YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Введение в философию и методологию науки (Е.В. Ушаков) arrow Предисловие
Предисловие

Предисловие

   Предлагаемый курс философии науки адресован преподавателям философии, студентам и аспирантам, а также научным работникам, интересующимся теоретическими вопросами науки, и всем тем, кто профессионально или в порядке увлечения занимается этим кругом тем.
   Курс состоит из вводного раздела и основного содержания. Вводный раздел курса посвящен обзору общих вопросов, касающихся взаимоотношения философии и науки, характеристики науки в целом и проблематики познания и истины. Основное содержание курса включает два раздела. В первом разделе обсуждаются вопросы, относящиеся к когнитивному контексту науки: проблемы научной методологии и логики, проблемы структуры и динамики научного знания. С учетом важности темы гуманитарного познания и традиционной направленности философии науки на преимущественно естественно-научную проблематику в раздел включена также специальная глава, посвященная проблемам гуманитарных (или, точнее, социально-гуманитарных) наук. Второй раздел посвящен социально- культурным аспектам науки. В частности, обсуждаются такие темы, как наука и цивилизация, элементы социологии науки, этики науки, истории науки, а также взаимосвязь науки и культуры.
   Таким образом, общая стратегия введения в философию науки состояла в движении от базовых философских вопросов к более детальному рассмотрению когнитивного контекста науки (логико-методологические вопросам, анализу научного знания) и далее к социально-культурным темам. Некоторое преобладание первого раздела над вторым не означает более легкомысленного отношения к социально-культурным темам философии науки; просто логико-методологическая тематика традиционно вызывает несколько больше трудностей, особенно у читателя, имеющего гуманитарное образование. Конечно, это не означает, что сам автор оказался в этих вопросах безупречен. Обсуждение когнитивного контекста науки в настоящем курсе можно понимать просто как искреннюю попытку автора разобраться (и помочь разобраться читателям) в массиве логико-методологических изысканий и проблем.
   Деление материала на указанные разделы и порядок изложения предложены из дидактических соображений. Безусловно, структура курса не может считаться оптимальной, и автор сознает ее возможные недостатки. Так, глава 8, в которой дается обзор истории науки и философии, появляется в курсе достаточно поздно, в то время как в преподавании, возможно, историко-философская часть могла бы быть вводной. Далее, параграф, рассматривающий понятие картины мира (§ 9.1), оказался отделен от обсуждения становления и функционирования научных теорий. Но, думается, эти и подобные им недостатки все же поправимы: для налаживания искусственно затрудненных связей в курсе используются перекрестные ссылки; кроме того, перекличка одних и тех же вопросов в разных местах, как хотелось бы надеяться, может помочь повторению и лучшему закреплению материала. Наконец, известная гибкость живого преподавания вполне может с успехом компенсировать неуклюжесть печатного текста. Оправданием автору может быть и действительная сложность взаимосвязей научного познания, где переплетаются замысловатым образом и когнитивные, и социально-культурные составляющие.
   По этой же причине в структуре курса фигурирует ряд сквозных тем. Читатель периодически будет встречаться с одними и теми же сюжетами: например, с тезисом об отсутствии прямого пути от фактов к теории, с проблемами индукции, с темой сложности обоснования и проверки научного знания, с различными аспектами проблемы соотношения эмпирического и теоретического в научном познании.
   Предлагаемый курс ориентирован на широкий круг читателей, поэтому мы не ставили целью добиться отточенной логической терминологии. Например, термины суждение, высказывание, утверждение, предложение свободно используются как синонимы; хотелось бы, чтобы это не вызывало чувства тревоги у профессионалов.
   Работая над курсом, автор подсознательно ориентировался преимущественно не на философов, а на представителей конкретных наук. Но это не значит, что мы избежали изложения серьезных философских вопросов. Скорее, наоборот, мы стремились донести до читателя значимость этих философских проблем для реальной научной практики: например, таких как тезис Дюргейма—Куайна, проблема несоизмеримости, а в гуманитарных науках — проблема интерпретации.
   Содержание курса приближено к тематизации отечественной философии науки, т.е. к традиционным рубрикам, под которыми философия науки обычно освещается в преподавании, в лекционных курсах, в монографиях по философско-методологическим проблемам науки, а также трактуется в экзаменационных вопросах. Курс, изложенный в более “западном” стиле, конечно, имел бы совсем иной вид. Так, предпочтения в англоязычной литературе в большей степени концентрируются вокруг дискуссий реализма и антиреализма в науке, вокруг обсуждения семантики научного языка — референта теории, натуральных видов, интерпретации научных теорий; интерес западных аналитиков вызывают также проблемы редукционизма, подтверждения и опровержения теорий, критериев рациональности научного познавательного предприятия.
   Некоторые разделы курса, вероятно, будут трудны для читателей. Это связано со сложностью самих тем, затрагивающих широкий круг проблем и споров, а также, видимо, с недостаточно удачным их изложением. Речь идет прежде всего о таких темах, как проблема истины (§ 0.6), проблема несоизмеримости научных теорий (§ 4.4), проблема рациональности научного познания (§ 4.5), проблема понимания и объяснения в гуманитарных науках (§ 5.2). Наша задача — введение в основную проблематику этих тем, характеристика их трудностей и краткие описания предложенных решений или стратегий решения. При этом, конечно, не ставилась цель провести исчерпывающий анализ этих проблем или претендовать на их разрешение, тем более что эти проблемы являются весьма сложными, дискуссионными, временами даже горячими.
   Читателю, желающему более детально разобраться в этих проблемах, можно посоветовать поработать с более специальной литературой. Краткий библиографический указатель в конце книги должен помочь читателю в дальнейших занятиях философией науки. Указатель не может претендовать на сколько-нибудь полное освещение литературы. Мы хотели лишь сориентировать читателя в его первоначальных библиографических поисках. Мы также попытались упорядочить литературу по тематическим рубрикам, соответствующим структуре курса. Однако такое разделение обладает изрядной долей условности, т.к. многие из указанных книг могли быть отнесены одновременно к различным рубрикам.
   В ходе изложения мы старались не только представить круг основных вопросов и идей современной философии науки, но и ознакомить читателя с наиболее известными авторами, работавшими или работающими в данной области. При этом мы решили не вводить специальные параграфы, посвященные обзору идей того или иного автора. Конечно, мы прежде всего не могли обойти стороной таких героев философии науки, какими являются, например, неопозитивисты, а также “большая четверка”: Т. Кун, И. Лакатос, К. Поппер и П. Фейерабенд. В ряде мест мы более подробно характеризовали их взгляды в связи с тем или иным предметом. Масса интересных авторов, особенно последнего времени, остались, к сожалению, почти не затронутыми нашим обсуждением или вообще не попали в курс. Хотелось бы, чтобы читатель отнесся к этому снисходительно, учитывая тесные рамки вводного курса плюс наше желание суметь изложить достаточно обширный круг вопросов. С грустью обозревая не попавший в книгу материал, автор утешал себя тем, что введение в философию науки не должно разрастаться до настораживающих объемов.
   В книге принята достаточно простая система нумерации параграфов (вида а.b). Первая цифра указывает на номер главы, вторая — на номер включенного в нее параграфа; нумерация глав сквозная. Вводный раздел автор счел возможным обозначить цифрой 0.
   В разработке курса в той или иной мере воплотился личный опыт работы автора со студентами и аспирантами нефилософских специальностей.

 
< Пред.   След. >