YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Социология (А.И. Кравченко) arrow 3.8. «Социальное дно» и маргиналы
3.8. «Социальное дно» и маргиналы

3.8. “Социальное дно” и маргиналы

   Понятие маргинальности (от франц. marginal — побочный, на полях) используется в различных областях научного знания — экономике, психологии, философии, медицине.
   Социологи под “маргинальностью” понимают промежуточность положения индивида или группы, занимающих крайнее пограничное положение в слое, группе, классе, обществе, а потому не полностью включенных в данное социальное образование. Маргинальная группа находится на границе двух культур или субкультур и имеет некоторую идентификацию с каждой из них. Она отвергает определенные ценности и традиции той культуры, в которой возникает, и утверждает собственную систему норм и ценностей. Маргинальность — особое явление в социальной стратификации. Оно описывает положение больших социальных групп людей, занимающих положение “на границах”, “на полях” или между стратами. Маргинал — это люди, покинувшие одну страту и не адаптировавшиеся к другой.
   Основу классической концепции маргинальности заложили исследования особенностей личности, находящейся на границе различных культур, проводимые Чикагской социологической школой. В 1928 г. ее глава Р. Парк впервые употребил понятие “маргинальный человек” Р. Парк связывал концепцию маргинального человека не с личностным типом, а с социальным процессом. Маргинальность выступает результатом интенсивных процессов социальной мобильности. При этом переход из одной социальной позиции в другую представляется индивиду как кризис. Отсюда ассоциации маргинальности с состоянием “промежуточности”, “окраинности”, “пограничности”. Р. Парк отмечал, что периоды перехода и кризиса в жизни большинства людей сравнимы с теми, которые переживает иммигрант, когда он покидает родину, чтобы искать счастье в чужой стране. Правда, в отличие от миграционных переживаний маргинальный кризис является хроническим и непрерывным, в результате он имеет тенденцию превращаться в тип личности.
   В целом маргинальность понимается как
   - состояние в процессе перемещения группы или индивида (смена статусов),
   - характеристика социальных групп, находящихся в особом маргинальном (окраинном, промежуточном, изолированном) положении в социальной структуре.
   Одна из первых крупных работ отечественных авторов, посвященная маргинальности, вышла в 1987 г. и рассматривала эту проблему на примере западноевропейских стран. В дальнейшем маргинальность осознается как социальный феномен, характерный именно для нашей реальности. Е. Стариков рассматривает российскую маргинальность как феномен размытого, неопределенного состояния социальной структуры общества. Автор приходит к выводу о том, что “ныне понятие "маргинализация" покрывает практически все наше общество, в т. ч. и его "элитные группы"”. Маргинальность в современной России вызвана массовой нисходящей социальной мобильностью и ведет к нарастанию социальной энтропии в обществе. Процесс маргинализации на современном этапе он рассматривает как процесс деклассирования.
   Под маргинальностью А.И. Атоян понимает разрыв социальных связей между индивидом и обществом, а процесс демаргинализации трактует как восстановление социальных связей между людьми и стабилизацию общества. Весь комплекс знаний о маргинальности он выделяет в отдельную область знания — социальную маргиналистику как междисциплинарное направление.
   Сегодня одно из основных направлений исследования маргинального положения личности или группы — неопределенность самоидентификации личности (группы) при попытке самоотнесения к общепринятым, “нормативным” социальным группам. Именно в этом направлении проведено исследование З.Т. Голенковой, Е.Д. Игитханян и И.В. Казаринова на промышленный предприятиях Иркутска. Среди работающих выделены слои маргиналов и определен их удельный вес.
   Причиной возникновения маргинальных групп, по мнению российских социологов, служит переход общества от одной социально-экономической системы к другой, неуправляемые перемещения больших масс людей в связи с разрушением устойчивой социальной структуры, ухудшение материального уровня жизни населения, девальвация традиционных норм и ценностей. Люди оказались вытолкнуты из круга ранее существовавших социальных стереотипов, привычных норм, представлений и встраиваются в новые, неустоявшиеся. Все это вместе взятое означает маргинализацию, хотя и временную, но огромных масс населения. Образуются, также увеличиваясь количественно, стойкие маргинальные социальные группы (“бичи”, “бомжи”, беженцы, “вынужденные переселенцы”, беспризорные, наркоманы, криминальные элементы).
   Однако к маргиналам могут принадлежать не только социальные аутсайдеры, но люди вполне благополучные, но не определившиеся в нынешней социальной структуре. Социологи выделяют их по ответам на вопрос анкеты “К какому социальному классу или группе Вы отнесли бы себя: к рабочим, крестьянам, служащим, интеллигенции, управляющим, людям, занятым собственным делом?” Отметившие позиции “в настоящее время такой группы нет” или “затрудняюсь ответить” вошли в состав маргиналов. В исследовании, проведенном учеными Института социологии РАН в 1994 г. на промышленных предприятиях Иркутска, “маргинальный” контингент равнялся 9% выборочной совокупности.
   В динамике маргинальной ситуации в стране, по мысли И.П. Поповой, можно выделить этапы: с 1991 до середины 90-х годов (наиболее неопределенное, практически неуправляемое состояние) и с середины 90-х годов (относительная стабилизация, начало кристаллизации структур, формирование более устойчивых социальных отношений). Статистические данные свидетельствуют, что именно к этому времени стабилизируются основные показатели структуры занятости — соотношение занятых в экономически активном населении, по отраслям экономики, в государственном и негосударственном секторах экономики, структура безработного населения, структура населения по доходам и т. д. Но основные тенденции — изменения в отраслевой структуре экономики, углубление региональной дифференциации, рост имущественного расслоения и бедности — устойчивы и продолжают оставаться маргинализирующими факторами.
   Кардинальные изменения, происходящие в социальной структуре в результате кризиса и экономических реформ, послужили причиной появления так называемых “новых маргинальных групп” (слоев). В отличие от традиционных, так называемых люмпен-пролетариев, новые маргиналы — жертвы структурной перестройки производства и кризиса занятости.
   Критериями маргинальности в этом случае могут быть: глубокие изменения в социальном положении социально-профессиональных групп, происходящие в основном вынужденно, под влиянием внешних обстоятельств — полной или частичной потери работы, смены профессии, должности, условий и оплаты труда в результате ликвидации предприятия, сокращения производства, общего падения уровня жизни и т. д.
   Источником рядов новых маргиналов, для которых характерны высокая образованность, развитые потребности, большие социальные ожидания и политическая активность, выступают нисходящее социальное перемещение групп, еще не отторгнутых от общества, но постепенно теряющих прежние социальные позиции, статус, престиж и условия жизни. Среди них — социальные группы, потерявшие прежний социальный статус и не сумевшие приобрести адекватный новый.
   Изучая новых маргиналов, И.П. Попова определила их социальную топологию, т. е. выделила “зоны маргинальности” — те сферы общества, отрасли народного хозяйства, сегменты рынка труда, а также социальные группы, где наблюдается максимально высокий уровень социально-профессиональной маргинальности:
   - легкая и пищевая промышленность, машиностроение;
   - бюджетные организации науки, культуры, образования; предприятия ВПК; армия;
   - малое предпринимательство;
   - трудо-избыточные и депрессивные регионы;
   - люди среднего и пожилого возраста; выпускники школ, вузов; неполные и многодетные семьи.
   Состав новых маргинальных групп весьма разнороден. В нем можно выделить по крайней мере три категории. Первую и самую многочисленную составляют так называемые “постспециалисты” — лица с высоким уровнем образования, чаще всего инженеры, получившие подготовку в советских вузах, а затем прошедшие практику на советских предприятиях, знания которых в новых рыночных условиях оказались невостребованными. Они как бы устарели. К ним относятся работники неперспективных отраслей промышленности. “Их появление вызвано общими причинами: структурными изменениями в экономике и кризисом отдельных отраслей; региональными диспропорциями экономического развития; изменениями в профессионально-квалификационной структуре экономически активного и занятого населения. Социальные следствия этих процессов — обострение проблем занятости и усложнение структуры безработицы; развитие неформального сектора занятости; депрофессионализация и деквалификация”.
   Из 8 млн безработных в 1997 г. 1/5 составляли специалисты. Для 30% безработных потеря работы связана с высвобождением или ликвидацией предприятия (чаще речь идет о женщинах). “При всей разнородности и сложности группы "постспециалистов" можно выделить наиболее общие типы: регионально-поселенческие — работники маленьких и средних городов со свертываемой монопромышленностью, трудоизбыточных и депрессивных регионов: профессионально-отраслевые — работники отраслей (машиностроения, легкой, пищевой и т.д.), профессий и специальностей (инженерно-технические работники), невостребованных современными экономическими условиями; бюджетные — работники реформируемых бюджетных отраслей науки, образования, армии. Их составляют работники, потерявшие работу или неполностью занятые, имеющие высокий уровень образования, опыт работы, высокий социально-профессиональный (в т. ч. и должностной) статус, большие притязания в отношении работы”.
   Вторая группа новых маргиналов названа “новыми агентами”. К ним относятся представители малого бизнеса и самозанятое население. Предприниматели как агенты формирующихся рыночных отношений находятся в пограничной ситуации между легальным и нелегальным бизнесом. К третьей группе относятся “мигранты” — беженцы и вынужденные переселенцы из других регионов России и из стран “ближнего зарубежья”. Официально зарегистрированных (имеющих официальный статус согласно соответствующему законодательству) в России в конце 90-х годов насчитывалось 1,2 млн человек, а неофициальных беженцев, по оценкам экспертов, было в три раза больше.
   Маргинальный статус вынужденного мигранта усложняется целым рядом факторов. Среди внешних факторов — двойная потеря родины (невозможность жить на бывшей родине и сложности адаптации на родине исторической), трудности с получением статуса, ссуды, жилья, отношение местного населения и т. д. Внутренние факторы связаны с переживанием того, что ты — “другой русский”.
   При сравнительном измерении степени маргинальности в социально-профессиональных перемещениях социологи выделяют две группы показателей: объективные — вынужденность внешними обстоятельствами, продолжительность, неизменность ситуации, ее “фатальность” (отсутствие возможностей изменить ее или ее составляющие в положительном направлении); субъективные — возможности и мера адаптированности, самооценка вынужденности или добровольности, социальной дистанции в изменении социального положения, повышения или понижения своего социально-профессионального статуса, преобладания пессимизма или оптимизма в оценке перспектив.
   У маргинальности конструктивные или деструктивные последствия, например, суицид и повышение творческой активности. По свидетельству Т. Шибутани, “в любой культуре наибольшие достижения осуществляются обычно во время быстрых социальных изменений и многие из великих вкладов были сделаны маргинальными людьми”. Все зависит от того, каким будет социальное и психологическое направление выхода из ситуации — нисходящая или восходящая социальная мобильность, фрустрация и подавленность или творческий подъем и активность.
   Бедность, безработица, экономическая и социальная нестабильность, несбыточность надежд, крушение планов интенсивно раскручивают процесс маргинализации населения, в результате которого появляется устойчивый слой социальных пауперов — следствие нарастания нисходящей социальной мобильности. Так формируется и укрепляется “социальное дно”, которое включает: нищих, просящих подаяния: бомжей, лишившихся жилья, беспризорных детей, потерявших родителей либо убежавших из дома, алкоголиков, наркоманов и проституток (включая детей), ведущих антисоциальный образ жизни. Разумеется, эти группы населения были в российском обществе и до перестройки, но масштабы явления были иными, к тому же власти стремились их как-то минимизировать.
   Общая оценка численности маргиналов, полученная на основе специального обследования по всей России, превышает 10% населения. Особенность процесса маргинализации, глубоко изученного Н. Римашевской, в России состоит в том, что выпадающие на “социальное дно” группы имеют весьма незначительную вероятность возвратиться к нормальной жизни, встроиться в рыночные отношения. Кроме того, наблюдается возникновение некоего социального “преддонья”, включающего те слои населения, у которых высок риск скатиться на “дно”. Они как бы балансируют на краю бездны.
   По данным социологического исследования, шанс “опуститься на дно” среди разных слоев населения равнялся: у одиноких пожилых людей — 72%, у инвалидов — 63%, у многодетных семей — 54%, у безработных — 53%, у матерей-одиночек — 49%, у беженцев — 44% и т. д. Особенно тревожит возрастающее число детей и подростков, которые не работают и не учатся: их более 2 млн человек.

 
< Пред.   След. >