YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История государства и права зарубежных стран (Под ред. проф. К.И. Батыра) arrow § 2. Расцвет феодальных отношений
§ 2. Расцвет феодальных отношений

§ 2. Расцвет феодальных отношений

   Нормандское завоевание. В 1066 г. Англия вновь подвергается захвату, на этот раз нормандским герцогом Вильгельмом Завоевателем. Англо-саксонская знать, оказавшая сопротивление завоевателям, была большей частью истреблена, а ее земельные владения стали военной добычей Вильгельма и его баронов.
   Все, кто получил землю, становились вассалами короля. Среди них различались великие бароны, бывшие крупными землевладельцами, малые бароны, или рыцари, получившие землю на условиях военной службы в пользу короля, и лица, получавшие землю от баронов. Благодаря этому обстоятельству феодальный строй был более четко организован, чем, например, во Франции. В Англии действовало правило “вассал моего вассала — мой вассал”. Это способствовало значительному усилению центральной власти и в то же время препятствовало развитию децентрализаторских стремлений.
   Это объясняется главным образом тем упорным и продолжительным сопротивлением, которое оказало англо-саксонское население захвату и разграблению его земель нормандской знатью. В этих условиях бароны Англии были вынуждены поддерживать королевскую власть и терпеть ее усиление, чтобы держать в повиновении порабощенный народ. Кроме того, земельные владения нормандской знати не составляли единых, слитных массивов, они были разбросаны по всей стране, что препятствовало образованию независимых феодальных сеньорий.
   Усилению королевской власти в Англии способствовали огромный земельный фонд короля, составивший около 1/7 всей пахотной земли Англии, а также наличие постоянных налогов. Наконец, в отличие от порядков, существовавших на континенте, вассалы английского короля были обязаны по отношению к нему не только военной службой, но и денежными взносами.
   Чтобы не допустить превращения графств в автономные княжества, король запретил шерифам графств иметь в своем должностном округе крупные землевладения — маноры. Кроме того, короли соблюдали все старинные обычаи и сохранили англо-саксонские учреждения, которые способствовали централизации государственной власти.
   Через 20 лет после завоевания, в 1086 г., в Англии была произведена перепись населения, земли, скота, орудий труда, получившая название Книги Страшного суда. (Она так названа потому, что никого не пощадила, как не пощадит никого и день Страшного суда.) Перепись преследовала две цели: получить сведения, необходимые для сбора гельда — поимущественного налога, и информировать короля о размерах и распределении богатств, земель и доходов его вассалов. Этот документ дает точную картину социальной структуры Англии и свидетельствует о полной феодализации общества.
   Таким образом, нормандское завоевание имело большое значение для Англии, поскольку содействовало окончательному завершению процесса феодализации; усилило королевскую власть и закрепило политическое единство страны; способствовало усилению связей Англии с континентом.
   Государственный строй. В XII в. королевская власть упрочилась. Поддержку королю оказывали все слои населения, заинтересованные, каждый по своим причинам, в укреплении его власти.
   Но долго так продолжаться не могло. Новые бароны, усилив свои позиции как земельные собственники, стали стремиться к самостоятельности. Первое баронское выступление против королевской власти произошло в правление Генриха I (1100—1135), вынужденного дать баронам Хартию вольностей, послужившую началом конституционных изменений в английском феодальном государстве. Со стороны королевской власти были сделаны серьезные уступки, цена которых — относительное спокойствие в государстве.
   В правление Генриха I был значительно усовершенствован центральный государственный аппарат. Королевская курия разделилась на большой совет и постоянный правительственный орган (малую курию). Большой совет созывался три раза в год (на Рождество, Пасху и Троицу) в составе сановников короля, главных его служащих и крупнейших представителей знати страны. В его компетенцию входило давать королю советы по всем вопросам, выносившимся на обсуждение, и заслушивать, решения и законодательные акты короля. Обязательной силы рекомендации совета не имели. Однако король был заинтересован в функционировании этого учреждения, поскольку таким путем он мог добиться признания влиятельными феодалами своих политических действий.
   Малая курия осуществляла высшую судебно-административную и финансовую власть. В ее состав входили королевские сановники: лорд-канцлер, лорд-казначей, камергер, стюард дворца, хранитель личной королевской печати и служащие двора, а также специально приглашаемые прелаты и бароны. При Генрихе I малая курия распалась на собственно Королевскую курию, выполнявшую функцию верховного судебно-административного органа, и Счетную палату (палату “шахматной доски”), ведавшую финансовыми делами короля. Заседания курии возглавлял король, а в его отсутствие — высший юстицитарий. Видное место в управлении занимали канцлер, выполнявший роль государственного секретаря, и казначей, заведовавший королевской казной и возглавлявший Счетную палату. К высшей сановной знати принадлежали также коннетабль и маршал (первый осуществлял юрисдикцию по военным делам, второй участвовал в заседаниях казначейства и судебных собраниях курии).
   Наряду с укреплением центрального аппарата при Генрихе I усилилась также власть на местах. Эту власть осуществляли шерифы.
   Государственный аппарат, созданный Генрихом I, получает дальнейшее развитие в царствование Генриха II (1154—1189).
   Реформы Генриха II. Главное направление реформаторской деятельности Генриха II было связано с укреплением государственной юрисдикции за счет ограничения судебно-административной власти крупных феодальных собственников.
   Судебная реформа (наиболее важная для дальнейшей истории Англии) проводилась правительством Генриха II постепенно, путем изъятия отдельных исков из сеньориальных судов и передачи их суду Королевской курии. Королем в разное время были изданы ассизы (ассизой называли иск, а также распоряжение о расследовании иска): Великая ассиза, ассиза о смерти предшественника, ассиза о новом захвате, ассиза о последнем представлении на приход. Во всех этих случаях речь идет о земле, это земельные иски. Так, согласно Великой ассизе заинтересованная сторона имела право перенести свой иск относительно свободного владения (фригольда) из местного суда в Королевскую курию, заплатив за это соответствующую сумму.
   Ассизами Генриха II из сеньориальной юрисдикции были исключены все уголовные дела, а также значительная часть исков о земельной собственности и ленном владении. Это нанесло чувствительный удар по иммунитетным привилегиям феодальных магнатов. Услугами королевских судов могли пользоваться все свободные люди, но они сохраняли за собой право обращаться по-прежнему и в обычные сотенные и манориальные суды. Королевский суд, хотя и был платным, имел явные преимущества. В нем практиковалось инквизиционное судопроизводство (предварительное расследование дела), в отличие от обычных судов, где установление истины при отсутствии достаточных свидетельских показаний производилось с помощью ордалии (испытаний). Естественно, что в королевский суд обращались охотнее, и сеньориальная юрисдикция в отношении свободных людей неуклонно свертывалась.
   Королевская курия, ставшая постоянно действующим верховным судебным органом, заседала в составе пяти юристов — трех мирян и двух клириков. Она занималась делами кассационного порядка, а также некоторыми категориями исков о собственности. Под ее юрисдикцией находились все непосредственные королевские вассалы. В начале XIII в. Королевская курия разделилась на суд королевской скамьи, ведавший уголовными делами и разбором апелляций, и суд общих тяжб, ведавший делами общего характера.
   Во второй половине XII в. оформился институт разъездных судей. Выезды представителей Королевской курии для контроля над судебной деятельностью шерифов практиковались уже при Генрихе I. С 1176 г. королевские судьи начали ежегодно выезжать в судебные округа, чтобы разбирать иски, преимущественно связанные с интересами короны (“тяжбы короны”). Кроме того, они осуществляли, ревизию местного управления.
   Следующим шагом в развитии королевской юрисдикции было введение института присяжных обвинителей. Согласно ассизам, в каждой сотне назначались 12 полноправных людей и, кроме того, четыре свободных человека из каждой деревни, которые под присягой должны были указать шерифу или королевскому судье всех разбойников, грабителей, убийц, фальшивомонетчиков и поджигателей, а также их пособников и укрывателей, находящихся в пределах данной сотни. Королевские судьи и шерифы на основании этих данных вели расследование, а затем выносили приговор.
   Присяжные времени Генриха II — это не судьи, это просто сведущие люди, дающие под присягой показания о правах своих тяжущихся соседей. Они или были свидетелями факта, или имели о нем достоверную информацию от лиц, бывших свидетелями. Постепенно присяжные становятся судьями, составляющими приговор, а их функция перешла к другим лицам. Принцип расследования через присяжных был применен Генрихом II и к уголовным и к гражданским делам.
   Военная реформа была проведена во второй половине XII в. Сущность реформы сводилась к тому, что для феодалов взамен военной службы был установлен налог, взимаемый с рыцарей каждый раз, когда предстояла какая-либо военная кампания. На эти “щитовые деньги” содержалось наемное рыцарское войско. В то же время Генрих II восстановил пришедшее в упадок народное ополчение. В соответствии с ассизой о вооружении все свободное население Англии обязывалось обзавестись оружием сообразно средствам. В результате проведенной реорганизации военных сил ослабла зависимость королевской власти от воли феодалов в военной области, что способствовало централизации государства.
   В 1164 г. Генрих II предпринял попытку упразднить привилегию духовенства в сфере юрисдикции. Кларендонские постановления ограничивали прерогативы церковных судов и усиливали зависимость церкви от государства. Несмотря на то что эти постановления не были проведены в жизнь из-за оппозиции высшего духовенства, королю удалось ввести в свою компетенцию назначение епископов и несколько ограничить церковную юрисдикцию по делам о государственных преступлениях духовных лиц.
   Великая хартия вольностей. В XIII в. в Англии развернулась острая политическая борьба, определившая ее последующее политическое развитие. Сильной королевской власти противостояли оформившиеся сословия.
   Это было время расцвета феодального строя. Централизация ленных отношений в Англии достигла такого уровня, которого не знал западноевропейский феодализм того времени. Королевская власть осуществляла политическое господство над значительным большинством населения. Противниками сильной королевской власти были феодальные магнаты, которые хотя и не обладали в Англии таким могуществом, как в континентальных странах, но с успехом могли противостоять королевской власти. При Иоанне Безземельном (1199—1216) борьба баронов приобрела национальный характер и получила поддержку других активных политических сил страны — дворянства и городской верхушки. В стране образовался общий антикоролевский фронт, возглавляемый баронами и высшим духовенством. Ситуация обострилась в связи с неудачной внутренней и внешней политикой. Иоанн вел бесперспективную войну во Франции и вступил в конфликт с могущественным папой римским, закончившийся победой последнего. Недовольство вызывали и многочисленные поборы, взимаемые вопреки феодальным обычаям.
   В таких условиях бароны вместе с рыцарями и лондонской верхушкой заставили Иоанна Безземельного 15 июля 1215 г. подписать Великую хартию вольностей. Образцом для нее послужила Хартия вольностей Генриха I, однако по своему содержанию Хартия 1215 г. богаче и шире.
   Центральное место в хартии занимают статьи, выражающие интересы баронов, возглавлявших движение. Баронские лены объявлялись свободно наследуемыми владениями. Король не имел права требовать от вступавшего в наследство молодого барона больше установленного исстари в феодальном договоре платежа — рельефа и обещал не злоупотреблять правом опеки над несовершеннолетними вассалами. Хартия восстанавливала некоторые сеньориальные права баронов, ущемленные в результате расширения королевской юрисдикции; так, запрещалось переносить по королевскому приказу иски о собственности из курии барона в королевскую курию. Король обещал устранить всякий произвол при обложении баронов денежными повинностями. Только в трех случаях бароны были обязаны давать королю умеренную денежную помощь: при выкупе короля из плена, при посвящении в рыцари его старшего сына, в связи со свадьбой старшей дочери от первого брака.
   Вместе с тем некоторые постановления хартии защищали интересы других участников движения. Так, подтверждались существовавшие ранее привилегии и свободы церкви и духовенства, в частности свобода церковных выборов.
   В отношении рыцарей в хартии было предусмотрено обещание баронов не брать со своих вассалов каких-либо сборов без их согласия, кроме обычных феодальных пособий, а также не понуждать их к выполнению повинностей в большем размере, чем тот, который следует по обычаю.
   Хартия подтверждала древние вольности Лондона и других городов, а также право купцов, в том числе иноземных, свободно выезжать из Англии и въезжать в нее, вести торговлю без каких-либо стеснений. В хартии было установлено необходимое для торговли единство мер и весов.
   Свободным крестьянам было обещано не обременять их непосильными поборами, не разорять штрафами.
   Некоторые положения хартии сыграли значительную роль в политической эволюции Англии. Речь идет прежде всего о ст. 12 и 14. В ст. 12 указывается: “Ни "щитовые деньги", ни (какое-либо иное) пособие не должны взиматься в королевстве нашем иначе, как по общему совету королевства нашего”. Статья 14 определяет состав этого совета: “А для того чтобы иметь общий совет королевства при обложении пособием в других случаях, кроме вышеназванных, или для обложения "щитовыми деньгами", мы повелим позвать архиепископов, епископов, аббатов, графов и старших баронов нашими письмами каждого отдельно и, кроме того, повелим позвать огулом, через шерифов и бейлифов наших, всех тех, кто держит от нас непосредственно”. Таким образом, совет королевства — это собрание всех королевских вассалов, которое можно рассматривать как прототип палаты лордов. Если к этому собранию королевских вассалов добавить представителей от графств и городов, то налицо английский средневековый парламент. Таким образом, Великая хартия вольностей была прологом в истории английского парламента.
   Большое внимание заслуживают ст. 39 и 40 хартии. Первая гласит: “Ни один свободный человек не будет задержан или заключен в тюрьму, или лишен имущества, или объявлен стоящим вне закона, или изгнан, или каким-либо иным способом обездолен, и мы не пойдем на него и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных его (его пэров) и по закону страны”. В то время понятием “свободный человек” обозначался феодал. Однако в дальнейшем под “свободным человеком” формально стали понимать всякого свободного жителя Англии. Содержание ст. 39 хартии было впоследствии развито в Петиции о праве 1628 пив Хабеас Корпус Акте 1679 г. Статья 40 хартии, в которой говорится: “Никому не будем продавать справедливость и правосудие, никому не будем отказывать в них или их затягивать”,— тесно связана по своей сути со ст. 39.
   Иоанн Безземельный, впоследствии отступив перед вооруженной силой своих подданных, впоследствии отказался от хартии. Снова началась вооруженная борьба, но смерть Иоанна (1216 г.) помешала довести ее до какого-либо определенного результата.

 
< Пред.   След. >