YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Введение в философию и методологию науки (Е.В. Ушаков) arrow 6.4. Наука и глобальные проблемы
6.4. Наука и глобальные проблемы

6.4. Наука и глобальные проблемы

   Современные цивилизационные процессы вызвали к жизни огромную массу проблем. Многие их этих проблем, такие как экологическая, сырьевая, продовольственная, опасность войн и т.д. приобрели глобальный характер. Их изучением занимается обширная область междисциплинарных исследований, которую называют глобалистикой. Анализ глобальных тенденций и проблем производится в мультидисциплинарной сфере, в которой участвуют экономика, экология, социология, демография, политология, география, философия глобальных проблем, этика и другие научные и философские направления.
   Определение и классификация глобальных проблем
   В отечественной научно-философской литературе широкое распространение получил подход Ж. Т. Фролова и В.В. Загладина(І). Ими были предложены критерии для отнесения проблем к разряду глобальных. Необходимо прежде всего различать глобальные проблемы (и их локальные проявления) а региональные. Глобальные — относятся ко всей территории, на которой осуществляется деятельность человека. В каждом регионе глобальные проблемы проявляются тем или иным специфическим для него способом. Собственно региональные проблемы актуальны для отдельных континентов, крупных районов, государств и т.п. Можно выделять также проблемы более мелкого масштаба — локальные и частные. Итак, существуют следующие критерии глобальности проблем. Глобальные проблемы — это:
   1) проблемы, которые затрагивают интересы и судьбы всего человечества в целом и отдельных людей;
   2) проблемы, для преодоления которых необходимы кооперативные усилия по крайней мере большинства жителей планеты;
   3) проблемы,, которые являются объективной составляющей факторов мирового развития и поэтому не могут быть проигнорированы кем бы то ни было;
   4) проблемы, нерешенность которых может привести к серьезным (и даже необратимым) последствиям для человечества и среды его обитания.
   Кроме того, глобальные проблемы отличаются высокой мобильностью (т.е. одни могут со временем терять свою актуальность, переходить в более низкий разряд, другие, наоборот, подниматься до глобального уровня) и взаимозависимостью (решение любой из них предполагает по крайней мере учет влияния на нее других проблем).
   Список глобальных проблем в связи с их мобильностью является открытым. Однако среди них можно выделить некоторые устойчивые группы. И.Т. Фролов и В.В. Загладин предлагают рассматривать три класса глобальных проблем:
   а) Проблемы,связанные с отношениями между социальными общностями человечества, или интерсоциальные;
   б) проблемы, являющиеся результатом взаимодействия общества и природы;
   в) проблемы вида “человек — общество”.
   К проблемам первого вида относятся предотвращение угрозы войны, строительство нового международного экономического порядка; ко второму виду — энергетическая, экологическая и др.; к третьему — демографическая, вопросы здравоохранения, образования и др. Некоторые из глобальных проблем не могут быть однозначно отнесены к какому-то классу вследствие их сложности. Например, продовольственная проблема может быть отнесена сразу ко всем классам.

 Структура глобальных проблем

   Ввиду динамичности глобальных проблем довольно сложно установить какую-либо шкалу приоритетов по их остроте, срочности решения. Для каждого региона, в принципе, характерен свой собственный рисунок их проявления. Общую структуру глобальных проблем можно представить в виде следующей таблицы, которая является модифицированной таблицей Чумакова А.Н. (1994) (см. рис. 8).
   Острота и актуальность глобальной проблематики общеизвестна. Сохраняется опасность военных конфликтов, способных перерасти в широкомасштабные бедствия. Международной опасностью является терроризм. Напряженной остается экологическая проблема: в результате массированной деятельности человека нарушается устойчивость биогеоценозов, температурного баланса планеты, состояние атмосферы, исчезают многие виды животных и растений, высок фон различных техногенных излучений и т.п. Сохраняется острота проблемы посевных земель: сейчас человек использует примерно 10% суши для сельскохозяйственных нужд, но расширить ее — что весьма необходимо при интенсивности современных процессов эрозии почвы — невозможно, т.к. попытка освоить новые земли приводит к негативным экологическим последствиям. Не менее остры и взрывоопасны и социальные проблемы — резкая разница в уровнях жизни богатых и нищих регионов, драматические проблемы медицины и здравоохранения, социальных служб, трудовой занятости населения, непрерывно усложняющегося образования.
   Роль науки в подходах к решению глобальных проблем
   Решение глобальных проблем является сверхсложной задачей. Ни одна из них не может быть решена отдельно от других. Работа над каждой из них требует учета огромного множества взаимосвязей самой различной природы (экологических, технологических, социально-политических, культурно-традиционных и др.).
   Наука играет здесь огромную роль. Существенная часть работы по выходу из глобально-кризисной ситуации принадлежит специальным научно-технологическим разработкам. Так, чрезвычайно важными являются:
   1) дальнейшее исследование закономерностей поведения сверхсложных экологических систем;
   2) создание программ оздоровления и регенерации природной среды;
   3) проведение поисковых работ для обнаружения новых запасов топлива и сырья;
   4) освоение новых источников энергии;
   5) разработка ресурсосберегающих технологий и общее повышение эффективности используемого сырья;
   6) повышение эффективности сельского хозяйства;
   7) разработка социальных программ в образовании, здравоохранении, экономике и занятости населения) для повышения качества жизни в неблагополучных регионах и др.
   Весь мир сегодня существенно вовлечен в глобальные процессы. Для изучения планетарных тенденций и для решения общечеловеческих проблем требуются особые глобально ориентированные стратегии и подходы. Примером исследований нового типа, посвященных анализу всемирных экономических трендов и нацеленных на решение проблем интеграции мирового хозяйства, могут служить последние работы выдающегося экономиста В.В. Леонтьева (1906-1999). В.В. Леонтьев и его сотрудники обработали колоссальный материал, отражающий современную динамику общепланетарного хозяйственного механизма.
   Общая ориентация мировой науки на глобальную проблематику должна стать ведущей стратегией будущего развертывания научно-технологических разработок. Можно сказать, что, перспективным способом организации подобных научных исследований, как это уже сегодня показывает мировая научная практика, является комплексно-междисциплинарный подход, концентрирующийся вокруг конкретных проблем. Заметим, что подобная организационная структура в свое время предлагалась знаменитым отечественным ученым В.И. Вернадским (1863-1945).
   Роль социальной активности ученых. Деятельность Римского клуба
   Однако глобальную проблематику не следует понимать зауженно, в том сциентистском толковании, что “нас может спасти только наука”. Это проблематика не только (и не столько) сугубо научно-исследовательского плана. Глобальная проблематика имеет характер социально-цивилизационный в широком смысле.
   Поэтому, помимо сугубо научно-теоретической деятельности по разработке стратегий решения глобальных проблем, на ученых лежит ответственность и как на представителях общественности, которые по роду своей профессии обладают специальными знаниями в важнейших научных областях, касающихся глобальной проблематики. Ученые должны выступать с широким обсуждением наличных проблем, привлекать внимание политиков, руководителей, общества в целом. Их реальный вклад состоит в проведении экспертиз и консультаций, составлении прогнозов, оценке тенденций и выдвижении предупреждений, разработке реальных программ. Ученые (и вообще интеллектуалы) должны максимально содействовать созданию благоприятного социально-политического контекста обсуждения и решения этих проблем.
   Образцом подобного рода деятельности может служить работа Римского клуба. Эго международная организация, включающая ученых, а также политических и общественных деятелей. Она была создана в 1968 г. по инициативе Аурелио Печчеи, итальянского бизнесмена и экономиста. На рубеже 1960-1970-х гг. А. Печчеи и его единомышленники поставили задачу добиться изменения в настроениях общественности, переломить равнодушное отношение общества к глобальной проблематике. Для этого они обратились к необычной по тем временам теме — к прогнозированию будущего методом математического моделирования. Использовав работы Дж. Форрестера по динамике мирового развития и придав им яркий, в некотором смысле даже рекламный облик, ученые Римского клуба под руководством Д. Медоуза опубликовали подобранные материалы в виде доклада “Пределы роста” (1972). Доклад вызвал бурную реакцию общественности. С этого времени понятие пределов роста стало весьма популярным.
   Смысл концепции Форрестера—Медоуза состоял в утверждении тезиса о конечности существования индустриально-ориентированной цивилизации. Идеология неограниченного возрастания материального благополучия является мифом; сохранение тех глобальных (промышленных, экологических, демографических) тенденций, которые сложились к началу 1970-х гг., должно было, как показывали компьютерные модели обозримого будущего, привести к резко негативным последствиям уже в начале третьего тысячелетия. Загрязнение окружающей среды, истощение природных ресурсов, рост народонаселения достигнут критического предела, после которого начнутся мировые катастрофы. С осознания катастрофичности избранного индустриальными странами пути развития и началось оживленное становление проблематики глобальных проблем.
   Деятельность Римского клуба существенно повлияла на оформление Глобалистики и на активизацию усилий общественности по решению глобальных проблем. То, что некоторые пессимистические прогнозы первых докладов Римского клуба не оправдались, несомненно, не в последнюю очередь вызвано деятельностью самого Римского клуба. Сегодня эта общественная организация включает представителей более 50 стран мира. Она продолжает активно работать, проводя информационные кампании, собирая конференции, анализируя проблемы различных регионов мира, производя экспертизы и разрабатывая программы действий. По инициативе Римского клуба осуществлен ряд исследовательских проектов, результаты которых, представленные в виде докладов, неизменно вызывают интерес и приобретают широкую известность. Назовем такие, как “Цели для человечества” Э. Ласло (1977), “Нет пределов обучению” Дж. Боткина, М. Малица, М. Эльманджра (1977), “Микроэлектроника и общество” (Г. Фридрихса, А. Шаффа (1982), “Фактор 4: в два раза больше богатства из половины ресурсов” Э. фон Вайцзеккера, А. и X. Ловинсы (1997).
   Но, к сожалению, то, что делается сегодня Римским клубом и другими общественными организациями, чрезвычайно мало по сравнению с той глобальной опасностью, которая требует максимальной активизации наших усилий. Глобальные проблемы по определению требуют для своего решения объединения вокруг общей цели ученых, интеллектуалов, политиков, представителей самых разных областей человеческой деятельности и жителей различных регионов. Речь идет о выработке и осуществлении интегральной стратегии развития человечества, которая в свою очередь требует единого конструктивного настроя в международных политических, экономических и социальных отношениях.
   Поиск новых ценностно-мировоззренческих ориентиров
   Разработка средств для проведения экономико-хозяйственных социальных мероприятий должна разворачиваться в общем контексте поиска и обоснования новых ценностей мировой цивилизационной системы. Антисциентистское движение, набирающее сегодня силу среди широких слоев общества, нацелено в своем критическом пафосе против односторонней, ориентированной на безудержный рост производства научно-технической модернизации. Однако крайности антисциентизма, нападающего на науку вообще, не могут служить достаточной мировоззренческой альтернативой засилью инструментального разума. Для выхода из кризисной ситуации необходимо искать более взвешенный и гармоничный подход, который одновременно будет опираться на потенциал самой же науки и осознавать ограниченность и опасность неконтролируемой модернизации.
   Важнейшим регулятивом нового типа цивилизационного развития должно стать осознание пределов человеческих возможностей, понимание того, что общество не только не может сколько-нибудь полно спланировать собственную среду обитания, но должно принимать как факт бесконечно превосходящую возможности нашего познания сложность биосферы как единой планетарной системы, включающей и жизнь, и связанные с ней процессы неорганической природы. Это заставляет нас вновь и вновь обращаться к идеям В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере и разрабатывать пути разумного включения человека в циклы планетарной жизнедеятельности.
   В поисках перспективных мировоззренческих оснований сегодня обращаются к моделям других культур, ориентированных не на безграничный рост, а на поддержание гармонии человека и среды его обитания. Это, например, модель т.н. традиционных обществ (Китай, Индия и др.). Общества традиционного типа опираются на ценностные системы, нацеленные на поддержание стабильных, консервативных отношений человека и природы. Конечно, современный разбег цивилизации не может быть остановлен с последующим выстраиванием некоего псевдотрадиционного общества. Но речь может и должна идти о коррекции современного цивилизационного курса. Одним из возможных ориентиров такой коррекции может служить понятие коэволюции, предложенное Н.Н. Моисеевым для обозначения такого способа развития общества, который, в отличие от общества с неограниченными техногенно-модернизационными тенденциями, включает в себя существенную стабилизационную составляющую; такое развитие общества стратегически сбалансировано с объективными законами развития биосферы. Разумеется, сегодня о возможных путях коррекции цивилизационного курса больше говорится в контексте желаемого, чем реального. Тем не менее есть и примеры действительной реализации подобного рода подходов. Здесь вновь хотелось бы вернуться к деятельности В.В. Леонтьева. Разработанные им для Японии (и успешно претворенные в жизнь) программы экономического возрождения учитывали сложные местные условия, специфичные для островного государства с ограниченными ресурсами. Поэтому проекты Леонтьева были ориентированы на достижение и поддержание эколого-экономического баланса.
   Коэволюционно ориентированные стратегии хозяйствования и развития — это новый тип мышления. Конечно, выработка и внедрение таких стратегий в мировом масштабе потребуют значительных усилий. Но возможно, это единственный разумный путь реформирования нынешних способов хозяйствования.

 
< Пред.   След. >