YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Очерки истории русской культуры (В.А. Головашин) arrow КНИГОПЕЧАТАНИЕ ДРЕВНЕЙ РУСИ
КНИГОПЕЧАТАНИЕ ДРЕВНЕЙ РУСИ

КНИГОПЕЧАТАНИЕ ДРЕВНЕЙ РУСИ

   Закономерным было появление типографского станка в Европе в середине ХУ столетия. Книгопечатание было детищем того явления культурной и общественной жизни, которое известно под названием Ренессанса или Возрождения. Возникнув в Италии на рубеже XIII и XIV столетий, оно вскоре распространилось и на другие страны. В противовес феодальному аскетизму деятели эпохи Возрождения заявляли о своем интересе к человеку, провозглашали веру в его безграничное могущество. Их называли гуманистами. С первых же шагов гуманизм был неразрывно связан с книгой, пока еще рукописной.
   Развитие ремесла и становление промышленности вынуждали человечество заняться систематизацией и распространением знаний, накопленных в предшествующие века. Сделать это можно было лишь с помощью массовой книги.
   Книгопечатание с первых же своих шагов стало оппозицией церковно-феодальной и рыцарской образованности. Вместе с университетами в городах Европы появляются начальные школы как при монастырях, так и при городских магистратах. Для них требовались учебные пособия, ставшие первыми массовыми печатными книгами-букварями и учебниками по арифметике.
   Появление типографского станка - важнейшая веха в истории человеческой культуры. Именно с этого времени устное слово, записанное, а затем размноженное в десятках, сотнях и тысячах оттисков, стало важнейшим орудием воспитания и просвещения, инструментом распространения знаний. Постепенно книга превратилась в мощное политическое и идеологическое оружие, активно влияющее на самые различные сферы общественной жизни. Книгопечатание стало одной из необходимых предпосылок буржуазного развития ряда стран Европы наравне с изобретением пороха и компаса. Историю книгопечатания следует начать еще с XI в., когда китайский кузнец Би Шен изготовил первую наборную форму из глиняных литер. Но лишь немецкий изобретатель Иоганн Гутенберг в 1440 г. в городе Майнце облек в реальные технические формы идеи, которые высказывались и ранее, нашел конкретное наилучшее решение проблемы, поставленной перед человечеством всем ходом мировой истории. Печатный станок, изобретенный Гутенбергом, просуществовал без принципиальных изменений вплоть до XIX в.
   Жизнь Иоганна Гутенберга прошла в трудах и хлопотах. Лишь под старость он получил возможность жить, не заботясь о хлебе насущном. Архиепископ Адольф Нассауский пожаловал Гутенбергу придворный чин и пожизненную пенсию.
   Первую славянскую книгу, набранную кириллицей, отпечатал в Кракове печатник Швайпольт Фиоль.
   Книгопечатание в Кракове возникло на достаточно высокой материально-технической базе, причем очень рано - всего лишь два-три десятилетия спустя после начала книгоиздательской деятельности Иоганна Гутенберга. Первые польские книги выходили на латинском языке. С техникой краковской латинской типографии, безусловно, был знаком и Фиоль. Но, в отличие от своих предшественников, он стал печатать книги на славянском языке.
   В числе вдохновителей и покровителей Фиоля были братья Ян и Станислав Турзо, сыновья богатейшего купца, предпринимателя и банкира. В типографии Фиоля осваивал мастерство книгопечатания студент Краковского университета, будущий словацкий первотипограф Микулаш Штетина. Редактировали первые славянские книги известные ученые, преподаватели университета Станислав Биль из Новомяста, Юрий из Дрогобыча, Павел из Кросно и др.
   Фиоль выпустил в своей типографии четыре книги: "Октоих", "Часослов", "Триодь постная" и " Триодь цветная". Все они, что вполне естественно для того времени, были богослужебными и широко использовались православной церковью.
   Для своего времени Фиоль был неплохим коммерсантом и изобретателем, однако не эти заслуги увековечили его имя в истории. Главное то, что он был первым, кто начал печатать славянские книги. И хотя этому делу он посвятил лишь несколько лет, но эти годы стоят целой жизни.
   Младшим современником Фиоля был белорусский первопечатник Франциск Лукич Скорина. Свою издательскую деятельность он начал в столице Чехии - Праге. Первая его книга - "Псалтырь" - вышла в свет 6 августа 1517 г. В то время "Псалтырь" (книга религиозных песнопений-псалмов) была наиболее распространенной среди населения. По ней, за неимением учебников, детей учили читать и писать.
   Так, первым же своим изданием Франциск Скорина заявил о себе как о просветителе своего народа. Искренне радея о его благе и духовном развитии, он всецело отдается печатанию книг. А время выхода в свет его славянской "Псалтыри" становится датой начала белорусского книгопечатания.
   В 1552 г., переехав в Вильно, Скорина напечатал "Малую подорожную книжицу", рассчитанную на массового читателя. Этот год и следует считать временем рождения первой печатной книги на территории нашей страны.
   Главной целью своей издательской деятельности Скорина ставил просвещение народа, распространение в массах культуры и знаний. Для этого он переводил книги на родной язык, снабжая их предисловиями, послесловиями, комментариями, в которых вопреки религиозному характеру книг пытался донести до своих читателей зачатки научных знаний. Скорина осуждал гнет помещиков-феодалов, выступал поборником равенства и свободы всех людей.
   Издательская и просветительская деятельность Франциска Скорины оказала животворное влияние на дальнейшее развитие славянской культуры, на многих других славянских первопечатников, избравших для себя его благородный путь. Одним из них был русский первопечатник Иван Федоров.
   Первые печатные книги в Русском государстве появились в середине XVI столетия в пору царствования Ивана Грозного. Отставание от Западной Европы произошло, таким образом, на целых сто лет. К середине XVI в. объединение феодальных русских княжеств вокруг Москвы завершилось. Московская Русь при Иване IV - это уже огромное мощное многонациональное государство с единой центральной властью и едиными нормами экономической и социальной жизни.
   Первая типография в России была построена в Москве по указанию Ивана Грозного в 1553 г. "И повелел царь Иван составить в преславном своем граде Москве штанбу, сиречь дело печатных книг, ко очищению и ко исправлению ненаучных и неискусных в разуме книгописцев".
   Вероятно, здесь и были впервые отпечатаны русские книги, авторство которых осталось анонимным.
   В 1979 г. в фондах Новгородского историко-архитектурного музея-заповедника было обнаружено печатное "Евангелие", выпущенное, по утверждению специалистов, в Новгороде в 1554- 1564 гг. Книга хорошо оформлена, в ней 600 страниц. Кто отпечатал ее, пока неизвестно, но зато известны имена резчиков букв. Ими были Маруша Нефедьев и Васюк Никифоров.
   Древняя Русь оставила нам множество рукописных и печатных произведений, они рассказывают о том, как жили, о чем думали, что умели делать наши далекие предки, какого уровня достигли у них литература, наука, искусство. И сама книга предмет искусства: она вобрала в себя труд многих мастеров.
   Первой отпечатанной в России книгой долгое время считался "Апостол", изданный в 1564 г. Иваном Федоровым и его помощником Петром Мстиславцем. Однако в 70-80 гг. ХЕХ столетия библиографы А.Е. Викторов и Л. А. Кавелин доказали, что еще до 1564 г. в Москве были попытки печатать книги. Они указывали на ряд мало исследованных анонимных московских изданий, которые не имеют ни заглавного листа, ни колофона и которые, судя по архаичности из оформления и некоторым другим важным деталям, могли выйти ранее 1564 г. О том, что книгопечатанием в Москве он начал заниматься за 10-11 лет до издания "Апостола" свидетельствует и сам Иван Федоров.
   То, что в Москве занялись книгопечатным делом уже с 1553 г., подтверждает и запись в копии "Русского летописца", найденного в 1874 г. в Тотьме. Запись гласит: "Начаться печатание книг в Москве при митрополите московском Макарии".
   В "Сказании о книг печатного дела" говорится, что в том году начали искать людей, " кто бы нашелся смыслящий и понимающий", кто мог ответить на вопрос, кто же были эти мастера-типографы в Москве. Автор "Сказания" подчеркивает заслуги Ивана Федорова и Петра Мстиславца, но допускает, что они были не первыми и не единственными печатниками. По мнению исследователей, среди них мог быть Маруша Нефедьев, в документах называемый "мастером печатных книг". Сохранились грамоты Ивана Грозного от 9 февраля и 22 марта 1556 г. к новгородским дьякам: "Послали мы в Новгород печатных дел мастера Марушу Нефедьева, приказали ему досмотреть камени". Мастер должен был определить пригодность камня для резьбы. От Маруши царь узнал, что есть в Новгороде Никифор, называемый Васюк, умеющий вырезать разными способами. Царь приказал послать Васюка в Москву.
   Значительную роль в организации печатного дела в России сыграл просвещенный и влиятельный в то время протопоп Сильвестр, член царской избранной рады и его сын Анфим. Возможно, кроме рукописной мастерской, они устроили типографию, которая после обвинения Сильвестра на церковном соборе во многих прегрешениях была разгромлена.
   Было выдвинуто предположение, что кроме государственной и митрополичьей типографии была еще и типография Троице-Сергиева монастыря во главе с Максимом Греком, но там печатались анонимные издания. Анализ шрифтов, орнамента, вкладных, продажных и иных записей, а также бумаги позволил определить приблизительное время появления каждого из этих изданий и описать их полиграфические особенности. В настоящее время известно 80 экземпляров анонимных московских изданий XVI в. Все это - книги богослужебные. Среди них три варианта "Четвероевангелия", две "Псалтыри", "Триодь постная". При датировке издания главный признак - шрифт. По величине шрифтов классифицировала московские анонимные издания А. С. Зернова, разделив их на четыре группы. В первую группу входят среднешрифтовые "Четвероевангелие" и "Псалтырь". Гораздо более мелким шрифтом отпечатана "Триодь". Шрифтом номер 3 отпечатано еще одно "Четвероевангелие". Последнюю группу составляют "Четвероевангелие" и еще одна "Псалтырь" с крупным шрифтом номер 4.
   В Москве от печатников требовали не модернизации книги средством полиграфии, а воспроизводства книги рукописной. Стремясь наиболее адекватно передать особенности графики рукописной книги, отливали литеры как со знаком ударения и придыхания, так и без этих знаков, причем в разных вариантах и для строчных и для прописных букв. В разных начертаниях также отливались титла и знаки препинания. Такое обилие печатного материала значительно усложняло и замедляло работу русского типографа по сравнению с иностранным.
   Многие исследователи, и среди них Е.Л. Немировский, считают самым первым из московских анонимных изданий узкошрифтное Четвероевангелие, отодвинутое А. С. Зерновой на четвертое место. При определении дат и последовательности выхода этих изданий принимается в расчет не один какой-либо признак, например, скромность или богатство орнамента, обилие вариантов шрифтовых знаков, водяные знаки бумаги, на которой книга отпечатана, а совокупность всех этих признаков, и конечно, исторические условия издания книги и задачи, которые ставили перед собой типографы. Исходя из этого, группа ученых, работающих над составлением списка старопечатных изданий кириллического шрифта второй половины XVI в., остановилась на следующем рабочем варианте датировки и последовательности выхода книг анонимной типографии:
   1. "Четвероевангелие" узкошрифтное около 1553-1554 гг.
   2. "Триодь постная" - около 1555-1556 гг.
   3. "Триодь цветная" - около 1556-1557 гг.
   4. "Четвероевангелие" среднешрифтное - около 1558-1559 гг.
   5. "Псалтырь" среднешрифтная - около 1559-1560 гг.
   6. "Четвероевангелие" широкошрифтное - около 1564— 1565 гг.
   7. "Псалтырь" широкошрифтная - около 1564-1565 гг.
   Итак, первенцем московского книгопечатания считается анонимное узкошрифтное "Евангелие". Время выхода этой кни-ги - 1553-1554 гг. Книга, как и все другие анонимные издания, не имеет титульного листа, ни открывающего издание фронтисписа. В ней 325 листов, число строк на полосе - 18. Книга издана размером в лист, как и шесть других анонимных изданий. Это говорит о том, что она была предназначена для церковной службы. Ведь первая типография в Москве была призвана обеспечивать потребность церкви в литургической литературе. "Простота" этого издания была обусловлена тем, что оно было первым творением малоопытных мастеров. Им пришлось в первую очередь думать об изготовлении такого шрифта, который воссоздал бы все многообразие полуустава и манеры письма в русских рукописных книгах того времени.
   Особенностью русской печатной книги XVI-XVII вв., сблизившей ее со старой рукописной книгой, была также двухцветная печать черной и красной красками. Красная краска - киноварь - применялась не столько для украшения книги, сколько для того, чтобы облегчить пользование ею. Иллюстрации в узкошрифтном "Четвероевангелии", как и в других анонимных изданиях, отсутствуют. Видимо они были не под силу первопечатникам. Несмотря на множество недостатков и в наборе, и в оформлении, это первое русское печатное "Четвероевангелие" уже значительно превосходило выве- ренностью текста и своим общим обликом большинство своих рукописных предшественников.
   Вторым по времени московским анонимным изданием в настоящее время считается "Триодь постная". Именно ее А. А. Сидоров назвал загадочной, стоящей отдельно от других анонимных книг, вышедших тогда же. Скорее ее можно назвать изданием экспериментальным. Полиграфическое оформление "Триоди постной" говорит о неопытности печатника. Оно пестрит корректурными ошибками, пробелами.
   "Триодь цветная", судя по описаниям, была по своему полиграфическому исполнению шагом вперед. Ее шрифт, хотя его графика в основном близка к "Триоди постной", более крупный и удобочитаемый. Впервые в московской типографической практике была осуществлена выключка строк. Упростились знаки препинания, вместо архаичных стишиц, используемых в "Триоди постной", появились точки. Орнамент "Триоди цветной" обогатился оригинальными плетеными инициалами балканского типа. Можно предполагать, что, как и рукописные "Триоди цветные", она открывалась гравированной заставной.
   Среднешрифтные "Четвероевангелие" и "Псалтырь" представляют собой дальнейшую стадию развития печатного дела в Москве. Они отпечатаны одним шрифтом, а по своим полиграфическим качествам более совершенны, чем узкошрифтное "Четвероевангелие" и "Триоди". Богаче их художественное убранство, часть его была заимствована из узкошрифтного "Евангелия". В среднешрифтовом "Четвероевангелии" девять заставок с пяти досок. Особенно интересна заставка, где в своеобразной рамке-киоте помещено изображение евангелиста Матфея. Это первое фигурное изображение в русской печатной книге. В рукописных книгах оно известно во многих вариантах, иногда очень сходных с печатными.
   Анонимное широкошрифтное "Четвероевангелие" ознаменовало собой завершение ученического периода. Оно отпечатано уже в то время, когда "царь повелел устроить на средства своей царской казны дом, где произоводить печатное дело", т.е. в 1563-1564 гг., и в той же государственной типографии, где Иван Федоров и Петр Мстиславец публиковали московский "Апостол". Широкошрифтные "Четвероевангелие" и "Псалтырь" отпечатаны более крупным, чем в других анонимных изданиях, шрифтом. Шрифт значительно упрощен, устранены многочисленные парные знаки, сведены к минимуму разные варианты начертания одной буквы. Если в широкошрифтном "Четвероевангелии" есть еще пропуски в фолиации, то в "Псалтыри" она уже сплошная, хотя и с некоторыми незначительными ошибками. Строки набора в обоих изданиях выровнены по правому и левому краям. Новым является также введение способа двухкрасочной печати - двухпрогонного, но с одной стороны. Этот метод заимствован у Швайпольта Фиоля и балканских типографов. Он был применен в московском Апостоле в 1564 г. и, благодаря И. Федорову и П. Мстиславцу, стал общепринятым в славянском книгопечатании как в Москве, так и в Великом княжестве Литовском и на Украине. Сравнивая отдельные московские анонимные издания в хронологической последовательности их выхода в свет, можно заметить определенный прогресс в их редакционном оформлении, полиграфической технике, орнаментике. Каждое новое анонимное издание утрачивало тот или иной признак архаичности и примитивности. Это особенно ясно, если сравнить первое узкошрифтное "Евангелие" с широкошрифтной "Псалтырью" или с таким шедевром московского книгопечатания как "Апостол" 1564 г. Вначале малоопытные и неискусные "делатели" первых анонимных изданий, "упорно изыскивая мастерства печатных книг, стали опытны и знающи в этом трудном деле". Так аттестует "Сказание о начале московского книгопечатания" Ивана Федорова и Петра Тимофеева Мстиславца.
   Историки считают переломным в развитии книгопечатного дела в России 1563 г, когда в Москве была учреждена государственная типография, противопоставленная действовавшей до этого анонимной типографии, куда-то зачем бесследно исчезнувшей. Построенная по приказу царя типография была государственным предприятием, организованным по приказу царя и выполнявшим программу, согласованную с царем и митрополитом. Где размещалась эта типография, сведений нет. Некоторые историки предполагают - во временно выделенных ей помещениях при царском подворье, вероятно, в Троице- Сергиевом монастыре, где в 1551 г. игуменом стал Артемий, один из инициаторов печатного дела. В 50-60 гг. XVI в. в окружении царя действовала группа энергичных и просвещенных людей, которые внушали Ивану Грозному мысль начать в Москве книгопечатание.

 
< Пред.   След. >