YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Введение в философию и методологию науки (Е.В. Ушаков) arrow 7.5. Статус науки в обществе: проблемы легитимации и свободы
7.5. Статус науки в обществе: проблемы легитимации и свободы

7.5. Статус науки в обществе: проблемы легитимации и свободы

   Итак, в функционировании социального института науки преломляются множество факторов общественной жизни. Положение науки в обществе является сложным. С одной стороны, научное сообщество — относительно автономная социальная группа, попасть в которую невозможно без соответствующего отбора на основании образовательных и корпоративно-профессиональных критериев. С другой — деятельность ученых открыта для внешних социальных влияний и социального контроля.
   Научное сообщество, осуществляя свои разработки, постоянно испытывает поддержку или противодействие со стороны широкого социального контекста. Ведь научные исследования в определенном смысле изменяют мир, наука не может построить жесткие границы, изолирующие ее от внешнего окружения. Например, как показывает Б, Лятур в своей работе “Микробы: война и мир” (1984), становление бактериологической программы Л. Пастера имело специфические социальные предпосылки; ее успехи вызвали к жизни широкий общественный резонанс, выходивший далеко за пределы собственно научной значимости этой программы и свидетельствовший о необозримой массе связей, скрепляющих науку и социум.
   Взаимоотношения и взаимопонимание науки и социума складываются неоднозначным образом. Если сами ученые считают своей главнейшей целью решение познавательных задач, возникающих в ходе самого же научного поиска, то общество рассматривает науку с внешней стороны, т.е. преимущественно те социальные следствия и эффекты, которые приносит рост научного знания. Обостренную реакцию общества вызывают прежде всего негативные следствия развития науки. Но даже если не брать в расчет крайние случаи общественного недовольства наукой (которое может быть вызвано тем или иным конкретным инцидентом), то ученым, которые находятся в поле пристального внимания общественности, журналистов, политиков, предпринимателей, все равно постоянно приходится обосновывать свои притязания, утверждать проекты, убеждать в необходимости их финансирования, защищать само научное предприятие как таковое.
   В § 6.3 при обсуждении темы этики науки говорилось, что ученому следует быть ответственным, признавать правоту претензий общества и понимать необходимость широкого общественного контроля за научной деятельностью. Но теперь мы коснемся обратной стороны проблемы взаимоотношений науки и общества, той, что наука ведь тоже обладает внутренней правотой своих притязаний.
   Проблема оправдания и обоснования правомерности каких-либо притязаний называется проблемой легитимации (от лат. legitimus — “законный, правомерный”). Проблема легитимации науки связана с зависимостью ученых от общества в целом. Как зависимая сторона наука должна постоянно оправдываться перед обществом и, более того, искать благосклонность тех социальных сил, в которых она заинтересована. Важное следствие социальной зависимости науки — это опасность потери наукой ее внутренней свободы. Проявлениями этой опасности являются соблазны коммерциализации, политизации, бюрократизации, идеологизации науки. И в этом случае ученым приходится оправдываться перед коллегами за свое отклонение от идеалов научного сообщества.
   Между двумя крайностями — утратой легитимности и утратой внутренней свободы — и приходится балансировать современной науке.
   Социальные функции науки
   Каковы полезные эффекты, которые наука приносит обществу? Надо сказать, что эта тема поистине безбрежна. Влияние науки сказывается практически во всем. Ведь ее огромная роль связана с самой сутью нашей культуры (§ 9.5). Без науки мы имели бы совсем другой тип культуры. Наш тип культуры порождает научный поиск, а наука и ее достижения в свою очередь влияют на культуру, постоянно обновляя ее, придавая ей постоянный модернизационный импульс.
   Однако общественность, как правило, не вдается в эти тонкости. Общество требует от науки отчета в виде некоей совокупности четко определенных полезных эффектов, которые должны оправдать существование науки (и, конечно, оправдать ее финансирование). Поэтому при обсуждении роли науки в обществе требуют конкретного ответа, зачем нужна наука.
   Функции науки принято делить на когнитивные и социальные. Когнитивные (познавательные) функции науки являются ее внутренними, или основными, функциями. Они связаны с ее специфицированными целями (§ 0.5). Социальные же функции суть внешние для науки, они возникают как побочный результат исследовательского поиска. Общество же, наоборот, выносит оценку науке именно по ее социальным проявлениям.
   Тема социально-культурных функций науки достаточно обширна. Она неоднократно обсуждалась в отечественной литературе.
   Удобную классификационную схему для анализа функций науки предлагают А.В. Юревич и И.П. Цапенко. Согласно этой схеме когнитивные функции делятся на функции фундаментальной науки (получение нового фундаментального знания) и прикладной науки (разработка новых практических приложений). Социальные же функции делятся на первичные (или явные) и вторичные (или скрытые).
   Первичные функции — это как раз те, что бросаются в глаза заинтересованным социальным сферам. Это прежде всего:
   1) обеспечение общества научным мировоззрением (мировоззренческая, или идеологическая, функция);
   2) развитие экономики (индустриально-экономическая функция);
   3) поддержание внешнеполитического престижа, обеспечение обороноспособности государства и другие политические функции. Существует также ряд важных функций, которые тем не менее не столь заметны (т.е. являются вторичными). Среди них назовем поддержку наукой образовательной системы и интеллектуализацию общества в целом. Продуктивно работающая наука поддерживает интеллектуальный тонус как в системе образования, так и в общественной жизни как таковой.
   Проблема легитимации науки
   Прежде чем говорить о легитимации науки, следует обрисовать более общую ситуацию, которая была отражена в известной работе Ж. -Ф. Лиотара “Состояние постмодерна” (1979). В последние десятилетия XX в. стала весьма распространенной тема кризиса легитимации. Под этим термином понимают снижение общественного доверия к правомерности тех притязаний, которые выдвигаются различными социальными сферами — политикой, всевозможными идеологиями и общественными движениями, наукой, образованием, масс-медиа и др. Это серьезная проблема современной культуры и социальной жизни. Кризис легитимации — это массовое разочарование. Общество вообще не верит сегодня красивым историям о всеобщей эмансипации человечества, о прогрессе, о высоких истинах и целях.
   Что же касается легитимации науки, то, вообще говоря, для оправдания научного предприятия возможны различные системы аргументов. Они меняются с ходом времени. Так, согласно Г. Даниэлсу в XIX в. наука в Америке “продавалась” обществу с помощью тех заявлений, что она вносит свой вклад в глазные американские ценности — демократические, религиозные, утилитаристские. В 1870-е гг. идеологи науки стали добиваться эмансипации науки от внешних ценностей и разрабатывать идею науки для науки. Позже были выработаны достаточно стандартные аргументы в легитимации научного предприятия (в частности, пропагандисты науки стали опираться на то, что наука объективна и беспристрастна). Это придавало ей привлекательные черты и создавало возможность оправдания науки в более широком социально-политическом контексте. Например, в 20-30-е гг XX в. в США влиятельное научное лобби стремилось убедить правительство и широкие круги общественности в том, что “американская демократия есть политический вариант научного метода”.
   Но сегодня отношение общества к науке, конечно, не осталось в стороне от кризиса легитимации, от всеобщего процесса разочарования. Проблематичность легитимации науки выражается в том, что смысл всего научного предприятия сегодня неочевиден. Возвышенная риторика о беспристрастности науки, ее самоценности и ее вкладе в прогресс человечества перестала действовать на общество. Наоборот, науке приходится теперь реагировать на многочисленные обвинения, предъявляемые ей различными социальными силами.
   В дискуссиях на обобщенном уровне обсуждения науку обвиняют прежде всего в том, что проблемы, которые приносит с собой научно-техническая модернизация (особенно глобальные, § 6.4), ставят под вопрос даже те безусловные достижения, которыми мы обязаны науке. При обсуждении более конкретных тем проблема стоит, пожалуй, еще более остро. Она выражается в нежелании общества и власти финансировать далеко идущие долгосрочные и дорогостоящие исследования, расширять материально-техническую базу науки и увеличивать быстро растущий штат ученых (которые, разумеется, требуют оплаты труда и новых рабочих мест). Общество склонно финансировать лишь быстроокупающиеся, краткосрочные разработки прикладного характера, т.е. то, что с точки зрения высокой науки является мелочью. В этих условиях науке приходится постоянно доказывать, что она занимается общественно полезным делом и что ее притязания в виде подлежащих финансированию проектов действительно правомерны. Разумеется, аргументами первой очереди выступают уже упомянутые первичные социальные функции науки — укрепление национальной безопасности, повышение уровня жизни и т.п.
   Все это означает, что сегодня паука не может позволить себе существовать в виде привилегированной области. Период накопления относительно дешевых научных данных давно прошел. Ученым при утверждении проектов сегодня приходится сообразовываться с реальными потребностями общества, ожидаемыми социальными выгодами и материальными возможностями. По всей видимости, те проекты, которые требуют значительных финансовых затрат, и те проекты, которые весьма неопределенны относительно сроков выполнения, а также относительно своей практической пользы, вряд ли сегодня могут быть признаны легитимными (например, запуски мощных технических комплексов в сверхдальние космические путешествия и т.п.), и с этим ученым придется мириться.
   Но у науки есть и свои внутренние задачи. Существует неустранимая конфликтность между внутренней логикой науки и ожиданиями общества. В этой связи можно сказать, что научное познание обладает в некотором роде само легитимностью. Например, интересные и теоретически перспективные научные проекты легко легитимируются в собственном контексте науки. Следует согласиться с Ж.-Ф. Лиотаром, который формулирует суть научной прагматики следующим образом: “любое высказывание нужно удерживать только тогда, когда оно содержит отличие от известного ранее и поддается аргументации и доказательству”, а выдвижение научной идеи значимо тогда, когда “это дает возможность производить новые идеи”, т.к. наука — система, открытая для постоянного производства новаций, “антимодель устойчивой системы”'. Однако многие интересные с научной точки зрения проекты оказываются необоснованными в своих притязаниях с точки зрения внешнего окружения науки.
   Проблема свободы научных исследований
   Ведущим принципом легитимации научной деятельности сегодня стал утилитарный принцип. Те или иные сферы общественной жизни в лице определенных социальных групп хотели бы видеть науку служанкой своих интересов. Чистый поиск истины ради нее самой в наше время недостаточен для легитимации научных притязаний в структуре общественных предпочтений. Или, как метко замечает Ж.-Ф.Лиотар, “ученых, техников и аппаратуру покупают не для того, чтобы познать истину, но чтобы увеличить производительность”.
   Таким образом, внешняя зависимость науки от других социальных сфер имеет своей обратной стороной опасность утраты внутренней свободы ученого. Суть проблемы сводится к праву ученого выбирать и предмет, и средства исследования. Эго право должно быть гарантировано научному сообществу. Разумеется, на это право накладываются ограничения — прежде всего этического и материально-финансового характера. Тем не менее максимально достижимое в реальных условиях право на свободу выбора должно оставаться неотъемлемо присущим социальному институту науки.Понятие свободы науки кажется самопонятным. Но на самом деле, изучая социальный институт науки, мы обнаруживаем комплекс сложных проблем — стратифицированность научного сообщества (§ 7.3), вовлеченность науки во вненаучные интересы, существование необозримой массы каналов давления на науку со стороны административных, политических, деловых и прочих кругов. Насколько реализована сегодня свобода науки? Ведь понятие свободы научных исследований является весьма обширным и многоплановым. Так, в литературе отмечается, что это понятие предполагает:
   1) предоставление свободы научных исследований для всех членов сообщества ученых (т.е. право на свободный выбор направления исследований и финансовое, материально-техническое, информационное обеспечение);
   2) рост численности специалистов на основе принципа профессионализма (свободное формирование элитарных структур, открытое для начинающих ученых);
   3) свободу публикаций и преподавания (т.е. выполнение профессиональных обязанностей вне зависимости от административных регламентации);
   4) самоуправление вузов и академических учреждений, максимально защищенное от внешнего административного давления.
   Уже этот краткий перечень требований заставляет задуматься, действительно ли наука является в достаточной мере внутренне свободной и защищенной от административно-политической и прочей конъюнктуры. Социальное давление на науку связывает ее массой обязательств, которые, вообще говоря, не являются корректными относительно собственных задач научного сообщества как такового.
   Ученых обязывают служить национальным (а не универсальным) интересам, учитывать правительственные рекомендации, свободно выбирать те проекты, которые должны принести достоверную и быструю практическую пользу (а не те, которые вытекают из внутренних законов познания), стремиться как можно скорее запатентовать полученные результаты (а не пускаться в размышления по поводу их научной обоснованности, этической приемлемости и т.п.), засекречивать результаты своих разработок из соображений государственной или коммерческой тайны (а не открыто публиковать их) и вообще выполнять разнообразные заказы (а не ставить теоретические цели) и т.п.
   Проблема внешнего давления на науку сегодня столь серьезна, что ученые говорят даже о необходимости особых нормативов международного права или кодекса научной этики и деонтологии с детальным изложением того, что является неприемлемым для научного сообщества. Вообще, можно сказать, что в этих условиях только совесть ученых является их единственным ориентиром в сложных социально-этических коллизиях.
   Социальная зависимость и необходимость внутренней свободы — это извечная драма науки. Автономия и ответственность, бескорыстный поиск истины и требования практической отдачи суть полюса, создающие постоянное напряжение в самой науке и в ее отношениях с обществом. И хотя каких-либо универсальных рецептов решения нет, текущие проблемы подобного рода нужно решать, ведь от этого зависит как дальнейшее продвижение науки, так и наша общая ситуация.

 
< Пред.   След. >