YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История государства и права зарубежных стран (Под ред. проф. К.И. Батыра) arrow § 2. Объединение Германии
§ 2. Объединение Германии

§ 2. Объединение Германии

   Северо-Германский союз. Победа над Австрией выдвинула Пруссию на роль объединяющей Германию силы. К осознанию этой роли Пруссия пришла еще в царствование Фридриха II (1712—1786 гг., король с 1730 г.). Пруссия была единственным немецким государством, введшим у себя всеобщую воинскую повинность и всеобщее обязательное обучение. Последнее позволило Пруссии иметь грамотных рекрутов, и это так высоко ценилось, что Бисмарк сказал: “Победа над Австрией была победой прусского школьного учителя!”
   Таким образом, Бисмарк с успехом осуществил политику воссоединения Германии, о которой в 1862 г. он говорил британскому премьеру Дизраэли: “В непродолжительное время я буду вынужден взять на себя руководство политикой Пруссии. Моя первая задача будет заключаться в том, чтобы с помощью или без помощи ландтага реорганизовать прусскую армию. Далее я воспользуюсь первым предлогом для того, чтобы объявить войну Австрии, уничтожить Германский союз, подчинить своему влиянию средние и мелкие государства и создать единую Германию под главенством Пруссии...” Тогда же Бисмарк заявил в ландтаге, что Германия будет объявлена “не речами и парламентскими постановлениями”, но “железом и кровью”.
   Важнейшим итогом австро-прусской войны являлось присоединение к Пруссии ряда северогерманских государств, в том числе Ганновера, Гессенз Кастеля, Франкфурта-на-Майне, Ниссау. Ранее, после войны с Данией, Пруссия насильственно захватила Шлезвиг и Голштейн.
   В Центральной Европе возникло по сути дела новое государство, получившее название Северо-Германского союза.
   Чтобы “монархическая заграница... не совала пальцы в прусский национальный омлет”, Бисмарк был вынужден согласиться ввести всеобщее избирательное право, но о тайном голосовании речи не шло, ибо именно оно, по выражению самого Бисмарка, “противоречит лучшим свойствам немецкой нации” (то же скажет много позже и Гитлер).
   Новое государство в 1867 г. получило и новую Конституцию, отдававшую управление Союзом прусскому королю (“президенту”), канцлеру и двум палатам. Нижняя из них, как мы уже знаем, избиралась на основе всеобщего избирательного права.
   В Союз не вошли южногерманские государства Бавария, Саксония, Вюртемберг й др. Их насильственному объединению в новую империю препятствовала Франция, не без тревоги наблюдавшая за образованием “великой империи” на своих восточных границах.
   В 1870 г. Пруссия спровоцировала войну с Францией (не без воинственных, впрочем, намерений правительства Наполеона III). В этой войне Франция была разгромлена. Северо-Германский союз смог осуществить давно задуманный Пруссией план присоединения южногерманских государств. Присоединение было оформлено договорами, ратифицированными парламентами соответствующих стран. Прусский король был коронован императором объединенной Германии. Таким образом, в центре Европы возникло новое государство — Германская империя.
   Конституция Германии 1871 г. Согласно новой германской Конституции в состав новообразованной империи вошли 22 монархии (среди них Пруссия, Бавария и Саксония) и несколько вольных городов, включая Гамбург. Конституция наделила эти государства незначительной самостоятельностью, постепенно сокращавшейся.
   Главой империи был прусский король, что отвечало реальному соотношению сил во вновь образованном государстве — на долю Пруссии приходилось свыше половины всей территории Германии и 60% населения страны. Королю присваивался титул императора. Он был главой вооруженных сил, назначал чиновников империи, включая главу правительства — имперского канцлера. Императору предоставлялось право назначения членов верхней палаты парламента от Пруссии. Конституция дозволяла ему непосредственное руководство министрами империи и, конечно, самой Пруссии.
   Члены верхней палаты — Союзного совета (бундесрата) назначались правительствами союзных государств. Нормы представительства от каждой земли были установлены в Конституции. При этом Пруссию представляли 17 депутатов из 58, остальные государства имели от одного до шести депутатов.
   По Конституции Союзному совету вручалась законодательная власть — наряду и вместе с рейхстагом — и значительная исполнительная власть (ст. 6). Бундесрат располагал своим аппаратом — комиссиями, специализированными по различным областям общественной и государственной жизни. Самое важное заключалось в том, что бундесрату, помимо нижней палаты и даже наперекор ей (ст. 7), было предоставлено право издания указов, имевших ту же силу, что и закон.
   Пруссия осуществляла свою власть через верхнюю палату империи. Председателем палаты был по положению канцлер империи — прусский министр, назначаемый по воле прусского короля. Это давало Пруссии преобладание в бундесрате. Для отклонения законопроекта об изменении Конституции требовалось всего 14 голосов, между тем Пруссия была представлена в верхней палате первоначально 17 депутатами, затем их стало 22. От Пруссии зависело отклонение любого законопроекта, касающегося перемен в армии и флоте, а также налогов и сборов. Неудивительно, что депутаты мелких государств нередко отказывались присутствовать на заседаниях бундесрата.
   Депутаты нижней палаты парламента (рейхстага) избирались сначала на три года, а с 1887 г.— на пять лет. Конституция отводила рейхстагу важное место в законодательном процессе, но фактическая его власть была сравнительно небольшой. В тех случаях, когда рейхстаг отклонял внесенный правительством законопроект, его, чуть отредактировав, утверждал бундесрат в качестве указа.
   Неоднократные попытки рейхстага установить хотя бы минимальный контроль над исполнительной властью неизменно завершались поражением: бундесрат и правительство блокировали все, что носило признаки либерализма в отношениях между законодательной и исполнительной властями. Таким образом, разделение властей на законодательную и исполнительную в той или иной степени признавалось Бисмарком и его окружением, но системы сдержек и противовесов, направленной на демократизацию власти, так и не было создано вплоть до Веймарской конституции 1919 г.
   Статья 20 Конституции декретировала введение всеобщего мужского избирательного права. Бисмарк, вынужденный ввести этот институт в Конституцию, считал всеобщее голосование вредным и опасным. Эта опасность компенсировалась установлением открытого голосования, обеспечивающего, по- словам Бисмарка, наибольшее влияние людей просвещенных, благоразумие которых диктуется стремлением к надежной “охране собственности”.
   Как уже говорилось, введение всеобщего избирательного права было продиктовано чисто политическими или, лучше сказать, внешнеполитическими обстоятельствами: Бисмарк решил лишить аргументов те европейские державы, которые усматривали в насильственном объединении Германии нарушение воли объединенных народов; нужно было показать “монархической Европе”, что объединение Германии “одобрено народом”.
   Наконец, нелишне сказать, что досрочный роспуск нижней палаты мог быть произведен простым постановлением верхней палаты (бундесрата), и это происходило не один раз.
   Имперское правительство было представлено единственным лицом — канцлером. Кабинета министров не существовало. Министры, ведавшие определенным кругом вопросов, находились в подчинении канцлера, были практически его заместителями по тому или иному ведомству. Подводя основу для такой организации верховной исполнительной власти, Бисмарк писал: “Действительную ответственность в делах большой политики может нести... только один-единственный руководящий министр, а не анонимная комиссия с мажоритарным голосованием”, т. е. совет (кабинет) министров.
   Функции имперского правительства были весьма широкими. Помимо вопросов внутренней и внешней политики, руководства вооруженными силами, средствами сообщения и связи оно ведало также банковским делом и патентами, уголовным и гражданским правом, законодательством о ремеслах и профсоюзах, санитарной и ветеринарной службой и т. п. (ст. 4). На долю местных правительств приходилось главным образом исполнение имперских законов, имевших преимущества перед законами областей.
   Реакционная и абсолютистская по своему духу и заложенным в нее идеям, Конституция 1871 г. была полна юридических нелепостей и несообразностей. Так, император был связан контрассигнатурой канцлера, которого он же был волен назначать и смещать по своему усмотрению. Конституция ограничивала власть императора Союзным советом, но как прусский король он мог приказать своим представителям в бундесрате провалить любой неугодный ему закон, касающийся Конституции, финансов и военного дела.
   По своему социально-политическому содержанию Конституция 1871 г. была выражением компромисса между феодально-юнкерским землевладением и быстро развивающимся прусско-германским капиталом. Причем господствующее положение в Союзе продолжало оставаться, как и до принятия конституции, у помещиков и клерикалов-церковников.
   В создавшейся ситуации не могло быть и речи о ликвидации все еще полуфеодального землевладения и некоторых иных пережитков феодализма вообще. Крепостничество, отступая под натиском времени, приспособлялось — феодальные формы эксплуатации крестьянства заменялись капиталистическими, тем более что законом 1850 г. прусский крестьянин получал возможность выкупа себя и своего имущества из крепостной кабалы.

 
< Пред.   След. >