YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Введение в философию и методологию науки (Е.В. Ушаков) arrow 2.1. Методологический арсенал науки
2.1. Методологический арсенал науки

2.1. Методологический арсенал науки

   Общая структура
   Как уже говорилось выше (§ 0.7), несмотря на то что не существует универсального единственного научного метода, как бы извне заданного науке и предшествующего ее функционированию, в научном познании всегда действуют конкретные методологические установки. По своему содержанию научная деятельность весьма многогранна и включает в себя различные процедуры, направленные на создание и обработку научного знания. В целом методологический арсенал науки обширен и многообразен. Его структуру можно представить как состоящую из множества слоев, “этажей”. Эту структуру удобно описывать с помощью деления методов Научного познания по степени общности их применения. Так, в отечественной литературе проводится деление методов научного познания на следующие четыре слоя, или “этажа”:
   1) предельно общие;
   2) общенаучные;
   3) частнонаучные;
   4) специальные методики.
   Охарактеризуем более подробно эти “этажи” методов научного познания.
   1. Предельно общие методологические установки.
   В § 0.7 отмечалось, что предписания, входящие в состав метода, могут иметь различный уровень требовательности и определенности. Одни Из них могут жестко определять содержание деятельности, другие лишь регулятивно направляют ее, задавая только ее общие параметры и оставляя достаточное пространство для вариаций.
   Предельно общие методологические установки как раз относятся к уровню таких предписаний, которые регулируют научную деятельность в целом; они характеризуют рациональное мышление вообще. Их называют предельно общими потому, что сфера их применения выходит за рамки научного познания. Они характерны и для философского познания, а также включаются в обыденное и в художественное. Это прежде всего:
   1) логические операции, или общелогические приемы познания (определение, умозаключение и другие, § 2.7);
   2) предписания и нормы философского характера, основанные на соответствующих философских (метафизических) положениях.
   Вкратце остановимся на значении философских положений. Для того чтобы заниматься наукой, надо прежде всего быть уверенным, что в науке вообще есть смысл. Эта уверенность на самом деле является одним из базовых философских положений, задающих общий теоретический контекст науки. Такие положения кажутся естественными и самоочевидными. Но не следует забывать о том, что в других культурах и в другие эпохи такими же самоочевидными казались совершенно другие положения. Важно понимать, что научное познание не возникает само собой, как некое изначальное и универсальное свойство человека. Сегодняшняя привычность, бесспорность общепринятых установок не должна заслонять от нас необходимость выразить эти положения явно и уметь анализировать этот слой общих допущений и предпосылок.
   Итак, перечислим некоторые философские положения, на которых основывается научная деятельность:
   1) природа подчиняется разумным законам;
   2) эти законы могут быть познаны человеком;
   3) законы природы единообразны и одинаковы везде (мир однороден);
   4) законы природы достаточно просты;
   5) все в мире имеет свою причину и т.п.
   Если бы мы считали, что мир хаотичен, непознаваем и т.д., то, соответственно, не могла бы возникнуть и наука. Из общефилософских положений подобного рода непосредственно следуют методологические регулятивы, содержательно связанные с ними. Например:
   1) старайтесь объяснить все явления окружающего мира, ведите поиск естественных законов (поэтому наука как бы вездесуща: относительно каждого загадочного феномена она старается все же выдвинуть какое-то предположение, предложить хотя бы приблизительное объяснение);
   2) ищите наиболее простые объяснения, используйте минимум допущений (этот регулятив называется также принципом Оккама);
   3) добивайтесь максимальной точности (при этом образцом точности в естественно-научных дисциплинах является физика с ее математическим аппаратом);
   4) излагайте свои позиции аргументированно; открывайте их для критики коллег (поэтому наука ориентирована не на “тайные знания”, а принципиально открыта для всех) и т.п.
   Этот уровень обобщенной рациональной методологии образует фон, на котором только и возможна наука. Стоит вспомнить о том, что философская база науки досталась нам в наследство от древнегреческой философии. Именно в античности были сформулированы важнейшие установки и принципы, согласно которым в хаосе явлений на самом деле есть определенный порядок, устойчивые структуры, естественные законы, этот порядок Космоса познаваем, и он выразим и понимаем в виде математических соотношений (принцип, развернутый прежде всего пифагорейцами) (см. также § 8.1).
   Общий философский фон рациональности и теоретического мышления вообще является сегодня совершенно привычным, функционирует в сознании ученых по большей части почти автоматически. Но иногда, на определенных этапах продвижения науки, те или иные исходные принципы могут привлечь внимание исследователей и потребовать нового осмысления. Например, такое случилось с принципом причинности при расширении его на квантово-механическую сферу.
   2. Общенаучные методологические установки.
   В отличие от слоя предельно общих методологических установок, уровень общенаучных методов представляет собой гораздо более конкретизированные методологические образования, предписывающие исследователю определенные системы действий.
   К этому слою методологического обеспечения относятся методы, специфичные именно для научного познания и имеющие широкое распространение в самых различных науках. Они имеют общенаучное значение: к ним относятся эксперимент, моделирование, системный подход и т.п. Они будут подробно рассматриваться в последующих параграфах.
   Сфера общенаучных методов, как уже обсуждалось в § 1.4, может быть на основании критерия доступности объекта исследования условно разделена на две области: эмпирическую и теоретическую. Эмпирические методы используются в режиме интерактивного информационного взаимодействия с исследуемым объектом. Основные методы эмпирического уровня — наблюдение, эксперимент, моделирование. Теоретические методы вносят теоретизацию в фактуальный материал. К области теоретических методов относятся такие, как абстрагирование, идеализация, формализация и многие др.
   3. Частнонаучные методологические установки.
   Частнонаучные методы специфичны для отдельных наук (или групп наук). Например, для социологии специфичны опрос и анкетирование репрезентативных групп, для психологии — тестирование, психологический эксперимент, для истории — совокупность методов анализа исторических документов, для физики микромира — методы ускорения элементарных частиц и т.п.
   4. Специальные методики.
   Эго методологические единицы еще более частного уровня. Специальные методики разрабатываются и применяются для решения конкретных задач в конкретных узконаучных областях (например, методики получения тех или иных бактериальных культур в микробиологии, методики окраски тканей организма в гистологии, методики структурного анализа в химии ит.п.).
   Методологические регулятивы. Идеалы и нормы научного познания
   Итак, в зависимости от степени специализации используемых методов методологический арсенал науки содержит как конкретные приемы работы, техники и методики, гак и некоторую совокупность более общихрегулятивных принципов и положений. В методологическом арсенале, т.о., можно выделить по меньшей мере две составляющие:
   1) совокупность приемов, алгоритмов, техник, которую можно назвать оперативной составляющей научной методологии;
   2) совокупность регулятивных установок, которую можно назвать регулятивной составляющей.
   Эти компоненты и функционируют совместно и взаимодействуют. Любая оперативно-процедурная структура науки действует в охватывающем ее контексте регулятивов, и наоборот, регулятивные принципы науки должны быть реализованы в конкретных исследовательских приемах.
   Регулятивные элементы присутствуют в каждой области описанной выше многослойной методологической структуры. Например, область предельно общих установок и принципов научного познания целиком укомплектована именно регулятивами. Но и для общенаучных методов научного познания тоже имеются свои регулятивы (например, для эксперимента вообще и для его конкретных разновидностей в различных науках); то же касается частнонаучных методов и специальных методик.
   Регулятивная составляющая научного познания требует особого анализа. Интерес к ней связан с тем, что методологические регулятивы непосредственно участвуют в динамике научного познания, способствуют изменению и обновлению науки. Когда обнаружилось, что не существует единого однозначного научного метода (см. § 0.7), первостепенную значимость приобрел вопрос о внутренних законах функционирования научного поиска, механизмах его самокоррекции и саморегуляции.
   В отечественной философско-методологической литературе проблемы регулятивной составляющей научного познания разрабатывались в значительной мере как тема идеалов и норм научного познания. Этот термин восходит прежде всего к работам B.C. Степина и его коллег. Сфера идеалов и норм включает в себя многообразие регулятивов. Так, согласно B.C. Степину в ней можно выделить следующие группы:
   1) идеалы и нормы объяснения и описания;
   2) идеалы и нормы доказательности и обоснованности научных знаний,
   3) идеалы и нормы построения и организации научных знаний.
   В совокупности эти формы образуют схему метода, т.е. задают общие ориентиры, канву научной методологии тех или иных научных областей.
   По B.C. Степину, можно рассматривать содержание идеалов и норм, или регулятивной составляющей, более детально; он предлагает выделять в массиве идеалов и норм по степени их специфичности несколько взаимосвязанных уровней. Первый уровень представлен теми нормативами, которым подчиняется любое научное исследование; эти общие нормативы задают собственно научный проект, отделяют его от обыденного, художественного и других видов познания. Спецификация этого уровня как реализация исторически сложившихся установок, свойственных той или иной эпохе, осуществляется на следующем уровне. Второй уровень, т.о., отражает нормы описания, объяснения и т.п., характерные для науки определенного исторического периода. Очевидно, что нормативы ренессансной науки отличаются от идеалов и норм, оформившихся в Новое время. Наконец, третий уровень — это конкретизация установок второго уровня применительно к специфике предметных областей, например к физике, химии, биологии. Поскольку специфика исследуемых объектов отражается на содержании идеалов и норм, наиболее специальные идеалы и нормы адресованы различным видам изучаемых явлений.
   В ходе изучения темы идеалов и норм было осознано, что ее значение выходит за рамки сугубо когнитивного контекста. Так, совокупность идеалов и норм науки включает в себя, помимо собственно познавательных установок, также и социально-психологические и социологические характеристики, т.е. регулирует способы социальной организации исследовательских групп, а также отношения науки и общества (Н.В. Мотрошилова, А.П. Огурцов и др.). К теме идеалов и норм научного познания мы вернемся в главе 4.
   Динамика и взаимосвязи методологического арсенала науки
   Методологический арсенал науки — это подвижная и гетерогенная сфера практик и регулятивов. Компоненты научной методологии обладают известной степенью самостоятельности. Так, в некотором смысле собственную жизнь в науке ведут те или иные методики, техники, исследовательские традиции; они обладают собственной внутренней логикой развития, внутренней проблематикой. Их автономные проблемы несводимы к эволюции теоретического знания. Иными словами, есть сфера собственного содержания техник, экспериментирования, лабораторных практик, инструментальных ресурсов и т.п. Подробнее об этом речь пойдет в § 2.4. Кроме того, относительно самостоятельный статус должен быть приписан и регулятивам, например тем идеалам и нормам, которые предписывают, как следует трактовать и излагать то, что получено на лабораторно-техническом уровне. Область регулятивов изменяется тоже в некоторой степени самостоятельно, в некоем собственном режиме.
   Вообще, по всей видимости, можно говорить о различной степени консерватизма тех или иных компонентов многослойной структуры методологического арсенала. Например, более быстрым изменениям подвержены изменения оперативной составляющей: шлифовка методик, изобретение и внедрение новых инструментов, модификации экспериментирования.
   Сфера же регулятивов научного продвижения более устойчива. Ее модификации следует понимать как сложный процесс, преобразований, в котором меняются конкретные спецификации идеалов и норм, но их базовая нацеленность на достижение объективной истины остается неизменной. Изменения в сфере регулятивов происходят не так уж часто. Ведь смена базовых регулятивных ориентиров означает действительно революционные, радикальные изменения в науке. Примером такой революции может служить переход науки от классических к неклассическим ориентирам, знаменующий собой переход вообще к принципиально новому типу научной рациональности (подробнее в § 8.3, 9.2).
   Отметим, что изучение методологического арсенала науки во всей полноте его динамики и гетерогенности является одной из современных задач философии и теории науки. Взаимоотношения различных компонентов научной методологии до сих пор недостаточно изучены. Вообще необходимо лучше понимать, какие существуют опосредования и влияния между исследовательскими навыками, интеллектуальными установками, лабораторно-техническим оснащением науки. Ведь на самом деле в общем методологическом арсенале науки существует масса тонких взаимосвязей.
   Общей тенденцией современной философии и теории науки можно считать существенное возрастание интереса к малым уровням научной методологии, к деталям и частностям научных практик. В прежние десятилетия предметом преимущественного интереса философии науки были лишь предельно общий и общенаучный уровни научной методологии. Лишь с начала 1990-х гг. философы стали внимательно изучать лабораторные практики и техники, анализировать конкретные конфигурации научных регулятивов и оперативно-технических ресурсов в конкретных исследовательских ситуациях. Сегодня философия и теория науки занимаются всеми уровнями методологического арсенала вплоть до частнонаучных методов и специальных методик. Изучаются и сами особенности различных уровней, и тонкие взаимосвязи между различными компонентами методологического арсенала.
   Общее подразделение эмпирических методов
   Мы переходим, начиная со следующего параграфа, к более подробному рассмотрению методов научного познания. Занимаясь вначале областью эмпирических методов, мы разберем наблюдение, эксперимент, моделирование. Эмпирические методы, специфичные для гуманитарных наук, будут рассмотрены в соответствующем разделе (§ 5.3).
   Необходимо заметить, что среди методологов науки нет единства в том, какие методы эмпирического уровня следует считать основными. Так, часто предлагают рассматривать наряду с наблюдением и т.д. такие методы, как описание, сравнение, измерение.
   Однако такой подход затрудняет задачу классификации методов научного познания. Дело в том, что в этом случае происходит смешение различных оснований. Наблюдение, эксперимент и моделирование — это определенные формы взаимоотношений между субъектом и объектом. Это реальные исследовательские ситуации, которые возникают, а большей частью активно создаются ученым в ходе научной деятельности. Каждая из таких ситуаций как бы располагает изучаемый объект в определенном ракурсе, под некоторым углом зрения. При этом указанные ситуации предполагают и определенный тип поведения самого исследователя. Ученый выступает в них, соответственно, как наблюдатель, экспериментатор, проектировщик и исследователь модели. Необходимо иметь в виду то, что в научной практике именно создание и обустройство самой исследовательской ситуации предшествует процедурам описания и т.п., ведь мы не сможем ни измерить, ни описать объект, если не находимся в режиме некоторого организованного интерактивного отношения к объекту.
   Что же касается таких понятий, как описание, сравнение, измерение, то они характеризуют способы структурирования научной информации, применяемые в той или иной исследовательской ситуации. Описание, сравнение, измерение выступают и как конкретные действия ученого, и как результат этих действий. Информация, полученная, например, в ходе наблюдения и т.п., может быть выражена, соответственно, в виде качественного описания, в терминах сравнения, в единицах измерения. Поэтому представляется не совсем удачным рассматривать описание, сравнение, измерение как отдельные самостоятельные методы эмпирического исследования; они скорее являются необходимыми составляющими действий исследователя в той или иной познавательной ситуации.
   Итак, для более четкой классификации методов эмпирического уровня следовало бы проводить ее сразу по двум основаниям, рассматривая эмпирическое исследование как пересечение той или иной исследовательской ситуации и той или иной процедуры структурирования и репрезентации опыта. Удобнее выразить это в виде следующей простой таблицы.

 

Описание

Сравнение

Измерение

Наблюдение

 

 

 

Эксперимент

 

 

 

Моделирование

 

 

 

   В ячейках таблицы должны размещаться более конкретизированные формы эмпирических исследований: наблюдение с целью качественного описания, измерительный эксперимент и т.д. Разумеется, в реальной научной практике исследователь часто производит целый комплекс разнообразных действий. Так, в ходе одного и того же наблюдения полученные данные и измеряются, и фиксируются в виде определенных описаний. В итоге результатом того или иного наблюдения, эксперимента и т.п. является, как правило, некоторая совокупность различных описаний, сравнений, числовых данных, которые подлежат дальнейшей обработке на следующих уровнях научного познания, существенно задействующих процедуры теоретизации.

 
< Пред.   След. >