YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Очерки истории русской культуры (В.А. Головашин) arrow ЗОДЧЕСТВО XV–XVI ВВ.
ЗОДЧЕСТВО XV–XVI ВВ.

ЗОДЧЕСТВО XV–XVI ВВ.

   С конца XV столетия в развитии русского зодчества, как и в истории культуры, определился новый этап, обусловленный крупными переменами, которые произошли в жизни русских земель. Объединение страны в единое государство и прогрессирующее укрепление его силы, свержение монголо-татарского ига и рост международного значения и международных связей России, усиление общения с западноевропейской культурой, наконец, значительное увеличение материальных средств государства, развитие городского ремесла - все это создавало новые материальные и идейные условия развития зодчества.
   Подъем строительной деятельности выразился не только в довольно значительных реставрационных работах, но и в сооружении новых каменных зданий, в расширении масштабов каменного строительства. Здесь начинается проникновение каменного строительства в некультовые постройки.
   Возводились не только храмы, но и монастырские трапезные, и палаты знати. Характерным новшеством конца XV в. стало распространение кирпича и терракоты. Традиционное белокаменное строительство уступало место кирпичной кладке, только фундаменты обычно строились из камня. Производство кирпича приобрело сравнительно широкий размах и открыло новые технические и художественные возможности для зодчих. Одним из интересных памятников светского каменного зодчества конца XV в. является дворец в Угличе, сложенный из кирпича и богато украшенный узорной кирпичной кладкой в верхней части фронтонов.
   В 1476 г. в Троице-Сергиевом монастыре была возведена Троицкая церковь, ныне называющаяся Духовской. В ней соединились некоторые характерные приемы московского и псковского зодчества. Идущие от московских приемов килевидные закомары и перспективные порталы сочетаются с аркой- звонницей под барабаном, связанной по типу с характерными псковскими звонницами XV в. Сочетает различные приемы и построенный в 90-х гг. XV в. в собор Ферапонтова монастыря на Белоозере.Первоначальный ансамбль кремлевских построек был создан еще во второй четверти XIV в. Главное культовое здание московских великих князей и митрополитов - Успенский собор - совсем обветшало. Соборные своды подперли большими бревнами, чтобы они не рухнули. Но не только бедственное положение Успенского собора определило решение Ивана III и митрополита Филиппа о постройке нового собора. В 1471 г. Иван III вернулся в Москву после успешного похода против Новгорода. В борьбе с самым могучим своим противником Москва одержала решающую победу. Совсем близким стало время объединения всех русских земель в "вотчине" великого князя. Победа над Новгородом и должна была быть увековечена строительством в Москве нового Успенского собора, который должен был превзойти своим величием древнюю Новгородскую Софию и воплотить могущество объединяемого Москвой Русского государства. Кроме того, строительство собора должно было укрепить положение церкви в государстве.
   Митрополит Филипп не пожалел средств для строительства нового Успенского собора. Были дополнительно обложены сборами церкви. Из чужеземного плена выкупили холопов-мастеров, знавших строительное дело. Пригласили для руководства строительством В.Д. Ермолина и И.В. Ховрина, но между ними произошла какая-то "пря", и Ермолин отказался участвовать в этом деле. Собор стали строить отец и сын Ховрины, которые поручили непосредственную организацию дела мастерам Ивану Кривцову и Мышкину. Им было наказано построить собор по образцу Успенского собора во Владимире. Мастера съездили во Владимир и весной 1472 г. начали строить новый собор вокруг старого здания, потом старые стены разобрали и, спустя два года, подводили новое здание уже под своды. Но однажды майским вечером 1474 г. недостроенное здание неожиданно развалилось.
   Великий князь послал за псковскими мастерами. Приехав в Москву, псковичи осмотрели развалившуюся постройку и пришли к выводу, что причиной катастрофы явился плохой раствор извести, а так же неудачный расчет тяжести сводов, легших на облегченную северную стену с лестницей внутри. Сказалось длительное отсутствие опыта в возведении крупных сооружений.
   Несмотря на предложение великого князя, псковичи не взялись продолжать постройку. Пришлось искать иноземного мастера, и отправлявшийся тогда в Венецию государев посол Семен Толбузин получил наказ: привезти из Италии лучшего "муроля" - мастера каменного дела.
   В марте 1475 г. вместе с Толбузиным приехал в Москву знаменитый болонский инженер и архитектор Аристотель Фиораванти, которому и было поручено строительство Успенского собора. Аристотелю было тогда уже около 60 лет, и он имел большой опыт зодчества, военно-фортификационного искусства, литейного дела, механики. Осмотрев развалины сооружения, он подтвердил мнение псковских мастеров. Затем он быстро и остроумно разбил оставшиеся стены (ударами окованных железом дубовых брусьев, а также выборкой нижней части стен, под которые подставили поленья, потом подожгли их, и стены рухнули.) и приступил к делу заново. В селе Калитникове построили кирпичный завод и стали делать прочный кирпич. Показал Фиорованти и как делать известь - такую, что наутро ее нельзя было отковырнуть даже ножом. Вырыли глубокие рвы для фундаментов, заложив дно их дубовыми сваями. Толпы москвичей смотрели на необычные строительные приемы итальянского мастера. Летописец особо отметил, что "хитрый" Аристотель все делал "в кружало" и "в правило", т.е. пользовался циркулем и линейкой.
   Заложив здание, Фиораванти отправился сначала во Владимир, а потом проехал через Ростов в Ярославль на Север, в Утюг Великий. Возможно, что на обратном пути он побывал и в Новгороде. Таким образом, итальянский мастер обстоятельно познакомился с традициями и приемами русского зодчества. Благодаря этому Аристотелю удалось создать в Успенском соборе выдающееся произведение именно русского национального зодчества, обогащенное некоторыми элементами итальянской архитектурной культуры эпохи Возрождения. Успенский собор был закончен в 1479 г. Это великолепное сооружение явилось вместе с тем отнюдь не подражанием владимирскому собору, а совершенно новым; самостоятельным произведением, превзошедшим рекомендованный образец.
   Сходство с Владимирским собором не выходит за рамки нескольких внешних элементов: оба храма имеют по пять глав и украшены аркатурным поясом по стенам. Но во владимирском соборе - 14 столпов, а московский стоит на 6 столпах, причем четыре из них Аристотель сделал не квадратными, как обычно в русских постройках, а круглыми. Вместо трех апсид алтарной части владимирского собора в московском Фиораванти устроил пять апсид, спрятав их за мощные угловые пилястры. Четыре прясла стены завершены спокойными полукружиями. Тот же круговой ритм воплощен в мощных, симметрично расположенных барабанах пяти куполов. Массивные, гладкие стены лишены украшений. Все здание проникнуто как бы торжественной величавостью и вместе с тем очень четким, строгим ритмом. Здесь нет ни внешней пышности, ни бьющей в глаза нарядной декоративности. Государственная сила и строгость нашли превосходное воплощение в четких формах Успенского собора. Такое же внушительное впечатление производил Успенский собор и внутри, с его очень свободными в сравнении с другими постройками XV в., внутренним пространством. Высокая строительная техника позволила Аристотелю увеличить внутренний объем собора за счет прочных, но и необычайно тонких стен и столпов. В 1514-1515 гг., собор был расписан фресками и приобрел нарядный вид. Стенопись была "вельми чудно и всякой лепоты исполнена". Современники с восторгом отзывались об Успенском соборе: "Бысть же та церковь чудна вельми величеством, и высотою, и светлостью, и звоностию, и пространством, такова же прежде того не бывала в Руси, опроче Владимирскиа церкви, а мастер Аристотель".
   Успенский собор стал не только главным сооружением великолепной Москвы, но и классическим образцом монументального церковного зодчества XVI в. Пятиглавие московского Успенского собора, его основные формы и пропорции многократно повторились в различных вариантах в соборах того времени.
   Возможно, что в выработке планов перестройки Кремля принял участие Аристотель Фиораванти. Вскоре из Италии приехали еще специалисты-строители: Пьетро Антонио Солари, Марко Руффо, два Алевиза и др. В 1485 г. началось сооружение новых стен Кремля, закончившееся лишь в 1516 г.
   Сначала укрепили южную сторону Кремля. Антон Фрязин построил проездную башню с тайником для убывания воды (Тайнинскую). В 1487 г. Марко Руффо начал строительство Беклемишевской башни в юго-восточном углу Кремля, в 1488 г. в юго-западном углу Антон Фрязин поставил Свибловскую башню. Построенные башни соединили несколько изломанной по линии стеной с меньшими стрельни- цами, и южная часть города, выходившая к Москве-реке, была укреплена. Затем стали строить другие башни и стены. Пьетро Солари поставил в 1490 г. с западной стороны Кремля башню у Боровицких и с восточной стороны - башню у Константиноеленинских ворот и вывел стену от Свибловской до Боровицкой башни. В 1491 г. он вместе с Марко Руффо заложил на восточной стороне новую Фроловскую (ныне Спасскую) башню, разобрав постройку В.Д. Ермолина с барельефами, и Никольскую башню. Тогда же на Спасских воротах была помещена сохранившаяся до сих пор надпись на русском и латинском языках: "Иоанн Васильевич, божей милостию великий князь Владимирский, Московский, Новгородский, Тверской, Псковский, Вятский, Угорский, Пермский, Болгарский, и иных и всея России государь в лето 30 государствования своего сии башни повелел построить, а делал Петр Антоний Соларий, Медиоланец, в лето от воплощения Господня 1492 г."
   Также Соларий поставил круглую Собакину (ныне Арсенальную) башню, в основании которой с большим искусством заключен был обильный родник. Солари вскоре умер, но строительство стен продолжалось Алевизом-миланцем.
   Теперь стали укреплять берег вдоль реки Неглинной и в целях противопожарной безопасности снесли с этой стороны все дворы. В 1495 г. была заложена последняя, Троицкая, башня.
   В 1505 - 1509 гг., уже при Василии III, Алевиз построил усыпальницу великих князей - Архангельский собор. В противовес строгому виду Успенского собора Архангельский собор внешне очень наряден и декоративен и даже мало походит на храм. Во внешнем облике Архангельского собора многое взято от приемов зодчества итальянского Возрождения, но внутренняя основа собора сохранена в духе традиций русского зодчества (куб, увенчанный пятиглавием).
   Одним из памятников монастырского крепостного строительства XVI в. является сохранившаяся в Москве башня "Дуло" Семенова монастыря. Она была выстроена в 80-90-х гг. XVI в.
   Историки искусства отмечают, что богатый опыт сооружения храмов Вознесения и Иоанна Предтечи подготовил возникновение такого шедевра русского и мирового зодчества, каким явился знаменитый Покровский собор на Красной площади в Москве, именуемый часто "Василием Блаженным" - по наименованию одного из его приделов. Покровский собор был воздвигнут как памятник очень важной для России победы над Казанским ханством.
   Его создателем был русский мастер Постник Барма Яковлев. Собор строили с 1555 по 1560 гг. Царь и митрополит Макарий поручили построить собор, состоявший из восьми приделов, но мастер иначе решил задачу, - он сделал собор девятиглавым, разместив восемь приделов вокруг одной, центральной оси, смещенной в сторону Кремля. Центр собора был увенчан большим шатром, вокруг которого расположились яркие своеобразные купола приделов. Собор как бы объединяет девять небольших церквей, символизируя объединение русских земель и княжеств под властью Москвы. Главная расположена под центральным шатром, четыре церкви стоят по концам креста, еще четыре, меньшего размера, расположены по диагональному кресту. Все девять церквей конструктивно слиты в одно здание, все они расположены на одном каменном помосте и связаны галереей. Первоначально храм был белым, его главы покрыты побеленным железом.
   Середина XVI в. была временем, когда в разных концах страны возводились разнообразные по типу сооружения, и тогда каменное строительство достигло в целом еще больших масштабов. Особенно надо отметить развитие традиций шатрового строительства, получивших воплощение во многих постройках.

 
< Пред.   След. >