YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Теория государства и права (Н.М. Чепурнова, А.В. Серёгин) arrow §5.3. Абсолютная монархия К.П. Победоносцева
§5.3. Абсолютная монархия К.П. Победоносцева

§5.3. Абсолютная монархия К.П. Победоносцева

   Совершенно иной подход к самодержавию содержится в политико-правовом учении К.П. Победоносцева - человека, сыгравшего огромную роль в сохранении и укреплении монархической формы правления, а также в ее идеологической поддержке. Его концепция является одной из наиболее слабо исследованных среди апологетов самодержавия.
   Будучи крупным государственным деятелем (членом Государственного Совета Российской империи), профессором права, философом, педагогом и публицистом, занимая пост Обер-прокурора Святейшего Правительственного Синода, он, безусловно, оказывал значительное влияние на политическую обстановку в российском государстве второй половины XIX - начале XX столетия.
   По своим взглядам Победоносцев принадлежал к русскому консервативному философско-политическому течению, видными представителями которого были Д.А. Толстой, Л.А. Тихомиров, К.Н. Леонтьев, М.Н. Катков, В.П. Мещерский, хотя в начале 60-х годов XIX столетия он исповедовал либеральные идеи.
   Хотя взгляды Победоносцева не имеют систематизированного изложения, так как они содержатся в лекциях, статьях и письмах к императорам Александру III, Николаю II и к своим корреспондентам, можно собрать воедино все, что он писал о верховной власти, выделяя достаточно стройную концепцию самого автора.
   Наиболее удачно эту операцию осуществил И.А. Иванников, который вычленил шесть основополагающих принципов учения Победоносцева:
   1) самодержавие;
   2) православие;
   3) народность;
   4) неотделение церкви от государства;
   5) антипарламентаризм;
   6) антиконституционализм.
   Рассмотрим каждый из них в отдельности.
   Принцип самодержавия - центральный постулат построения государственности в России. Ведь освященная единоличная наследственная власть есть вершина православной монархии, ибо власть эта неделима и независима. Победоносцев всегда стоял за твердую общенародную власть самодержавия, способную пользоваться доверием русского народа. Так, в письме Александру III в 1881 году он отмечал: “Вам достается Россия смятенная, расшатанная, сбитая с толку, жаждущая, чтобы ее повели твердой рукою, чтобы правящая власть видела ясно и знала твердо, чего она хочет, и чего не хочет и не допускает никак”.
   Ортодоксальность взглядов Победоносцева на абсолютную монархию подтверждает также манифест от 29 апреля 1881 года, подготовленный при непосредственном его участии. Главная идея этого документа состояла в необходимости охранять самодержавие “для блага народного”, так как Россия всегда “...была сильна благодаря самодержавию, благодаря неограниченному взаимному доверию и тесной связи между народом и его царем”.
   Принцип православия тесно связан с принципом самодержавия, когда каждая отдельная личность и семья, от крестьянина до царя, является неотрывной от жизни православной церкви. Победоносцев полагал, что православная вера должна быть государственной религией России во все времена, служащей созданию “...сильной монархической России путем восстановления в русской жизни допетровской церковности”.
   По его мнению, Петр I проявил великую мудрость, когда “устройством синода закрепил и упрочил связь церкви с государством”. Эту связь церкви с государством надо “охранять для блага России: иначе, при нынешнем потрясении умов, опять пойдет смута, гибельная и для церкви, и для государства”.
   Победоносцев был антогонистом законодательной политики председателя кабинета министров С.Ю. Витте, который стремился установить свободу вероисповеданий и равноправие религий. Он считал, что “представление свободы действий римско- католической иерархии и армии ксендзов дает им в руки такую власть, с которой и русской церкви, и русскому государству невозможно будет бороться, и последствия будут гибельными и для церкви, и для государства”.
   Свобода мусульманской пропаганды - совершенно ужасная перспектива, ибо “ислам - громадная сила, ни на минуту не опускающая своего оружия, и с этой силой непрестанная борьба завещана вековою историей и опытом всякой европейской государственной власти, эта религия не имеет себе подобной по интенсивности веры и фанатизма, объединению ее во всем мусульманском мире”, поэтому “борьба с нею на духовной почве невозможна, и всякая духовная миссия против нее бесплодна и бездейственна”. Православие в противовес этим негативным тенденциям должно было распространяться в границах Российской империи административным путем, но при одновременном сдерживании процесса распространения мусульманства и католицизма.
   Принцип народности есть продолжение принципа православия. Он представляет собой осмысление русского народа как приверженца православной веры. В этом вопросе Победоносцев не расходился со “славянофилами”, которые под народностью понимали противопоставление русско-славянского воззрения западной науке, порожденной односторонностью католицизма и протестантизма.
   Принцип неотделения церкви от государства логически вытекает из постулата Победоносцева о том, что в России “церковь всегда была опорою государства, а государство опорою церкви”, следовательно, их отделение друг от друга “будет гибелью и для церкви, и для государства в России”, и имеет принципиальное значение для существования этих двух институтов.Принцип антипарламентаризма, по мнению Победоносцева, является фундаментом самодержавия. Сам парламентаризм, выставляемый на Западе “целью и венцом государственного устройства”, он называл “великой ложью нашего времени”.
   Анализируя парламентские системы Европы, Победоносцев пришел к выводу, что всенародно избранные парламентарии не отражают воли большинства населения и не являются гарантом защиты их интересов. “Выборы никоим образом не выражают волю избирателей.
   Представители народные не стесняются нисколько взглядами и мнениями избирателей, но руководятся собственным произвольным усмотрением или расчетом, соображаемым с тактикою, противной партии. Министры в действительности самовластны; и скорее они насилуют парламент, нежели парламент их насилует. Они вступают во власть и оставляют власть не в силу воли народной, но потому, что их ставит к власти или устраняет от нее могущественное личное влияние или влияние сильной партии... Парламентаризм есть высшее торжество эгоизма, высшее его выражение”. Ведь при парламентаризме правителями становятся “ловкие подбиратели голосов”. Доминирующее влияние на результаты выборов, как считал Победоносцев, оказывают поддерживающие кандидатов организации и их финансовая помощь. При этом одна из решающих ролей в этом “балагане” принадлежит печати, формирующей определенные представления о кандидате у простых обывателей, к которой он всегда относился с непримиримой критикой. Выступая против свободы печати, Победоносцев всегда считал ее совершенно вредной для простого русского народа. “Что касается до народа, в массе его, - писал он в 1870 г. И.С. Аксакову, - то, конечно, среда поголовной бедноты, стеснений и нужды всякого рода, мысли его недоступны политической формуле свободы, и в народе они не отзовутся”, Ведь печать в России “разносит хулу и порицания на власть, посевает между людьми мирными, честными и благопристойными семена раздора и неудовольствия, разжигает страсти, побуждает народ к самым вопиющим беззакониям”. Она опасна, так как нет правительства и закона, которые бы могли противостоять ее демоническому действию в государстве.
   Принцип антиконституционализма органически вытекает из вышеперечисленных принципов, ибо “конституция... есть орудие всякой неправды, источник всяких интриг”. Основная цель данного принципа заключается в разоблачении всех пагубных идей и действий против самодержавной власти и ведущих к изменению существующей государственной формы. По мнению Победоносцева, в 1880-1881 годах в российском обществе “началось, ввиду общего недовольства, безумное стремление к конституции, то есть гибели России”.
   Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод: Победоносцев безусловно болел за свое Отечество. Так, в письме к Императору Александру III он отмечал: “И я решаюся опять писать, потому что час страшный и время не терпит. Или теперь - спасать Россию и себя, - или никогда”. Победоносцев умолял императора “не верить и не слушать” тех, кто будет “петь гнусные песни сирены” о необходимости продолжения либеральных реформ. Наоборот, “новую политику надо заявить немедленно и решительно. Надобно покончить разом, именно теперь, все разговоры о свободе печати, о своеволии сходов, о представительном собрании. Все это ложь пустых и дряблых людей, и ее надобно отбросить ради правды народной и блага народного”. Эту борьбу необходимо начинать на уровне высшей государственной власти, так как только от решения Императора зависит настроение народа российского.
   Но Победоносцев сделал и ряд существенных ошибок.
   Во-первых, он игнорировал силу гражданского общества, его инициативу и хотел все проблемы решать через бюрократический механизм государства. Во-вторых, для него церковь была безупречным и вседавлеющим носителем государственной идеологии, хотя государство само должно вырабатывать свою национальную идею, распространяя ее среди обывателей и осуществлять контроль за воплощением таковой в действительности. В-третьих, отрицая патриаршество допетровской Руси, проповедуя принципы официальной народности С.С. Уварова и Н.М. Карамзина, выраженные в формуле “православие, самодержавие, народность”, он слишком идеализировал эпоху Петра I, заложившую основы формальной трактовки понятия законности.
   К.П. Победоносцев был достойным сыном своей Родины, служил ей верой и правдой. Ему удалось сделать главное: разгромить проект конституционных преобразований М.Т. Лорис-Меликова, ибо введение парламентаризма в такой многонациональной стране, как Россия, привело бы - по его мысли - к страшной трагедии, ведь при парламентаризме инстинкты национализма приводят к разрушению государства, так как “каждое племя из своей местности высылает представителей - не государственной и народной идеи, но представителей племенных инстинктов, племенного раздражения, племенной ненависти - и к господствующему племени, и к другим племенам, и к связующему все части государства учреждению”. Он спас Россию от гибельного разрушения. Последние десятилетия XX века подтвердили эти опасения, примером тому служит распад СССР, центробежные тенденции в Российской Федерации, война в Чечне и т.д., поэтому его взгляды заслуживают более детального изучения, дабы не повторять исторических ошибок.

 
< Пред.   След. >