YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Очерки истории русской культуры (В.А. Головашин) arrow СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ XVIII В.
СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ XVIII В.

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ XVIII В.

   Восемнадцатый век в области культуры и быта России - век глубоких социальных контрастов, подъема просвещения и науки и усиления угнетения трудящихся. Курная изба и прекрасные творения русских архитекторов - все это существовало в одно и то же время, отражая разный уровень культуры эксплуатируемых и господствующих классов.
   На грани XVIII-XIX вв. в России числилось 550 учебных заведений и 62 тыс. учащихся. Эти цифры показывают подъем грамотности в России и вместе с тем ее отставание по сравнению с Западной Европой. В России в среднем училось лишь два человека из тысячи.
   В народных училищах обучались дети мастеровых, крестьян, ремесленников, солдат, матросов и т.д. В одних и тех же классах учились и малыши и 22-летние мужчины.
   Учебниками в училищах были "Азбука", книга Ф. Прокоповича "Первое учение отрокам", "Арифметика" Л.Ф. Магницкого и "Грамматика" М. Смотрицкого, "Часослов" и "Псалтырь". Обязательных учебных программ не было, срок обучения колебался от трех до пяти лет. Прошедшие курс учения умели читать, писать, знали начальные сведения из арифметики и геометрии.
   Немалую роль в развитии просвещения в России сыграли так называемые солдатские школы - общеобразовательные училища для солдатских детей, преемники и продолжатели цифирных школ петровского времени. Во второй половине XVIII в. отставной солдат наряду с дьячком становится учителем грамоты и в деревне, и в городе (вспомним отставного сержанта Цыфиркина из "Недоросля" Д. Фонвизина, тщетно пытавшегося обучить Митрофанушку "цифирной мудрости"). Солдатские дети составляли основную массу студентов Московского и Петербургского университетов. К типу солдатских принадлежали также национальные военные школы, открытые во второй половине XVIII в. на Северном Кавказе.
   Второй тип школ в России XVIII в. - это закрытые дворянские учебные заведения: частные пансионы, шляхетские корпуса, институты благородных девиц и т.д., - всего более 60 учебных заведений, где обучалось около 4,5 тыс. дворянских детей. Они давали широкое по тому времени общее образование. В них учились первые русские актеры братья Волковы и драматург Сумароков; ученики участвовали в спектаклях придворного театра. Сословными учебными заведениями были и благородные пансионы - частные и государственные: Смольный институт благородных девиц, Благородный пансион при Московском университете и т.д.
   К третьему типу учебных заведений относятся духовные семинарии и школы. В XVIII в. их насчитывалось 66, в них обучалось 20 393 человека. Это были также сословные школы, предназначенные для детей духовенства; разночинцев в них, как правило, не принимали. Главной задачей этих школ была подготовка преданных церкви и царю священников, но воспитанники семинарий получали и общее образование и нередко становились проводниками грамотности в своих приходах.
   Небольшое количество (около двух десятков) специальных школ (горные, медицинские, штурманские, межевые, коммерческие и др.), а также основанная в 1757 г. Академия художеств представляли четвертый тип учебных заведений. Хотя в них училось всего около 1,5 тыс. человек, они играли важную роль в развитии культуры России.
   Подготовка специалистов велась и через университеты - Академический, учрежденный в 1725 г., при Академии наук и существовавший до 1765 г.; Московский, основанный в 1755 г. по почину Ломоносова. Студенты философского, юридического и медицинского факультетов Московского университета помимо наук по своей специальности изучали также латынь, иностранные языки и русскую словесность.
   Московский университет был крупным культурным центром. Он издавал газету "Московские ведомости", имел собственную типографию; при нем работали различные литературные и научные общества. Из стен университета вышли Д.И. Фонвизин, позднее А.С. Грибоедов, П.Я. Чаадаев, будущие декабристы Н.И. Тургенев, И. Д. Якушкин, А.Г. Каховский.
   Появление такого гиганта науки, как Ломоносов, в условиях крепостной России нельзя объяснить простой случайностью, капризом природы, прихотью судьбы. Предшествовавшее развитие русского общества подготовило великие достижения XVIII в., когда русская наука, освобождаясь от пут средневековья, переживала своеобразное Возрождение. Русская наука XVIII в. нуждалась в таких титанах, и не случайно именно в Российской академии прославили свои имена открытиями мирового значения физик и химик Ломоносов, математики Эйлер и Бернулли.
   Исследования ученых-иностранцев, приглашенных в Петербургскую академию, способствовали развитию русской и мировой науки. Но не их трудами и не усилиями "просвещенной монархини" Екатерины II была создана русская наука. Она создавалась русским народом, людьми "разного чина и звания". Крестьяне М.В. Ломоносов и М.Е. Головин (математик), солдатские дети И.И. Лепехин, С.П. Крашенинников и В.Ф. Зуев были в числе первых русских академиков; токарь Навигацкой школы А.К. Нартов, гидротехник и строитель калмык М.И. Сердюков, первый русский теплотехник, создатель "огнедействующей машины", солдатский сын И.И. Ползунов, "нижегородский посадский человек", механик Академии наук И.П. Кулибин - вот подлинные творцы науки и новой техники в крепостной России.
   М.В. Ломоносов выступил в качестве ученого-новатора не только в точных и естественных науках, но и в области наук общественных. Он не был профессионалом-историком, но его исторические труды по праву занимают видное место в русской науке. Он боролся с теорией Байера и Миллера о норманнском происхождении государственности Руси, на основе критического изучения исторических источников создал обобщающий труд "Древняя Российская история", в котором писал, что не с призвания варягов начинается история нашей Родины, а что русский народ и язык его "простираются в глубокую древность".
   Ломоносовым созданы учебники по риторике и грамматике, он подготовил реформу русской стилистики, осуществленную впоследствии А. С. Пушкиным. Ломоносов много сделал и для развития русского искусства. Он возродил забытое с XII в. искусство мозаики, способствовал выдвижению таких видных художников и скульпторов, как Ф. С. Рокотов и Ф. И. Шубин.
   Ломоносов не был одинок. Открытия ряда русских ученых составили золотой вклад русской науки в мировую. Основоположник русской минералогической школы, сын придворного музыканта В. М. Севергин много сделал для развития идей Ломоносова в минералогии и геологии. Трудами русских ученых в XVIII в. была исследована Сибирь. Имена С.И. Челюскина и братьев Лаптевых навечно остались на географических картах Севера нашей Родины. Исследования выдающегося натуралиста, путешественника и этнографа И.И. Лепехина открыли для русской науки богатства Поволжья, Урала и Сибири.
   Академия наук в 60-70-х гг. провела пять экспедиций, обследовавших огромные территории.
   Во второй половине XVIII в. закладываются основы научной биологии в России. В 1793 г. вышел первый в России медицинский журнал - "Санкт-Петербургские врачебные ведомости".
   Вторая четверть XVIII в. является временем становления исторической науки в нашей стране. Начинается собирание и издание исторических источников. Крупнейший историк этого времени В.Н. Татищев работает над своей "Историей Российской", в которой делает попытку связно изложить события русской истории с древнейших времен. Работой Татищева пользовался в "Древней Российской истории" М.В. Ломоносов, из нее исходил и М.М. Щербатов, создавая в 70-х гг. XVIII в. свою "Историю Российскую от древнейших времен".
   Однако успехи русского просвещения и науки не стали достоянием трудовых масс, которые были оторваны от достижений культуры, жили далекими от нее интересами.
   Для XVIII в. характерно возникновение новых тем и образов в фольклоре, вызванных к жизни изменившимися историческими условиями.
   Центральное место в устном народном творчестве XVIII в. занимают песни и предания о Пугачеве. Недаром А.С. Пушкин ценил в них "печать живой современности".
   В XVIII в. продолжали широко бытовать традиционные жанры народного творчества - былины, сказки, пословицы, поговорки, бытовые песни и т.д.
   В рукописную демократическую литературу XVIII в. проникли произведения народного творчества, которые не могли быть напечатаны из-за цензурных препятствий. То жалоба, то горький смех сквозь слезы слышатся в рукописных пародиях на официальные документы. Тяжкая солдатская служба ярко описана в рукописных повестях солдатского происхождения - в пародийной челобитной к богу и в "Горестном сказании". Народная сатира проникает и в лубочные листы - такова картинка "Бык не захотел быть быком", где в иносказательной форме выражаются мечты народа о социальной справедливости.
   Русский демократический театр XVIII в. показывал дворян и церковников в их истинном неприглядном виде, сатирически разоблачал глупость судейского чиновника, алчность и невежество чужеземного доктора-шарлатана, дурость и спесь барина-тунеядца.
   Главное содержание культурного процесса середины XVIII в. - становление русского классицизма, идейной основой которого была борьба за мощную национальную государственность под эгидой самодержавной власти, утверждение в художественных образах могущества абсолютной монархии.
   Хотя русские писатели и художники обращались к опыту опередившего их в развитии западноевропейского классицизма, они стремились придать этому течению черты национального своеобразия. Хорошо об этом сказал Ломоносов: "Чтобы ничего неугодного не ввести, а хорошего не оставить, надобно смотреть, кому и в чем лучше последовать".
   В отличие от западноевропейского классицизма, в русском классицизме были сильны просветительные тенденции и резкая обличительная сатирическая направленность.
   В литературе русский классицизм представлен произведениями А. Д. Кантемира, В.К. Тредьяковского, М.В. Ломоносова, А.П. Сумарокова. Кантемир А. Д. явился родоначальником русского классицизма, основоположником наиболее жизненного в нем реально-сатирического направления, он создатель жанра сатиры. Тредьяковский В.К. своими теоретическими трудами способствовал утверждению классицизма, однако в его поэтических произведениях новое идейное содержание не нашло соответствующей художественной формы. Это было достигнуто в жанре торжественной и философской оды М.В. Ломоносовым, для которого и эта форма и обращение к монарху были поводом для пропаганды идеи общенародного культурного прогресса.
   Традиции русского классицизма проявились в сочинениях А.П. Сумарокова и его школы (М.М. Херасков, В.И. Майков, Я.Б. Княжнин и др.). Сумароков положил начало драматургической системе классицизма. В трагедиях он часто обращается к теме восстания против царизма, (политическая трагедия "Дмитрий Самозванец").
   С 70-х гг. XVIII в. русский классицизм в литературе переживает кризис; обострение социальных противоречий и классовой борьбы приводит к проникновению в литературу новых тем и настроений. Так, республиканские мотивы появились в трагедии Я.Б. Княжнина "Вадим Новгородский". Но в то же время гражданская тематика оттесняется любовной лирикой. Из ведущего литературного направления классицизм становится литературой узких реакционно-крепостнических кругов.
   Классицизм завоевывает господствующее положение в архитектуре и изобразительном искусстве. Он определил облик Петербурга, где строили В.И. Баженов, А.Д. Захаров, А.Н. Воронихин, а также иностранные архитекторы - Г. Камерон, Д. Кваренги и др. Русские архитекторы успешно решали важнейшие задачи градостроительства; их постройки отличаются ясностью и логичностью замысла: строгость и лаконизм сочетались в их творчестве со стремлением к монументальным торжественным образам. Особо следует отметить старое здание Библиотеки имени В.И. Ленина (б. Дом П.Е. Пашкова) в Москве - высшее достижение творчества Баженова, блестящий образец классицизма. Идеями триумфа и мощи России проникнуты ансамбли и общественные здания, созданные русскими архитекторами второй половины XVIII в., например, здание Сената в Московском Кремле (М.Ф. Казаков), Таврический дворец в Петербурге (И.Е. Старев).
   Характерной чертой русского классицизма в скульптуре была человечность. Русские мастера создали образцы монументальной скульптуры, отличающиеся величественным характером, гуманизмом образов, лаконичностью и обобщенностью. Один из самых замечательных памятников этой эпохи - памятник Петру I работы Э.М. Фальконе. Фигура Петра, простершего вперед руку, ритмически связана с конем, а все изваяние - с мощным постаментом, каменной скалой весом в 80 тыс. пудов. Глубина мысли, героическое истолкование образа, патетичность художественного замысла делают "Медного всадника" поэзией истории, символом великого исторического призвания России. Недаром к образу Петра I, железной рукой вздернувшего Россию над "Краем бездны", неоднократно обращались русские мыслители в последующие века.
   Классицизм нашел отражение и в исторической живописи. Обращают на себя внимание полотна А.П. Лосенко "Владимир и Рогнеда" и "Прощание Гектора с Андромахой", картина Г.И. Угрюмова "Испытание силы Яна Усмаря". Однако в живописи сказалась больше ограниченность классицизма - отвлеченный идеальный характер образов, условность колорита, подражание позам и жестам античных образцов.
   Классицизм не был единственным течением дворянской культуры в век Просвещения. На смену ему пришел сентиментализм. Он принес с собой внимание к чувствам и интересам простого человека, преимущественно из "среднего" класса. Трагедию заменили "слезная мещанская драма" и комическая опера. Возвышенный язык трагедийных героев перестает волновать слушателей, с восторгом встречающих "смешение в действиях забавы с горестью" и обливающихся слезами над чувствительными повестями. Создатель жанра сентиментальной повести и сентиментального путешествия в русской литературе, Н.М. Карамзин стремился передать тонкие и глубокие переживания простых людей. Однако Н.М. Карамзин боялся выступлений крестьян, призрака французской буржуазной революции XVIII в. и потому примирялся с крепостнической действительностью.
   В живописи сентиментализм сказался в "чувствительных" сюжетах, в приторно-слащавой трактовке крестьянских образов, в пасторальной обрисовке природы. Сильны сентиментальные темы и в творчестве пейзажиста С.Ф. Щедрина, писавшего традиционные "ландшафты со скотиною", крестьянскими избами фантастической архитектуры и идиллическими "сельскими увеселениями" пастухов и пастушек.
   Одним из видных сентименталистов в портретной живописи был В.Л. Боровиковский. Созданные им женские образы (например, портрет М.И. Лопухиной) полны нежных элегических чувств и идиллических настроений.
   Сентиментально-идиллическая "чувствительность" проникла и в музыку. Романс "Стонет сизый голубочек" (слова И.И. Дмитриева, музыка Ф.М. Дубянского) надолго пережил своих создателей, продолжая и в XIX в. тревожить сердца купчих и мещаночек.
   Сентиментализм в русской культуре возник в период формирования новых, буржуазных отношений в недрах феодально-крепостнического строя, и его борьба с классицизмом была отражением глубоких социально-экономических процессов. Поэтому при всей политической ограниченности сентиментализма он был течением прогрессивным для своего времени.
   Важную роль в истории русской культуры сыграла Екатерина II. Она заявляла, что "Дух законов" Монтескье стал ее настольной книгой, из которой она переносила целые страницы в свой " Наказ". Вскоре после дворцового переворота 1762 г. императрица звала Дидро приехать в Петербург для завершения публикации "Энциклопедии", изданию которой во Франции препятствовало королевское правительство. Несколько позже она приглашала Даламбера поселиться в России и взять на себя воспитание ее сына, наследника престола Павла. Начиная с 1763 г. Екатерина ведет оживленную переписку с Вольтером, в которой именует его своим "учителем". Она даже купила библиотеку Вольера и перевезла ее в Россию после смерти великого философа. Гримм становится ее доверенным лицом. Императрица советуется с просветителями относительно ведения государственных дел, посылает им дорогие меха и коллекции золотых монет, оказывает денежную помощь. Французские просветители провозглашают ее "северной Семирамидой", воспевают ее "просвещенный" ум.
   "Мудрец на троне" знал, что говорил и делал. Под "вольностью" понималось позволение делать только то, что разрешали законы, а они закрепляли всевластие дворян и полное бесправие крестьян. Последним оставалось утешаться тем, что "рабы и слуги существуют от сотворения мира", и это "богу отнюдь не противно", что они должны своих господ, и притом не только добрых, "но и не нравящихся им, любить и почитать", повиноваться им "от всего сердца", все их приказания и повинности "охотно, верно и в надлежащее время исправлять".
   По примеру царицы ее приближенные, многие представители дворянской интеллигенции, владельцы тысяч "душ", вступали в переписку с французскими просветителями, величая себя "усердными почитателями" и "верными последователями" их учения. Граф А.П. Шувалов прославился в Европе своими дружескими связями с энциклопедистами; они называли его "северным меценатом", а Вольтер посвятил ему свою трагедию "Олимпия". Не меньшей известностью у энциклопедистов пользовался князь Д. А. Голицын, на средства которого в Гааге печаталось первое издание запрещенного во Франции сочинения Гельвеция "О человеке".
   В последней трети XVIII в. реакционные настроения в дворянских кругах значительно усилились. Когда осенью 1773 г., отвечая на давно полученное приглашение, Дидро, наконец, приехал в Петербург, он нашел "северную Семирамиду" в пылу борьбы с народным движением под водительством Пугачева. Ему не нужно было много времени, чтобы убедиться в несвоевременности своего визита. После ряда встреч с Екатериной II редактор "Энциклопедии" пришел к выводу, что "глаза философа и глаза самодержца видят вещи по-разному".
   Своеобразной формой идеологического наступления реакции было масонство: разуму противопоставлялась мистика, материалистическому пониманию законов природы - алхимия и кабалистические толкования. Говоря о равенстве людей, масоны переносили это понятие в абстрактный мир; они много рассуждали о гуманности и просвещении, но гуманность ими понималась как "вспомоществование", а просвещение - как средство для воспитания "доброго христианина" и "покорного подданного".
   В России масонские ложи приобрели особое значение и силу в 70-х - 80-х гг., когда в них хлынула широким потоком дворянская интеллигенция. Конечно, притягательной силой для них были не мистический ритуал (великолепно описанный Л.Н. Толстым в "Войне и мире") и не алхимические опыты, а масонское учение о религиозно-нравственном совершенствовании, о послушании и братстве людей всех сословий. Этим они хотели заменить идеи общественного равенства и классового антагонизма, воскрешавшие в их памяти крестьянские волнения.
   Среди масонов удивительно уживались набожность с вольнодумством, просветительство с крепостнической идеологией. Именно эта особенность масонства привела к тому, что при общей его реакционной направленности в нем порой возникали и развивались прогрессивные начинания. Известно, что в окружении московских розенкрейцеров 80-х годов развернулась огромная для своего времени просветительская деятельность Н. И. Новикова, принесшая широкому читателю сотни новых общеобразовательных книг и переводов классиков мировой культуры. И, тем не менее, масонство отрицательно сказалось на развитии передовой общественной мысли в России.

Контрольные вопросы

1. Наука и просвещение в России XVIII в.
2. Ведущие художественные стили XVIII в.
3. Просветительская деятельность Екатерины II.
4. Массонство в России.

 
< Пред.   След. >