YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Социология (А.И. Кравченко) arrow 5.3. Современный этап (середина XIX - начало XX века)
5.3. Современный этап (середина XIX - начало XX века)

5.3. Современный этап (середина XIX - начало XX века)

   Он отличается от предшествующего этапа тем, что европейское общество окончательно и бесповоротно вступает на путь капиталистического развития. Два первых из рассматриваемых нами мыслителей, а именно, О. Конт и К. Маркс, застали начальную стадию капитализма, а два других (Э. Дюркгейм и М. Вебер) — продвинутую. Между ними качественная разница. Естественно, что первые и вторые описывали совершенно разные общества. Отсюда и различие их взглядов.
   Огюст Конт (1798—1857), давший имя социологии, начал творить чуть раньше Маркса. Поэтому он выразил в своем творчестве идеалы прогресса, политической и экономической свободы, надежду на то, что с помощью науки можно решить все социальные проблемы. На вопрос о том, как вылечить больное общество, Конт отвечал просто: надо создать такую же точную и объективную науку об обществе, каким является естествознание. Новая наука называется “социология”. Открытые наукой законы общества надо преподавать в школах и университетах, дабы научить людей тому, как следует правильно и разумно строить свои взаимоотношения.
   О. Конт настолько уверовал в свое детище, что во всеобщей классификации наук поставил социологию на самую вершину — выше математики, физики и биологии, а преобразующую роль социологии в обществе (она должна произвести революцию в умах людей) считал столь же важной, как и роль религии. Социология призвана открывать универсальные законы развития и функционирования общества, неотделимые от законов природы. Свои открытия она совершает при помощи четырех методов: наблюдение, эксперимент, сравнение и исторический метод. Причем применяться они должны объективно и независимо от оценочных суждений исследователя. Такой подход с тех пор называют позитивизмом.
   Конт совершил поистине коперниканский переворот в социологии, определил предмет и метод социологии. По его мнению, наука должна раз и навсегда отказаться от нерешаемых вопросов. К ним Конт относил те, которые нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, опираясь на факты. Прежде всего к ним относятся философские суждения, оторванные от жизни.
   Конт преклонялся не только перед созданной им социологией, но и перед человеческим обществом, которое она призвана описывать. Для него отдельный индивид— почти ничто, а точнее абстракция. Общество же есть высшая реальность. Под ним подразумевалось все человечество или какая-то его часть, связанная консенсусом (всеобщим согласием). Учение Конта состояло из двух частей — социальной статики, описывающей законы существования, и социальной динамики, описывающей законы и этапы изменения общества.
   Карл Маркс (1818—1883) куда более пессимистично смотрел на возможности капитализма, нежели Конт. Он воочию наблюдал “зверства первоначального накопления”: рост преступности и нищеты в городах, разорение крестьянства, сказочное обогащение кучки буржуев, продажу своих детей в рабство и т. п. Поэтому Маркс выдвинул совершенно иной подход к пониманию общества. Его считают изобретателем теории социального конфликта. Если для Конта и Дюркгейма главное — стабилизация общества, то для Маркса — его уничтожение и замена новым, более справедливым. Считается, что вся мировая социология возникла и формировалась чуть ли не как реакция на марксизм, как стремление средствами теории опровергнуть его. В самом деле, Маркс выступал за революционный путь изменения общества, а все другие социологи — за реформистский.
   В отличие от Конта и Дюркгейма Маркс придавал аномалиям, т. е. негативным сторонам капитализма, а именно эксплуатации, обнищанию, преступности не относительное, а абсолютное значение. Их нельзя устранить полностью или частично в рамках капитализма. Это такой же антагонистический строй, как рабовладение и феодализм. Антагонизм — непримиримое противоречие основных классов любого общества. Всюду, где есть классы, существует антагонизм, ибо один класс всегда эксплуатирует другой, т. е. живет за его счет, присваивает неоплачиваемый труд. Рабовладение и феодализм все больше накапливают такой антагонизм, а капитализм доводит его до логической точки. Антагонизм нельзя разрешить в рамках существующего строя, ибо эксплуататоры добровольно не отдадут награбленное и не поменяются местами с теми, кого они эксплуатируют. Даже если два класса поменяются местами, эксплуатация как явление, как социальный институт не исчезнет. Эксплуатацию нельзя реформировать, ее можно только уничтожить, заменив классовое общество на бесклассовое.
   Эмиль Дюркгейм (1858—1917), как и О. Конт, был французом. Но, в отличие от последнего, он застал свою страну на качественно ином этапе развития. Капитализм превратился в мировую систему, охватившую все континенты. Крупные банки, предприятия и офисы, машинная индустрия, пароходы, автомобили и аэропланы определяли лицо европейского общества рубежа XX века.
   Дюркгейм предлагал опираться на социальные факты и изучать их статистически. Под социальными фактами он понимал коллективные привычки, традиции, обычаи, правила поведения, обряды. Считать их фактами, доступными объективному изучению, наряду с магнетизмом или гравитацией, было по тем временам революционным шагом. Но Дюркгейм был уверен, что они существуют независимо от индивида наподобие природных фактов. Собрав обширный фактический материал, он доказал, что число самоубийств в разных социальных группах неодинаково: у католиков их меньше, чем у протестантов, а у горожан больше, чем у сельчан. Почему так происходит? Дело в том, что чем выше уровень интеграции (сплоченности, солидарности) социальной группы, тем ниже уровень самоубийств. Горожане и протестанты больше разобщены и индивидуалистичны, нежели сельчане и католики.
   Как видим, одни социальные факты (самоубийства) Дюркгейм объяснял при помощи других социальных фактов (интеграция), не прибегая к психологическим или физическим причинам, например, расстройству памяти или росту человека. И это еще одно достижение французского социолога. По существу, Дюркгейм дал новую методологию современной социологии.
   Немало заслуг у Дюркгейма и перед научной теорией. Главным в человеческом обществе, что цементирует и сплачивает его, он считал социальную солидарность, а силой, создающей общественное целое, полагал разделение труда, т. е. специализацию и распределение людей по профессиям. Солидарность покоится на коллективном сознании — совокупности общих верований и чувств, которые разделяют члены одной группы или общества. Коллективное сознание отражает характер народа, его идеалы и традиции.
   Разделение труда вносит разнообразие, и чем больше оно, тем сильнее у людей стремление к единству и обмену. Символом обмена, его юридической формой выступает договор. Обмен предполагает, что два человека берут на себя взаимные обязательства. Из этого проистекают сотрудничество и кооперация. Кооперироваться, значит поделить между собой общее занятие. Договор покупателя с продавцом или предпринимателя с рабочим — форма социального взаимодействия. Их отношения регламентируются правами и законами, на которых покоятся социальные институты общества.
   В примитивных обществах, основанных на механической солидарности, личность не принадлежит себе и поглощается коллективом. Напротив, в развитом обществе, основанном на органической солидарности, оба дополняют друг друга. Чем примитивнее общество, тем больше люди похожи друг на друга, тем выше уровень принуждения и насилия, ниже ступень разделения труда и разнообразия индивидов. Чем больше в обществе разнообразие, тем выше терпимость людей друг к другу, шире базис демократии. Чем глубже разделение труда, тем больше появляется новых профессий.
   Макс Вебер (1864—1920) — соотечественник К. Маркса — жил в одно время с Э. Дюркгеймом. Тем не менее, взгляды их существенно различались. Дюркгейм и Маркс отдавали приоритет обществу. Маркс главным для прогресса считал экономические факторы, верил в историческую миссию пролетариата. Вебер превыше всего ставил индивида, причиной развития общества называл культурные ценности, верил в интеллигенцию. Согласно Веберу, только индивид, обладает мотивами, целями, интересами и сознанием. Коллективное сознание — скорее метафора, нежели точное понятие. “Класс”, “государство”, “общество” — собирательные понятия. Мы говорим о “капиталисте”, “предпринимателе”, “рабочем” или “короле” как о среднетипичном представителе данного слоя. Но предпринимателя или рабочего “вообще” не существует. Это абстракция, придуманная учеными для того, чтобы одним именем обозначать целые совокупности фактов, людей, явлений. Иначе их можно назвать “идеальными типами”.
   Говоря о методах исследования, Вебер подчеркивал, что уповать только на социальную статистику неправильно. Это первый и далеко не последний шаг ученого. Второй и более главный шаг — поиск мотивов, которые могут раскрыть содержательную связь явлений. Статистика и изучение мотивов, которые игнорировали Конт, Маркс и Дюркгейм, — взаимодополнительные части социологического исследования. Таково ядро научного метода.
   Но как выяснить мотивы? Ведь мы их не видим. Ученому надо мысленно поставить себя на место того, кого он изучает, и разобраться, почему он поступил так, а не иначе, что им руководило, какие цели он преследовал. Наблюдая цепочку реальных действий, например забастовку, социолог должен сконструировать правдоподобное объяснение на основе внутренних мотивов ее участников. Мотивы других людей мы раскрываем благодаря знанию того, что в схожих ситуациях большинство людей поступают одинаково. Так Вебер подошел к теории социального действия, выделив четыре его типа: целерациональное; ценностно-рациональное; традиционное; аффективное. Два последних не входят в предмет социологии, так как человек выполняет их либо автоматически, сообразуясь с традициями, либо бессознательно, подчиняясь чувствам (аффектам). Только первые два он относил к социологии и называл их рациональными (осознанными).
   Идеи Вебера пронизывают все здание современной социологии, составляя его фундамент. Творческое наследие Вебера огромно. Он внес вклад в теорию и методологию, заложил основы отраслевых направлений социологии: бюрократии, религии, города и труда.
   Сделаем выводы: развитие социологических представлений об обществе все время шло по нарастающей — от Платона и Аристотеля к Макиавелли и Гоббсу, а от них к Конту и Марксу. С каждым шагом наши знания углублялись и обогащались. Наивысшим выражением стали идеи Дюркгейма и Вебера. Они не только создали самую сложную теорию общества в рассматриваемый исторический период, но и заложили методологический фундамент современной социологии, что было сделать еще труднее. Конечно, и общество в их время стало намного богаче и сложнее. Дюркгейма принято считать пионером социальной статистики в социологии, а Вебера — самым крупным теоретиком среди всех когда-либо живших социологов.
   Итак, мы совершили небольшое путешествие в историю социологии и остановились у самого порога ее современного этапа. Но мы переступим его в следующих разделах книги, ибо вся она посвящена тем понятиям, методам и концепциям, которые созданы социологами XX века.

 
< Пред.   След. >