YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Социология (А.И. Кравченко) arrow Глава I. Определение и строение общества
Глава I. Определение и строение общества

Глава I. Определение и строение общества

   Понятие “общество”, которым обозначают объект социологии, как и многие другие слова, употребляемые в этой дисциплине, пришло из обыденной речи, где оно никогда не имело четко определения. Так, например, общество может обозначать особое клубное сообщество (вроде “Общества охотников”), группу людей, обладающих высоким престижем и привилегиями (типа “высшее общество” или “светское общество”), абстрактное множество людей (в таких случаях говорят, что он или она тяготится отсутствием общества).
   Следует отметить также, что оно частично совпадает с понятиями “культура”, используемым антропологами, и “национальное государство”, употребляемым политологами. Однако “культура” необязательно определяется территориальными границами или политической независимостью. Например, мы можем говорить о “еврейской культуре”, хотя лишь малая часть евреев проживает в государстве Израиль. В таком случае речь идет об общности религиозного мировоззрения и особом образе жизни. Антропологи говорят, например, о меланезийской культуре, хотя народы Меланезии, разбросанные по островам Тихого океана, не объединены в одно политически независимое общество.
   Социолог учитывает многообразие общеречевых значений термина “общество”, но старается использовать его в более точном смысле, хотя, конечно, и внутри самой социологии существуют различия в его употреблении. В частности, для социологов, придерживающихся гуманистической перспективы, “общество” означает широкий комплекс человеческих отношений, понимаемый как некое автономное целое, или, говоря более специальным языком, систему взаимодействий. Слово “широкий” в данном контексте трудно определить количественно. Социолог может говорить об “обществе”, включающем миллионы людей (скажем, “китайское общество”), а может обозначать этим термином гораздо меньшую по численности совокупность (“общество второкурсников данного института”). Два человека, разговаривающих на углу, вряд ли составят “общество”, но трое, которых выбросило на необитаемый остров, безусловно, будут таковым. Поэтому о значении понятия “общество” нельзя судить только по количественному критерию, полагает Питер Бергер, автор одного из самых популярных учебников социологии в мире. Кому-то общество предоставляется гигантским механизмом, в котором индивид превращается в маленький винтик. Для П.Бергера “общество представляет собой сеть социальных ролей”.
   В зарубежной и отечественной литературе можно встретить огромное количество определений общества. В одном случае его понимают как большую группу людей, сформировавших общую культуру, в другом — как сложную социальную систему с населяющими ее людьми, в третьем — как социально-политическое объединение, ассоциируемое с какой-то территорией, и т. д. В частности, Р. Миле понимал общество как конфигурацию институтов, которые при своем функционировании ограничивают свободу действия людей. И. Валлерштайн считает, что попытка социологов навести порядок в многочисленных, часто противоречивых и путанных, определениях общества в конечном итоге ни к чему не привела:
   “...ни одно понятие не является более всеобъемлющим в современной социальной науке, чем общество, и ни одно понятие не используется более автоматически и бездумно, чем общество, несмотря на бесчисленные страницы, посвященные его определению. Определения в учебниках вращаются вокруг вопроса "Что есть общество?", в то время как аргументы, которые мы привели относительно единства исторической и социальной науки, заставляют нас задать другой вопрос: "Когда и где есть общество?".
   "Общества" конкретны. Более того, общество — это термин, от которого мы вполне можем отказаться из-за его концептуальной многозначности в истории и, следовательно, неоспоримых и вводящих в заблуждение противоречивых определений. Общество — это термин, использование которого в настоящее время в истории и социальных науках является современным институциональному оформлению социальной науки в XIX в. Общество — это половина противоречивого тандема, другой частью которого является государство”.
   В отечественной науке сложились два подхода к пониманию того, что такое общество: узкий социологический и широкий философский. Оба они по-своему правы и каждый из них дает что-то новое для понимания сложнейшего явления. Тем не менее их необходимо различать, поскольку разные подходы к обществу предполагают разную методологию его анализа. Коснемся вначале узкосоциологического подхода.
   В узком смысле под обществом понимают:
   - определенную группу людей, объединившихся для общения и совместного выполнения какой-либо деятельности;
   - конкретный этап в историческом развитии какого-либо народа или страны;
   - сложно организованную систему взаимодействия людей, имеющую свою структуру и институты.
   Для того чтобы правильно представлять себе такое сложное явление, каковым считается общество, целесообразно различать три сходных понятия — страна, государство, общество.
   Страна — часть света или территории, которая имеет определенные границы и пользуется государственным суверенитетом. Государство — политическая организация данной страны, включающая определенный тип режима власти (монархия, республика), органы и структуру правления (правительство, парламент). Общество — социальная организация данной страны, основой которой является социальная структура. Страны изучает география, государство — политология, а общество — социология.
   Проще всего мыслить общество в рамках тех или иных государственных границ. Французское общество совпадает с Францией как страной и государством. То же самое можно сказать об американском, российском, английском и др. обществах. Но не всегда общество можно представлять на основе территориально-государственного принципа, к примеру, на свете не существует такого образования, как люксембургское общество.
   Общество — это социальная организация страны, но также нации, народности, племени. Было время, когда четких политических или государственных границ, отделяющих одну страну от другой, не существовало. Стран в привычном смысле слова тогда не было. Целые народы и племена достаточно свободно передвигались в пространстве, осваивая новые территории. Когда процесс переселения народов завершился, появились земли, ограниченные государственным суверенитетом. Таким образом, страны — результат территориального раздела мира.
   Однако общество существовало и в ту далекую эпоху, когда не было стран и государств. Стало быть, понятие “общество” применимо к любой исторической эпохе, к любому по численности объединению (группе) людей (именно людей, а не их животных предков; человек появился лишь 40 тыс. лет назад).
   Это понятие приобретает совершенно определенное значение, когда мы говорим о “российском обществе”, имеющем географические границы, общую законодательную систему и некое национальное единство. Приблизительно в таком направлении рассуждают социологи, когда создают набор операциональных определений общества. В 1967 г. Р. Марш пытался определить условия, при которых социальное объединение следует считать обществом:
   - постоянная территория — например, Испания в своих государственных границах;
   - пополнение общества главным образом благодаря деторождению, хотя иммиграция также играет некоторую роль в этом;
   - высокоразвитая культура — модели культуры могут быть достаточно многообразными, чтобы удовлетворить все потребности общественной жизни;
   - политическая независимость — общество не является подсистемой или частью какой-то другой системы, поэтому колониальные общества типа Бельгийское Конго до получения независимости, нельзя было считать таковыми.
   Автор этой классификации признавал неполноту и дискуссионный характер своих критериев. К примеру, можно ли применить критерий “высокоразвитая культура” к стране, где проживают представители различных религиозных верований и этнических групп, будь то США, Индия или СССР. Здесь нет общих ценностей и идеалов, воспринятых всем населением. Их культуру правильнее называть совокупностью субкультур, с огромным трудом связанных воедино политической и законодательной властью. Возможно, поэтому оказался столь непрочным Советский Союз. Критерий “политическая независимость” является не менее спорным. На территории СССР находились сложившиеся и очень древние этносы, обладавшие высокоразвитой культурой, но не имевшие политической независимости, но существовавшие на правах союзной республики, в частности Армения, Грузия, Эстония.
   Другие социологи, а именно Д. Аберле, А. Коэн, К. Дэвис, М. Леви и Ф. Саттон в 1950, а Т. Парсонс в 1966 г. предположили, что определяющей характеристикой общества является “самодостаточность”. Этот критерий близок к “политической независимости”, но должен трактоваться не только в политологическом смысле. Самодостаточным является общество, которое не только способно прокормить себя, производя достаточное количество товаров и услуг, не прибегая к внешним заимствованиям, способное защитить себя от внешней и внутренней угрозы, но также создавать весь комплекс культуры — от высокой до народной и популярной — и связанную с ними инфраструктуру, а также успешно занимать социальным обеспечением населения. Но главным признаком самодостаточности является экономический — наличие у страны валюты, сохранение платежеспособности и возможность оплачивать долги. Поэтому островные государства Япония и Великобритания, в значительно большей мере зависящие от внешней торговли, чем континентальные, относятся к самостоятельным обществам и высокоразвитым державам.
   Наиболее полный список необходимых и достаточных признаков, которым должно соответствовать всякое социальное объединение, претендующее именоваться обществом, дал известный американский социолог Э. Шилз:
   - объединение не является частью какой-либо более крупной системы (общества);
   - браки заключаются между представителями данного объединения;
   - оно пополняется преимущественно за счет детей тех людей, которые уже являются его признанными представителями;
   - объединение имеет территорию, которую считает своей собственной;
   - у него есть собственное название и своя история;
   - оно обладает собственной системой управления;
   - объединение существует дольше средней продолжительности жизни отдельного индивида;
   - его объединяет общая система ценностей (обычаев, традиций, норм, законов, правил, нравов), которую называют культурой.
   Нетрудно догадаться, что подобным критериям соответствуют и современные державы, насчитывающие сотни миллионов граждан, и древние племена, умещающиеся на территории нынешнего городского микрорайона. У тех и других имеются кровно-родственные системы (заключение браков и прием новых членов), свои территория, название, культура, история, управление, а самое главное — они не являются частью другого целого.
   Можно дать иное определение: обществом следует называть самую крупную группу, в которой только приходится жить людям и в которую включаются все другие группы. Мы уже познакомились с представлением о больших и малых группах. Так вот, общество, по крайней мере современное, это самая большая из всех групп, входящих в него.
   В одном из самых авторитетных изданий — в “Словаре по социологии” (Лондон: Пингвин Букс, 1988) — его авторы Николас Аберкромби, Стивен Хилл и Брайан С. Тернер утверждают: “Понятие "общество" представляет собой категорию здравого смысла, для которого оно эквивалентно национальным границам государств. Хотя социологи часто оперируют обыденной терминологией, она не всегда подходит целям научного исследования. Общество не обязательно соответствует политическим границам. Правильнее полагать, что социология изучает социальные группы любого размера, в том числе и самого большого”.
   Действительно, общества бывают большими и маленькими, простыми и сложными, знающими и не знающими письменность, руководствующиеся в своей жизни законом и не подчиняющиеся ему.
   Первобытное общество состояло из небольших бродячих групп численностью от 40 до 60 человек. Они состояли из кровных родственников и кочевали по земле в поисках пищи.
   В свое время Платон полагал, что 50—40 семейств достаточно для образования настоящего общества. А вот Аристотель, живший позже, назвал его чрезмерным. В XVIII веке Райналь назвал чудовищным общество в 20—30 млн человек. А как быть с современными сверхдержавами (США, Китай, Россия) или древнеримской империей, в которой Азия и Африка скромно числились в “провинциях”?
   Общество можно рассматриваться под разными углами зрения, например, его можно свести к совокупности всех групп, входящих в него, и тогда мы будем иметь дело прежде всего с населением. Можно считать, что стержнем общества выступает социальная иерархия, в которой все люди выстроены по критерию богатства и объему власти. Наверху окажется богатая и всевластная элита, посредине средний класс, а внизу бедное и бесправное большинство или меньшинство общества. Можно свести общество к совокупности пяти фундаментальных институтов: семья, производство, государство, образование (культура и наука) и религия.
   Можно, наконец, все общество разделить на четыре главные сферы — экономическую, политическую, социальную и культурную, подобно тому, как в географии существуют четыре части света — север, юг, запад, восток. Разделение общества на четыре сферы, как и деление географического пространства на четыре части света условны, но такой подход помогает хорошо ориентироваться в многообразии общественных явлений. Слово “сфера” означает практически то же самое, что подсистема или часть общества.

Сферы общества

   Экономическая сфера включает четыре главных вида деятельности: производство, распределение, обмен и потребление. К ней относят не только фирмы, предприятия, заводы, банки, рынки, но также потоки денег и инвестиций, оборот капиталов и проч. Иными словами, то, что позволяет обществу имеющиеся в его распоряжении ресурсы (землю, труд, капитал и управление) запустить в производство и создать такое количество товаров и услуг, которые удовлетворят жизненно важные потребности людей — в пище, жилье, досуге и т. п. В экономической жизни общества прямо участвует не более 50% населения (дети, старики, инвалиды не являются производителями материальных ценностей либо выступают таковы лишь частично), которых называют экономически активным населением: рабочие, служащие, предприниматели, банкиры и др. Косвенно в ней участвует 100% проживающих на данной территории людей, поскольку все мы являемся потребителями товаров и услуг, созданных первыми. Пенсионеры уже вышли из производства, а дети в него еще не вошли.
   Политическая сфера — это президент и аппарат президента, правительство и парламент (Федеральное собрание), его аппарат, местные органы власти (губернские, областные), армия, полиция, налоговая и таможенная служба, которые все вместе составляют государство, а также политические партии, не входящие в него. Основная задача государства — обеспечение социального порядка в обществе, улаживание конфликтов между партнерами, например, рабочими, профсоюзами и работодателями, учреждение новых законов и слежение за их неукоснительным выполнением всеми структурами, недопущение политических переворотов, защита внешних границ и суверенитета страны, сбор налогов и обеспечение деньгами учреждений социальной и культурной сфер и т. д. Основной вопрос политической сферы — узаконивание способов борьбы за власть и защита таковой, когда она досталась какому-либо классу или группе. Задача партий — выражать многообразие политических интересов различных, часто противоположных, групп населения через установленные законом каналы.
   Духовная сфера (культура, наука, религия и образование) включает университеты и лаборатории, музеи и театры, художественные галереи и научно-исследовательские институты, журналы и газеты, памятники культуры и национальные художественные сокровища, религиозные общины и т. д. У этой сферы четыре главные задачи. Наука призвана открывать новые знания в технической и гуманитарной областях, т. е. создавать авангардные технологии, проекты космических кораблей, расшифровывать старинные тексты, описывать законы вселенной и т. д. Образование призвано передавать открытое учеными знание последующим поколениям самым эффективным способом, для чего создаются школы и университеты, новейшие программы и методики преподавания, квалифицированные учителя. Культура призвана создавать вненаучные, и именно художественные ценности, хранить их в библиотеках, музеях, выставлять в галереях. В культуру следует включить и религию, которая выступает стержнем духовной культуры любого общества. Религия придает смысл человеческой жизни и определяет основные нормы морали.
   Социальная сфера охватывает классы, социальные слои, нации, взятые в их отношениях и взаимодействии друг с другом. Она понимается в двух смыслах — широком и узком.
   Социальная сфера общества в широком значении — это совокупность организаций и учреждений, отвечающих за благосостояние населения. В этом случае сюда включаются магазины, пассажирский транспорт, коммунальное и бытовое обслуживание (ЖЭКи и химчистки), общественное питание (столовые и рестораны), здравоохранение, связь (телефон, почта, телеграф), а также учреждения досуга и развлечения (парки культуры, стадионы). В первом значении социальная сфера охватывает почти все слои и классы — от богатых и средних до бедных.
   Социальная сфера в узком значении подразумевает только социально незащищенные слои населения и учреждения, обслуживающие их: пенсионеры, безработные, малообеспеченные, многодетные, инвалиды, а также органы социальной защиты и социального обеспечения (включая и социальное страхование) , как местного, так и федерального подчинения. Во втором значении к социальной сфере относится не все население, а лишь его часть — как правило, беднейшие слои.
   Итак, мы выделили четыре главные сферы современного общества. Они тесно связаны между собой и влияют друг на друга. К примеру, если экономика страны не выполняет своих задач, не обеспечивает население достаточным количеством товаров и услуг, не расширяет количество рабочих мест, то уровень жизни социально незащищенных слоев (пенсионеров, инвалидов, малоимущих) резко снижается, не хватает денег на выплату зарплаты и пенсий, появляется безработица и даже может вырасти преступность. Иными словами, успехи в одной, экономической, сфере влияют на благополучие в другой, социальной.
   Экономика может сильно влиять и на политику. Когда в начале 90-х годов экономические реформы в России привели к резкому расслоению населения, т. е. появлению на одном полюсе очень богатых людей, а на другом — очень бедных, более активными стали те политические партии, которые ориентировались на коммунистическую идеологию. Они вызывали сочувствие уже у большей части населения. Из опыта европейских стран известно, что как только экономика идет на подъем, преобладающая часть населения начинает отходить от коммунистических взглядов в сторону так называемых либерально-демократических и выступать за частную собственность и свободу предпринимательства.
   Сферы общества можно расположить на плоскости таким образом, что все они будут равны между собой, т. е. находиться на одном горизонтальном уровне. Но их можно выстроить и в вертикальном порядке, определив для каждой из них собственную, не похожую на другие, функцию или роль в обществе.
   Так, экономика выполняет функцию добывания средств существования и выступает фундаментом общества. Политическая сфера во все времена выполняла роль управленческой надстройки общества, а социальная сфера, описывающая социально-демографический и профессиональный состав населения, совокупность взаимоотношений между большими группами населения, пронизывает всю пирамиду общества. Такой же универсальный, или сквозной характер носит и духовная сфера общества, духовная жизнь людей. Она затрагивает все этажи общества. Новую картину мира можно выразить графически так.

Вертикальная структура общества

   Одна из самых полных и концептуально четких моделей общества была создана в середине XIX века великим немецким мыслителем Карлом Марксом. Согласно его воззрениям, любое общество состоит из базиса и надстройки. Базис представляет собой диалектическое единство производительных сил и производственных отношений. Надстройка включает идеологию, культуру, искусство, образование, науку, политику, религию, семью.
   Под производительными силами он понимал людей, занятых изготовлением товаров и оказанием услуг, обладающих определенной квалификацией и способностью к труду, здания и помещения, где осуществляется процесс производства, орудия труда и производства от ручного молотка до высокоточных станков, технологию и оборудование, конечную продукцию и сырье.
   Производственные отношения складываются между большими группами людей, занятых в общественном производстве. Люди вступают в подобные отношения не как личности, а как исполнители наперед заданных социально-экономических ролей: работодатель и работник, помещик и крестьянин, заимодавец и кредитор, арендатор и рантье и т. д. Фундаментом производственных отношений выступают отношения собственности.

 Модель общества К. Маркса

   Производительные силы влияют и определяют развитие производственных отношений, а вместе они определяют характер, направление и динамику развития всех институтов надстройки. Если базис материален, то надстройка — духовная основа общества. Социальные изменения в обществе всегда начинаются снизу — с преобразования производительных сил, например в ходе индустриальной революции, и изменения характера производственных отношений, в частности изменения отношения господства и подчинения на отношения равенства и справедливости. Часть производительных сил, скажем, рабочий класс, осознавший свою историческую миссию по освобождению всего общества от эксплуатации, организуется в политическую партию и выдвигает вождей из числа прогрессивно мыслящей интеллигенции.
   Смена одного типа общества другим происходит как динамический процесс — через механизм классовой борьбы. Самым конфликтным считается такое общество, где существуют частная собственность, разъединяющая людей, неодинаковое отношения к средствам производства и антагонистические классы, конкурирующие за ограниченное количество жизненных благ, прежде всего за деньги.
   В марксизме преобладала точка зрения, согласно которой экономический базис общества, материальное производство, уровень развития средств труда и технический прогресс детерминируют социальную, политическую и духовную сферу общества. Действительно, в зависимости от того, какова производительность общественного труда, каков объем валового национального продукта, какие богатства накоплены обществом, зависит то, сколько средств может оно направить на помощь инвалидам, безработным, пенсионерам, на развитие культуры, образования и науки. Все эти категории и сферы общества в нашей стране дотируются из госбюджета и целиком зависят от него.
   Хотя К. Маркс признавал решающую роль экономических факторов, он в то же время говорил и о том, что культура является относительно независимой областью. История неоднократно доказывала, что расцвет духовной и культурной деятельности чаще всего приходился на периоды кризиса, политического гнета и материального недостатка. Другой его тезис заключался в признании опосредованного (непрямого) влияния базиса на надстройку.
   Тем не менее Маркс был далек от всестороннего взгляда на проблему. В общем-то он ему был не нужен, поскольку перед ним стояла вполне конкретная историческая задача (обосновать революционную роль рабочего класса) и методологическая цель, а именно доказать первенствующую роль материальных факторов в жизни общества в противовес господствовавшим до него представлениям о том, будто социальный прогресс определяется развитием идей и научных воззрений.
   Маркс сделал шаг вперед по сравнению с предшествующей социальной наукой, обвиненной в идеализме. Но он не отменил и не мог отменить правомерность ее суждений, в которых заключалось столько же истины, сколько и в материалистических утверждениях марксистов. Действительно, научные идеи, просвещение, расширение грамотности решающим образом влияют на прогресс общества. Сегодня, в эпоху компьютерных революций, мы знаем, как велика роль информации и знаний. Понятие интеллектуального капитала уже затмило собой понятие финансового капитала. Экономика, темпы ее развития, организация, размещение, инновационная составляющая зависят от идей, а не вещей. Таким образом, на основе фактических данных мы можем доказать, что духовная сфера определяет экономическую, а не наоборот.
   Благодаря исследованиям М. Вебера мы понимаем, какую важную роль в развитии капитализма сыграл тип религии, прежде всего протестантизм. Свойственная ему трудовая этика и кодекс поведения в решающей мере обусловили развитие “духа капитализма”. Те страны, где не было капитализма, первоначально отставали в экономическом развитии. Хотя сегодня мы знаем, что развитию капитализма помимо протестантизма способствуют также буддизм, синтоизм и ислам. Япония, Арабские Эмираты, Тайвань, Южная Корея, а теперь и Китай обогнали по темпам развития традиционные регионы протестантизма.
   Точно также с фактами на руках можно доказать и то, что на экономическую, социальную и духовную сферы решающее влияние оказывает политика. Социальная сфера прямо связана с переустройством политической жизни и сменой политического строя. Общеизвестно, что изменение политического строя меняет условия жизни народа. Не менее значимо и обратное направление связи. Изначальным стимулом к массовым политическим движениям служит неудовлетворенность больших групп населения своим положением в обществе — материальным, социально-культурным и др. Политики прекрасно используют в своих целях социальное настроение широких слоев общества. Ради политических целей сокращается финансирование социальных программ, выделение денег на культуру и науку, свертываются космические программы и т. д. Острота социальных проблем является источником и движущей силой политических событий, и в то же время политические интересы определяют направленность социальных процессов в обществе.

 В обществе нет господствующих или доминирующих сфер. Каждая из них оказывает равное влияние на других.

   В итоге мы должны прийти к выводу о том, что ни одна из четырех сфер не выступает в качестве единственного базиса общества, детерминирующего все другие сферы. Различные области жизни современного общества оказывают друг на друга равное по значимости влияние. Они обусловливают друг друга и никакая сфера не выступает доминирующей. Все зависит от угла зрения. Для целей научного анализа социолог способен абстрагироваться от многообразия связей, выделив только, допустим, воздействие экономики на культуру, политику или социальную структуру. Односторонний подход является всего лишь научным приемом и никакого иного значения ему придавать не следует.
   Выражаясь философски, окончательный вывод следует сформулировать так: преобладающее влияние одной сферы на другие является гносеологическим, но не онтологическим фактом. Именно наше познание устроено так, что мы способны выделить главное и второстепенное на данный момент. В объективной реальности не существует главного и второстепенного, нет базиса и надстройки, не существует важных и неважных сфер общества.
   Между основными сферами общества может происходить нечто вроде конкурентной борьбы. Это происходит в том случае, если эти сферы, придерживающиеся совершенно разных задач и выполняющие различные функции, сталкиваются на одном поле в борьбе за один и тот же ресурс, капитал, рабочую силу и даже институт. К примеру, коммуникационные институты являются главным источником знаний о накопленном опыте, выраженном в символах. Знания и информация нужны во всех сферах общества. Культурная, экономическая, политическая и социальная системы претендуют на те же самые средства и институты коммуникации. Во всяком случае, используют их в своих (иногда корыстных) целях. Поскольку эти системы преследуют собственные цели и подчиняются совершенно разным принципам и идеалам, между ними регулярно возникают противоречия. Иногда такие масштабные, что впору говорить о кризисе то ли одной из подсистем, то ли всего общества.
   Так, экономическая система устремлена к максимизации прибыли, политическая — к максимизации власти, социальная — к максимизации стабильности и порядка. А культурная? Ее идеалами выступают нравственные принципы. Но разве погоня за прибылью или борьба за политическую власть всегда согласуются с нравственностью? Нет, конечно. Стало быть, между культурной и политической, между культурной и экономической априорно будут существовать противоречия. Впрочем как и между политической и экономической (пример — вмешательство государства в частный бизнес), между социальной и экономической (первая стремится к сокращению бедности, а вторая к ее увеличению). Идеала, которым следует каждая из систем, несовместимы. Если бы они были совместимы, то возникло дублирование функций, а вслед за ним хаос. К примеру, мало толку от того, что экономическая и социальная система начнут стремиться к одному — к социальному равенству. Такое случилось уже при социализме. Что мы получили? Экономика перестала быть эффективной, а социальная система не решила своих задач (не было при социализме желаемого равенства). Пришлось звать на помощь политическую систему. И она с присущими ей средствами — репрессиями, подавлением инакомыслящих, сыском, ограничением прав и свобод — временно сгладила конфликт между двумя первыми системами. Но какой ценой?
   Итак, мы познакомились в общих чертах с сущностью и структурой общества.

 
< Пред.   След. >