YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Очерки истории русской культуры (В.А. Головашин) arrow СЛАВЯНЕ В ЗЕРКАЛЕ ИСТОРИИ
СЛАВЯНЕ В ЗЕРКАЛЕ ИСТОРИИ

СЛАВЯНЕ В ЗЕРКАЛЕ ИСТОРИИ

   Прежде чем рассматривать предпосылки создания русской государственности (начало ей положила Киевская Русь объединением восточнославянских и иных племен), надо представить себе, кто такие славяне и когда их далекие предки-протославяне появились на территории Европы. Говоря иными словами, попытаться заглянуть в довольно туманное зеркало истории, чтобы увидеть в нем хотя бы смутные черты неизмеримо далекого прошлого.
   Наиболее достоверные данные об этом прошлом получены сравнительным языкознанием на основе изучения фактов совпадения отдельных терминов в различных индоевропейских языках, к которым относится и славянская группа языков. Индоевропейское языковое единство возникло, очевидно, еще в неолите, когда орудия труда делались человеком в основном из камня, т.е. в каменном веке. Из этого языкового единства в течение многих веков постепенно выделялись и обосабливались языки отдельных народов. Местом обитания племен, породивших позднее эти народы, было огромное пространство от Индийского до Атлантического океанов. По нему в глубокой древности волнами непрерывно перемещались различные племена в поисках благоприятных условий существования или под натиском своих более сильных соседей. Заселение Европы началось, примерно 12 тысяч лет назад и шло вслед за отступающим ледником. Ученые полагают, что индоевропейские племена окончательно заселили Европу за четыре-пять тысяч лет до н. э., когда в Северной Африке и Азии уже возникли государственные образования, ставшие первыми очагами цивилизации на нашей планете. Что же касается славян, то их считают одним из наиболее молодых индоевропейских народов.
   Об образе жизни протославян, еще не выделившихся из общей массы индоевропейских племен, свидетельствуют отдельные совпадения терминов в разных индоевропейских языках, например, " мед" и названия приготовляемых из него напитков. Отсюда можно заключить, что всем индоевропейцам в глубокой древности было знакомо бортничество - сбор меда диких пчел. Отсутствие же общих терминов для названия рыб и орудий земледелия говорит о том, что индоевропейские племена времен неолита мало занимались рыболовством и не знали земледелия. Скотоводство у индоевропейцев становится одним из основных занятий в северной половине Европы (от Рейна до Днепра) на рубеже третьего- четвертого тысячелетий до н.э. Крупный рогатый скот становится мерилом богатства племени (от тех далеких времен в древнерусском языке сохранялось название казны - "скотница").
   Борьба за захват чужих стад и пастбищ вызывала постоянные стычки и войны, заставляла пастушеские племена передвигаться и расселяться по всей Европе вплоть до Волги в ее срединном течении. Все племена перемешивались и меняли соседей по мере продвижения в ту или иную сторону. В первой половине второго тысячелетия до н. э. еще не было ни славянской, ни германской, ни балтийской языковой общности. Примерно, к XV в. до н.э. вся зона европейских лиственных лесов и лесостепей была занята различными индоевропейскими племенами. Они переходили к оседлой жизни, закрепляя за собой территории, необходимые им для выпаса скота и жизнедеятельности. Одновременно росли связи с соседями в виде торгового обмена, складывались особенности культурного развития отдельных племен, в частности, их языковые различия. Из общего индоевропейского языкового единства выделились соседи протославян: германцы, балтийцы, иранцы, данофракийцы, иммерийцы, италики и кельты.
   Несколько позднее индоевропейцев по северной таежной полосе в Восточную Европу вплоть до Прибалтики продвигались племена монголоидного типа финно-угорской языковой общности. Это были племена охотников и рыболовов. Смешение их с индоевропейцами в Восточной Европе, с которыми они часто мирно жили бок о бок на одной территории, породило восточноевропейский расовый тип, который лег в основу северных племен славян Восточной Европы: ильменских славян, полоцких, кривичей, радимичей, дреговичей.
   Южный тип славян (испытавший смешивающее влияние скифских, сарматских, хазарских, печенежских, половецких и других кочевых народов и племен, а также населения ранних греческих, а затем византийских колониальных поселений по северному побережью Черного моря) представляли поляне, тиверцы, угличи, древляне, хорваты. В славянских языках, образованных из диалектов этих племен, остались общие названия элементов ландшафта, что позволяет сделать заключение о месте обитания протославян в зоне лиственных лесов и лесостепей среди холмов и оврагов, озер, рек и болот, но не вблизи высоких гор и моря.
   Большинство ученых, исследовавших данные о возможной прародины славян, считают таковой область к северу от Карпат, где-то в междуречье Одера, Вислы и Дуная. Считается, что на восток Европы до Днепра и части бассейна Десны праславяне пришли позже. Однако в вопросах происхождения славян, мест их обитания и древнейшей истории много предположительного, неясного. Четкого ответа на эти вопросы не дают ни археологические изыскания остатков культуры, ни факты сравнительного языкознания, поскольку на местах археологических раскопок в разное время обитали разные племена, а языки этих племен постоянно испытывали взаимовлияние и заимствовали различные термины. Бесспорным является лишь то, что предки славян - анты и венеды - жили в разлагавшемся общинно-родовом строе, были язычниками и находились примерно на одном культурном уровне, что и их многочисленные соседи, исключая Древнюю Грецию, Древний Рим и Византию, где этот уровень был несравненно выше. Впрочем, религиозные верования протославян определять как язычество не совсем верно. Правильнее считать, что они исповедовали ведизм (от ведать - знать), родственный другим религиям ведического корня в Древней Индии, Ираке и Древней Греции.
   Культурный уровень протославян, а затем и славян во многом определялся средой их обитания. Лес не только кормил их мясной и растительной пищей, но и служил укрытием от вражеских набегов. Лесостепь кормила домашний скот и предоставляла возможность для зачатков земледелия. Реки и озера не только поставляли к столу рыбу, но и служили почти круглый год средствами сообщения. От весны до глубокой осени по ним пролегали водные пути, а зимой - санные.
   Хотя для хлебопашества предпочтительней были обширные лесные поляны в лесостепной полосе и широкие степные массивы, но земледелие у протославян, когда они стали оседлыми, развивалось не здесь, куда легко проникали с разбойными набегами воинственные кочевые племена, а в лесах и называлось "подсечным". В январе (славяне звали этот месяц "сеченем") деревья на выбранном под пашню участке леса подрубались так, чтобы получить сухостой. Затем сухостой валили, пни выкорчевывали, порубки сжигали, получая золу в качестве удобрения участка. Отвоеванные у леса участки звали "радами", хлеб родил на них два-три года. Потом эти участки бросались пахарями, зарастали сорняками и разнолесьем. Заброшенные в лесу пашни называли "лядами" (эти термины древнего подсечного хлебопашества в названиях сел Рада, Ляда, которые сохранились и на территории нашей области). Жили наши далекие предки в наземных столбовых домах летом, а в холодное время года - в полуземлянках. Жилища не имели окон и отапливались "по-черному" глинобитными или каменными очагами без дымоходов и труб. Такой вид отопления сохранялся веками, был он и позднее в "курных", рубленных из бревен избах не потому, что славяне "не додумались" до устройства вытяжки из жилищ дыма, он был нужен для борьбы с насекомыми, прежде всего с комарами, которых в местах проживания славян среди лесных болот, на берегах рек и озер было великое множество. Рядом с жилищами строились хозяйственные помещения для содержания скота, домашних припасов, инвентаря и орудий труда. Погреба с весны забивались льдом и снегом и служили своего рода холодильниками. Археологические раскопки позволяют установить наличие различных ремесел: кузнечного, гончарного, столярного и других. В этих же раскопках в поселениях древних славян обнаружены свидетельства того, что они знали земледелие - орудия труда земледельцев, остатки семян злаковых и бобовых культур, конопли. Последнее говорит о том, что протославяне одевались не только в выделанные шкуры диких зверей и домашних животных, но и в тканые одежды.
   Судя по найденным возле жилищ костям домашних животных, протославяне разводили лошадей, коров, овец, коз. Знали протославяне способы добычи железа из "болотной" руды. Из железа ими изготавливались оружие и орудия труда. Своих убитых в боях и умерших сородичей протославяне сжигали, а прах закапывали в колоколообразных урнах.
   Начиная с середины первого тысячелетия нашей эры известны письменные свидетельства о славянах под именами венедов, антов и склавинов. Византийский историк Прокопий Кесарийский (первая половина VI в.) пишет: "Эти племена, склавины и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считаются делом общим".
   А вот другое свидетельство о славянах в "Стратегиконе", написанном военным советником византийского императора Маврикия (конец VI в.): "Они многочисленны, выносливы, легко переносят жар, холод, дождь, наготу, недостаток в пище. У них большое количество скота и плодов земных... Сражаться со своими врагами они любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах, с выгодой для себя пользуются засадами, внезапными атаками, хитростями, и днем и ночью, изобретая много разнообразных способов. Опытны они также в переправах через реки, превосходя в этом отношении всех людей. Мужественно выдерживают они пребывание в воде, при этом они держат во рту выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне реки, дышат с помощью их. Каждый вооружен двумя небольшими копьями, некоторые имеют также щиты. Они пользуются деревянными луками и небольшими стрелами с пропитанными ядами наконечниками".
   Особенно поразило автора "Стратегикона" свободолюбие славян. "Племена антов, - пишет он, сходны по своему образу жизни, по своим нравам, по своей любви к свободе; их никоим образом нельзя склонить к рабству или подчинению в своей стране". Затем он же говорит о доброжелательности славян к иноземцам, прибывающим в их страну с дружественными намерениями. Они не мстят врагам, попавшим к ним в плен, надолго не задерживают их у себя и обычно предлагают им либо за выкуп вернуться на родину, либо остаться жить среди славян на положении свободных людей. Иначе говоря, славяне не знали рабства в его классической форме, такого, как в Древнем Риме и Византии.
   По византийским источникам, славяне в VI в. занимали огромную территорию от Дуная до Вислы и делились на три большие группы: склавины, анты и венеды, которые говорили на одном языке, имели общие обычаи и законы, жили на последней стадии общинно-родового строя. В VI в. государства у славян еще не было. Многочисленные набеги на Византию осуществлялись племенными союзами, настолько мощными, что посол славян Лаврит мог заявить византийцам: "Родился ли на свете и согревается ли лучами солнца тот человек, который подчинил бы себе силу нашу? Не другие нашей землей, а мы чужой привыкли обладать..." Из византийских хроник известны имена некоторых антских и венед- ских вождей: Добрита, Ардагаста, Мусакия, Прогоста. Под их предводительством многочисленные славянские войска не раз вторгались в пределы Византии, что дало повод византийскому императору Константину Багрянородному с грустью сказать, что Византия "ославянилась". Об успешных походах в Византию свидетельствуют сокровища из найденных в среднем Поднепровье антских кладов: дорогие византийские изделия из золота и серебра - кубки, блюда, кувшины, браслеты, мечи, пряжки.В отличие от Западной Римской империи, павшей под ударами германских племен, Византия еще держалась почти тысячу лет, отражая напор славян, уступая им часть своей территории к югу от Дуная и на Балканах. Когда во второй половине VI в. кочевники-аварцы, известные в истории как гунны, вторглись в Подунавье, византийская дипломатия использовала их для борьбы со славянами. Аварцы разгромили дулебский племенной союз в Прикарпатье, затем тяжелый удар нанесли самому мощному славянскому племенному союзу антов. В начале VII в. аварский каган повел войну с антами, пытаясь вконец истребить их. Антам пришлось уйти в Приднепровье. Этот процесс отражен в "Повести временных лет" сказанием о князе Кие, основавшем на Днепре город Киев, и о внезапном исчезновении аварцев, которых летописец называет "обрами". В движении с Дуная на северо-восток вместе с антами принимала участие, вероятно, и часть венедских племен, занявших на грани VII-VIII вв. северную часть Восточно-европейской равнины. Основными занятиями антов того времени были земледелие и скотоводство.
   Согласно дошедшим до нас письменным источникам общественный строй антов может быть определен как "эпоха военной демократии", переходный период от первобытно-общинного строя к классовому обществу. В этот период шло первоначальное накопление материальных ценностей, приводившее к имущественному расслоению общества. В то же самое время сохранялся ряд особенностей, свойственных первобытно-общинным отношениям (сходы всех мужчин (вече), на которых сообща решались наиболее важные вопросы, всеобщее вооружение мужчин, кровная месть, союзы племен, возглавляемые избранными военачальниками, значительная роль родовых старейшин во всех делах племени).
   На самом раннем этапе формирования феодальных общественных отношений у восточных славянских племен в начале VII в. (после окончания борьбы антов с готами и прокатившейся по юго-востоку и юго-западу Европы волны нашествия гуннов) на Волыни, Верхнем Поднестровье и Побужье из союза славянских племен возникает первое государственное образование, которое в истории известно как "держава волынян".
   В 20-х гг. VI в. (при византийском императоре Юстиниане) восточные и западные славяне вступили в ожесточенную борьбу с Византийской империей и, сокрушив ее оборонительные сооружения на Дунае, вторглись на территорию Балканского полуострова. Затем они появились и в таких частях империи, как Пелопоннесс, острова Эгейского архипелага в Средиземном море, на побережье Адриатического моря и даже в Малой Азии и на северном побережье Африки. Славяне не ушли из пределов Византии и стали основной массой населения, особенно сельского, в ряде ее частей. Так сложились народности южных славян: хорваты, словенцы, болгары, сербы, македонцы, которые впоследствии создали свои государства.
   Вплоть до конца X в. славяне вели ожесточенные войны с Византией, при этом они были нападающей стороной. В 905 907 гг., когда уже существовала Киевская Русь, русский флот и сухопутное войско вновь, в который раз, появились под Константинополем. Византийцы предпочли переговоры военным действиям против русских и богато одарили их, выплатили контрибуцию, согласились уплачивать дань. Важнейшим подтверждением удачного похода на Византию являются договоры русских с греками. Договоры свидетельствуют, что в Константинополе проживали русские купцы и воины; русские служили наемниками в императорских войсках и ходили с ними в походы вплоть до Испании и южных берегов Средиземного моря. В Византии с незапамятных времен жили русские купцы.
   В 907 г. под стенами Константинополя было достигнуто соглашение. Русские получили право беспошлинной торговли в столице империи, русским послам предоставлялось особое "посольское" довольствие, а купцам - месячина в течение шести месяцев, на обратный путь их снабжали якорями, парусами, канатами, продуктами.
   В сентябре 911 г. был заключен еще один договор, который устанавливал порядок урегулирования конфликтов, обмена и выкупа пленных, возвращение беглых рабов и преступников и т.д.
   Существенные перемены в характере отношений с русскими внесло укрепление Византийской империи в 20-30-х гг. X в. и вторжение в причерноморские степи полчищ печенегов. С этого времени печенежская угроза становится важнейшим фактором антирусской политики империи. Однако дружественными отношения между Византией и Русью оставались в 20-х гг. X в. "Клятвенные договоры" с русскими сохранили силу вплоть до похода Игоря в 941 г. В договоре 944 г. как бы признается и вина Византии за происшедший разрыв. Византия не желала более соблюдать условия договоров 907 и 911 гг. Встревожило империю и постепенное укрепление русских на берегах Черного моря. Русские пытались обосноваться в устье Днепра, оставаясь там и на зимнее время. Очевидно, речь шла о попытке русских использовать днепровское устье и другие районы Причерноморья в качестве плацдарма для подготовки весенних и летних военных экспедиций в бассейне Черного моря.
   По договору 944 г. русские должны были защищать Херсон. В договоре подчеркивается, что русский князь не имеет права распространять свою власть на владения империи на северных берегах Черного моря.
   Результатом византийско-русских противоречий был поход Игоря 941 г., который явился неожиданностью для византийцев.
   Лишь в сентябре, стянув значительные силы из Малой Азии, Фракии и Македонии, византийцы вытеснили русских.
   Несмотря на неудачу, русский князь принялся готовиться к новому походу. В 943 или 944 гг. Игорь, заключив союз с печенегами, выступил по суше и по морю против Византии. Однако императорские послы сумели склонить Игоря к миру. Был заключен новый договор, более благоприятный для византийцев, чем договор 911 г.
   В течение четверти века после заключения договора 944 г. отношения Византии и Руси были мирными.
   В 957 г. Русь сделала шаг навстречу империи: русская княгиня Ольга в сопровождении большой свиты была принята Константином VII Багрянородным. Однако в это время в отношениях Руси с империей проскальзывают черты настороженности и враждебности. Константин Багрянородный видел в Руси врага и делал ставку на печенегов как на союзников против русских. Ольга осталась недовольна приемом.
   Противоречия, нараставшие между Византией и Русью, вылились в конце 60-х начале 70-х гг. в крупное военное столкновение.
   Официально в июле 968 г. отношения Руси с Византией были дружественными: 20 июня этого года русские корабли еще стояли в константинопольской гавани.
   В результате дипломатических маневров Византии печенеги весной 969 г. осадили Киев. Однако завоевать и подчинить себе Киевскую Русь не удалось ни им, ни позже появившимся половцам.
   Российские историки всячески пытались поставить под сомнение указанный в "Повести временных лет" факт призвания восточными славянами на княжение "варягов". Но в этом, по меркам того времени, ничего не было особенного, порочащего самостоятельность и достоинство складывающейся будущей русской нации.
   И ранее племенные старшины выбирали и "призывали" наиболее талантливых военачальников с их дружинами на роль предводителей - вождей объединенных союзных воинских формирований для набегов на Византию или отражения вражеских нашествий. Однако их власть кончалась сразу же после выполнения поставленной воинской задачи. Известно, например, как это решалось новгородским вече, неоднократно призывавшим на княжение таких военачальников с их дружинами и изгонявшим "варягов" после отпадения надобности в них. Закрепление власти "варягов" на княжение в землях восточных славян явилось не признаком их слабости, а результатом непрекращающей- ся надобности в военных вождях, результатом перехода этих племен от первобытнообщинного строя к раннефеодальному, что в те давние времена являлось общим процессом у всех "варварских" племен в Европе. "Варяги" не принесли в Восточную Европу ни свой язык, ни свою культуру, они, говоря современным языком, обрусели здесь. А их военачальники-князья способствовали созданию у восточных славян их собственного государства - Киевской Руси, а не завоевали и не присоединили эти земли к существующим в то время "варяжским" княжествам в Скандинавии. Долгое время, на протяжении не одного столетия, шло объединение восточнославянских племен в Киевскую Русь, ставшую их первым государством.
   При изучении древней истории русского народа исследователи обращают внимание на индоевропейские корни русского менталитета, закрепившиеся в языке и верованиях народа. Эта основа менялась в процессе движения далеких предков славян из Азии в Европу и назад с Карпат до тех пор, пока они не обрели более или менее постоянное место проживания в середине первого тысячелетия нашей эры на территории современной Украины, Белоруссии и западной части центральной России.
   Вот на этих степных землях в условиях континентального климата с короткими летними периодами и долгими зимами, сильными морозами начиналась историческая жизнь Киевской Руси.
   Срединное положение между Западом и Востоком, между Азией и Европой имело и положительные и отрицательные стороны. Древняя Русь постоянно испытывала давление с запада (немецкое, польско-литовское). С юга и востока тревожили кочевники, оттуда же прокатилось в XIII в. татаро-монгольское нашествие, принесшее Руси страшные испытания и надолго замедлившее ее развитие. Русь приняла на себя этот удар, защитив Европу.
   В то же время то, что Русь была перекрестком востока и запада, севера и юга, многое давало ей. Великий путь ''из варяг в греки'' служил развитию торгово-политических отношений, обогащению культур общающихся народов.
   Из Византии и Греции пришло на Русь христианство. Великий шелковый путь в его северокавказском и волжском ответвлениях тоже шел по территории Руси и служил делу взаимообогащения культур.
   Домонгольский период истории Киевской Руси продолжался около четырех столетий (середина IX - середина XIII вв.). За это время Киевская Русь из первобытно-общинной стала феодальной (рабовла- дельчество не получило в ней ничего, кроме зачаточных проявлений), из языческой она превратилась в один из оплотов христианства, не утратив при этом некоторых языческих культов. Из безвестной окраины исторической жизни она становилась сильным государством, которого побаивались даже такие могущественные соседи, как Византийская империя и Хазарский каганат. Страна деревянных полузем- ляночных поселений становилась страной каменных городов, удивлявшей иностранцев, называвших ее страной городов. По данным А.А. Тиц, городов в Киевской Руси в середине XIII в. было более трехсот.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. К какому цивилизационному типу относится культура России?
2. Кто такие протославяне и с каких пор о них известно истории?
3. Какова была материальная культура древних славян?
4. Ареал расселения протославян?
5. Что представлял собой общинно-родовой строй у венедов и антов?

 
< Пред.   След. >