YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Теория государства и права (Н.М. Чепурнова, А.В. Серёгин) arrow §19.1. Понятие и структура правовых отношений
§19.1. Понятие и структура правовых отношений

§19.1. Понятие и структура правовых отношений

   Право и правоотношения - два главных элемента сложной юридической надстройки общества, правовой действительности; они составляют ядро той юридической среды, в которой постоянно находятся, вращаются участники социальной жизни.
   В юридической литературе (как учебной, так и монографической) правоотношение обычно определяют как регулируемое или урегулированное объективным правом общественное отношение, участники которого выступают как носители субъективных прав и обязанностей. Такое определение сейчас, пожалуй, общепризнанно и, безусловно, в основе своей верно. Во всяком случае, у него неизмеримо больше сторонников, чем противников. Между тем, по мнению Ю.К. Толстого, приведенное выше определение правоотношения не свободно от весьма существенных недостатков. Основной из них состоит в том, что оно не позволяет раскрыть механизм воздействия права на общественные отношения. Традиционное определение не дает ответа на вопрос, как возникает правоотношение, для чего оно возникает, а также на вопрос, в каком взаимодействии находится правоотношение с лежащим в его основе фактическим общественным отношением. Более того, формулируя понятие правоотношения как регулируемого правом общественного отношения, мы по существу определяем не само правоотношение, а фактическое общественное отношение, которое лежит в его основе, либо, что еще хуже, исходим из предпосылки, будто фактическое общественное отношение в момент возникновения правоотношения “испарилось”, будто никакого общественного отношения, кроме правоотношения, больше нет. Если верно, что правоотношение выступает в качестве юридической формы лежащего в его основе фактического общественного отношения, то нельзя определять правоотношение как само это фактическое общественное отношение, регулируемое нормами права.
   Как считает Н.И. Матузов, главное в правоотношениях (и здесь нет расхождений) - то, что, во-первых, они возникают на основе правовых норм и, во-вторых, их участники (граждане и организации) выступают как носители взаимно корреспондирующих юридических прав и обязанностей. Связь между правом и обязанностью, а точнее между их носителями, и есть правоотношение.
   С позиций данного определения всякое отношение, так или иначе опосредуемое правом, является правовым. А так как в государственно-организованном обществе подавляющая часть отношений подвергается (в различной степени) правовой регламентации, то все они выступают в качестве правовых. Более того, многие отношения, в частности государственные, административные, уголовные, процессуальные, существуют лишь как правовые и в ином качестве немыслимы.
   Это означает, что правовыми отношениями могут быть названы не только строго индивидуализированные, конкретные связи между отдельными субъектами (например, такие как “должник - кредитор”, “продавец - покупатель”, “заказчик - подрядчик”), но и более общие, не столь детализированные, относительно стабильные (длящиеся) связи. Они возникают в результате действия главным образом конституционных норм, которые регулируют наиболее важные, основополагающие отношения, связанные с общественным и государственным устройством, управлением, закреплением общего положения (статуса) субъектов, наделением их основными правами и обязанностями и т.д.
   Однако на практике (да и в теории) правоотношение, вопреки приведенному общему определению, трактуется обычно более узко - только как конкретная, строго индивидуализированная связь между субъектами, возникающая в силу наступления того или иного юридического факта. Эта связь мыслится, как правило, по модели обязательственного или аналогичного ему отношения: две стороны, четко обозначенные взаимные права и обязанности; над сторонами - третья сила (государство), которая в случае спора, конфликта, нарушения одной из сторон своих обязанностей, выступает арбитром, принуждает к совершению необходимых действий. И это в принципе верно. Конкретные правоотношения, хотя и являются наиболее распространенными, массовыми, хорошо всем известными по “личному опыту”, тем не менее, не отражают в полной мере специфику всякого или всех правоотношений, в частности, складывающихся в такой ведущей отрасли, как государственное право, и ряде других примыкающих к нему отраслях.
   Юридический факт - такое обстоятельство, наличие которого влечет определенные юридические последствия, т.е. возникновение у субъектов соответствующих прав и обязанностей и аналогичного им правоотношения. Общие права и обязанности, а следовательно, и подобные им общие правоотношения также возникают в силу определенных обстоятельств, и ничто не мешает рассматривать их с широких позиций как особые юридические факты. В этом случае, действительно, никакие субъективные права и отношения не возникают, поскольку налицо урегулированность фактических отношений правом.
   Вот почему многие авторы, не отвергая традиционного понимания правоотношений, пытаются в то же время взглянуть на них с более широких позиций, отойти от чисто гражданско-правовой модели.
   Если рассматривать правоотношение как особый вид общественных отношений, то, по мнению таких ученых, как Н.И. Матузов, Л.И. Спиридонов и др., можно выделить следующие его признаки.
   Они возникают, изменяются или прекращаются только на основе правовых норм, которые непосредственно порождают правоотношения и реализуются через них. Можно наблюдать причинно-следственную связь между этими явлениями. Нет нормы - нет и правоотношения. Они представляют собой некоторое единство, целостность.
   Общественные отношения безличностны. Их персональный состав не определен. От того, кто конкретно будет участником общественного отношения, его социальная природа не изменится. Правоотношение, напротив, всегда возникает между конкретно определенными лицами. К примеру, трудовой договор, заключенный Балтийским заводом со слесарем Ивановым, означает, что данное трудовое правоотношение возникло только между ними, и наниматель вправе требовать выполнения работы только от Иванова. На призыв же этого завода принять участие в субботнике может откликнуться неопределенное число лиц, ибо такой призыв никаких юридических связей ни с кем не породил. Поэтому на него, с юридической точки зрения, может не откликнуться никто.
   В правоотношении четко определен не только состав субъектов, но и их взаимное поведение по отношению друг к другу. Субъекты правовых отношений взаимосвязаны юридическими правами и обязанностями, которые в правовой науке принято называть субъективными. Эта связь, собственно, и есть правоотношение, в рамках которого праву одной стороны соответствует обязанность другой, и наоборот. Участники правоотношений выступают по отношению друг к другу как управомоченные и правообязанные субъекты, интересы одного могут быть реализованы лишь через посредство другого.
   Правовые отношения всегда носят волевой характер. Во-первых, потому что через нормы прав в них отражается государственная воля; во-вторых, в силу того, что даже и при наличии юридической нормы правоотношение не может автоматически появиться и затем функционировать без волеизъявления его участников, по крайней мере, никакие правоотношения, в том числе и общего характера, не могут миновать юридического факта как причины, повода, основания своего возникновения.
   Вместе с тем необходим волевой акт, дающий начало явлению. Иначе говоря, правоотношение, прежде чем сложиться, проходит через сознание и волю людей.
   Правоотношения, как и право, на базе которого они возникают, охраняются государством. Другие отношения такой защиты не имеют. Конечно, далеко не во всех правовых отношениях государство заинтересовано (например, вытекающих из правонарушений) и, казалось бы, не должно было их защищать, но интерес государства состоит в том, чтобы эти социальные эксцессы правильно разрешались, виновные несли наказание, поэтому оно держит их в поле своего внимания, обеспечивает соблюдение возникающих по этому поводу юридических форм и процедур, прав граждан.
   При всем различии взглядов, подходов общепризнано, что элементами правоотношения являются его участники, их права и обязанности. Спорным до сих пор остается вопрос об объекте правоотношения. Некоторые авторы считают его необходимым элементом правоотношения, другие - необходимой предпосылкой. Наконец, высказывалось мнение о том, что объект может быть элементом или предпосылкой многих видов правоотношений, но что вместе с тем существуют правоотношения, которые не связаны с определенным объектом.
   Социально значимое поведение участников общественных связей подлежит нормативному регулированию. Вместе с тем сами по себе нормы законодательства не порождают правоотношения, не вызывают к жизни субъективные права. Нормы объективного права лишь устанавливают возможность определенного поведения “в натуре”, придают ему характер юридически значимого и, обеспечивая охраной его допустимые варианты, представляют их в виде юридических категорий субъективного гражданского права и правовой обязанности. Тем самым способы поведения определенным образом ограничиваются, чтобы гарантировать соблюдение интересов других членов гражданского общества: там, где есть юридические категории, не может быть безусловной свободы поведения.
   Связующим звеном между нормой объективного права и конкретным правоотношением служат юридические факты (юридические составы) - конкретные жизненные обстоятельства, результатом которых выступают такие последствия, которые нормами объективного права предсказаны или одобрены, т.е. признаны в качестве допустимых.
   Действительно, нельзя отрицать, что не только само жизненное обстоятельство - мимолетное событие реальности, но и его состояние, в том числе отраженное в мыслях и ощущениях лиц, которых коснулось данное событие (действие), его реальные и ожидаемые (предсказанные) последствия влияют на решение субъектов права, к какому правовому последствию следует отнести то или иное событие действительности.
   Объем реализации правовых возможностей и долженствований субъектов зависит от хода их реализации, от специфики правового режима объекта правоотношения и некоторых других факторов. При этом набор субъективных прав и обязанностей предопределен также правовым статусом субъектов правоотношения и свободой их усмотрения, а не только правовым режимом объекта конкретных субъективных прав, и все это в совокупности оказывает воздействие, в том числе на содержание взаимодействия участников правоотношения.
   Вместе с тем если поведение субъектов правоотношения подлежит регулированию объективным правом посредством установления конкретных правил их поведения, то появление субъективного права вне правового отношения весьма сомнительно.
   Субъективное право, будучи лишь элементом правоотношения, а не самостоятельным и автономным правовым явлением, должно нести на себе отпечаток всех сущностных характеристик того целого, частью которого оно является. Поэтому как юридическая категория субъективное право также должно быть объявлено лишь идеальной моделью фактического поведения, существующей не в реалии, а в понятиях, представлениях, определениях.
   Важно особо отметить, что вообще предъявить право можно любому лицу, но предъявить право в целях его осуществления - только лицу обязанному. Именно поэтому очевидно, что правоотношение и правонарушение - это одно и то же явление, только на разных стадиях: правонарушение - это отношение, преобразованное из гражданского правоотношения неисполнением (недолжным исполнением) лежащих на субъекте обязанностей. И если субъект прав и обязанностей “не допущен” в качестве такового в сферу правоотношения, то почему в сфере правонарушения он появляется в качестве обязанного либо управомоченного лица? Правовое положение участников в сфере правонарушения опирается на принципы права, которые выработаны для участников правоотношения в сфере (пределах) нормального хода реализации составляющих его правовых возможностей. Если допустить, что субъективное право существует, но нет обязанных этим правом лиц, непонятно, для кого и в каких целях очерчены пределы свободы правомочного лица? Но, очертив пределы свободы для одного лица, объективное право вынуждено предоставить ему механизм обеспечения нерушимости границ этого достояния. Такое возможно только в рамках правоотношения, поскольку лишь оно выступает правовой формой связанности субъектов через принадлежность субъективного гражданского права и противостоящей ему обязанности.
   Итак, субъективное право включает в себя меру собственной свободы (право на положительные действия, как иногда говорят) и право требовать определенного поведения от обязанных лиц. Кроме того, ряд юристов выделяют в структуре субъективного права ещё и третий элемент - притязание, под которым понимается юридическая возможность в необходимых случаях прибегнуть к принудительной силе государства. Это предложение не может считаться оправданным. Обеспеченность принудительной силой государства - внутреннее свойство всякого права, в какой бы форме оно ни выступало, и потому охватывается его определением.
   Сказанное делает обоснованным определение субъективного права как юридической меры свободы управомоченного, которой соответствует правовая обязанность других лиц. Эпитет “субъективное” отражает здесь, во-первых, принадлежность права субъекту и, во-вторых, зависимость его от субъекта - в отличие от нормы права, которая лично никому не принадлежит и не зависит от воли конкретного индивида. В этом смысле юридическую обязанность тоже можно квалифицировать как субъективную. В рамках правового отношения право и обязанность субъектов в равной мере субъективны. Слагаемые юридической обязанности - это своего рода отдельные долженствования - наподобие правомочий в субъективном праве. Сообразно с этим, субъективная обязанность может быть определена как юридическая мера должного поведения, которой следует обязанное лицо по требованию управомоченного.
   Важный признак правового отношения - определенность его субъектов. Если для отношений в сфере нравственности не всегда имеют значение возраст лица, другие его признаки, то для права необходимо точное определение круга лиц, на которых распространяется действие предписаний, запретов или позволений. Этим достигается необходимая эффективность правового регулирования, обеспечиваются гарантии законности.
   Субъект правового поведения - это лицо, которое в соответствии с действующим законодательством может совершать правомерные действия (осуществлять права и обязанности) и нести юридическую ответственность в случае совершения противоправных поступков.
   Субъект правового поведения характеризуется определенными юридическими признаками. Это способность собственными действиями приобретать права и нести обязанности, включая ответственность (дееспособность).
   При такой интерпретации понятие “субъект права” охватывает как потенциальные возможности, так и их реализацию. Между тем, исследуя правоотношение как единство формы и содержания, мы находимся только в сфере действительности, в области реализации права. Поэтому в данном случае нас должны интересовать не все потенциальные возможности лиц, участвующих в правотношении, а те их особые свойства и качества, которые предопределяют возможность участия в правоотношении. Поэтому понятие участника правоотношения уже, чем понятие субъекта права.
   Поскольку правоотношение не единственная форма реализации права, нормы, определяющие положение субъекта права, реализуются в первую очередь, создавая правовой статус. Они устанавливают положение лица - человека или коллектива - в обществе, их потенциальные возможности. Это, однако, не значит, что все потенциальные возможности будут реализованы в конкретных отношениях. Новорожденный как субъект права обладает всеми правами, закрепленными за ним Конституцией РФ и другими законодательными актами. Это его правовой статус как гражданина Российской Федерации. Но лишь очень немногие из его потенциальных прав, как, например, жилищные, право на алименты, наследственные, могут быть реализованы в конкретных правоотношениях, в которых он занимает позицию носителя прав, фактическое осуществление которых лежит на родителях или опекунах. Все граждане обладают процессуальной правоспособностью. Однако лишь очень немногие из них реализуют ее когда-либо в своей жизни. Тем не менее, процессуальная правоспособность составляет один из элементов правового статуса лица. Наличие правового статуса, качество субъекта права - необходимые условия участия в правоотношении. Однако для такого участия требуется и ряд дополнительных условий, связанных с характером данного вида общественных отношений.
   В зависимости от характера охраняемых и обеспечиваемых правом интересов субъекты правоотношений делятся на физические и юридические лица.
   Физическое лицо - это субъект, обладающий гражданской правоспособностью и обязанностями, иностранный гражданин или лицо без гражданства. Иностранное физическое лицо - гражданин, имеющий доказательства принадлежности к гражданству конкретной страны (не России) и обладающий гражданской правоспособностью и обязанностями, вытекающими из соответствующего законодательства этой страны. На территории России иностранные физические лица пользуются установленным законодательством национальным режимом -пользуются такой же гражданской правоспособностью и несут те же обязанности, что и российские граждане (за некоторыми изъятиями и особенностями, закрепленными законодательно или нормативно). Лицо без гражданства - апатрид - лицо, не являющееся гражданином данной страны и не обладающее соответствующими доказательствами, которые могли бы установить принадлежность его к гражданству какого-либо иностранного государства. Такие лица в России также пользуются национальным режимом.
   Как участник регулируемых им имущественных и личных неимущественных отношений, физическое лицо - такая же социально-правовая фигура, как и юридическое лицо.
   Правосубъектность физических лиц представляет собой сложное юридическое свойство, состоящее из двух элементов - правоспособности и дееспособности.
   Правоспособность - это предусмотренная нормами права способность (возможность) лица иметь субъективные права и юридические обязанности.
   Дееспособность - предусмотренная нормами права способность и юридическая возможность лица своими действиями приобретать и осуществлять права и обязанности. Разновидностями дееспособности являются сделкоспособность, т.е. способность (возможность) лично, своими действиями совершать гражданско-правовые сделки, и деликтоспо- собность - предусмотренная нормами права способность нести юридическую ответственность за совершенное правонарушение.
   Дееспособность физического лица зависит от нескольких факторов. В зависимости от возраста лица различают полную и ограниченную дееспособность. По законодательству РФ, полная дееспособность наступает по достижении 18-летнего возраста. Но имеются исключения из общих правил. Например, брачный возраст, согласно Кодексу о браке и семье, может быть снижен до 16 лет. В этом случае полная дееспособность для лица наступает с момента заключения брака. В уголовном праве лицо привлекается к уголовной ответственности с 16 лет, а по некоторым видам тяжких преступлений - с 14 лет.
   До совершеннолетия лицо обладает ограниченной дееспособностью. На дееспособность физических лиц оказывает влияние состояние их психического здоровья: лицо может быть признано недееспособным, если, вследствие душевной болезни или слабоумия, оно не может понимать значения своих действий или руководить ими. Лица, страдающие алкоголизмом или употребляющие наркотические вещества, могут быть признаны судом ограниченно дееспособными. Лицо, совершившее преступление, может быть частично ограничено судом в его дееспособности в виде запрета занимать определённые должности на некоторый срок.
   Организации как субъекты права характеризуются специальной правосубъектностью, а признанные в качестве юридических лиц - гражданской правоспособностью.
   Специальная правосубъектность организаций выражается в их компетенции, т.е. в совокупности полномочий, прав, обязанностей, которыми наделена организация для осуществления своих функций, достижения поставленных перед нею целей.
   Гражданскую правоспособность имеют организации, признанные юридическими лицами. В соответствии со ст. 48 Гражданского кодекса Российской Федерации “юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде”.
   Дееспособность юридических лиц возникает с момента их образования и прекращается с момента их ликвидации. Юридическое лицо считается ликвидированным после внесения об этом записи в Единый государственный реестр. Юридические лица являются, прежде всего, субъектами имущественных, гражданско-правовых отношений. В отличие от физических лиц, у юридических лиц правоспособность и дееспособность во времени совпадают.
   Правоспособность юридических лиц бывает общей и специальной. Юридические лица, наделённые общей правоспособностью, могут заниматься любыми видами деятельности, закреплёнными в уставе.
   Специальная правоспособность означает, что юридическое лицо обладает теми правами и несёт только те обязанности, которые соответствуют целям его создания и предусмотрены в его учредительных документах.
   Большинство юридических лиц обладает общей правоспособностью, лишь отдельные виды юридических лиц (муниципальные предприятия) имеют специальную правоспособность.
   Законом может быть установлено, что отдельными видами деятельности, как при общей, так и при специальной правоспособности, юридические лица могут заниматься только при наличии лицензии.
   Дееспособность юридического лица непосредственно выражается в действиях его руководителей, представителей, выступающих от имени данного лица.
   Юридические лица могут быть классифицированы по самым разным основаниям. Например, в зависимости от функций различают публичные и частные. Публичные юридические лица преследуют общие, публичные цели. Такие юридические лица имеют публично-правовой характер, и существование такого органа не зависит от воли его членов. Например, Правительство как орган исполнительной власти не прекращает своего существования, если все его члены уходят в отставку.
   Другая группа юридических лиц - коммерческие банки, частные фирмы, акционерные общества, действуют на частноправовых началах. Такие юридические лица выполняют волю и интересы своих членов - вкладчиков, акционеров, пайщиков, и могут прекратить своё существование по воле этих лиц. Специфическими субъектами правоотношений выступает само государство в целом и субъекты РФ.
   Для того чтобы предприятия и организации были признаны юридическими лицами, они должны обладать следующими признаками:
   1. Наличие собственного обособленного имущества на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления. Юридическое лицо имеет самостоятельный баланс или смету, а также свой расчётный или иные счета в кредитном учреждении.
   2. Организационная оформленность юридического лица. Она обеспечивается уставом о его создании либо договором учредителей.
   3. Способность выступать от собственного имени в имущественных отношениях, хозяйственном обороте, самостоятельно отвечать по своим обязательствам.
   4. Наличие правоспособности и дееспособности.
   Все юридические лица делятся на два вида: коммерческие и некоммерческие. Основные различия между ними заключаются в отношении к извлечению прибыли. Для коммерческих юридических лиц извлечение прибыли признается основной целью.
   Коммерческие организации могут создаваться в следующих формах: товарищество и общество, производственные кооперативы, государственные муниципальные и унитарные предприятия.
   Некоммерческие могут создаваться в следующих организационно-правовых формах: потребительский кооператив, общественная или религиозная организация, общественное учреждение, финансируемое собственником, благотворительные и иные общественные фонды.
   Ещё одним критерием вида юридических лиц может являться форма собственности юридического лица, в зависимости от которой выделяют унитарные предприятия, государственную или муниципальную собственность и частные, негосударственные юридические лица.
   На содержание категории объект правоотношения в отечественном праве сильно влияла господствующая в тот или иной период истории страны идеология. Условно, основные концепции объекта правоотношения, существовавшие в теории отечественного права, можно разделить на три основные группы: дореволюционные теории объекта правоотношения, теория объекта правоотношения периода нэпа, теории объекта периода расцвета административно-командной системы.
   В дореволюционный период эта категория имеет в целом то же наполнение, что аналогичная категория в западноевропейском праве. Несмотря на споры об объекте правоотношения, он признавался одним из необходимых элементов частноправового правоотношения.
   В период нэпа это представление подкрепляется мощной теоретической базой марксистского учения. Вместе с тем в этот же период четкое теоретическое представление об объекте правоотношения использовалось в практическом плане не для построения стройной системы отечественного права, а для её разрушения. Отрицание в идеологическом плане возможности существования частной собственности и задача построения общества, основанного на общественной собственности, необходимо ведут к разрушению правовой системы гражданского общества, сокращению роли правового регулирования отношений обмена экономическими благами.
   Максимальной степенью отдаленности отечественной теории права от классических юридических конструкций, выработанных римским частным правом и европейской, в том числе и отечественной дореволюционной теорией права, являются концепции объекта правоотношения периода расцвета административно-командной системы.
   В юридической науке периода расцвета административно-командной системы сложилось два подхода к понятию объекта правоотношений. Это распространенная концепция “объекта-действия” О.С. Иоффе и противопоставляемая ей концепция “объекта- блага”, разработанная С.С. Алексеевым. Первую теорию принято называть “монистической” теорией объекта правоотношения, вторую - “плюралистической”.
   Противопоставление этих двух концепций можно наблюдать ещё со времен Древнего Рима, и объясняется оно противопоставлением объекта вещного и обязательственного права в гражданском правоотношении.
   Концепция “объекта-действия” позволяет максимально унифицировать структуру всех без исключения правоотношений, вне зависимости от того, в какой отрасли права эти отношения складываются. Действие обязанного лица, и это признано абсолютным большинством исследователей, может являться объектом гражданского права; действие лица, на которое государством возложена та или иная обязанность, очевидно, может рассматриваться в качестве объекта административного правоотношения, воздержание от действия - объектом уголовного правоотношения и т.д.
   Если внимательно проанализировать позицию С.С. Алексеева, “благо” - это собирательное понятие вещи, результат действия обязанного лица и других явлений, по традиции относимых к объекту гражданского правоотношения. Сам термин “благо” применяется Алексеевым, вероятно, по двум причинам: во-первых, термин “благо” употребляется Марксом как синоним термину “товар”; во-вторых, употребление такого термина позволяет распространить понятие объект правоотношения на все отрасли права.
   Концепция Алексеева получила довольно широкую поддержку, особенно у специалистов в области гражданского права. Это можно легко объяснить. Концепция Алексеева практически воспроизводит “классическое” представление об объекте правоотношения. Можно констатировать, что в гражданском праве, в той отрасли, где вопрос об объекте правоотношения всегда стоял наиболее остро, в настоящее время он решен или, во всяком случае, решается в едином русле.

 
< Пред.   След. >