YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Теория государства и права (Н.М. Чепурнова, А.В. Серёгин) arrow §2.2. Соотношение категорий «свобода» и «государство»
§2.2. Соотношение категорий «свобода» и «государство»

§2.2. Соотношение категорий «свобода» и «государство»

   Вопрос о соотношении свободы, права и государства на протяжении столетий является одним из ключевых в истории человечества. Люди различных исторических эпох и народов так или иначе стремились к завоеванию и защите свободы, к созданию гармонично развитой личности и наилучшего общественного устройства. Так, античный философ Аристотель одним из первых пришел к выводу, что человек по своей природе свободное существо, которое не может находиться в рабстве. Но под человеком он понимал грека, другие же народы были варварами (животными), созданными для рабского труда и подчинения.
   Г. Гегель обосновал идею о движении всемирной истории человечества по пути развития свободы: от рабовладельческого государства к конституционной монархии, от произвола к праву - “царству добра и справедливости”. Под свободой он понимал “осознанную необходимость”. С этой точки зрения животные несвободны, т.к. ими руководят инстинкты, несвободны младенцы или невежды, ибо они живут исключительно во власти чувств и физических потребностей.
   Ф. Ницше считал, что нельзя быть свободным, не осознавая цели данного состояния.
   Для Г.Ф. Пухты подлинно свободным может быть только дух, ведь ему не известны ограничения физического существования. Бог - это чистый дух, истинная и абсолютная свобода, не доступная, но весьма желанная награда человеческого рода.
   К. Маркс под свободой понимал возможность индивида действовать в собственных интересах.
   Вместе с тем вышеперечисленные определения свободы представляются спорными и противоречивыми по целому ряду положений.
   Во-первых, признание рабства Аристотелем в отношении варваров, делает зависимым греческих господ от рабского труда, уничтожая свободу производительного творчества.
   Во-вторых, понимание Г. Гегелем свободы как “осознанной необходимости” в конечном счете может стать умозаключением раба о необходимости и выгоде для него рабского состояния, так же как возможность действовать в собственных рабских интересах.
   В-третьих, Г.Ф. Пухта не учел того факта, что рабы могут желать быть рабами, самоопределяясь иногда в выборе своего господина.
   Следовательно, для более точного понимания сущности свободы необходимо исследовать признаки и элементы данной категории.
   Так, свобода есть естественное состояние индивида, обладающего способностью мыслить и руководить своими действиями. Она скрыта в биологии человеческого организма.
   Свобода предполагает наличие личного суверенитета, т.е. абсолютного верховенства и независимости в своих мыслях и деяниях от окружающих людей.
   Поэтому для свободы не приемлема особая публичная власть, стоящая над обществом и индивидом.
   Кроме того, если человек не борется со злом, он не может быть свободным, ибо его пассивная воля всегда подчиняется злому року, приумножая и поощряя рабовладельческие отношения. Например, “закрывая глаза” на преступную деятельность других лиц, люди сами являются заложниками (рабами) криминальных побед, так как благодушное бездействие есть негласный акт признания творящегося произвола. По существу, свобода представляет собой самостоятельность выбора вариантов собственных поступков, характеризующихся категориями добра и зла. Причем зло всегда отрицает свободу, а добро - дарует и защищает ее.
   Не бывает свободы без творческого начала (интеллектуального или материального) в труде, т.к. только свободный труд делает человека независимым от других людей.
   Таким образом, признаками свободы являются:
   1. Естественное состояние, т.е. следование законам природы.
   2. Личный суверенитет.
   3. Отсутствие особой публичной власти, стоящей над человеком и обществом.
   4. Постоянная борьба индивида со злом.
   5. Возможность выбора между добром и злом.
   6. Творческий труд.
   Исходя из вышесказанного, под свободой следует понимать состояние господства над своими деяниями (действиями или бездействиями) в интересах своих родов в соответствии с естественными законами природы.
   В структуре свободы можно выделить идеальные (воля, разум, психология) и материальные (формы социального общения) компоненты.
   Воля представляет собой силу, подчиняющую человеческие желания и инстинкты поставленным целям.
   Разум определяет возможность человека познавать окружающий мир и его законы, чтобы не быть слепой игрушкой в руках природных стихий и общественных процессов. Поэтому знания освещают путь свободным, а “темнота” невежества ведет неучей к кабале.
   Кроме того, разум позволяет человеку быть дееспособным, т.е. своими действиями или бездействиями приобретать права и обязанности, нести юридическую ответственность.
   Психологическая составляющая говорит о том, готов ли человек признать над собой власть другого индивида, подчиниться ему и стать рабом или он будет защищать свою свободу, даже если это связано с опасностью потерять жизнь.
   Социальная форма свободы проявляется в родоплеменной организации общественной жизни, не знающей публичного насилия исходящего от особой политической власти. Как правило, авторитет вождей держится на искреннем уважении и традиционном семейном почтении.
   В недрах свободного общества постепенно формируется особое мифологическое мировоззрение, в соответствии с которым люди считают себя прямыми потомками своих богов. Они не стоят перед ними на коленях, не признают себя их рабами, бросают вызов всему миру и борются с врагами, презирая покорность и слабость народов, попавших под влияние духовной и физической силы чужеземцев.
   В противовес свободному существованию племен рождается государство - машина, предназначенная для осуществления систематического насилия в отношении подчиненных ему лиц. Государственный аппарат монополизирует право на легитимное насилие, запрещая гражданам вершить правосудие, т.е. бороться со злом самостоятельно. Формально воля государства, выражающая интересы не всего общества, а экономически и политически господствующего класса, концентрируется в праве - системе общеобязательных норм, санкционируемых и защищаемых государственной властью. Юридические нормы вступают в конкуренцию с божественными предписаниями и обычными правилами поведения свободных народов. По существу, право представляет лишь временный социальный компромисс, оно изменяется, иногда само себя отрицает, превращая свои нормы в объект торговых отношений. Провозглашение формального равенства людей только усугубляет реальные социальные антагонизмы. Вследствие этого человеческому суду ничего не остается, как уповать на страх юридического наказания. Данные обстоятельства заставляют изменить мировоззрение человека. Поэтому на смену родовых верований приходят космополитические монотеистические религии, оправдывающие рабство и прославляющие терпение насилия. Так, христианство учит:
   1. Нет власти ни от Бога, существующие же власти от Бога установлены.
   2. Если ударили тебя по левой щеке - подставь правую.
   3. Чем хуже тебе будет на земле - тем лучше на небе.
   4. Паства церковная - рабы божьи, клир - пастухи овец.
   Ислам (с араб. - покорность) также призывает признать себя рабами Аллаха.
   Вышерассмотренная эволюция религиозного правосознания не случайна, ведь современные мировые конфессии возникли сравнительно недавно: христианству - 2000 лет, а исламу - около 14 столетий. Сформировались эти религии в условиях жесткого классового противостоянии между рабами и рабовладельцами. Так, христиане духовно оправдывали рабское состояние римских рабов, обещая им за терпение - царство небесное, а мусульмане воспитывали новых господ для покорения неверных.
   Таким образом, можно сделать вывод, что возникшее государство изменило внутреннюю природу человека, уничтожив его свободу с помощью особого аппарата принуждения, права и идеологического (религиозного) воздействия. Причем многим народам (например, славянским) пришлось перейти к государственному бытию из-за угрозы физического уничтожения со стороны хищных соседей: германцев, византийцев, хазар и т.д. На современном этапе развития человечества отказ от государства в отдельно взятой стране не целесообразен и даже губителен, т.к. другие государства не упустят возможности установить на ее территории свой суверенитет.

 
< Пред.   След. >