YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Теория государства и права (Н.М. Чепурнова, А.В. Серёгин) arrow §7.2. Политическая система и ее институциональные компоненты
§7.2. Политическая система и ее институциональные компоненты

§7.2. Политическая система и ее институциональные компоненты

   В результате взаимодействия государства с обществом, индивидами и их объединениями возникает сложная структура публично-правовых отношений, связанных с управлением социальными процессами политического характера. В самом широком смысле управление означает руководство чем-либо (или кем-либо) и по своей сути сводится к побуждающему воздействию субъекта на объект, содержанием которого является упорядочение любой системы, обеспечение ее функционирования в полном соответствии с закономерностями корпоративного существования и развития. Поэтому социальное управление всегда базируется на определенной соподчиненности воль людей, что предопределяет необходимость их координации, ибо, брошенные на самотек, они могут привести к установлению произвола слепой силы над справедливостью. В условиях государственной организации общества, для поддержания правопорядка, публичная власть берет на себя обязанности вмешиваться в социальные отношения, структурирующиеся в особую политическую систему, определяемую в научном мире с различных точек зрения. Так, И.А. Иванников считает, что “политическая система общества - это совокупность отношений в системе государственных и негосударственных социальных институтов конкретного классового общества, осуществляющих определенные политические функ- ции”. В.Я. Любашиц дает более абстрактную дефиницию: “Политическая система это система взаимодействующих между собой норм и основанных на них политических институтов, учреждений, организующих функционирование политической власти”.
   С.Ю. Кашкин полагает, что политическая система - “это отношения, связанные с функционированием политической власти в обществе, концентрированным выражением которой является государственная власть”. Для В. Д. Перевалова политическая система есть “комплекс институциональных образований, которые выявляют потребности и интересы социальных групп, формируют и организуют взаимодействие людей по осуществлению публичной власти на соответствующей территории”. По мнению Н.И. Мату- зова и А. В. Малько, “политическая система - это упорядоченная на основе права и иных социальных норм совокупность институтов (государственных органов, политических партий, движений, общественных организаций и т.п.), в рамках которой происходит политическая жизнь общества и осуществляется политическая власть”. Думается, что данная дефиниция является наиболее удачной из всех рассмотренных выше.
   Политическая система имеет ряд характерных черт:
   1) в ее рамках осуществляется политическая власть;
   2) она зависит от качества общественной среды и социальной структуры населения страны;
   3) ей присуща относительная самостоятельность.
   В конечном счете политическая система регулирует производство и распределение благ между социальными общностями на основе использования государственной власти, участия в ней, борьбы за нее.
   Независимо от научных подходов любая политическая система производна от материальных, в первую очередь экономических условий жизни общества, от его социальной структуры и господствующей идеологии (светской или религиозной, патриотической или космополитической и т.д.). Вследствие этого политическую систему рассматривают сквозь призму составляющих ее элементов и часто именуют политической организацией общества, которая консолидирует усилия взаимосвязанных и взаимодействующих объединений (организаций) людей, базирующихся на разнообразных формах собственности, отражающих интересы и волю социальных классов, слоев, групп и наций, реализующих политическую власть или борющихся за ее осуществление в рамках права посредством государственного аппарата.
   Кроме того, следует помнить, что любая система общества, в том числе и политическая, представляет собой целое, упорядоченное множество элементов, взаимодействие которых порождает новое качество, не присущее ее частям. Категория “политическая система” позволяет глубоко проникнуть в политические интересы классов, социальных, этнических групп и разобраться во взаимосвязях политических явлений.
   Таким образом, государство целесообразно изучать в процессе взаимодействия с институциональными категориями политической системы: политическими партиями, профсоюзами, церковью, средствами массовой информации и различными формами прямого волеизъявления граждан (например, референдумом и плебисцитом). Связано это с тем, что основным назначением вышеперечисленных элементов является обеспечение целостности, единства действий людей в политике и их связи с государством. Более того, институциональный подход позволяет обозначить устойчивые и реальные во времени и пространстве характеристики политических явлений. Суть этого подхода отражает организационный критерий, призванный показать, что отдельные индивиды сами по себе не могут выступать в виде элементов политической системы. Люди рождаются как социально-биологические, но не политические существа. Они представляют собой в этом плане тот “материал”, из которого в соответствующих исторических условиях при наличии определенных социальных качеств формируются элементы и системы в целом. Такими условиями выступают процессы разделения труда, образования имущественно неравных социальных слоев, групп, классов, а качествами - общечеловеческая, классовая, групповая и национальная солидарность.
   Под воздействием этих сил образуются политические партии. Термин “партия” произошел от латинского слова “partis” - группа, часть. Политические партии представляют собой организованные группы единомышленников, отстаивающие интересы части народа и ставящие своей целью их реализацию путем завоевания, удержания и осуществления государственной власти или влияния на нее. Политические партии в отличие от политических движений имеют постоянные организационные структуры и детально разработанные политические программы. К тому же политические движения распадаются при достижении поставленных целей. Например, отставка правительства, изменение законодательства и т.д.
   Партии считаются долговременными носителями определенных общественных идеалов отдельных социальных слоев.
   Основными функциями политических партий являются:
   1. Распределение (перераспределение) в обществе властных статутов.
   2. Углубление связей и отношений между различными ветвями власти, местными и центральными органами государственного управления, политическими институтами.
   3. Отбор и рекрутирование политических лидеров и элит для всех уровней политической системы.
   4. Связь населения с государственными структурами.
   5. Проведение избирательной кампании по формированию законодательных органов власти.
   Классифицируют политические партии по различным основаниям: а) по социальному (классовому) составу - на буржуазные, рабочие, крестьянские, помещичьи и т.д.; б) по идеологическому критерию - на мировоззренческие и прагматические (без идеологической программы); в) по принципу организации - на кадровые (состоящие из профессиональных политиков) и массовые, с фиксированным и нефиксированным членством; г) по способу деятельности - на легальные и нелегальные, правящие и оппозиционные; д) по социальным ценностям - на традиционалистические (консервативные) и революционные.
   Совокупность политических партий образует партийную систему. В обобщенном виде партийные системы делятся на однопартийные, двухпартийные и многопартийные. Последние, в свою очередь, состоят из подсистем: 1) поляризованного плюрализма (многопартийные с одной партией-гегемоном); 2) с устойчиво лидирующей партией; 3) строго фиксированного ограниченного плюрализма; 4) основанные на перманентной конфронтации партий.
   Государства используют различные схемы взаимодействия с политическими партиями. Так, в Бутане, Иордании, Объединенных Арабских Эмиратах и Саудовской Аравии создание политических партий запрещено законом.
   Однопартийная система с единственно разрешенной фашистской партией существовала в итальянском королевстве с 1922 по 1945 гг.
   Великобритания имеет двухпартийную систему, сложившуюся еще в конце XVII века, когда были образованы партии тори (защищавших интересы феодально-помещичьей аристократии) и вигов (отражавших потребности нарождающейся буржуазии). Начиная с Первой мировой войны, фаворитами британских избирателей являются консервативная и лейбористская партии, попеременно сменяющие друг друга у руля государственной власти.
   Консервативная партия - одна из крупнейших партий Соединенного королевства, насчитывает около 2 млн членов. Официально она оформилась в 1867 г. на базе партии тори, выражавшей интересы помещиков и высшего духовенства. Поскольку целью партии является участие в работе Палаты общин и формирование правительства, то главную роль в выработке политики и руководстве этой организации играет парламентская фракция во главе с ее лидером. Консерваторы имеют 11 региональных организаций, в каждой из которых создается совет, исполком и аппарат управления. В избирательных округах действуют ассоциации и местные органы Союза молодых консерваторов и Консервативного политического центра. В среднем каждая локальная организация насчитывает две с половиной тысячи человек.
   Консервативная партия не имеет устава и четкой долговременной программы (вместо нее перед очередными парламентскими выборами издается предвыборный манифест, содержащий план деятельности правительства, если партия одержит победу на выборах). Внутри партии существует несколько политических течений. Так, “новые” тори тэтчеровского периода выражают интересы большинства той части населения, которая выступает за развитие личной инициативы и частного предпринимательства, ограничение государственного регулирования, обеспечение правопорядка, законности, за защиту “национального достоинства” и сокращение неэффективного производства. Реализуя эти интересы, правительство, возглавлявшееся М. Тэтчер, например, осуществило частичную денационализацию и преобразование институтов государственного регулирования экономики в интересах бизнеса, в два с лишним раза уменьшило максимальный уровень налогов (с 83 до 40%), произвело распродажу части муниципальных домов и ограничило права профсоюзов.
   Консерваторам Великобритании противостоит лейбористская партия - вторая по значимости в стране. Создана она в 1900 г. по инициативе профсоюзов и ряда социалистических организаций для поддержки избрания представителей рабочих в парламенте. Главную роль в руководстве этой партии также играет парламентская фракция, избирающая своего лидера. Но в отличие от консерваторов глава лейбористов имеет влияние на рядовых членов, поэтому структура партии более децентрализована. Так, лейбористская фракция в Палате общин разделена на левых (группа “Трибюн”), правоцентристов (группа “Манифест”) и “профсоюзников”. Роль партийной конференции у лейбористов выше, чем у тори: она избирает Национальный исполком, который по уставу является “административным органом партии”. На местном уровне действуют генеральные комитеты партии. Общий состав партии колеблется между 6,2 и 6,5 млн человек. В целом, британские лейбористы выступают за сохранение государственного регулирования экономики при увеличении капиталовложений в развитие промышленности, повышение роли государственной собственности и планирования, расширение программы социальных услуг, национализацию ряда крупнейших монополистических объединений, привлечение профсоюзов к управлению предприятиями.
   Многие государства не отрицают и многопартийные политические системы различных видов.
   Так, в Японии сложилась самобытная многопартийная система поляризованного плюрализма, с одной партией-гегемоном. Хотя в стране зарегистрировано около 10 тыс. политических организаций, подавляющее большинство их действует на локальном и префектуральном уровне. Наибольшим влиянием пользуется ЛДПЯ (ЛДПЯ - Либерально-демократическая партия Японии), доминирующая на политической арене со второй половины XX столетия. Образовалась она в 1955 г. в результате объединения либеральной и демократической партий. С момента создания являлась правящей. Ее руководство неразрывно связано с крупным бизнесом и высшей бюрократией, а также с мелкими и средними предпринимателями. Характерная черта ЛДПЯ состоит в том, что в ней насчитывается шесть фракций. Лидер партии формально избирается партийным съездом, а фактически утверждается компромиссным соглашением фракций. Глава ЛДПЯ не может занимать свой пост более двух лет.
   Официально в партии насчитывается свыше 2,9 млн человек, но основная роль в определении политического курса принадлежит членам парламентских фракций. Либеральные демократы Японии выступают за сохранение стабильности в обществе, свободу предпринимательства и ограничение государственного вмешательства в регулирование экономики.
   В шведском королевстве многопартийная система отличается от японской тем, что устойчиво лидирующей на парламентских выборах Социал-демократической рабочей партии приходится составлять политические альянсы с другими партиями, прошедшими в Риксдаг. Обычно это Умеренно-коалиционная (правая) партия, Народная (либерально-буржуазная) партия, Партия центра, Левая партия коммунистов Швеции.
   Испания представляет классический пример партийной системы, основанной на перманентной конфронтации различных партий (их около 200), из которых основными являются: Социалистическая рабочая партия, Коммунистическая партия, Партия трудящихся (Коммунистическое единство), Народная партия, Консервативная партия и т.д. Для формирования правительства вышеперечисленным политическим организациям приходится составлять различные политические блоки и союзы.
   Стоит обратить внимание на то, что монархии не знают партийных систем строго фиксированного, ограниченного плюрализма, с жестко определенными легальными партиями, число которых не может быть изменено. Такие модели известны республиканским формам правления в Бразилии (1966-1979 гг.), Сенегале (1977-1980) и т.д.
   Наряду с политическими партиями важным институтом политической системы являются профсоюзы, представляющие собой массовые общественные организации наемных работников, основанные на общности их интересов по улучшению условий жизни и труда своих членов.
   Первые легальные профсоюзы (тред-юнионы) возникли в монархическом государстве - Великобритании в 1824 году. Затем Германская империя в 1890 г. отменила запрет на их деятельность. В тот же самый исторический период республики наоборот отрицали возможность создания профессиональных организаций трудящихся. Так, в 1806 г. в связи с забастовкой сапожников в Филадельфии (США) суд использовал доктрину общего права о “преступном сговоре”, которую применил к объединению рабочих, ставивших своей целью повышение зарплаты. По существу, в XIX веке на основе этой доктрины в судебной практике США выработалось представление о незаконности профессиональных союзов рабочих и проводимых ими забастовок. В 1890 г. Конгресс Соединенных Штатов принял закон Шермана, приравнивающий профсоюзы к монополиям и ставящий их вне закона. Во Франции деятельность союзов и объединений рабочих была разрешена в 1864 г. Императором Наполеоном III, а не республиканцами французской буржуазной революции конца XVIII столетия.
   В 90-х гг. XX века профсоюзы Великобритании объединяли около 40% трудящихся страны, а Японии - 20,4%. Выразителем политических интересов английских трейд-юнионов является лейбористская партия королевства, лидеры которой нередко становятся премьер-министрами, возглавляющими исполнительную вертикаль государственной власти. Испанское правительство в соответствии с ч. 2 ст. 131 Конституции Испании 1978 г. при разработке проектов планирования экономического развития национальной промышленности обязано пользоваться помощью и содействием профессиональных организаций трудящихся.
   Таким образом, в условиях монархической формы правления не только впервые в мире были легализованы профсоюзы, но и объединения рабочих приобрели политическую силу, влияющую на деятельность партий, парламентов и исполнительных органов своих государств.
   Значительное воздействие на политическую систему государства оказывает церковь и ее институты. В переводе с греческого церковь - это божий дом. В настоящее время под “церковью” понимают тип религиозной организации или христианское культовое здание, имеющее алтарь и помещение для богослужения. Политологическое, правовое и социологическое содержание имеет лишь первое значение данного термина.
   В организационной структуре церкви существуют две социальные группы - духовенство (клир) и миряне (рядовые верующие).
   Следует помнить, что религиозные общины и объединения, представляющие сегодня крупнейшие мировые религии - христианство, ислам, буддизм, а подчас и менее распространенные - иудаизм, синтоизм и др. - на протяжении последних тысячелетий истории человечества оказывали огромное влияние на политические процессы, происходившие в обществе, на формирование правосознания граждан и функционирование публичного аппарата государственной власти. Такое воздействие продолжается и ныне - в начале XXI века. По данным статистики, к середине 90-х гг. XX столетия из всего населения Земли лишь 831 млн человек заявляли о себе как об атеистах; 1 млрд 665 млн - причисляли себя к последователям Христа; остальные 2 млрд 604 млн - исповедовали иные теологические учения.
   В многонациональных, поликонфессиональных странах религиозные проблемы нередко переплетаются с национальными, расовыми, этническими. Однако чисто национальных вероисповеданий осталось немного, например, синтоизм у японцев, сикхизм у пенджабцев, иудаизм у евреев и т.д. Как правило, национальное самосознание превалирует над конфессиональным, хотя бывает, что религиозная общность осознает себя этнонациональной. Так, в некоторых арабских странах (Саудовская Аравия, Иордания и т.д.) в число национальных меньшинств включаются группы, не исповедующие ислам, а подчас и мусульмане, не принадлежащие к доминирующему религиозному течению в государстве.
   Державы мира используют различные модели взаимодействия церкви и политических органов управления обществом.
   В исламских королевствах религиозные и государственные учреждения сосуществуют в неразрывном единстве. Так, мусульмане-сунниты считают, что халиф, как глава государства, является и верховным руководителем всех правоверных. Поэтому монарху наряду со светскими прерогативами вручаются и духовные. Например, хотя Король Саудовской Аравии и не носит титула Халифа - он обладает религиозной властью, а монарх Марокко, как эмир правоверных, обязан следить за соблюдением норм ислама.
   Вместе с тем сунитская концепция кладет в основу организации и деятельности исламского государства принцип совещательности (ашшура): при главе государства создается коллегиальный орган из знатоков мусульманского права, консультирующий его при принятии им законов, указов и распоряжений. Такой порядок принятия решений Эмиром действует в Катаре.
   Шиитская политическая теория иммамата стоит на том, что властные полномочия должны сосредотачиваться в руках непогрешимого духовного руководителя мусульманских общин. Преимущественно она используется исламскими республиками, которые мало чем отличаются от монархий. Связано это с тем, что Магомет запрещает правоверным ставить над собой коллективное управление, ибо Сура 3 “Семейство Имрана” стих 95 (100) Корана отмечает: “Если вы будете повиноваться партии тех, кому даровано писание, они обратят вас, после того как вы уверовали, опять в неверных”. Так, в Исламской Республике Иран учрежден институт Руководителя (Факиха) государства, вождя нации и гаранта соблюдения норм шариата, стоящего выше Президента. Он назначает адильфа-кихов - членов Попечительного совета, Генерального прокурора, Председателя Верховного суда, высших военачальников, утверждает и смещает Президента республики в случае принятия Исламским консультативным собранием (парламентом) решения о его политической некомпетентности, объявляет амнистию и смягчает наказания в соответствии с нормами мусульманского права. Судебные органы руководствуются не только законами, принятыми Исламским консультативным собранием, но и фетами (посланиями) Руководителя, которые обладают высшей юридической силой, нежели акты парламента. Упомянутый Попечительный совет дает заключения о соответствии принятых парламентом законов предписаниям Корана и Конституции; в случае противоречия акты законодателей возвращаются им на доработку. Подобные органы действуют в исламских монархиях, например в Саудовской Аравии, с тем лишь отличием, что роль Духовного Руководителя (Вождя нации) принадлежит королю.
   Западноевропейские государства также не знают единого шаблона взаимодействия церкви и религиозных объединений. Так, в Великобритании признаются государственными англиканская церковь Англии и пресвитерианская церковь Шотландии. Возглавляются они британским королем (или королевой), который назначает на должности высших духовных сановников. Более того, в Палате лордов британского парламента имеется определенная квота для церковных иерархов, занимающих свои места пожизненно.
   Шведская церковь, в отличие от британской, непосредственно управляется парламентом - Риксдагом, принимающим законы, касающиеся ее теологического учения, которые в последующем должны быть одобрены священнослужителями евангелического вероисповедания. Высший церковный клир шведского королевства назначается правительством из числа кандидатур, предложенных церковным съездом.
   Испанская монархия отвергает вышеприведенные подходы к различным вероисповеданиям и исходит из того, что никакая религия не может быть государственной. Хотя все публичные органы власти королевства обязаны принимать во внимание религиозные верования населения страны и поддерживать отношения сотрудничества с католической церковью и другими конфессиями.
   В датском королевстве Евангелистическая Лютеранская Церковь является официальной церковью Дании, которая пользуется поддержкой государственной власти. Устав этой религиозной организации устанавливается законом.
   Особая связь церкви и государства констатируется Основным законом Греции 1975 года. Так, в эпиграфе к Конституции отмечается, что она принята “Во имя Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы”.
   Кроме того, в ч. 1 и 2 ст. 3 Конституции Греции 1975 года закреплена норма, в соответствии с которой “господствующей в Греции религией является религия восточноправославной Церкви Христовой. Православная Церковь Греции, признающая своим Главой Господа нашего Иисуса Христа, неразрывно связана в своих догматах с Великой Константинопольской Церковью и со всякой единоверной Церковью Христовой, неуклонно соблюдает, так же как и они, святые апостольские и соборные каноны и священные традиции. Она является автокефальной и управляется Священным Синодом архиереев, находящихся на церковной службе, и избираемые ими Постоянным Священным Синодом, который издается в порядке, определяемом уставом Церкви, с соблюдением положений Патриаршего тома от 29 июня 1850 года и акта Синода от 4 сентября 1928 года. .Текст Священного Писания сохраняется неизменным. Официальный перевод его на какой- либо другой язык без разрешения автокефальной Церкви Греции и Великой Константинопольской Церкви Христовой запрещается”.
   Специфическим субъектом воздействия на публичные учреждения власти в обществе являются средства массовой информации (СМИ): пресса, радио, телевидение и т.д. Главная задача СМИ состоит в информировании населения обо всем, что представляет или может представлять интерес для каждого гражданина. Этот фактор определяет силу современных теле-, радио-, печатных и др. вещателей происходящих событий, так как они вносят в сознание читателей, зрителей и слушателей различные идеи, побуждающие к определенной деятельности. Поэтому государство, политические партии, церковь и профсоюзы часто выступают учредителями СМИ, через которые доводят до всеобщего сведения свои политические платформы, программы и установки.
   В зависимости от политико-идеологических пристрастий отдельные СМИ пытаются формировать необходимое их хозяевам общественное мнение. Например, они концентрируют свое внимание только на положительных или отрицательных моментах программ и деятельности государственных органов, должностных лиц и т.д.; преувеличивают или преуменьшают выгоды от реформ, проводимых в экономике страны, порой сводя поставленные задачи к абсурду; активно обсуждают личности глав государств и премьер- министров, их публичные высказывания и семейные отношения. На базе этой информации у избирателей формируются представления о тех или иных партиях, депутатах, монархах, органах государственной власти и т.д., что во многом определяет исход голосования за те или иные кандидатуры и решения.
   Стремясь заручиться доверием возможно большего числа зрителей, читателей, слушателей, многие из которых предпочитают получать информацию, не сдобренную политическими предпочтениями, СМИ нередко объявляют себя независимыми, хотя в действительности самостоятельными они не являются, так как у них есть свои учредители и финансисты.
   Учитывая воздействие СМИ на сознание и поведение людей, имея в виду возможность и опасность злоупотребления таким влиянием, государство стремиться оградить себя от данных негативных последствий, в частности, посредством законодательных запретов. Так, имеющий конституционный характер шведский Акт о свободе печати 1949 г. №105 (с изменениями, 1994 г. №1475) в §2 главы 6 запрещает демонстрацию порнографических изображений в публичных местах, а также рассылку либо иное распространение изобразительных и печатных произведений, создающих опасность нравственному воспитанию граждан. Для достижения аналогичных целей ч. 3 ст. 20 Конституции Испании 1978 года предусматривает парламентский контроль за СМИ, учрежденными государством.
   Следует заметить, что монархическая форма правления никоим образом не стесняет развитие всевозможных информационных систем. В Японии, например, ежедневно выходит 104 газетных издания, 72 еженедельных (общим тиражом - 33,8 млн экз.) и 2822 ежемесячных журнала. По общему тиражу ежедневных газет (68,3 млн) “страна восходящего солнца” занимает второе место в мире, уступая лишь США, а по количеству газет на душу населения - первое. Самыми влиятельными информационными концернами Японии являются “Асахи симбунся”, “Майнити синбунся”, “Иомиури симбунся”. Политические партии и профсоюзы также имеют свои издания тиражом от 100 до 600 тыс. экземпляров. В Японии действуют три крупных информационных агенства: “Киодо цусин”, “Дзидзи цусин”, “Джапан Прес Сервис”.
   Британская корона также лояльно относится к многообразию взглядов излагаемых многочисленными СМИ страны. Так, помимо еженедельных и ежеквартальных периодических изданий, в Соединенном королевстве выходит 11 ежедневных газет. В Великобритании действуют три информационных агентства. Самое крупное из них - Рейтор - специализируется на распространении иностранной информации. Оно контролируется Ассоциацией газетных издателей и агентством Пресс Ассошиэйшин, занимающимся аккумулированием внутренней информации.
   Вместе с тем монархиям, как и республикам, приходится ограничивать свободу слова и печати, чтобы защитить собственный суверенитет. В Швеции, например, преступлениями считаются деяния по распространению информации, составляющей государственную тайну, подстрекающей к войне, мятежу, панике и т.д.
   Следующим институтом политической системы является референдум (от лат. referendum - то, что должно быть сообщено) - прямое, непосредственное обращение к избирателям для окончательного решения особо важного политического вопроса, касающегося изменения формы государства, принятия конституции или поправок к Основному закону страны и т.д. В Княжестве Лихтенштейн с 1921 года посредством народного голосования определяется доверие и недоверие к правительству.
   Референдум, связанный с опросом населения о принадлежности территории, на которой оно проживает, тому или иному государству, называется плебисцит (от лат. plebiscitum; plebs - простой народ, scitum - решение).
   Государства мира используют различные виды референдумов. Так, в Швеции и Норвегии применяется консультативный опрос граждан по ключевым проблемам внутренней и внешней политики государства. Его результаты не обязывают правительство страны действовать в соответствии с волей народа, хотя власти обычно не рискуют принимать противоположные решения. Например, в 1972 году в Норвегии был проведен консультативный референдум по вопросу о вступлении в Общеевропейский рынок: более половины участвовавших в голосовании избирателей высказались против, и кабинет министров, несмотря на свое положительное отношение к экономической интеграции в Европе, отказался от таких планов. В Испании консультативные референдумы являются факультативными, т.е. необязательными, так как их проведение зависит от воли Конгресса, Председателя Правительства и Короля. Вместе с тем это королевство знает и обязательный референдум, который проводится в провинциях и автономиях для утверждения их статутов (уставов). Императорская Япония также предусматривает необходимость общенационального голосования в процессе принятия поправок к Конституции страны.
   Таким образом можно сделать вывод, что в современных государствах успешно развиваются различные институциональные компоненты политической системы, такие как политические партии, профессиональные союзы, религиозные объединения, средства массовой информации и референдумы. Причем некоторые из них возникли и конституировались впервые в державах с династическим правлением.

 
< Пред.   След. >
Эта Email рассылка Вас не подведет, убедитесь сами.