YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Теория государства и права (Н.М. Чепурнова, А.В. Серёгин) arrow §7.1. Понятие и структура государственной (политической) власти
§7.1. Понятие и структура государственной (политической) власти

§7.1. Понятие и структура государственной (политической) власти

   В процессе взаимодействия государственно-правовой формы с содержательной стороной функционирования публичного аппарата управления человеческим социумом неизбежно возникают отношения господства и подчинения. Как правило, они наделяются свойствами насилия, стремлением к доминированию над другими. При этом единственным источником права на легитимное принуждение считается государство.
   Материя власти столь же таинственна, сколь и законы природы в отдаленных уголках Вселенной - она создает непреодолимые барьеры человеческой воле, возвышается над людьми и распоряжается их судьбами.
   В современном обществе выделяют власть экономическую, информационную, культурную, духовную и т.д. Кроме того, говорят о власти чувств, инстинктов, привычки, традиций, предрассудков, разума, власти старших над младшими, родителей над детьми.
   Вместе с тем суть власти всегда “состоит в реальной возможности и способности властвующих подчинять своей воле подвластных”. Поэтому к власти тяготеют лидеры, обладающие сильной волей и способные руководить действиями других лиц. Люди с нерешительной, колеблющейся, раздвоенною волею, поддающиеся предметным влияниям, мягкие и уступчивые - неспособны к власти, так как она предназначена для создания в душах граждан настроения определенности, завершенности, импульсивности и исполнительности.
   Значительные затруднения в исследовании данного феномена связаны с отсутствием единого понимания категории “государственная власть” в политологии, философии, юриспруденции и социологии.
   Аристотель, например, государственную власть называет политической, отождествляя ее с искусством полисного управления. А.В. Малько и К.В. Шундиков “под политикой... понимают сферу деятельности, связанную с реализацией потребностей и интересов различных групп людей, стержнем которой являются завоевание, удержание и использование государственной власти”. М. Фуко всякую власть анализирует с позиции силы и стратегии. Для М. Вебера власть есть возможность в различных “социальных условиях проводить собственную волю... вопреки сопротивлению”. У Т. Парсонса “власть является реализацией обобщенной способности, состоящей в том, чтобы добиваться от членов коллектива выполнения их обязательств, легитимированных значимостью последних для целей коллектива, и допускающей возможность принуждения строптивых посредством применения к ним негативных санкций, кем бы ни являлись действующие лица этой операции”. А.Ф. Черданцев определяет власть как функцию “любой формальной или неформальной человеческой группы и общества в целом”. Х. Ортега-и-Гассет осознает власть в качестве господства “мнения и взглядов, то есть духа”. Анализируя феномен публичного управления, Б. Рассел пишет: “Подобно энергии, власть существует во множестве форм, таких как богатство, военная сила, гражданская власть, влиятельность или общественное мнение. Ни одна из них не может рассматриваться как подчиненная другим или, наоборот, как источник, из которого проистекали бы все остальные. Любая пытка рассматривать отдельно одну из форм власти - например, богатство - может закончиться лишь частичным успехом, подобно тому как исследование одной отдельно взятой формы энергии за некоторым порогом окажется недостаточным, если не учитывать другие ее формы. Богатство может проистекать из военной силы или же из влияния на общественное мнение, а они в свою очередь, могут вытекать из богатства”. Р. Арон разграничивает категории “власть” и “господство”, считая, что различие между ними заключается в том, что в первом случае приказ есть законная необходимость, а подчинение необязательно долг, тогда как во втором случае подчинение основано на признании приказов теми, кто им подчиняется. Г.Н. Манов утверждает, что государственная власть руководит и управляет волевыми действиями людей, осуществляет их общую координацию. По мнению Д.Ю. Шапсугова, государственная власть - это система “деятельности народа, составляющих его общностей и индивидов, а также создаваемых ими органов по осуществлению принадлежащих им публичных прав, свобод, выражающих их социальные качества и потребности”. А.Ф. Малый предлагает исследовать государственную власть в рамках полномочий, осуществляемых от имени государственных органов. И.А. Иванников рассматривает государственную власть как “исторически сложившееся психико-юридическое явление, представляющее собой руководство делами всего общества, проживающего на определенной территории с помощью государственного аппарата”. В.Е. Чиркин считает, что “государственная власть - это возникающие на основе социальной асимметрии в обществе и обусловленное потребностями управления им социальное волевое отношение, в котором одной из сторон является особый политический субъект - государство, его орган, должностное лицо”.
   С точки зрения К. Маркса, властно-волевые функции государства называются политическими, так как они характеризуют организованное насилие “одного класса для подавления другого”. Из этого следует единство природы власти государственной и политической.
   Иную позицию отстаивает Ю.А. Тихомиров, полагая, что содержание политической власти шире государственной. При таком подходе общественные объединения (партии, союзы, блоки и т.д.) могут быть субъектами политической власти, наряду с государством и его органами.
   Но данная теория имеет существенные недостатки. Во-первых, она смешивает власть государства с компетенцией законодательных, исполнительных и судебных органов публичного управления обществом, наделяя их суверенными правами. Во-вторых, Ю.А. Тихомиров упускает из виду то обстоятельство, что политическая власть есть “способность государственных структур подчинять поведение людей воле господствующего класса или всего” народа. Следовательно, лишь “воплощенная в государственно-правовые институты власть, - пишет И.А. Иванников, - становится государственной”.
   Таким образом, политическую и государственную власть необходимо рассматривать как синонимы.
   Структурными частями государственной власти выступают три группы элементов: 1) идеальные, 2) материальные и 3) процессуальные. К числу идеальных компонентов относят: а) государственную волю, б) государственную идеологию и в) государственный авторитет. Материальная область государственной власти институционализируется в форме государства, системе государственных органов и учреждений. Процессуальную сферу государственного управления составляют категории политической деятельности и политического планирования.
   Специфика содержания государственной власти зависит от особенностей взаимодействия материальных характеристик господства и подчинения с идеальными и процессуальными.
   Так, первопричиной властеотношений выступает волевой фактор. В самом общем виде, под “волей принято понимать сознательную саморегуляцию субъектом своей деятельности и поведения при достижении какой-либо цели”. Воля к власти проявляется при оказываемом ей противодействии. Государственная воля формируется в процессе овладения государственной властью. Происходит это из-за того, что каждый активный человек так или иначе желает доминировать в обществе. Стремясь к господству над другими, воля специализируется как борьба за пищу, собственность и слуг. “Более сильная воля - утверждает Ф. Ницше, - управляет слабой. Нет иной причинности, как от воли к воле. Механически это необъяснимо”. Утрата воли к власти приводит к потере власти. “Горе тому государству, - пишет И.А. Ильин, - в котором иссякли источники государственной воли!”. Ведь “бессубъектной власти нет и быть не может”. Хотя Н.М. Коркунов полагает, что “власть есть сила, обусловленная сознанием зависимости подвластного, то и государство может властвовать, не обладая ни волею, ни сознанием, только бы составляющие его люди сознавали себя зависимыми от государства. Государственная власть не чья-либо воля, а сила, вытекающая из сознания гражданами их зависимости от государства”. Но “слепая” сила - беспощадна, бесполезна, а зачастую вредна, так как ей неизвестно понятие справедливости.
   Общегосударственная воля выражает сущность политического суверенитета страны. Если единственным источником и носителем всей власти в государстве является индивидуальный субъект (монарх, президент, председатель и т.д.) - возникает автократия, когда же легитимация публичного управления связана с учетом мнения коллективных общностей (народа, нации, сословия и т.д.) - речь идет о поликратии.
   Вместе с тем государственная власть нуждается в оправдании своего существования, обосновании собственной правоты и законности. Достигается это с помощью официальной идеологии.
   Кроме того, “власть, лишенная авторитета, хуже, чем явное безвластие; народ, принципиально отвергающий правление лучших или не умеющий его организовать и поддерживать, является чернью, и демагоги суть его достойные вожди”. Чернью может стать любой: богатый и бедный, “темный” человек и “интеллигент”, каждый, у кого корыстная воля и убогое правосознание. Более того, “...она веками берет и дает взятки, распродавая и расхищая государственное дело...”. Черни не доступно понимание назначения права и государства, путей и средств достижения социальной справедливости и общего блага. Порочные люди не чувствуют национальной солидарности, у них нет способностей к организованности и дисциплине. А если им “все-таки удается создать некоторое подобие “режима”, то этот “режим” осуществляет под видом “демократии” торжество жадности над общим благом, равенства над духом, лжи над доказательством и насилия над правом; этот “режим” зиждется на лести и подкупе и осуществляет власть демагогов”, которые внушают черни, “будто государственная власть есть ее товар, который она может выгодно продать и затем назначает цену этому товару в виде “политических” обещаний и посулов”. На самом деле демократия является охлократией, оправдывающей антигосударственные начала бесправия и произвола.
   Вместе с тем идеальные компоненты государственной власти (государственная воля, государственная идеология и государственный авторитет) проявляются в условиях особых властно-публичных процессуальных отношений, состоящих из политической деятельности и политического планирования.
   В структуре политической деятельности выделяются цели и средства социального управления. Под целью в политике принято понимать желательный результат, ради которого осуществляется публичная деятельность. Стоит сказать, что у каждой нации, живущей на одной территории, всегда существуют некоторые доминирующие задачи и стремления. “Идеальная власть” должна их использовать и предлагать отвечающую им программу действий. Отсутствие ясных политических целей, как правило, приводит государство к нулевым или отрицательным результатам, к значительным людским и материальным потерям, к подрыву престижа, осложнению положения на международной арене, истощению экономики.
   Таким образом, следует отметить, что для эффективности государственной власти необходимо гармоничное сочетание и развитие ее идеальных, материальных и процессуальных компонентов.

 
< Пред.   След. >