
   При Людовике XIV (вторая половина XVII — начало XVIII в.) французский абсолютизм достиг высшей степени своего развития.
   Значение абсолютизма для страны не было однозначным. С XVI в. по первую половину XVII в. абсолютная монархия играла относительно прогрессивную роль. Она вела борьбу против раскола страны, создавая тем самым благоприятные условия для ее последующего социально-экономического развития. Нуждаясь в новых дополнительных средствах, абсолютизм содействовал росту капиталистической промышленности и торговли! Получили развитие экономическая политика и соответствующее экономическое учение, ставшее известным как меркантилизм. Его последователи считали основным источником богатства область денежного обращения (накопление в стране драгоценных металлов, главным образом в результате превышения объема вывоза товаров за границу над их ввозом). Одним из вариантов меркантилизма явилась экономическая политика, проводимая фактическим главой правительства Кольбером. Правительство поощряло строительство новых мануфактур, вводило высокие таможенные пошлины на ввозимые в страну иностранные товары, вело войны против иностранных держав — конкурентов в торговле, основывало колонии.
   Кольбер уменьшил прямой налог (талью), но увеличил косвенные налоги, сократил государственный долг. Ему удалось несколько сбалансировать бюджет. Французская буржуазия, еще не имея сил и возможностей добиться этого самостоятельно, приветствовала подобные мероприятия, хотя ей приходилось расплачиваться за них весьма дорогой ценой: вводились новые принудительные платежи и займы. Позитивные результаты политики Кольбера оказались временными. Вновь резко возрос дефицит бюджета. И во многом причиной тому явились многочисленные войны и бесконтрольные траты королевского двора.
   Во второй половине XVII в. капитализм достиг такого уровня, что его дальнейшее благоприятное развитие в недрах феодализма стало невозможным. Абсолютная монархия, защищая феодальный строй, утратила все ранее присущие ей прогрессивные черты.
   Органы государственной власти. Концентрация всей полноты государственной власти в руках монарха привела к прекращению деятельности Генеральных штатов. Были резко ограничены права парламентов и прежде всего Парижского парламента. Людовик XIV (1643—1715) фактически окончательно упразднил институт “ремонстрации”. Парламент был обязан беспрепятственно регистрировать все ордонансы и другие нормативные акты, исходящие от короля. Причем для этого уже не требовалось его личного присутствия. Парламенту было запрещено принимать к рассмотрению какие-либо дела, касавшиеся правительства и его административного аппарата.
   Светская власть в лице короля усилила свой контроль над церковью уже в начале XVI в. Болонский конкордат 1516 г. предоставил королю исключительное право назначать кандидатов на посты высших иерархов католической церкви во Франции. Очень скоро последующее утверждение этих кандидатур превратилось в формальность. В результате выдвижение на высшие церковные должности фактически стало одним из видов королевского пожалования.
   Укрепление власти короля сопровождалось резким ростом бюрократического аппарата и усилением его влияния.
   Формирование государственного аппарата во Франции рассматриваемого периода характеризуется рядом особенностей. Во-первых, многие должности правительство продавало, что приносило немалый доход монархии, но имело и отрицательные последствия. Великое множество чиновников заполонило страну. Держатели государственных должностей чувствовали себя относительно независимо по отношению к монархии, которая не могла уволить их с государственной службы (отзыв был возможен, если чиновник совершил должностное преступление, установленное в судебном порядке).
   Во-вторых, в период политических кризисов XVI в., особенно во. время религиозных войн, правительство с целью привлечения на свою сторону знати вынуждено было передать ее представителям некоторые важные посты в государственном аппарате: губернаторов, бальи, прево и некоторых других. Эти должности затем по традиции стали достоянием отдельных аристократических семей.
   В итоге часть государственного аппарата, созданного в период сословно-представительной монархии, не соответствовала своему первоначальному назначению. Она оказалась в руках тех кругов, которые стремились возродить провинциальный сепаратизм, укрепить свою корпоративную автономию.
   В принципе правительство могло обновить кадровый состав отдельных звеньев государственного аппарата, изменить основы его комплектования. Но это неизбежно вызвало бы новую вспышку недовольства “дворянства шпаги” и “дворянства мантии”. Корона не могла также выкупить все проданные должности (на это у нее не хватило бы средств).
   Проблема была решена иным путем. Старый государственный аппарат был сохранен, но наряду с ним стали создавать новую систему государственных органов. Важнейшие посты в ней стали занимать лица, назначаемые правительством, которое в любое время могло их отозвать. Как правило, это были люди незнатные, но обладающие специальными знаниями, а главное, преданные монархии. В их ведение были переданы важнейшие управленческие функции. В итоге в стране одновременно действовали государственные органы, которые условно могли быть разделены на две категории. К первой относились учреждения, унаследованные от прошлого, с системой продаваемых должностей и частично контролируемые знатью. В их ведении в конечном итоге оказалась относительно второстепенная сфера государственного управления. Вторую категорию представляли органы, созданные абсолютизмом и составившие основу управления. Они как бы накладывались на систему управления первой категории. Чиновники этих учреждений назначались правительством, должности не продавались.
   В целом бюрократический механизм абсолютизма был чрезвычайно сложным, громоздким; разбухшим от огромного числа подчас ненужных учреждений. Многие органы не имели четко очерченной компетенции и нередко дублировали друг друга. Все это способствовало росту волокиты, коррупции и иных злоупотреблений, которые в последнее столетие абсолютизма приняли невиданные ранее размеры. Государственный аппарат стоил стране огромных средств.
   Центральные органы государственного управления представляли собой ряд различных учреждений, созданных в разные периоды.
   Государственный совет. В его состав входили представители высшей придворной аристократии и “дворянства мантии”. Государственный совет практически превратился в высший совещательный орган при короле. Его дополняли специальные советы: совет финансов, совет депеш (сообщения с мест) и т. д.
   Значительные средства получали с помощью различных таможенных сборов, которые собирались не только на границах, но и внутри страны. Хотя раздробленность Франции была ликвидирована, правительство, руководствуясь главным образом фискальными соображениями, сохранило внутренние таможни. Не случайно тогда говорили, что дешевле привезти соль из Китая, чем провезти ее внутри страны с юга на север.
   В пользу короны шли судебные пошлины и штрафы, гильдийские и ремесленные сборы, выручка от продаж королевских регалий, т. е. исключительных прав короля на производство и продажу определенного вида продукции (пороха, соли и т. д.).
   Суд. Одновременно функционировало несколько судебных систем. Были суды королевские, сеньориальные, городские, церковные. Суды нередко дублировали друг друга, усиливая этим волокиту. Бесконечно тянулись споры о подсудности.
   В рассматриваемое время продолжалось усиление королевских судов. В соответствии с Орлеанским ордонансом (1560 г.) и Мулинским ордонансом (1566 г.) им стало подсудно большинство уголовных и гражданских дел. Эдикт 1788 г. оставил сеньориальным судам в области уголовного судопроизводства лишь функции органов предварительного дознания. Им были подсудны гражданские дела с небольшой суммой иска, но они могли по усмотрению сторон сразу же передаваться в королёвские суды. Королевская юстиция получила право эвокации, т. е. принятия к своему рассмотрению любого дела из некоролевского суда, на какой бы стадии судебного разбирательства оно ни находилось. Исключение составляли некоторые церковные дела.
   Однако эти меры не привели к улучшению деятельности судов, так как сама структура королевской юстиции была крайне сложной и противоречивой. Общие королевские суды состояли из трех инстанций: судов превотальных, бальяжных и судов парламентов. Особыми правомочиями пользовался Парижский парламент, в состав которого наряду с советниками (судьями по профессии) входили 160 пэров Франции. При рассмотрении наиболее важных дел его заседания возглавлял король.
   Не меньшее значение имел Государственный совет, которой был одновременно высшим органом управления и высшим судом, наделенным правом изъятия любого дела из ведения парламентов для проверки правильности применения ими норм права; Государственным советом разрешались споры о подсудности.
   Помимо общих судов функционировали суды специальные. Фактически каждое ведомство имело свой суд, где рассматривались дела, затрагивавшие ведомственные интересы. Так, судебными функциями были наделены Счетная палата, палата косвенных налогов, управление монетного двора. Особую значимость имели военные суды. Были суды морские и таможенные. Вершиной всей этой судебной пирамиды был король, который мог принять к своему личному рассмотрению или поручить своему доверенному лицу любое дело любого суда.
   Неопределенность компетенции, наделение судебными функциями административных органов, многозвенность юстиции создавали благоприятную почву для царивших в судах произвола и волокиты. Тон в этом задавали правительство и сам король.
   Начиная с правления Ришелье в постоянную практику вошло бессрочное тюремное заточение по приказу короля. Короли выдавали своим приближенным бланки приказов, где не были указаны имена. Обладатель такого документа мог вписать фамилию неугодного ему лица и упрятать его в тюрьму. Бланки приказов очень часто оказывались в руках фаворитов и фавориток короля, которые, используя их, сводили счеты с неугодными им лицами. Практика применения таких приказов (“летр де каше”) приняла массовый характер. Во времена Ришелье их было использовано более 50 тыс.
   Армия. При абсолютизме завершилось создание регулярной армии. Рост экономических ресурсов государства позволил значительно увеличить ее численность и улучшить оснащенность.
   Армия по-прежнему имела ярко выраженный сословный характер. В принципе присвоение офицерских званий допускалось всем отличившимся в боях независимо от их сословной принадлежности. Но на практике подобные случаи были крайне редки, а затем такой порядок вообще отменили. В соответствии с законом 1681 г. кандидату на должность офицера следовало доказать свое дворянское происхождение не менее чем в четырех поколениях.
   Среди завербованных в солдаты было немало деклассированных, откровенно уголовных элементов. Широко практиковался наем иностранцев. Все это еще более увеличивало изоляцию армии от народа. В воинских частях господствовала отупляющая муштра. В качестве меры наказания солдат широко применялась порка. Казнокрадство и произвол, царившие в армии, являлись отражением глубокого кризиса, охватившего всю систему французского абсолютизма в целом. Во второй половине XVII в. боеспособность армии резко понизилась.
   Абсолютизм был последним этапом в истории французского феодального государства. В ходе Великой французской революции конца XVIII в. феодализм и его основные государственно-правовые институты были ниспровергнуты.

 
< Пред.   След. >