YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Очерки истории русской культуры (В.А. Головашин) arrow ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ИВАНА ФЕДОРОВА НА РУСИ
ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ИВАНА ФЕДОРОВА НА РУСИ

ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ИВАНА ФЕДОРОВА НА РУСИ

   Новые более смелые шаги сделало русское книгопечатание в XVII в. В это время, кроме Москвы, книги выпускались уже в некоторых других городах государства. Интересы школьного образования потребовали значительного количества учебной литературы. Так, в 1634 г. выходит "Азбука" Василия Бурцева, в середине века - "Грамматика славянская" Мелетия Смотрицкого, в 1694 г. - "Букварь" Кариона Истомина, а в 1703 г. - знаменитая "Арифметика" Леонтия Магницкого...
   Печатная книга в России шаг за шагом укрепляла свои позиции в культурной жизни общества. В XVIII в., особенно после прогрессивных петровских реформ, в стране начинают широко издаваться книги научные, технические, политические, военные, художественные, учебные. Возникает периодическая печать.
   С 1708 по 1725 гг. в России было выпущено книг больше, чем за 150 лет, прошедшие со времени "Апостола" Ивана Федорова.
   Чем больше времени отделяет нас от эпохи Ивана Федорова, тем больше мы сознаем значение его творческого подвига, тем ярче прорисовывается его многогранный образ. Мы восхищаемся мужеством Ивана Федорова, разносторонностью его дарований, глубиной познания.
   Имя Ивана Федорова по справедливости называют среди имен величайших представителей нашей Родины.
   После И. Федорова и И. Мстиславца всей работой типографии в течение 35 лет руководил А. Т. Невежа с работниками. То, что под началом И. Федорова в одной печатне работали два Тимофеевича, дает основание предположить, что они были братьями, хотя сведений о жизни этих печатников нет. Прозвище Тимофеева - Невежа указывает на его западнорусское происхождение. В 1568 г. А.Т. Невежа выпустил с помощью оставленных И. Федоровым и И. Мстиславцем шрифтов "Псалтырь" в одну четвертую долю листа. В книге указывается, что напечатана она повеление царя Ивана IV с благословения митрополита Афанасия 8 марта 1568 г. Судя по формату, "Псалтырь" издана для учебных целей, для повседневного чтения. Двухкрасочная печать, в начале книги - гравюра на дереве, изображающая царя Давида, сидящего в кресле и пишущего. Фигура Давида помещена в архитектурную рамку - своеобразный портик, который не выделяет ее, а скорее подавляет. По словам А. С. Сидорова, " могучие столбы портика подавляют фигуру, которая кажется, как бы зажатой между ними... Образ измельчен. В этом возможно, главное новшество "Псалтыри". Заставки "Псалтыри" белые на черном близки к стилю И. Федорова, хотя и проще по исполнению. После выхода в свет "Псалтыри" работа типографии или прекратилась, или продолжалась, но издания того времени до нас не дошли. В 1571 г. при пожаре Москвы Печатный двор сгорел, и по указанию царя А. Т. Невежа и его помощники со всем оборудованием переправились во временную царскую резиденцию - Александровскую слободу. В течение 25 лет Андроник Тимофеев Невежа выступал как единственный мастер печатного дела - продолжатель традиций Ивана Федорова и Петра Мстиславца на Московской Руси. Ничего существенного он ни в типографское исполнение книги, ни в ее художественное конструирование и графику не внес, а шел по стопам первопечатников, следовал их образцам, лишь иногда незначительно от них отклоняясь. В то же время он был умелым типографом, талантливым мастером гравюры на деревне. Об этом говорит и его слободская "Псалтырь" - небольшое, в одну четвертую долю листа, издание, сходное с московской "Псалтырью" почти во всем, за исключением гравюры царя Давида. Вторым изданием, отпечатанным Андроником Невежей в Александровской Слободе, был миниатюрный "Часовник", сохранившийся до нашего времени только в одном экземпляре. Других изданий, вышедших в Александровской слободе, нет. Нет никаких сведений и о деятельности самой печатни. Видимо, книгопечатание развивалось здесь совсем не так крепко, без помех и бесперебойно, как утверждалось в "Сказании достоверном". Вероятно, двенадцатилетний перерыв в работе типографии был вызван сложной политической обстановкой, болезнью и смертью царя в 1584 г., затянувшейся Ливонской войной, вконец истощившей царскую казну. В таких неблагоприятных условиях только к 1588 г. удалось возобновить печатание книг в Москве. Судя по послесловиям к изданиям Невежи, книгопечатное дело особенно поддерживали Борис Годунов и патриарх Иов. Борис Годунов в послесловии Ивана Невежи к "Триоди цветной" величался "всемудрым хитрецом", воздвигшим много церквей и имевшим прилежное усердие к исправлению богослужебных книг. В этом же послесловии царю Борису ставится в заслугу то, что он велел устроить дом превелик для совершения печатного дела "в общую и духовную пользу". В начале этой деятельности московской типографии стоит завершенная 8 ноября 1589 г. Андроником Тимофеевым Невежой "Триодь постная" и шедевр его книгопечатного искусства - "Апостол" 1597 г. Все эти издания отпечатаны в лист и предназначены для литургических целей. Издание книги длилось очень долго - несколько больше года. В московской типографии не хватало квалифицированных мастеров, и часть сложной работы он вынужден был брать на себя. Работал А. Невежа медленно, но свое дело выполнял добросовестно и талантливо. " Апостол" справедливо называют лучшей книгой А. Невежи, а фронтиспис с изображением апостола Луки - большой удачей всей русской художественной культуры XVI в. Фронтиспис более декоративен, чем Федоровский с изображением Луки. Он лучше скомпонован с заставкой и колонкой текста на правом развороте книги, больше соответствует ее масштабам и пропорциям. Фигура Луки вставлена в рамку, изображающую кремлевский портал или триумфальную арку. Как орнамент арки, так и изображение самой фигуры отличны от Федоровских. Орнамент арки значительно пышней - эта рамка обрамляет в трактовке Невежи, не живого человека, не писателя, полного внутреннего волнения, как в первом московском "Апостоле". Гравюра А. Невежи дает иконный образ. Заставки А. Невежи претерпели эволюцию от белого рисунка на обычном черном фоне до чисто линейного узора на белом фоне. О том, что гравюры и заставки принадлежат его резцу, свидетельствуют инициалы на одной из них и надпись на гравюре с изображением Луки.
   В "Часовнике" 1598 г. в первый раз вместе с отцом упоминается как печатник его сын - Иван Невежин с товарищами. Вместе они отпечатали в 1600 г. две "Минеи общих", одну размером в лист для литургической службы, другую - в восьмую долю листа для широкого распространения. Последний раз имя А. Невежи появляется в двух изданиях 1602 г. - "Служебнике" и "Псалтыри учебной". Отсюда можно предположить, что Андроник Невежа умер в 1602 или в 1603 г. Он успел сделать не так много. Библиографы зарегистрировали тринадцать его изданий. Однако его вклад в развитие русского книгопечатания нельзя приуменьшать. После отъезда их Москвы И. Федорова и П. Мстиславца А. Невежа взял на себя распространение печатного слова и подготовку знатоков этого дела. Используя шрифт и приемы работы первопечатников, он внес и нечто новое, особенно в художественное оформление книги. По его стопам пошел его сын Иван Андроников Невежин, биография которого неизвестна. Иван Невежин, став главой московского печатного двора, выпустил не менее семи изданий, в основном, крупного формата и богослужебного содержания. В первом из них - " Триоди цветной" он в характерном для того времени витиеватом панегирическом стиле превозносит царя Бориса. Иван Невежин печатал тем же шрифтом, что и его отец, однако орнамент его в некоторых отношениях самобытен, он более мелкого рисунка, заставки более дробны, цветисты, декоративны. В издании " Апостола" 1606 г. он использует доску гравюры с изображением Луки, вырезанную Андроником Невежей.
   Потребности в богослужебной литературе заставили власти не только построить новое здание Печатного двора, но и увеличить в нем количество печатных станков и обслуживающих их артелей, называвшихся избами. Так, приблизительно с 1605 г. параллельно с избой Ивана Невежина начинала работать изба Анисима Михайловича Радишевского. Из его челобитной царю узнаем, что Радишевский прибыл из Литвы в 1586 г., что он делает царское дело как печатных книг переплетный мастер. Только в 1606 г. ему было разрешено организовать при Печатном дворе самостоятельную избу. Радишевский А.М., по происхождению волынец, был мастером на все руки. Руководя на Печатном дворе одной избой, Радишевский выпустил два капительных издания - "Четвероевангелие" и "Устав церковный". Однако церковные власти нашли в этом последнем издании ряд неточностей и еретических искажений, и весь тираж был сожжен. " Четвероевангелие" Радишевского отличается изящным оформлением, отпечатано в лист крупным, четким и красивым шрифтом, отлитым им самим. В начале каждого из четырех " Евангелий" помещен фронтиспис с изображением соответствующего евангелиста. Элегантно нарисованные, индивидуализированные в соответствии с канонической традицией портретные фигуры евангелистов обрамлены роскошными декоративными рамками, напоминающими своим узором какие-то сказочные дворцы. Гравюры выполнены очень искусно и тщательно. Не менее декоративны и заставки этой книги, составленные из богатого, изящно переплетающегося растительного орнамента.
   Мастером третьей штанбы был Никита Федорович Фофанов. Псковитянин, успевший тогда выпустить только одну книгу - "Минею общую", увидевшую свет в 1609 г. Это солидный фолиант объемом 752 страницы. "Минея общая" отпечатана новым добротным шрифтом, получившим затем название "Никитинского". Им печатались книги на всем протяжении первой половины XVII в. Орнамент этой книги, заставки, инициалы, ломбарды отличаются скромностью и строгостью рисунка. Книгу открывает предисловие, где Фофанов по установившейся традиции славословит Василия Шуйского, который повелел устроить новую избу. Далее автор предисловия разъясняет значение отпечатанной им книги, причем полагает, что этот сборник составлен самим Кириллом Философом, просветителем славян, который якобы передал его киевскому князю Владимиру Святославичу.
   Всего в Московском государстве до 1611 г. было издано печатным способом не менее 33 книг, из них 7 - анонимными печатниками, 3 - И. Федоровым, 13 - А. Невежей, 7 - И. А. Невежиным и 3 - А. Радишевским и Н. Фофановым.
   В Московском государстве книгопечатание с первых его шагов было монополизировано царской властью и церковью, которая допускала его с одной единственной целью - для размножения текстов, необходимых при отправлении церковных обрядов. Типографии были государственными учреждениями, а их сотрудники - чиновниками. Санкцию на выпуск той или иной книги давал глава московской церкви - патриарх. Печаталась главным образом литургическая литература. Характерной особенностью русского книгопечатания была его концентрация на Московском Печатном дворе, что облегчало постоянный контроль со стороны властей. Верхняя типография в Кремле была организована специально для публикации литературных трудов Симеона Полоцкого - наставника детей царя Алексей Михайловича. Эта типография отпечатала всего шесть изданий и фактически была Кремлевским филиалом Печатного двора. Вся работа Печатного двора была строго регламентирована. Типография не могла ничего выпускать по своему усмотрению, без патриаршего благословения. Справщикам строжайше запрещалось вносить какие-либо изменения в текст книг без разрешения руководства. Позднее при Печатном дворе была организована "правильня" - целый отдел, где рукопись готовили к изданию, редактировали, держали корректуру. Начало и конец печатания сопровождался торжественными молебнами. Затем те, кто участвовал в издании книги, получали денежные подарки. Первые роскошно оформленные экземпляры вручались царю, патриарху и членам царской семьи, другие распределялись по монастырям и приказам, а остальную часть - продавали.
   "Изобретение книгопечатания - самое значительное событие в истории. Благодаря книгопечатанию, человеческая мысль становится как никогда вечной. Она летуча, неуловима, неразрушима". Так писал Виктор Гюго в романе "Собор Парижской богоматери", и этот восторженный гимн книгопечатанию отражает мнение многих передовых умов.

 
< Пред.   След. >