YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История государства и права зарубежных стран (Под ред. проф. К.И. Батыра) arrow § 3. Якобинская республика
§ 3. Якобинская республика

§ 3. Якобинская республика

   Установление диктатуры якобинцев. 2 июня 1793 г. вооруженные граждане и национальные гвардейцы, руководимые якобинцами во главе с повстанческим комитетом Парижской коммуны, свергли правительство жирондистов.
   3 июня Конвент, где теперь доминировали якобинцы, принял декрет о льготной продаже крестьянам конфискованных у контрреволюционеров земель. Был разрешен раздел общинных земель между жителями общины (декрет от 10—11 июня 1793 г.).
   Особое( значение имел декрет от 17 июня 1793 г., ликвидировавший все оставшиеся и наиболее защищаемые реакцией феодальные права.
   Принятые решения начали немедленно претворяться в жизнь. В результате значительная часть крестьян превратилась в свободных мелких земельных собственников. Это не означало, что исчезло крупное землевладение (были конфискованы земли эмигрантов, церкви, контрреволюционеров, а не всех помещиков; много земель скупила городская и сельская буржуазия). Сохранилось и безземельное крестьянство.
   Одновременно с этим и столь же быстро (в течение первых трех недель) проводились важные преобразования в государственном строе. Была принята новая Конституция.
   Конституция 1793 г. Новая Конституция была принята Конвентом 24 июня 1793 г. По установившейся традиции она состояла из Декларации прав человека и гражданина и собственно конституционного акта. Демократические по своему содержанию, они должны были дать народу политическую платформу для его сплочения. В них нашли законодательное закрепление государственно-правовые взгляды якобинцев, формировавшиеся под влиянием идеологов левого крыла Просвещения. Руководителей якобинцев Робеспьера, Сен-Жюста, Кутона и многих других особенно привлекало учение Руссо о демократической республике, его эгалитаоистские идеи. Эгалитаризм в понимании лидеров якобинцев предполагал только политическое равенство, но и преодоление безмерного имущественного неравенства при сохранении частной собственности в своей работе “Об общественном договоре...” Руссо достаточно четко проводил различие между юридическим и фактическим равенством, подчеркивая возможность сведения свободы к “химере” при чрезмерном имущественном неравенстве. Декларация прав человека и гражданина 1793 г. Новая Декларация воспроизводила основные положения Декларации 1789 г., но отличалась от нее большим демократизмом и революционностью, более радикальным подходом к проблеме политических свобод и прав.
   Декларация начинается с заявления о том, что целью общества является “общее счастье”. Правительство установлено, чтобы обеспечить человеку пользование его естественными и неотъемлемыми правами к числу которых были отнесены равенство, свобода, безопасность и собственность. В таком качестве права на равенство не было в Декларации 1789 г., и это не случайно. Подобно Руссо, якобинцы признавали юридическое равенство в полном объеме (отвергалось деление граждан на активных и пассивных). Но имущественное равенство объявлялось Робеспьером “химерой”, а частная собственность - “естественным и неотъемлемым правом каждого”. Вместе с тем якобинцы высказывались против чрезмерной концентрации богатства в руках немногих. “Я вовсе не отнимаю у богатых людей частной прибыли или законной собственности - говорил Робеспьер,- я только лишаю их права наносить вред собственности других. Я уничтожаю не торговлю, а разбой монополистов; я осуждаю их лишь за то, что они не дают возможности жить своим ближним”. Утопичность такой политики стала очевидна несколько позже, но она не могла не привлечь симпатий простых людей.
   Так же как и в первой Декларации, закон определялся как выражение общей воли, “он один и тот же для всех как в том случае когда оказывает покровительство, так и в том случае, когда карает” Но в его определение вносится важное уточнение: “…Он может предписывать лишь то, что справедливо и полезно обществу.. Закон должен охранять общественную и индивидуальную свободу против угнетения со стороны правящих”.
   Верховенство закона, рассматриваемого как “выражение общей воли” неразрывно связывается с понятием суверенитета народа. “Суверенитет зиждется в народе: он един, неделим, не погашается давностью и неотчуждаем”.
   Вместо понятий “нация” и “суверенитет нации” вводятся понятия “народ” и “суверенитет народа”. Это была не простая смена терминов. Выше говорилось, что нация, трактуемая в духе творцов первой Конституции, рассматривалась как нечто целое — совокупность граждан, от каждого из них в отдельности не зависящая; ее воля не сводится к простой сумме воль отдельных граждан, и поэтому она может по своему усмотрению установить порядок избрания определенного круга лиц, которым доверяются формирование этой национальной воли, осуществление национального суверенитета. Отсюда следовали возможность деления граждан на активных и пассивных, отстранение неимущих от участия в управлении делами государства. В противоположность этому народ рассматривался якобинцами вслед за Руссо как сообщество граждан, которому в целом принадлежит суверенитет “единый, неделимый, неотчуждаемый”. Народный суверенитет не может быть передан одному лицу или группе лиц.
   В этом видели теоретическое обоснование демократической республики, непосредственного участия народа в законотворчестве и государственном управлении, недопустимости имущественных цензов. “Ни одна часть народа не может осуществлять власть, принадлежащую всему народу. ...Каждый гражданин имеет равное право участвовать в образовании закона и в назначении своих представителей”. “Закон есть свободное и торжественное выражение общей воли”. Причем под общей волей понимается воля большинства. Руссо пояснял, что общая воля не требует согласия всех. Оставшиеся в меньшинстве в равной мере с другими участвовали в формировании общей воли, но просто “не угадали ее”.
   Названные принципы должны были стать основой государства, которому предстояло быть гарантом провозглашенных прав и свобод среди провозглашенных прав особое место отводилось свободе. Она определялась как “присущая человеку возможность делать все, что не причиняет ущерба правам другого, обеспечение свободы есть закон” (ст. 6) — формула, традиционная для идей Просвещения. Авторы Декларации конкретизировали ее понятие применительно к государственно-правовым, гражданско-правовым и уголовно-правовым отношениям. Это: а) свобода печати, слова, собраний (ст. 7), право подавать петиции представителям государственной власти (ст. 32), свобода совести (ст. 7); б) свобода заниматься каким угодно трудом, земледелием, промыслом, торговлей (ст. 17). Запрещались рабство и все виды феодальной зависимости: “Каждый может доставлять по договору свои услуги и свое время, но не может ни продаваться, ни быть проданным, его личность не есть отчуждаемая собственность. Закон никоим образом не допускает существование дворни: возможно лишь взаимное обязательство об услугах и вознаграждении между трудящимся и нанимателем” (ст. 18). В развитие этого принципа последующее законодательство установило срочность любого договора личного найма.
   Право на безопасность рассматривалось как право на защиту государством личности каждого члена общества, его прав и его собственности (ст. 8). “Никто не должен быть обвинен, задержан или подвергнут заключению иначе как в случаях, предусмотренных законом, и в порядке, предписанном им же” (ст. 10).
   В Декларации последовательно проводился принцип законности: “Всякий акт, направленный против лица, когда он не предусмотрен законом или когда он совершен с нарушением установленных законом форм, есть акт произвольный и тиранический; лицо, против которого такой акт пожелали бы осуществить насильственным образом, имеет право оказать сопротивление силой” (ст. 11). Развитием провозглашенного принципа явились презумпция невиновности (ст. 13 и 14) и принцип соразмерности налагаемого судом наказания тяжести совершенного преступления (ст. 15).
   Исключительное внимание уделялось праву собственности: никто не может быть лишен ни малейшей части собственности без его согласия, кроме случаев, когда этого требует установленная законом необходимость и лишь при условии справедливого и предварительного возмещения (ст. 19). Так же как и в 1789 г., не проводились различия между отдельными видами собственности, что создавало видимость равной имущественной защиты всех.
   Согласно Декларации 1793 г. “общественная гарантия состоит в содействии всему, направленному на то, чтобы обеспечить каждому пользование его правами и охрану этих прав; эта гарантия зиждется на народном суверенитете” (ст. 23). Отсюда был сделан принципиально новый для французского конституционного права вывод: “Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть священнейшее право и неотложнейшая обязанность” (ст. 35).
   Конституционный акт 1793 г. Демократические принципы Декларации были конкретизированы в конституционном акте, устанавливавшем государственный строй.
   Между этими документами в отличие от конституционных документов 1798—1791 гг. не было принципиальных расхождений. В Конституции 1793 г. воплотились некоторые важные демократические принципы организации государства. Торжественно подтверждалось установление республики. Верховная власть объявлялась принадлежащей суверенному народу, и как следствие этого устанавливалось всеобщее (но только мужское) избирательное право. Возможность избирать предоставлялась всем гражданам, имеющим постоянное место жительства не менее шести месяцев (ст. 11). Каждый француз, пользующийся правами гражданства, мог быть избран на всем пространстве республики (ст. 28).
   Французское гражданство предоставлялось каждому родившемуся и имеющему место жительства во Франции. По достижении 21 года он допускался к осуществлению прав французского гражданина. Эти права мог получить также каждый иностранец по достижении 21 года, проживающий во Франции в течение одного года, живущий своим трудом, приобретший собственность или женившийся на француженке, или усыновивший ребенка, или принявший на иждивение старика; наконец, каждый иностранец, имеющий, по мнению Законодательного корпуса, достаточные заслуги перед человечеством (ст. 4).
   Органом законодательной власти стал Законодательный корпус (Национальное собрание), который “един, неделим и действует постоянно”. Он состоял из одной палаты и избирался на один год. Столь короткий срок, по мнению Робеспьера, исключал возможность чрезмерного обособления депутатов от избирателей.
   В духе идей народного суверенитета Руссо предусматривалось участие рядовых граждан в законотворчестве, в связи с чем вводилась законодательная плебисцитарная система. Законодательный корпус составлял так называемые предложения законов. Их предметом были наиболее важные сферы законодательства: гражданское и уголовное право, бюджет, объявление войны и т. д. (ст. 54).
   Предложения законов направлялись на утверждение первичных собраний, которые образовывались в составе 200—600 граждан, имевших право участвовать в голосовании. Если через 40 дней после рассылки предложения закона в половине департаментов плюс одна десятая часть первичных собраний в каждом из них не отклоняли его, проект считался принятым и становился законом. В случае отклонения проекта предусматривался опрос всех первичных собраний, решение которых по данному вопросу, как следует полагать, становилось окончательным.
   Законодательный корпус получил также право издания декретов, не требующих последующих плебисцитов. Их предметом было все, выходящее за рамки законов.
   Текущее административно-распорядительное управление вручалось исполнительному совету, который образовывался следующим образом: собрание выборщиков каждого департамента выдвигало по одному делегату; из назначенных таким путем 83 кандидатов (по числу департаментов) Законодательный корпус избирал 24 члена исполнительного совета, половина из них подлежала ежегодному переизбранию. Исполнительному совету, действовавшему строго в границах принятых законов и декретов, предстояло руководить деятельностью всех ведомств (министерств), координировать и контролировать ее, назначать высших должностных лиц во все ведомства.
   Революционное правительство. Введение в действие новой Конституции откладывалось до полного разгрома контрреволюции. На время борьбы с ней создавалась система правления, наделенного исключительными правомочиями. Основу революционного правительства (правления) составили учреждения, возникшие еще при жирондистах, но только в якобинской республике начавшие играть активную роль.
   Конвент считался высшим органом государственной власти. Ему принадлежало право издания законов и их толкования. Якобинцы, доминировавшие в Конвенте, оставили, однако, всех депутатов центра — “равнина” сохранилась.
   Непосредственное управление страной возлагалось на специальные комитеты и комиссии Конвента, прежде всего Комитет общественного спасения и Комитет общественной безопасности.
   Комитет общественного спасения стал центром революционной власти. Его значение особенно возросло, когда в его состав вошли Робеспьер, Сен-Жюст, Кутон. Насчитывая 14-15 членов переизбираемый каждый месяц, он тем не менее почти не менял своего состава в течение всего времени нахождения якобинцев у власти. Комитет общественного спасения получил от Конвента исключительные полномочия на руководство обороной страны, текущее управление, включая внешнюю политику. Под его началом и контролем находились все министерства, ведомства, в том числе исполнительный совет.
   Непосредственная борьба с внутренней контрреволюцией была возложена на Комитет общественной безопасности. Он вел расследование всех дел, связанных с контрреволюционной и иной деятельностью, угрожавшей безопасности республики. Лица, уличенные им в преступлении, предавались суду революционного трибунала. В ведении Комитета находилась полиция. Он наблюдал за тюрьмами.
   Важное место в системе революционной власти занял революционный трибунал (ранее — Чрезвычайный уголовный трибунал). В нем было введено ускоренное судопроизводство. Его приговоры считались окончательными, единственной мерой наказания в отношении лиц, признанных виновными, была смертная казнь.
   Не менее важную роль играли комиссары Конвента, наделенные чрезвычайными полномочиями и посылаемые туда, где революции угрожала наибольшая опасность (в армию, ведомства департаменты и т. п.). Под их руководством были проведены важнейшие мероприятия по повышению боеспособности армии ликвидации мятежей, обеспечению страны продовольствием. Нередко комиссары отстраняли от должности генералов, брали на себя фактическое командование войсками. Невыполнение распоряжений комиссаров рассматривалось как тягчайшее преступление и нередко каралось смертной казнью. Комиссары Конвента подчинялись Комитету общественного спасения и были обязаны каждые десять дней посылать ему отчеты.
   С целью усиления влияния центральной власти и ее контроля за местным управлением в департаменты и дистрикты направлялись постоянные уполномоченные правительства — национальные агенты. Исключительную роль в проведении политики якобинцев играли местные революционные, или наблюдательные, комитеты, а также народные клубы и общества. Среди них особое место принадлежало Парижскому якобинскому клубу и его отделениям в различных районах страны.
   По-прежнему огромное значение в политической жизни страны имела Парижская коммуна.
   В сентябре 1793 г. была создана особая Революционная армия для борьбы с мятежниками и спекулянтами, а также для обеспечения Парижа и других крупных городов продовольствием. Ее командиры наделялись исключительными правомочиями, вплоть до применения смертной казни, для чего в обозе каждого отряда везли гильотину. Якобинская республика фактически порвала с католической церковью. Часть якобинцев предлагала заменить католицизм “культом разума”. Начали закрываться церкви. Однако большинство населения встретило “декатолизацию” враждебно. Было принято решение о свободе культов. Но борьба с реакционным духовенством продолжалась.
   Упрочение завоеваний республики. Решающую роль в этом сыграли социальные мероприятия якобинцев. Ими было окончательно ликвидировано феодальное землевладение.
   Значительное внимание якобинцы уделяли социальной политике в городе. Начав с мер помощи безработным, многодетным семьям (один из первых декретов), они затем обратились к решению вопросов о нормировании цен на продукты питания и другие важнейшие потребительские товары (давнее требование трудящихся городов). Робеспьер и его ближайшие сподвижники, сначала отрицательно относившиеся к нормированию, к введению всеобщего максимума, затем, учитывая настроение народа, изменили свое отношение к нему. В развитие декрета от 4 мая 1793 г. Конвент 11 сентября 1793 г. принял декрет, устанавливавший максимальные цены на зерно, муку, фураж. 29 сентября 1793 г. был утвержден декрет “О всеобщем максимуме”, вводивший твердые цены на все основные товары первой необходимости и максимальные размеры заработной платы.
   Претворение в жизнь декретов о “максимуме”, даже несмотря на их частое нарушение торговцами и богатыми крестьянами, в некоторой степени обуздало спекулятивную вакханалию.
   Для контроля за реализацией декрета “О всеобщем максимуме” и упорядочения снабжения в октябре 1793 г. была создана Центральная продовольственная комиссия. В Париже и во многих других городах вводилась карточная система. Более энергично, чем раньше, ведется борьба против спекуляции продовольствием. В результате к концу 1793 г. положение с продовольствием в городах удалось несколько стабилизировать.
   Выдающимся актом якобинского Конвента явилась отмена рабства в колониях: “Жители колоний без различия расы являются французскими гражданами и пользуются всеми правами, установленными Конституцией”.
   Исключительную энергию Конвент проявил при организации обороны от внешних врагов: были созданы и вооружены новые армии, проведена чистка командного состава, на освободившиеся командные должности смело выдвигались способные, подчас очень молодые люди. Слияние добровольческих и кадровых частей привело к повышению боеспособности армии. Декрет о всеобщем ополчении 23 августа 1793 г. дал возможность к началу 1794 г. довести численность вооруженных сил до 1 млн. человек (из них в действующей армии — 600 тыс.).
   Конец 1793 и начало 1794 г. ознаменовались решающими победами на фронтах. Но к этому времени особенно отчетливо проявились негативные стороны правления якобинцев во главе с Робеспьером. Их стремление добиться реализации исповедуемых ими эгалитаристских идей любыми средствами, даже вопреки интересам и настроениям большинства населения страны, стало основной причиной перерождения режима. Созданный во имя борьбы с контрреволюцией, ради претворения в жизнь идеалов демократии он начал превращаться в авторитарный. Революционный трибунал все чаще использовался как карательный орган против не согласных с политикой сторонников Робеспьера, немалую часть которых составили якобинцы, а их никак нельзя было причислить к контрреволюционерам. Репрессиям подверглись и многие другие лица виновность которых по существу не была установлена. Фактическое искажение цели, ради которой был создан революционный трибунал, способствовало внедрению недостойных средств борьбы коррозии нравственности судей. Этому содействовали и некоторые декреты, по замыслу призванные усилить борьбу с контрреволюцией, но не содержавшие каких-либо реальных гарантий защиты прав граждан от необоснованных репрессий и поэтому применявшиеся и против невиновных. Особенно показательным в этом отношении был декрет, вводивший понятие “враг народа”.
   Якобинская республика наряду с ее героическими страницами дала предостерегающий урок истории, когда нетерпение находившихся у власти доктринеров может выродиться в нетерпимость, а революционное насилие, освобожденное от рамок законности, в конечном счете превращается в произвол.
   Падение якобинской республики. К лету 1793 г. основные задачи революции были объективно решены. Продолжавшая богатеть буржуазия мирилась с.крайностями якобинского правления до тех пор, пока угроза реставрации абсолютизма оставалась реальной. Подавление мятежей, военные победы упрочили положение Франции, и с этого времени отношение буржуазии к якобинскому правлению меняется.
   От якобинцев начало отходить и крестьянство, которое поддерживало революционные преобразования до тех пор, пока не были ликвидированы феодальные отношения, установлено их право ч ной собственности на землю. После того как это было достигнуто, крестьяне все решительнее стали выражать свое недовольство политикой твердых цен и всем тем, что с этим связано.
   Сохранение Закона Ле Шапелье, разгром левых течении ослабили влияние Робеспьера и его сторонников на трудящихся городов. Политический террор вызывал все большее недовольство.
   Сужение социальной опоры якобинцев было одной из главных причин их отстранения от власти. 27 июля 1794 г. (или 9 термидора II года по республиканскому календарю) в ходе вооруженного выступления в Париже якобинская республика пала.

 
< Пред.   След. >